Санкции. Стрельба с отдачей

Юлия Самаева 15 августа 2014, 20:51
фото

Читайте также

Принятый Верховной Радой Закон "О санкциях" позволит Украине ответить стране-агрессору. Из финальной редакции документа были изъяты спорные пункты, касающиеся ограничения почтовой связи, закрытия средств массовой информации, ограничения телетрансляций. Некоторые правозащитники сравнили эти пункты с печально известными януковическими законами от 16 января. Вместе с тем, документ, предусматривающий свыше 25 видов санкций, позволяет блокировать активы, ограничивать торговые операции, приостанавливать и аннулировать лицензии, влиять на работу банков с иностранным капиталом и пр. Поскольку закон рамочный, никаких конкретных решений он не предполагает. Однако его принятие позволяет Верховной Раде, КМУ, НБУ и СБУ вносить на рассмотрение СНБО конкретные предложения о применении тех или иных санкций, и уже после согласия СНБО санкции будут вводится в действие указом президента Украины. Примечательно, что, таким образом премьер Яценюк, инициировавший законопроект, снял с себя прямую ответственность за принятие решений, которые могут и будут негативно влиять и на украинскую экономику. КМУ подготовил список из 172 физлиц и 65 юрлиц Российской Федерации и других стран, на которых в первую очередь должны распространиться санкции. Однако под утверждающим их окончательным документом — президентским указом — будет стоять подпись Петра Порошенко.

Безусловно, экономические силы не равны, и Украина от введения санкций может потерять больше, чем Россия. Безусловно, действовать необходимо крайне осторожно, стараясь выбирать наименьшее зло для отечественной экономики, изможденной военным конфликтом, нереформированностью, коррупцией, а зачастую просто глупостью отраслевых пастухов. Однако не вводить санкции нельзя, ибо страна платит несоизмеримо большую цену: в Украине из-за активного вмешательства России каждый день гибнут люди, рушатся дома, закрываются производства, планомерно разрушаются промышленность и инфраструктура целого региона, ранее производящего около 25% всего ВВП Украины. В таких условиях ответить нужно. Да и как взывать к ужесточению санкций со стороны международного сообщества, если сама Украина до сих пор не решилась фактически ни на какие значимые меры?

Несмотря на то, что в данном случае Украина находится в наименее выгодном положении хотя бы потому, что на ее территории идет война, все же есть болевые точки, на которые можно надавить. Прежде всего, речь идет о транзите российского газа, тяжелом машиностроении, продукции ОПК и космической отрасли. Но именно эти "болевые точки" тесно связывают экономики Украины и России, и введение санкций отразится на обеих. Куда эффективнее и не так болезненно для нашей экономики, по мнению многих экспертов, вводить санкции против физических лиц, бить не по государственному карману, а по личному кошельку и имиджу. Как именно решат поступать правительство, СНБО и президент?  Будут ли задеты чувствительные российские точки? Какие? Каков будет масштаб наших потерь? Какой объем мы сможем компенсировать за счет других рынков? Даже приблизительных цифр в правительстве еще нет, поскольку неизвестно, будут ли применяться санкции к целым отраслям, отдельным предприятиям или к их собственникам. Очень хочется думать, что хотя бы на принятии этих решений никто в верхах не наживется… А о том, почему четких ответов у власти нет спустя 165 дней войны, лучше даже не спрашивать. Пока же опрошенные нами эксперты сходятся во мнении, что построить экономический барьер между Украиной и Россией, прекратить сотрудничество и торговлю невозможно — слишком тесна связь экономик двух стран.

Павел Шеремета, министр экономического развития и торговли Украины:

Закон о санкциях — рамочный, в нем не упоминается ни одна страна или компания, речь идет о "стране-агрессоре", и хотя все мы знаем, о ком именно идет речь, говорить о чем-то конкретном можно будет только после того, как СНБО начнет принимать решения относительно санкций. В то же время, наибольшие потери, которые сейчас несет Украина, — не экономические. Украина каждый день теряет человеческие жизни. Поэтому проводить подсчеты относительно того, сколько потеряет наша экономика от введения санкций, на мой взгляд, просто неуместно.

Игорь Бураковский, руководитель Института экономических исследований и политических консультаций:

Любые экономические санкции — это прежде всего политическое решение. Искать в них рациональную с экономической точки зрения составляющую не приходится. Если Россия закрывает свой рынок для какого-либо вида товаров, то Украина симметрично должна закрывать свой рынок для товаров из России. Но прежде чем говорить о санкциях, нам нужно определить для себя статус России: это страна, которая мешает нам развиваться, это страна, поддерживающая терроризм, или это страна, осуществляющая прямую агрессию. Именно это политико-юридическое определение и должно определять глубину и обширность вводимых санкций. Грубо говоря, если мы воюем по-взрослому, то уже не стоит бояться последствий вводимых нами же санкций. Полное закрытие торговой границы между Украиной и Россией маловероятно. В самом жестком варианте, как мне кажется, возможна отмена режима свободной торговли, но и это большой вопрос. Тем не менее, все санкции имеют свои "за" и "против". Если говорить о банковской сфере, то российские банки, работающие в Украине, аккумулируют 1/8 всех активов нашей банковской системы. С одной стороны, эти банки являются для нас вражескими, с другой — они полноценные юридические лица, на них распространяется наше законодательство, они обслуживают украинцев, в них находятся вклады наших граждан. Естественно, вводить против них санкции не совсем правильно и разумно. Соответственно, система не так однозначна, и поделить всех на "своих" и "чужих" не получится. 

Любые санкции имеют свою цену, но какой она будет, мы сможем определить, только когда увидим реальные намерения власти и их последствия. Пока говорить о том, что, дескать, вот мы им покажем, вот мы им докажем — рано. В принципе основная задача санкций — не "нагадить", а повлиять на партнера, чтобы он изменил тактику своего поведения, не важно — военного, политического, экономического. На мой взгляд, Украина, сама по себе, не может принять санкции, способные повлиять на позицию России. Поэтому наши санкции должны быть скоординированы и согласованы с международными. И если мы действительно хотим влиять на Россию, то должны влиять на нее через международные санкции, а они уже и так работают. Опять-таки, возникает вопрос масштабов санкций: что собственно мы можем сделать, достаточный ли наш потенциал? Есть такая поговорка: санкции — это молоток, а не шило. Они должны бить по голове, а не ковырять. Но при этом важно избрать наиболее действенный инструмент — не всегда прямой и обширный запрет так же эффективен, как более мягкие, но глубокие ограничения. Второй вопрос заключается в том, что санкции всегда крайне сложно вводить против автократических режимов. Ибо автократы плюют на свое население и его благосостояние. Реально ощутимым будет только введение санкций против самих автократов, только влияя на их личное благосостояние можно добиться какого-либо эффекта. И, наконец, главное, о чем следует помнить, говоря о санкциях: они никогда не бывают бесплатными, и страна, вводящая санкции, через определенный период времени обязательно будет за них платить. Как и в каком масштабе — зависит от множества факторов.

Александр Вальчишен, руководитель аналитического подразделения группы "Инвестиционный Капитал Украина" (ICU):

Есть положительные и отрицательные стороны введения санкций. Для Украины негативным будет то, что наши санкции определенно будут иметь ответ со стороны РФ (кроме того, что мы уже имели до этого момента времени). Положительно то, что конкретные действия властей Украины против военного агрессора — в плоскости экономических санкций, которые согласуются с аналогичными действиями развитых стран мира и вместе с активной фазой операции АТО помогают восстанавливать уверенность граждан Украины (и особенно представителей бизнеса) в наличии контроля над процессами в стране и в экономике в целом.

Не в последнюю очередь геополитическая агрессивность руководства России продиктована именно внутренними проблемами макроэкономического характера. По сути длящаяся уже несколько лет стагнация экономики РФ, которая в этом году, как ожидается, перерастет в падение реального ВВП, довлеет над экономикой соседних государств. Это вынуждает экономики соседей сталкиваться со снижением спроса от российских потребителей и промышленных заказчиков.

По нашему мнению, этот процесс в РФ усугубился после аннексии Крыма и еще больше — после трагедии с лайнером Малазийских авиалиний. Таким образом, падающая экономика РФ и геополитическая агрессивность Кремля порождает торговые войны, которые по отношению к Украине длятся с середины 2013 г., и, следовательно, предопределяет затяжное снижение товарооборота Украины с РФ.

Существуют два типа собственников/руководителей украинских предприятий, ориентированных на российский рынок. К первому типу относятся те, что более склонны пережидать кризисы, т.е. в меньшей степени готовы к риску. Ко второму причисляют людей, более склонных к риску и, соответственно, способных инвестировать или перестраивать свои операции таким образом, чтобы найти потребителей на более динамично растущих рынках. Бизнес с руководителями первого типа ожидает стагнация на производстве с последующим сокращением рабочего времени, замораживанием зарплат и сокращением персонала. Предприятия, которыми руководит второй тип собственников, возможно, ждет менее пессимистический исход.

Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
1 комментарий
  • vborzunov@list.ru 19 августа, 16:42 Экономические решения должны основываться на цифрах (доходы, расходы, прибыль, убытки) - это азбука! Абсолютно правильно заданы вопросы, но ответов нет. Почему Кабинет Министров превратился в безответственных политиканов? Конечно частично можно объяснить не профессионализмом - но не до такой же степени! Остаётся злой умысел? Ответить Цитировать Пожаловаться
Реклама
Последние новости
Курс валют
USD 24.88
EUR 28.34