Прифронтовой аэродром подскока

Евгений Шибалов 31 октября 2014, 21:50
выборы

Читайте также

Один Донбасс — две реальности. На выборах этот контраст был заметен и бросался в глаза как никогда.

На электоральной карте половина округов была отсечена от избирательного процесса. Девять из двадцати в Донецкой области и пять из десяти — в Луганской.

На уровне личного восприятия все сильнее ощущается разница между подконтрольными Украине и занятыми боевиками территориями. Во второй части уже другой часовой пояс, другой курс доллара и немного другие правила дорожного движения.

Туда и оттуда уже давно не летают самолеты и не ходят поезда. Но пока еще пробираются (едва не обдирая бока о бетонные блоки блокпостов) рейсовые автобусы.

— Простите, тут в билете написано, что отправление в 13:00. Это по какому времени?

— По нашему, донецкому времени.

За отправлением рейса, прищурившись, наблюдают автоматчики. В глазах, помимо холодной суровости, легкая зависть к пассажирам: они могут просто сесть в автобус и поехать "на ту сторону", а мы — нет…

На другой стороне пассажиров встречают не солдаты Вооруженных Сил, а пограничники. Дюжие парни с нашивками "Border Guard" сноровисто перемещаются по салону, проверяют документы и профессионально засыпают вопросами: "Куда направляетесь? Откуда? С какой целью?".

Это пока стыдливо называется "административная граница". 

Которая, однако, обустраивается как вполне солидный кордон: мобильные офисы в обшитых металлом вагончиках, специально отведенные площадки для досмотра авто, мощные укрепления вокруг пропускных пунктов.

Тем удивительнее, что политики, борющиеся за победу в подконтрольных украинским силовикам округах Донбасса, похоже, ничему не научились. Шанс на обновление, подаренный ценой смерти и страданий, в очередной раз бездарно упущен.

После всего пережитого и переживаемого какую-то надежду измученным войной людям могли бы дать не просто нормальные выборы, а выборы высшего качества. С участием тех, кто этого достоин, но был лишен социального лифта в политике ибо не мог соперничать кошельком и связями с "хозяевами жизни". С кристально чистой кампанией и эталонным подсчетом. С реальным участием избирателей в решении вопроса представительства своей истерзанной войной земли в парламенте.

Этого не случилось.

Новые лица не появились. Евгений Геллер, Ефим Звягильский, Сергей Клюев, Игорь Шкиря, Денис Омельянович и другие — кто из них может считаться новым "голосом Донбасса"? Это "бывшие", потерявшие власть и влияние с бегством своего многолетнего предводителя, но не утратившие отточенных почти до совершенства навыков выживания. (Выделяется на этом фоне разве что экс-губернатор Сергей Тарута, честно пытавшийся справиться с навалившимся грузом трудностей, пусть и без особых успехов.)

Выживание это происходит, как обычно, за счет других. Кто-нибудь решится честно сказать солдатам на передовой, что они стояли насмерть, удерживая донецкий аэропорт, Пески, Авдеевку и Ясиноватую, для того, чтобы формально могли состояться выборы в 45-м округе, где с разгромным результатом на четырех открытых участках продлил свою каденцию Звягильский? Это не обязательно главная причина. Но факт есть факт, не отмахнешься.

Не появились новые идеи, вписывающие Донбасс в контекст страны. Традиционная популистская риторика, набившая оскомину гречка, концерты художественной самодеятельности и шантаж в духе "не выберете меня — водопровод в вашем городе не заработает, зимуйте, как хотите".

К работе комиссий и подсчету голосов вопросов, как обычно, тоже хватает. Даже близость фронта и отчетливо слышимые артиллерийские залпы не удержали участников процесса от привычных махинаций с представительством в ОИК и УИК, внезапной заменой персоналий, выставлением технических кандидатов, "пропажей" и "уточнением" важных документов. Более того, это делали те же исполнители, что и прежде.

И нет ничего странного, что жители Донбасса отреагировали на это запредельно низкой явкой. Даже при том, что показатели кое-где (по нашим сведениям и мнению многих наблюдателей) "подтягивались" различными способами, все равно получился абсолютный антирекорд по Украине.

Люди поняли: все это — не о них. От их имени, но не о них.

…Маленький (по донбасским меркам) шахтерский городок, райцентр. Избирательные участки опустели уже после обеда. Когда стемнело, опустели и улицы. Мирных граждан в прифронтовой полосе по обе стороны линии фронта роднит многое. В том числе и привычка не задерживаться дольше необходимого вне стен своего жилища.

Магазины и кафе закрыты. Из развлекательных заведений работают только участки. Но популярностью они не пользуются.

"Винтовка рождает власть", — говаривал небезызвестный товарищ Мао. Там, где на сцене появляется оружие, мнение избирателей мало что решает. Люди это, видимо, чувствуют. Потому и не спешат волеизъявляться.

Между избирательными участками курсируют патрули бойцов добровольческих батальонов. Бронежилеты, разгрузки, автоматы. Если не замечать украинские флаги на административных зданиях, визуально картина такая же, как на территориях, занятых боевиками: ночь, тишина и пустые улицы, где полноправными хозяевами чувствуют себя люди с оружием.

Один из патрульных окликает припозднившуюся парочку:

— Молодые люди, мне пистолет доставать или кто такие?

Молодые люди замерли. Руки судорожно рыщут по карманам в поисках документов. В глазах плещется страх…

Эксперт Комитета избирателей Сергей Ткаченко, имеющий многолетний опыт мониторинга политической жизни Донецкой области, корректно заметил, что на этих выборах "вернулась конкуренция". Как человек воспитанный, он культурно умолчал об отличии здоровой конкуренции от других ее видов.

Донбасс в качестве аэродрома электорального подскока использовали сразу три группы элит. Команда президента Петра Порошенко, Игорь Коломойский сотоварищи и сбившиеся в Оппозиционный блок "бывшие".

Первые опирались на рычаги, которые дает власть: админресурс, возможность влиять на социально-экономическое положение населения, доступ к официальным каналам коммуникации.

Вторые — на мощь и силу своих батальонов. "Кемскую волость они требуют. Мы воевали, говорят, так подай ее сюда!".

Третьи играли на том, что давно и глубоко пустили здесь корни, а, кроме того, еще сохранили кое-что в кошельках. И решили инвестировать бережно приберегаемые запасы в депутатские мандаты, дающие возможность: а) оставить хотя бы часть своего бизнеса; б) не сесть; в) снова припасть к бюджетным потокам тендеров и откатов, пусть и не так роскошно, как прежде.

Каждый из трех субъектов, как выяснилось, имеет прямое или опосредованное влияние на командование добровольческих батальонов, которые, как подтвердилось в очередной раз, подчиняются не только МВД, но и кому-то еще — например, своим меценатам и покровителям.

"Днепр-1" отличился в Константиновке и Красноармейске, где настойчиво пытался "взять под охрану" окружные избирательные комиссии, а потом схлестнулся с "Азовом" на почве горячей заботы о безопасности членов избиркомов.

Тот же "Днепр-1" отметился визитами на крупные предприятия. Например, бойцы этого подразделения блокировали работу шахтоуправления "Покровское" в Красноармейске, и это связывали с тем, что директор и совладелец предприятия Леонид Байсаров выставил свою кандидатуру по 50-му мажоритарному округу. Где имел огромные шансы на победу — руководитель градообразующей шахты, крупнейший работодатель и многолетний меценат. При всех недостатках прекрасно известен в городе и окрестностях, вес и влияние неоспоримы и безальтернативны.

Сейчас по этому округу неведомым образом лидирует Евгений Геллер, которому регионалы в своем кругу давным-давно дали прозвище "Кошелек Партии" — по единственной исполняемой им полезной функции. Но, после того как в день рождения Ахметова "Заря" выиграла у "Шахтера", Геллер "прописался" у Коломойского…

"Киев-2" отказался выполнять приказ министра МВД о передислокации и остался в Волновахе, где также принял живое участие в судьбе людей, ответственных за организацию голосования и подсчет результатов.

Отличился активностью в этом направлении и батальон "Донбасс".

"На протяжении всей избирательной кампании мы наблюдали настойчивые попытки батальонов взять, так сказать, "под охрану" комиссии. Попытки эти нами пресекались. Мне пришлось собрать совещание с областным управлением МВД и решать эти вопросы. Я не имею прямого влияния на МВД, но, как глава ОГА, несу ответственность за организацию избирательного процесса. В итоге мы смогли добиться своего — участки охранялись милицией общественной безопасности. Нам удалось не допустить серьезных нарушений. Я имею в виду — с точки зрения безопасности", — рассказал в комментарии ZN.UA недавно назначенный председатель Донецкой ОГА Александр Кихтенко.

Что, заметим, не вполне стыкуется с рассказами жителей освобожденных территорий. Они off the record утверждают обратное: батальоны решительно отодвинули в сторону местную милицию. Во всех вопросах, не только в этом. Вплоть до того, что в некоторых городах комбаты самовольно установили комендантский час и без стеснения заняли приглянувшиеся помещения под базы и казармы.

Тем не менее, украинские наблюдатели и эксперты уже обнародовали свои выводы. Они, как обычно, заявили о том, что нарушения были, но некритичные для признания самого факта выборов и их результатов. Однако, по данным ZN.UA, битва за 50-й, 59-й и 60-й округа в судах еще не закончена.

Это говорит о том, что Донбасс не получил политического представительства, способного взять на себя решение всего комплекса тяжелейших проблем региона. По той простой причине, что в парламенте почти нет людей, способных осознать весь масштаб трагедии и принять эту трагедию как личную.

Кто из них способен ответить на несколько простых вопросов, задаваемых избирателями?

Например: "Что можно сделать, чтобы я в Курахово больше не видел, как стартуют ракеты в сторону Донецка, где живут мои друзья и родственники? И чтобы мои друзья и родственники из своих окон не смотрели, как снаряды вылетают в мою сторону?".

Или: "Может ли моя больная бабушка получить честно заработанную пенсию каким-то иным способом, кроме пересечения линии фронта для переоформления документов? Все-таки пожилому человеку не очень полезны поездки, тем более в Марьинку — буферную зону, где в любую минуту может начаться очередной обстрел".

Хочется верить, что люди, способные предлагать своим землякам варианты ответов на такие вопросы, есть. Но с сожалением приходится констатировать, что в новоизбранной Раде их нет.

Есть те, кто хотел выжить и хорошо жить дальше. И выжил.

Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
5 комментариев
  • formalin 2 ноября, 09:28 Дуже просте запитання. Якщо територія АТО для нашої влади - Україна, то чому її периметр контролюють прикордонники? Логічне було б, якби там працювали військові комендатури. Чи може, Президент вже визнає окуповані землі територією іншої держави? Ответить Цитировать Пожаловаться
  • lennion 1 ноября, 13:02 "Чи може моя хвора бабуся отримати чесно зароблену пенсію якимось іншим способом, окрім перетинання лінії фронту для переоформлення документів?" Ставши громадянином другої держави чи має та пенсіонерка право на наші гроші? По факту Донбас вже чужій. Чи не слід вже включати міждержавні домовленості... НоворОсія, чи рОсія...хай утримують (вже не наших) пенсіонерів.
    Andriy Fedoruk 1 ноября, 20:33
    Согласен, этот вопрос надо задавать Захарченку и ДНР, а не перекладывать с больной головы на здоровую. А также учитывать, что при солидарной пенсионной системе пенсии платятся за счет отчислений РАБОТАЮЩИХ - а где эти отчисления из Донбасса, особенно Луганска, где пенсионеров больше, чем официально работающих (до кризиса, о текущей ситуации нечего о говорить)
    Andriy Fedoruk 1 ноября, 20:35
    Еще пару вопросов хочется задать вдогонку - напр., почему за электричество и отопление Донецка и Луганска должны опять платить жители Украины ?
    Ответить Цитировать Пожаловаться
  • Степан 1 ноября, 10:03 Система велика, і вона інертна. Всі все роблять по "накатаній схемі". Ліками від цього може бути тільки всепоглинаюче, жахітне безглузде ДНО! І на жаль, ми ще його не досягли Ответить Цитировать Пожаловаться
Реклама
Последние новости
USD 25.77
EUR 27.74