Страсбургский счет

ку
Фото: Дмитрий Кулеба

Читайте также

Чего только не сделает российская власть ради "национальной гордости великороссов" и защиты "национальных интересов" России! Даже ценой репутационных потерь.

Конституционный суд РФ позволил российским властям не исполнять решение Европейского суда по правам человека (ЕСПЧ) о выплате бывшим акционерам нефтяной компании ЮКОС компенсации в размере 1,866 млрд евро. "Россия вправе отступить от наложенных на нее обязанностей, если это единственный способ не нарушить Конституцию РФ", — заявил 19 января глава КС Валерий Зорькин, оглашая решение, которое "окончательно, не подлежит обжалованию и вступает в силу немедленно".

ЕСПЧ вынес свое постановление о компенсации акционерам ЮКОСа еще в 2014 г. Тогда суд счел необоснованным взыскание с компании в 2000–2001 гг. штрафов за налоговые правонарушения. Однако Минюст России обратился в КС РФ с запросом о возможности исполнения  решения Страсбургского суда. По мнению российского ведомства, ЕСПЧ истолковал Конвенцию о защите прав человека и основных свобод таким образом, что это привело к расхождению с Конституцией РФ.

Понятно желание Кремля не платить за "отжатый" бизнес. Однако менее всего в Москве стремятся сберечь деньги российских налогоплательщиков. Главная цель обращения в КС — нейтрализовать решения международных судов, невыгодные России. Это политика, которую Кремль последовательно проводит уже не первый год. Например, осенью прошлого года в Москве отозвали подпись под Римским статутом Международного уголовного суда. Поводом для этого решения Путина стал опубликованный отчет прокурора МУС Фату Бенсуда, в котором говорится, что "ситуация на территории Крыма и Севастополя равнозначна международному вооруженному конфликту между Украиной и Российской Федерацией".

Что касается ЕСПЧ, то летом 2015 г. депутаты Госдумы направили в Конституционный суд запрос с просьбой разъяснить, в какой части решения ЕСПЧ могут быть применены в России, если они касаются конституционных норм и решений КС. Как пояснил член "Справедливой России" Александр Тарнавский, "в условиях сегодняшнего противостояния со многими странами Европы допускаем, что отдельные решения ЕСПЧ в отношении РФ могут носить совершенно предвзятый характер" и "они выносились с учетом двойных стандартов и во вред России с использованием не только правовой, но и политической составляющей".

14 июля 2015 г. российский Конституционный суд принял постановление, в котором признал: сама по себе Европейская конвенция по правам человека не противоречит Конституции РФ. Но КС также сделал и другой вывод: могут возникнуть ситуации, при которых Европейский суд по правам человека, вынося свой вердикт, представит такое содержательное толкование норм Конвенции, которое войдет в противоречие с положениями Конституции России. Поэтому российские власти могут обратиться в КС, чтобы тот определил — противоречит ли конкретное решение ЕСПЧ Конституции РФ. 

Соответствующий закон о приоритете Конституции РФ над международным законодательством был одобрен Госдумой и Советом Федерации и подписан президентом России в декабре 2015 г.

 "На международном уровне идет дискуссия об исполнимости решений ЕСПЧ,  входящих в коллизию с национальными конституционными нормами. Решение КС РФ от 14 июля 2015 г. — это точка зрения,  имеющая право быть. Но вопрос заключается в том, как этот общий подход будет применяться на практике. Например, в деле "Анчугов и Гладков против России" — это прямая и очевидная коллизия: ЕСПЧ говорит, что заключенные должны иметь избирательное право, а в Конституции РФ очень четко записано обратное. В деле по ЮКОСу не было прямого и очевидного противоречия решения ЕСПЧ нормам Основного закона РФ: такое противоречие было установлено Конституционным судом РФ путем толкования", — сказал в комментарии ZN.UA партнер по юридическим вопросам компании Grant Thornton Александр Малиновский.

Принятое 19 января российским Конституционным судом решение уникально, несмотря на его внешнее сходство с предыдущими делами в России и других странах. Впервые КС РФ применил свое постановление от 14 июля 2015 г. на практике. И впервые национальный суд признает невозможным исполнение постановления международного суда в части выплаты компенсации: ранее Москва всегда была готова выплатить истцам финансовую компенсацию. В этом отличие российской ситуации от украинской.

При том, что у украинского государства существует задолженность по искам наших граждан в ЕСПЧ (на сегодняшний день она составляет около 400 млн грн), Украина не отказывается выполнять решения Страсбургского суда. "Украина, в отличие от России, не ставит вопрос о неконституционности решений ЕСПЧ или об отказе от их исполнения по другим причинам. Могут быть обстоятельства,  препятствующие своевременному выполнению решения европейского суда. Но Украина признает свои обязательства. И рано или поздно они будут выполнены", — поясняет Александр Малиновский. 

Но для Киева вся эта история особенно важна, учитывая, что в ЕСПЧ находятся пять исков, касающихся российской агрессии в 2014–2016 гг. и поданных Министерством юстиции Украины к России. (По словам замминистра юстиции Натальи Севостьяновой, идет подготовка к подаче шестого иска.) "Не вызывает сомнений, что если ЕСПЧ вынесет решения против России, то в их отношении в РФ будет задействован механизм, аналогичный делу ЮКОСа. Существует большая вероятность того, что КС РФ будет принимать постановления, чтобы не выполнять вердикты ЕСПЧ в России", — полагает Александр Малиновский.

Компания Group Menatep Limited (GML), представляющая интересы бывших акционеров ЮКОСа, назвала решение российского Конституционного суда полным пренебрежением нормами права. Раскритиковали постановление КС РФ и в Совете Европы, где заявили, что этот вердикт чреват далеко идущими последствиями для защиты прав человека, и напомнили Москве о том, что "государства — члены СЕ обязаны Европейской конвенцией по правам человека выполнять решение Страсбургского суда". 

По мнению комиссара Совета Европы по правам человека Нилса Муйжниекса, решение российского Конституционного суда "ставит под угрозу саму целостность и легитимность системы Европейской конвенции о правах человека, поскольку посылает сигнал о том, что стандартами демократии, прав человека и верховенства закона, под которыми государство подписывается при вступлении в Совет Европы, можно пренебречь по желанию".

Впрочем, несмотря на то, что в соответствии со ст.46 Европейской конвенции по правам человека решения ЕСПЧ обязательны для исполнения любого государства, являющегося стороной судебного дела, опрошенные ZN.UA юристы-международники полагают, что при нынешней внутриполитической ситуации в России практически нет никаких шансов добиться от Москвы выполнения вердикта этого суда. Велика вероятность, что для России вообще не будет никаких последствий — ни юридических, ни имущественных, ни политических. 

"Обязательная сила решений ЕСПЧ — неотъемлемая составляющая эффективности системы. Но не стоит упускать из вида тот факт, что сами государства—участники Европейской конвенции по правам человека обеспечивают эффективное исполнение постановлений и решений ЕСПЧ. Иными словами, в Конвенции нет процедуры принудительного исполнения решений ЕСПЧ, в том числе и для России", — отметила в комментарии ZN.UA член Адвокатского объединения ENGARDE Ирина Шевчук. 

В свою очередь, Александр Малиновский обращает внимание и на то, что в Европейской конвенции по правам человека не предусмотрена обязательность выполнения решения ЕСПЧ относительно одной страны в других государствах — членах Совета Европы. Вот этим решения ЕСПЧ и отличаются от вердиктов международных арбитражных судов, постановления которых являются обязательными к исполнению на территории государств — участников Нью-Йоркской конвенции 1958 г. о признании и приведении в исполнение иностранных арбитражных решений.

Поэтому-то швейцарская компания Noga SA, используя вердикт Арбитражного института Торговой палаты Стокгольма, и арестовала российское имущество за рубежом. А вот акционеры ЮКОСа не смогут добиться этого только лишь на основании решения ЕСПЧ. В то же время в 2015 г., опираясь на постановление международного арбитражного суда (под эгидой Постоянной палаты третейского суда в Гааге), акционеры ЮКОСа смогли добиться от властей стран — членов Европейского Союза ареста российского имущества за рубежом для обеспечения выплаты им 50 млрд долл. 

Поскольку Нью-Йоркская конвенция, участницами которой являются и Украина, и Россия, устанавливает механизм обязательного исполнения решения международных арбитражных судов иностранными государствами, для Киева более перспективно подавать иски против России в международные арбитражи. Однако при этом ни в коем случае не стоит игнорировать  Страсбургский суд, поскольку его решения могут быть использованы в качестве доказательств против Российской Федерации в других международных судебных инстанциях.

После обнародования решения Конституционного суда РФ в Совете Европы думают, что делать дальше. Как отметил в интервью российскому интернет-журналу "Спектр.Пресс" ведущий специалист российского Института права и публичной политики Григорий Вайпан, "нет каких-либо прецедентов, которые касались бы такого демонстративного отказа государства следовать решениям ЕСПЧ, причем в их основной части, включая выплату справедливой компенсации".

Процедуры, прописанные в Европейской конвенции по правам человека, предусматривают, что после того, как ЕСПЧ выносит окончательное решение, оно передается комитету министров Совета Европы на контроль по его выполнению. Комитет рассматривает — выплатило ли государство-ответчик компенсацию гражданам, приняты ли меры индивидуального характера, направленные на восстановление прав заявителя, и осуществлены ли меры общего характера, чтобы устранить аналогичные нарушения в будущем. 

До тех пор, пока постановление ЕСПЧ не будет полностью выполнено государством-ответчиком, этот вопрос должен регулярно рассматриваться на заседаниях комитета министров Совета Европы. Если государство отказывается от выполнения решения суда, то ст.46 Конвенции дает право комитету министров передать на рассмотрение Европейскому суду по правам человека вопрос о нарушении государством обязательства по исполнению решений ЕСПЧ.

"Видимо на национальном уровне в России никаких действий во исполнение решения ЕСПЧ по делу ЮКОСа предприниматься не будет. Но с позиции конвенционных органов наличие решения Конституционного суда России никоим образом не сможет аннулировать необходимость выполнить решение Европейского суда по правам человека. Решение ЕСПЧ в деле по ЮКОСу остается обязательным для России, невзирая на решение Конституционного суда. Так что вероятно, что в данном случае комитет министров Совета Европы спустя какое-то время передаст данный вопрос на рассмотрение ЕСПЧ", — отметила в своем комментарии юрист-международник Ирина Шевчук. 

Каким может быть решение ЕСПЧ — прогнозировать сложно, поскольку прецеденты отсутствуют. Но если будет получено решение Страсбургского суда о том, что Россия не выполняет его решение  в нарушение своих обязательств в рамках Европейской конвенции по правам человека, то комитет министров Совета Европы может собраться и решить, какие меры он примет против России как государства — нарушителя Конвенции. Перечень этих мер определен уставом Совета Европы: наиболее применимая — приостановление членства в данной организации, крайняя мера — исключение из ее членов.

В общем, кроме политических средств влияния, у Совета Европы нет механизма принудительного выполнения решения ЕСПЧ. Однако в России полагают, что постановление Конституционного суда о неисполнении решения ЕСПЧ по ЮКОСу вряд ли вызовет критическую реакцию в Совете Европы. По мнению судьи ЕСПЧ от России Дмитрия Дедова, Конституционный суд России уважают в Европе и вряд ли пойдут на открытое противостояние из-за крайне политизированного спора. 

Оптимистические настроения российского истеблишмента вполне оправданы, учитывая, что в Совете Европы хватает политиков, готовых пойти на уступки России. Однако если страна добровольно участвует в международном договоре, то, полагает Григорий Вайпан, она "должна исполнять решения суда, которому предоставлено право устанавливать нарушения этого договора. Это очень простая логика. Если вы не хотите следовать таким постановлениям, то выходите из соглашения". Но у Москвы, судя по всему, сегодня нет намерений уходить из Совета Европы. Ведь цель Кремля состоит в том, чтобы  получать различные выгоды от членства в этой международной организации, не оплачивая "страсбургский счет". 

Теги:
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
2 комментария
Реклама
Последние новости
USD 26.73
EUR 28.60