Песня о Родине. Слова народные

Песня про родину

Читайте также

 

 

Как живет страна, прожившая революцию и сживающаяся с войной? Доживет ли до реформ и как их переживет? 

В канун Нового года (возможно, самого трудного в новейшей истории государства) мы решили помочь читателям заглянуть в будущее, одновременно пугающее и обнадеживающее. Перед этим, по возможности, трезво оценив настоящее. 

По инициативе ZN.UA Киевский международный институт социологии с 4 по 19 декабря провел замер общественного мнения во всех регионах страны. Издание выражает искреннюю признательность Сергею Таруте, оказавшему финансовую поддержку, необходимую для реализации проекта. В рамках исследования (вопросы для которого были сформулированы журналистами нашего еженедельника) было 3035 интервью с респондентами старше 18 лет, проживающими в 179 населенных пунктах. 

К сожалению, по понятным причинам, максимально точно изучить настроения жителей на охваченном войной Донбассе не представилось возможным. В Луганской области опрос проводился исключительно на территории, контролируемой украинской властью. В Донецкой — преимущественно на территории, находящейся под контролем Киева. 

Вопросы, ответы на которые мы, в первую очередь, хотели получить, очевидны. 

Как граждане оценивает обновленную власть? Велик ли кредит доверия к ней? Кто в воюющей стране является истинным лидером народного доверия? Что ожидал народ от Майдана, и получил ли то, что ожидал? Почему, по мнению граждан, удалось уйти от ответственности Януковичу и Ко? Как именно общество представляет себе будущие реформы? Верны ли предположения, что, говоря о грядущих преобразованиях, "верхи" и "низы" думают об одном и том же, смотрят в одном направлении? Готова ли страна воевать? Каковы сегодняшние настроения на Востоке? Правда ли, что не существует никакого Юго-Востока как единого геокультурного понятия? Существует ли повод говорить об угрозе сепаратизма на Западе? Есть ли реальные предпосылки для распада государства? 

Настроения граждан изучалось на Западе (Львовская, Тернопольская, Ивано-Франковская, Волынская, Ровенская, Хмельницкая, Закарпатская, Черновицкая области), в Центре (Киев, Киевская, Житомирская, Черниговская, Сумская, Полтавская, Черкасская, Кировоградская, Винницкая области), на Юге (Николаевская, Одесская и Херсонская области), Востоке (Днепропетровская, Запорожская и Харьковская области) и Донбассе (Донецкая и Луганская области). 

Для отдельного исследования угрозы гипотетического "западного сепаратизма" три области (Ивано-Франковская, Львовская и Тернопольская) были объединены в условный регион "Галичина". Для респондентов Галичины и опрашиваемых в Закарпатской и Черновицкой областях ZN.UA была разработана специальная анкета. 

Напомним, что в апреле этого года по инициативе ZN.UA уже проводилось масштабное исследования общественного мнения. Тогда объектами изучения были мнения восьми юго-восточных областей. Нам показалось важным проанализировать, как изменились настроения жителей этих мест за восемь сложных месяцев войны и тревог. А потому при подготовке новой социологической анкеты часть вопросов мы позаимствовали из старой. Сравнительная характеристика ответов наверняка заинтересует пытливого читателя. 

Полученные нами данные (с анализом которых вы может ознакомиться на стр.2–9) не только весьма любопытны, но и, с нашей точки зрения, весьма ценны. Они способны принести практическую пользу, прежде всего, тем, от кого в нашем государстве зависит принятие жизненно важных решений. Способны избавить от предрассудков, излечить от иллюзий, уберечь от ошибок. Заставить уточнить насущные задачи, скорректировать определенные цели, пересмотреть ключевые приоритеты. 

Немного забегая вперед, отметим, что едва ли не главное задание, стоящее сегодня перед властью — укрепление доверия к себе. Ибо сегодняшний его уровень гораздо ниже, чем это должно быть в стране, находящейся в состоянии войны, стимулирующей единение граждан. Независимо от занимаемых постов. Власть, которой не верят, не вправе просить потерпеть и приказать пойти на смерть. Власть, не излечившаяся от клептомании, не вправе призывать затянуть пояса. Власть, не поясняющая своих намерений и не обосновывающая своих поступков, не вправе ждать понимания. 

Власть нерешительная может дождаться появления под своими окнами внушительного количества решительных парней.    

Минувший год для всех стал годом непреходящих тревог. Когда каждая неделя, а, временами, и каждый день оставлял зарубку на сердце. Где бы человек ни жил, и какие бы взгляды ни исповедовал. Странная вещь: мы стали жестче и человечнее одновременно. Год испытаний привил и то, и другое. Мы уже привыкли к тому, что на нашей земле прописалась (надеемся, ненадолго) смерть. И мы обучаемся помогать тем, кто борется за жизнь. 

Материалы исследования, проведенного по нашему заказу, наглядно демонстрируют: прямо пропорционально падению доверия к институтам власти и персонам от власти растет способность общества полагаться только на собственные силы. И чем крепче становится уверенность в собственных силах, тем чаще в наших душах просыпается готовность помочь тому, кто слабее. Кому трудно. Кто нуждается в помощи или поддержке. Защитникам Родины. Семьям погибших. Раненым. Беженцам. Вот в чем корни массовости волонтерского движения, не имеющего ярко выраженного идеологического или регионального окраса. Вот в чем природа столь очевидного и столь уважительного отношения граждан к волонтерам. 

По большому счету, именно с этого начинается истинный патриотизм. Который за истекший год стал менее пафосным. Но, как нам кажется, более прагматичным. Более осмысленным. А, значит, более жизнеспособным. 

Оставаясь во многом патерналистским в экономических вопросах, общество стало самостоятельным во всех прочих. Обозначив готовность брать на себя ответственность за судьбу государства.  

Почитайте — убедитесь сами. Вдумчивого новогоднего чтения Вам!   

 

Народ и власть

В условиях войны, не важно, официально названной или синонимами называемой, одним из необходимых условий победы является доверие народа к власти. Основным выводом нашего опроса является следующий: граждане Украины гораздо больше верят в себя, чем в избранных ими же кормчих

Мы попросили респондентов оценить по 10-балльной шкале доверие или недоверие к ряду властных и общественных институтов. В предложенной шкале 1 балл — "совсем не доверяю", а 10 баллов — "полностью доверяю". И оказалось, что самым высоким рейтингом обладают не Верховный главнокомандующий, не премьер-министр, не Кабинет министров и не Минобороны. Более всего люди доверяют волонтерам — 7,3 балла из 10. В волонтерском движении участвовал в той или иной форме каждый второй гражданин страны — 49,6%. Миллионы плеч, подставленных армии и беженцам. Миллионы латочек на дырявую государственную машину. Миллионы соседей, родственников и друзей, передававших нуждающимся в их помощи миллиарды гривен и баночки с консервированными огурцами. Кто чем мог. Кто что мог. Абсолютное, десятибалльное доверие к волонтерам испытывает 22,6% граждан Украины. В Херсоне этот показатель достигает 45%. На Галичине — 44. В Черновцах — 38%. А вот в Харьковской области лишь 9% и 6 — в Донецкой, в то время как в тревожной Одесской — 18%. Совсем не доверяет волонтерам в нашей стране лишь около 5%. Таких на Востоке и Юге по 7%, а в Донецкой — 12,8%. Зря они так. 

На втором месте в рейтинге доверия украинцев — добровольческие батальоны7 баллов. И каждый четвертый житель страны испытывает к ним полное доверие — 41,7% на Западе; 27 — в Центре; 22 — на Юге; 15 — на Востоке и 4,1% на Донбассе. Такое распределение в комментариях вряд ли нуждается. Разве что — обратный отсчет. Полностью не доверяют батальонам 34,6% жителей Донецкой области; 27 — Херсонщины и 2 — Галичины. Но что интересно, негативный показатель не зашкаливает в Харьковской и Одесской областях — 14,4 и 13% соответственно.

Еще одно наблюдение: абсолютное доверие к батальонам (24,5%) в три раза превышает абсолютное доверие к президенту страны — 8,3%. Странно, его вроде бы тоже добровольно избрали. Звоночек…

Сразу за батальонами в рейтинге уровня доверия — церковь. Тоже 7 баллов. Однако полностью ей доверяют 19,3%. Традиционно на Западе таковых 35,3%. На Юге — 18,4. В Центре — 16,8. На Востоке — 9,8 (в первую очередь за счет Харьковщины, где абсолютное доверие составляет лишь 3,2%). А вот на Донбассе полностью доверяет церкви 11,5%. Тут непросто разобраться, кто от кого отвернулся… Война. 

Церкви, они у нас такие разные — и воинственные, и миролюбивые; и за Украину, и против. Но всего по стране абсолютно не доверяют этому институту только 7,5%. При этом на Западе таковых — 2,5. В Центре — 3,2. А на Донбассе — 10,5%. 

На четвертом месте — армия. 6,4 балла. На 10 баллов украинской армии доверяют 16,7%. Это на треть меньше, чем батальонам. Если бы речь шла не о столь серьезных вещах, как жизнь и смерть, то можно было бы вспомнить анекдот о пиаре, хомячке и крысе. Та же плоть, та же кровь, те же матери, умирающие всякий раз, когда мобильный не отвечает. И героев там не меньше. Но армия — закрытая для коммуникации структура. Ее образ лепит власть. Стране нужны легенды. А власти не нужны герои. Вы много знаете имен рядовых военных и даже добровольцев, чье имя попало бы в месседж-бокс власти и было явлено стране как образец военного, гражданского, человеческого подвига? Нет. Вы вспомните только комбатов. Безымянная война нужна только тем, кто не защищает, а защищается. Может, в частности, и поэтому свое доверие к армии лишь в 1 балл из 10 оценили 9,3% граждан Украины. 

Пятая позиция — у общественных организаций. Так же 6,4 балла. Однако полное доверие к активистам гражданского общества испытывает 11%. А недоверие — 2,4. Самое низкое доверие к общественным организациям на Востоке и Юге страны — 9,2 и 12,3% соответственно. Странно, люди, исторически привыкшие к производственно-коллективному образу жизни, объединениям граждан доверяют меньше, чем те, кто формировался на аграрно-хуторских традициях. 

На шестом месте — президент Украины, Верховный главнокомандующий. 5,3 балла. Напомним, что абсолютно Петру Порошенко доверяет 8,3%, совсем не доверяет — 14,3%. Вместе с тем, в связи с различными инсинуациями, в первую очередь, порождаемыми Кремлем, мы задали гражданам вопрос: "В какой степени вы согласны или не согласны тем, что Петр Порошенко законно избранный президент Украины?". 81% украинцев согласен с этим. Из них 68,6% — полностью, 25,9 — скорее согласны. Соответственно, даже на Донбассе, совокупно, без малого 60% уверены в легитимности главы государства. Сомневаются в законноизбранности — 6% граждан. Из них 13,3% проживает на Востоке. 9,7 — на Донбассе. 7,1 — на Юге. 3,2 — в Центре. И лишь 1% — на Западе Украины. А вот незаконным избрание Петра Алексеевича считают 4,2% населения страны. От 10% — на Донбассе до менее процента — на Западе.

Однако, возвращаясь к уровню доверия, безусловно, хотелось бы заметить, что стране, у которой идут боевые действия на Первом украинском фронте, Втором экономическом украинском фронте, Третьем социальном украинском фронте, Четвертом криминальном украинском фронте, Пятом внешнеполитическом украинском фронте, Шестом энергетическом украинском фронте — необходим более высокий уровень доверия к главе государства. Мы не станем вспоминать все ошибки Петра Порошенко. Скажем лишь об одной: "Если ты хочешь понравиться всем, ты не понравишься никому". 

На седьмом месте — премьер-министр Украины. Доверие к Арсению Яценюку граждане страны оценили в 5,2 балла. Разрыв на одну десятую в балловом выражении подтверждают и свежие рейтинговые замеры, проведенные на этой неделе не "ЗН". Если на парламентских выборах "Народний фронт" Арсения Яценюка опередил Блок Петра Порошенко на 50 тысяч голосов, то сейчас за БПП проголосовали бы 27,1% избирателей, а за "НФ" — всего 17,2%. Народ, ознакомившись с инициативами Кабинета министров по радикальному сокращению бюджета, наконец-то стал ассоциировать ответственность за экономику с премьером, а не с президентом, как делал это девять месяцев, предшествовавших парламентским выборам. И знаете, что смешно? Додумались до этого избиратели после того, как Петр Порошенко получил не двух (МО и МИД), а десятерых министров в новом Кабмине...

На этапе еще неполного осознания радикальных новшеств правительства 7,5% респондентов оказали Яценюку полное 10-балльное доверие. А 16% отметили вариант — "совсем не доверяю". Самая высокая поддержка среди абсолютно доверяющих у премьера, разумеется, на Западе страны —– 12,7%. 8,8% — в Центре. 6,9 — на Юге. 3,5 — на Востоке и 1,4% — на Донбассе. И, соответственно, наоборот — концентрированный антирейтинг на Донбассе — 29,4%. На Западе он составляет 5,7%. Вопрос: это путь Яценюка с горы или с базара? Ответ даст МВФ. И его услышат все, кто переживет принудительное лечение секвестром и новыми налогами. 

На восьмом месте — СМИ5,1 балла. Если после Майдана СМИ входили в тройку институтов, которым оказывалось самое высокое доверие, то сегодня мы вынуждены отметить падение авторитета. Средства массовой информации в своем большинстве смешались со средствами массовой пропаганды. По этой причине абсолютно доверяет СМИ лишь 2,4% украинцев. На Западе таких — 4%. На Донбассе — 0,3. Абсолютное недоверие, оцененное в 1 балл, более выразительно: 11% — по стране. 4,4 — на Западе; 4,8 — в Центре; 15,8 — на Востоке; 20,7 — на Юге; 21,2% — на Донбассе. 

В XXI веке закрыть информационное пространство, создав "Совинформбюро" — нереально. Россия вещает на Восток и Юг; социальные сети опережают информагентства; фейки рвут нервы и без того натянутой, как струна, аудитории. Но одна из серьезнейших, и при этом, обходимых вниманием проблем — падение профессионального и, в первую очередь, интеллектуального уровня журналистов. Выбирая спикера для интервью, большинство коллег идет на крик, а не на мысль. Поверхностное освещение происходящего дезориентирует общество. Лучшей иллюстрацией этому является раздел опроса "Народ и реформы".

На девятой позиции — Кабинет министров Украины с показателем доверия в 4,7 балла из 10. Новосформированному, квотнообразованному, иностранцами украшенному правительству полностью доверяет 4% украинцев. От 6% — в Центре, до 1% — на Донбассе. Не так уж много для команды, которая стоит у руля экономики, нуждающейся в комплексе реанимационных мер. Масштаб задач огромен. Методы их решения — болезненны. Не позавидуешь. 

Совершенно не доверяет украинскому правительству 15% граждан. Каждый третий из них проживает на Юге; каждый четвертый — на Донбассе; каждый пятый — на Востоке. Любой доктор знает: в треугольнике "врач—болезнь—пациент" команды могут быть сформированы по-разному. И пока Кабмин молча хвастается скальпелем и клещами, даже не объясняя пациенту зачем, больной объединяется с болезнью против врача. 

На десятой позиции — Верховная Рада4,5 балла. Люди! Вы ж ее только вчера избрали! Для чего? Чтобы сегодня уже не доверять? 16,3% украинцев совсем не доверяет Верховной Раде. Лидер скептиков Юг — 34,7%. За ними Донбасс — 27,6. Восток — 21,8. Запад — 9,2. И осторожный Центр — 7,1%. Полностью же, на 10 баллов, парламенту доверяет только 3% граждан. От 0,5 — на Донбассе до 4,4% — на Западе. No comments. 

На одиннадцатом месте — СБУ3,8 балла. Джоан Роллинг позавидовала бы фантазии райтеров пресс-службы этого ведомства. Наверное, в стране меньше людей, верящих в Гарри Поттера, нежели тех, кто верит в ежедневные рапорты о предотвращении и разоблачении терактов. Но когда придут настоящие "волки", будет недостаточно просто кричать. На объективно высокую угрозу организации терактов агрессором может наложиться соблазн отвлечь внимание от колоссальных экономических проблем, способных породить бунт. Улица Печатников в Москве, метро в Минске... Страх сильнее голода. Испуганные люди не устраивают переворотов. Так что, господа спецслужбисты — крутите головой по всем сторонам. Тем более что 2% населения вам все-таки полностью доверяет. Не разочаруйте их как 21,4% тех, кто уже категорически отказал вам в доверии.

На двенадцатом месте — МВД3,4 балла. Дискредитированная, обозленная, растерянная милиция. Потребуются титанические усилия, чтобы возродить доверие к отечественным стражам порядка. Без милиции — никак. А с такой — никуда. Каждый пятый украинец — 24,8% — совершенно не доверяет Министерству внутренних дел. 39,3% из них — южане. Каждый четвертый — живет на Востоке, Донбассе и Западе. И только 18,3% ментоненавистников проживает в Центре. Что касается абсолютного доверия, его испытывает полтора процента граждан. От 0,1% — на Донбассе до 2,6 — в Центре. В условиях, когда оружие не приобрел только ленивый, когда количество краж растет чуть ли не ежедневно, когда вооруженные "патриоты" сбиваются в стаи под руководством опытных рэкетиров 90-х и по всей стране захватывают и отжимают бизнес — такой уровень доверия к милиции и ее беспомощность пугают не меньше, чем сами преступления. 

На тринадцатом месте — Генеральная прокуратура3,3 балла из 10 возможных. Полное недоверие — 28%. Полное доверие — 1,4%. 1,4, Олег Ярославович! 1,4, Петр Алексеевич! Свободовский Махницкий и президентский Ярема превратили потенциальный меч Революции Достоинства в щит контрреволюции. Не о чем говорить. 

И заключают рейтинг народного доверия те, кто должен был его возглавлять. Те, от кого зависит защита права граждан на справедливость — суды.
3 балла. Совсем не доверяет людям в мантиях 32% украинцев: 47 — на Юге; 41 — на Западе; 27,6 — на Востоке; 27 — на Донбассе и 25,5% — в Центре. Вот такую "Европу" показало социологическое вскрытие. 10 баллов доверия отечественным судам выставил всего лишь 1,6% опрошенных. От 0,3 — на Донбассе до 2,3% — в Центре. 

Невысокие показатели доверия к институтам власти, похороненные под плинтусом результаты Генпрокуратуры и судов имеют целый ряд объяснений. Но, на наш взгляд, основное из них содержится в следующей диаграмме. В ней объединены ответы на два вопроса: "Какое из ожиданий после победы Майдана было для вас самым главным?" и "Оцените по 5-балльной шкале каждый пункт, где "1" — совершенно не был выполнен, а "5" — полностью был выполнен"

После любой революции, после любой смены власти, ожидания людей завышены. Но некоторые просто необходимо выполнять, иначе между народом и властями образуется пропасть. Несоответствие ожиданий и полученных результатов — вашему вниманию (см.рис.2).

Революция Достоинства. Восстание людей, которые устали мириться с тем, что правящий класс к ним относится как к стаду овец, предназначенных исключительно для стрижки. Что сейчас думают о власти свежеобритые люди? (См.рис.3.)

В общей сложности, почти 80% убеждены в том, что за последний год уровень коррупции в стране либо сохранился на прежнем уровне, либо повысился. Это им не по телевизору рассказали. Они это познали эмпирически. А мы должны отметить, что по каким-то признакам об этом догадался весь дипкорпус, а также МВФ со Всемирным банком. 47,3% украинцев считают, что уровень коррупции сохранился. 31,8% — что повысился. И только 5% ощутили снижение коррупционного пресса. При том, что 15% не смогли определиться с оценкой масштабов раковой опухоли. 

Может украинцы уже свыклись с коррупцией и она, как никотин у многолетнего курильщика, стала частью нашего химически-ментального состава? Не похоже. Если возвращение смертной казни, в качестве необходимой реформы, поддержали лишь 5% опрошенных, то когда тех же людей спросили о расстреле коррупционеров, поддержка взметнулась в разы (см.табл.4). 

Более, чем каждый третий гражданин Украины считает, что "лучший способ борьбы с коррупцией — расстреливать (как в Китае)". 16% в этом убеждены абсолютно. 19,5% — скорее согласны. Наиболее радикальное настроение приходится на Николаевскую, Черновицкую и Донецкую области. Очередной тревожный звоночек для власти — несмотря на то, что более 40% либо категорически, либо скорее не согласны с самой жесткой мерой. Это не значит, что их не достали. Это значит, что они еще не отчаялись. Наиболее толерантна в этом вопросе Закарпатская область — 42% против крайности, а также Галичина — 37%. А наименее — Центр — тут расстрел за коррупцию безоговорочно отвергают всего лишь 13,4%. 

Казалось бы, невысоким уровнем доверия к правящему классу только и можно объяснить неожиданные для нас результаты ответов на вопрос: "Как вы относитесь к приглашению иностранных специалистов на посты в Кабинете министров и других органах власти?" (см.рис. 5). Каждый пятый не смог определиться. Почти 46% граждан Украины велели интервьюеру поставить птичку напротив ответа: "поддерживаю, раз за 23 года не смогли своими силами провести реформы и побороть коррупцию, то пусть попробуют варяги". На Галичине "ход экспатом" поддержали 62,7% респондентов, в Одесской области — 33, а на Донетчине — 20,7%. Чем дальше на восток, тем меньше сторонников такого взгляда. То ли потому, что приглашенные американцы, прибалты и грузины ассоциируются у жителей Донбасса с чуждым, по их мнению, Западом. То ли потому, что "у советских собственная гордость". По большому счету, к приглашению иностранцев на ряд значимых постов, перечень которых еще не закрыт, можно относиться как к импортным товарам: мы же покупаем айпады, плазмы, машины, мобильные телефоны... Хотя, с другой стороны, выбирая импортный товар мы стараемся приобрести лучшее, а не просто среднестатистическое... 

32,5% заявили: "не поддерживаю, так как в 45-миллионной стране, при желании, можно было найти порядочных, волевых и интеллектуальных профессионалов, способных провести реформы". В Галичине считают, что украинская земля рождает для подобной задачи достойных сыновей и дочерей — 21%; в Одессе — 54; в Донецкой области — 69,6%. Хочется спросить: так это мы правящему классу не доверяем или в себя не верим?

На самом деле, кадровый патриотизм должен заключаться не столько в требовании к паспорту, сколько в критериях и готовности лидеров страны следовать своим декларациям в реальной жизни. Два десятилетия украинские власти, по меткому определению Александра Пасхавера, совершали отрицательный отбор. Власть всегда была самым доходным видом бизнеса. И вести его от имени правителей должны были послушные, безнравственные и безотказные. Иногда — нравственные, но некомпетентные или несложно манипулировать. И уж совсем редко во власть случайно попадали приличные и разумные люди. Возможно, следующая итерация власти осознает необходимость их привлечения. 

Мы спросили у украинцев: "Почему Януковичу и его команде удается избегать наказания?" Ведь, как известно, ряд одиозных фигур, кабанчиком метнувшихся в Россию в конце февраля — начале марта 2014 г., оспаривают нынче введенные против них Евросоюзом санкции по причине отсутствия уголовных дел, открытых против них в Украине: Януковичи, Азаровы, Клюев, Арбузов, Портнов, Клименко, Иванющенко и т.д. Как это стало возможным?

16,7% за 10 месяцев не сформировали своего ответа на заданный вопрос.

Из пяти предложенных вариантов ответа каждый третий — 32,8% — выбрали "имея деньги, старая команда может блокировать в правоохранительных органах и судах Украины любые расследования против своих представителей". Гнилость судебной и прокурорской системы во главу угла поставили 45% жителей Запада и 20% — южан. Кстати, больше всего таковых оказалось в Луганской области — 47,2%. Меньше всего — в Херсонской — 14,4%. Впрочем, херсонцы дали "свечу" в другом варианте ответа... 

23% граждан выбрали вариант "доказывать преступления старой власти никто в новой власти не намерен, поскольку сами хотят воспользоваться теневыми и коррупционными схемами "папередников". В этом новую власть подозревают 44% одесситов; 19 — жителей Центра и 7% — херсонцев. Очевидно, у отвечавших подобным образом хорошая память, ибо они не забыли, что ни одна из сменяющих друг друга властей не привлекала предшественников к ответственности за несанкционированный отбор средств у государства. Политических оппонентов — иногда. Ворье — никогда. 

20,5% опрошенных безнаказанность команды Януковича относят на счет непрофессионализма ГПУ: "генпрокуратура профессионально неспособна доказать выдвигаемые обвинения против представителей старой власти". В низкий профессиональный уровень наших следователей верит каждый третий днепропетровец. Но при этом, 7,5% запорожцев и 5,6% луганчан, вместе с 10% харьковчан считают, что в ГПУ пропало не все. 

Доля правды в невысокой оценке профессионализма следователей есть — как за многие годы большинство юристов превратилось в почтальонов, переносящих конверты, так и большинство следователей — в золотоискателей. Конечно есть исключения. Но по мнению экспертов-практиков: ГПУ — это фабрика по открытию фактовых и персональных дел и касса по принятию "аргументов" для их закрытия. Просто, как белка в колесе! Где ж тут найдешь время для профессионального совершенствования? 

18,7% находят оправдание в том, что "лидеры Майдана растерялись и не успели воспрепятствовать побегу из страны Януковича, Пшонки, Арбузова, Азарова, Клюева, Захарченко и т.д.". В это верят 28,2% на Востоке страны; 16,3 граждан на Западе Украины и 12,4% на Донбассе. Интересно, что так считает почти половина жителей Днепропетровской области — 47%. А вот в Луганской — только 3,4%. 

Журналистам ZN.UA нужно было потратить в среднем 15–30 минут на то, чтобы узнать местонахождение Виктора Януковича с момента его последнего выезда из Межигорья. О чем мы регулярно и сообщали нашим читателям в новостной ленте. У новых лидеров страны в то время были, очевидно, более важные задачи. Да и потом, нам было проще — мы на чай к Януковичу во время Майдана не ездили.

Однако в коварство властелинов сцены Майдана украинский народ не верит — только 12,1% считают, что "Турчинов, Яценюк и Аваков вступили в корыстный сговор с Януковичем и командой, позволив им избежать ареста и покинуть страну". Столь крамольную мысль допускает только 8,5% жителей центральной Украины и Донбасса. Не допускает такой договоренности Луганск — 1,4%. Зато в данном вопросе отличился юг страны — каждый пятый считает подобную договоренность возможной, но это, в основном, за счет жителей Херсонской области, среди которых массовые удачные побеги одиозных персонажей списали на осознанную бездеятельность новых властей 44,2%. 

"Стою у дома, чищу апельсин ножиком. Мимо проходит Гиви, спотыкается и падает на ножик. И так все девять раз". 

Тот факт, что старая команда сидит в Москве, тоскливо пьет горькую и ее рвет на родину, не должен был стать непреодолимым препятствием для получения народом Украины ответов на вопросы о страшных преступлениях, совершенных в нашей стране за этот год. Мы спросили: "О чем по вашему мнению, свидетельствуют нераскрытые резонансные преступления, совершенные в период Майдана и после? (расстрел Небесной сотни, поджог Дома профсоюзов в Одессе и др.)" (см.рис. 6)

Как видите, почти половина — 45,1% — назвала причиной "заинтересованность власти в нераскрытии преступлений". Да, на выразительность показателя повлияли одесситы, среди которых этот вариант ответа выбрали 65,3% и жители Николаевщины, таким же числом поддержавшие мнение раненой Одессы. Однако, дополнительным сигналом для власти может стать мнение как западной Украины, где более половины узрели на рыльце пушок, так и Донбасса, где половина опрошенных подозревает власть в намеренном заволынивании расследований резонансных преступлений. Каждому региону может "болеть" свое, но перед властью все равны — "обезболивающего" не дали никому. 

Почти 32% списывают отсутствие четких доказательных и объективных ответов на "непрофессионализм следствия". В это больше всего верят жители Днепропетровской области — 51,1%. Но только 10,6% — в Харьковской. При этом заметим, что лишь каждый шестой житель Украины считает приоритетной реформу правоохранительных органов, о чем мы напишем чуть позже. 

В отсутствии результатов 11% украинцев винят "системное препятствование России". Очевидно, в Галичине помнят, где спрятались и бывшие руководители страны и постмайданное руководство одесской милиции. И поэтому 23% видят причину в "руке Москвы". Но только 1,6% запорожцев и 3,3% одесситов считают, что у Москвы есть руки. 

Поскольку какая-то часть граждан Украины считает, что глобально за произошедшим в стране стоят Америка и ЕС, то мы спросили и о их возможной роли в препятствовании расследованию резонансных преступлений. Так считающих в Украине оказалось 3%. 9,3% из них проживают на Харьковщине. Около 2 — на Херсонщине. И 0,5 — на Луганщине. В Закарпатье вообще живут люди, лишенные фантазии — 0,0%. 

А вот 18,1% считает причиной позорного нераскрытия резонансных преступлений "системное препятствование команды Януковича". Более всего сторонников такой версии в западном регионе — 26%. Меньше всего в эффективное вмешательство экс-президента верят на Донбассе — 7,7%. Каждый пятый в осторожном центре считает, что без Януковича не обошлось.

Отсутствие ответов на актуальные для всей страны вопросы, как шашель, подтачивает ножки кресел и тронов украинской власти. Возможно, когда-то мы доподлинно узнаем, кто отдал приказ расстреливать людей на Майдане; кто сжег живьем одесситов; кто устроил Иловайский котел; кто финансировал сепаратистов; кто воровал у государства, когда народ сбрасывался на армию... Похоже, ключевое слово — "когда-то". Хотя нет — "возможно".

Одной из составляющих подозрительного отношения украинцев к власти является абсолютная убежденность граждан в том, что "украинские олигархи продолжают оставаться влиятельной политической и экономической силой в стране". С таким утверждением согласны 90,3% (!). Редкое единодушие. И жидкие сомнения: только 2,2% не согласны с этим, а 7 — так и не поняли, "кто был охотник, кто — добыча".

В принципе, в Украине олигархами принято называть любого крупного бизнесмена, включая соседа, позволившего себе отдых в Доминиканской республике. Но если говорить о тех, кто безмерно богат, имеет управляемое представительство во власти и влиятельные СМИ под пальцами, то — да, эти люди действительно сохранили серьезное политическое, а некоторые и экономическое влияние в постмайданной Украине. Если взять только парламентский срез, то бойцов Ахметова в новом законодательном органе мы насчитали 28, Коломойского — 25 (плюс "боковичок" имени Хомутынника), Порошенко — 23 (плюс штук 100 попутчиков) и Фирташа—Левочкина — 42 (без учета еремеевского сателлита). 

Новую власть шантажировали. Кто — киловаттами и шахтерскими бунтами; кто — восстанием вкладчиков и баррелями; кто — сейфовыми соглашениями и газом; и все — телеканалами. На выборах власти оказывали услуги: кто Яценюку, как СКМ — "Шахтеру"; кто Порошенко, как "Надра" — киевскому "Динамо"; а кто — покупкой абонемента на матчи всех. Справедливости ради надо сказать, что и стране пользу (в определенные моменты) олигархи приносили. Кто-то не выплачивал зарплату рабочим заводов; кто-то, взяв под контроль криминалитет — главный инструментарий российских инструкторов, — не позволил втянуть в войну Харьков, Одессу, Днепропетровск и Запорожье; кто-то, включив все внутри- и внешнеполитические резервы, остановил уже принятое (под видом проведения АТО) решение по вооруженному разгону Майдана 19 февраля. Как власть благодарит каждого из оказывавших разноплановые услуги, ZN.UA и сайты, специализирующиеся на разоблачении теневых и коррупционных схем, сообщают регулярно. 

Каждый из олигархов сделал свою ставку на различные центры власти. В какой-то степени этот факт (вкупе с обострением межолигархической войны) создал подковерную, уродливую, но, все же, работающую систему сдержек и противовесов — над страной не навис новый узурпатор. Собственно, лояльное отношение олигархов к Майдану было продиктовано желанием избавиться от Януковича, чья Семья, как саранча, налетела на все поля без разбору. Избавившись от экс-президента многие надеялись собирать богатый, как в старые-добрые времена, урожай. Но экономическая засуха так и не дала плечу раззудеться. 

И при этом, возникла новая угроза — 26,3% украинцев считают, что "необходимо национализировать всю собственность, которая принадлежит олигархам". Это самый распространенный ответ на вопрос: "Как по вашему мнению следует поступить с собственностью олигархов?". Самый высокий процент настроений "все отобрать" социологи КМИС зафиксировали в Закарпатской области — 40%. Почему-то нам кажется, что жители этого региона имели в виду не Коломойского с Ахметовым, и даже не Фирташа с Хмельницким или Пинчуком. Но поскольку слова "Балога" в опросе не было, то мы оставим догадки при себе. В пролетарском Запорожье тоже знают, чьей "крови" хотят 40% жителей. Не сильно отстают и опрошенные на Донетчине — 32,3%. Наименее сторонников подобных настроений в Харьковской области — 20%.

28% не хотят никого "казнить" и готовы довольствоваться ампутацией "только незаконно приобретенной собственности". Очевидно, речь идет о купленных за копейки во времена бурной приватизации 1990—2000-х промышленных гигантах. Или "отжатый" и "отрейдеренный" на вторичном рынке бизнес тоже относится к незаконно приобретенному? 

Не особенной популярностью пользуется схема замены национализации доплатой "в бюджет разницы между покупной и рыночной стоимостью объекта". "За" — только 9% граждан. 

На полпроцента меньше считают справедливым предложение Коломойского: "Национализировать те объекты, в которых будет обнаружена скрытая доля экс-президента В.Януковича". Больше всего этот вариант набрал голосов в Донецкой области — 16,6%. Меньше всего — в Закарпатской — 0,5%. Наверное, людям кажется, что этого мало. Но, поверьте, этого та-а-а-к много… Другой вопрос, что наше следствие вряд ли в состоянии добраться до сейфовых соглашений, прячущих от постороннего взгляда реальную структуру энергетического, нефтяного, химического, газового или укртелекомовского бизнеса. Да и потом, похоже, владельцы сейфов с Януковичем — как с тещей: "нет уж, умерла, так умерла". 

3% считают, что "переделы собственности ослабляют страну — должна быть проведена амнистия теневого капитала". Вариант "тут во всем они признались, повинились, разрыдались" — устраивает только 0,7% жителей центральной Украины и, по какой-то удивительной причине, аж 9,3% запорожцев. Вариант весьма цивилизованный, но в отсутствие доверия олигархов к власти и народа к олигархам — все еще нереализуемый. 

Страна, сформировавшая в парламенте, по словам президента, "конституционно-проевропейское большинство", не собирается перенимать европейские подходы в отношении к собственности. Вариант ответа "государство должно уважать частную собственность и обеспечить механизм ее защиты в малом, среднем и крупном бизнесе" получил лишь 2% (!). От нулей в Николаеве и Луганске до 3,7% — в Днепропетровской области. Жутковатый показатель. Хотя и объяснимый. В самом начале 90-х Польша и Украина имели схожие по структуре экономики. Они приезжали к нам за телевизорами, стиральными машинами и миксерами, мы ездили к ним за красочным мулине и комковатыми помадами неуставного цвета. Теперь они — четвертая экономика Европы. А мы можем похвастаться лишь высокими позициями наших олигархов в европейском списке Forbes. Польское общество развивается, спотыкается и идет вперед. А мы пока вгрузаем в землю, бормоча проклятья в адрес тех, кому сами позволили себя обнести. 

И, наконец, не по рейтингу, а по важности. Практически 11% украинцев считают, что "государство должно провести жесткую демонополизацию во всех сферах, где олигархи являются монополистами". Это не так мало для страны, в которой зашкаливают левые настроения "отнять и поделить". Удивительно продвинутыми оказались жители освобожденных территорий Луганской области — идею поддержали почти 30%. 21% харьковчан и 18% — одесситов, по всей видимости, догадываются, что разрушение монополий уничтожит сам институт олигархократии, создав конкурентную среду в телевизионном, газораспределительном, портовом, перевозочном, железорудном, банковском и ряде других секторов. Но для этого нужны, как минимум, два условия: руководитель Антимонопольного комитета, который не ходит, а "катается"; и прозрачный реестр собственности с указанием конечного бенефициара. Насколько наши граждане понимают необходимость и последствия создания такого реестра мы поговорим чуть ниже.

После всех революций народ ожидает от власти нового уровня открытости. После утверждения правительства на Майдане — немудрено. Как население Украины оценивает уровень открытости коммуникации органов власти с обществом в период принятия важных для страны решений? По большому счету, мы хотели узнать, насколько народ удовлетворен тем, как власть его держит в курсе при принятии тех или иных решений. (См.рис.7.)

Нет, конечно же, нельзя доводить ситуацию до маразма и ожидать, что два политика вот так вот выйдут к народу и скажут: "Мы договорились о мирном сосуществовании. Основа договоренности — ежемесячный раздел всего у вас украденного 50 на 50. Для этого, — скажет один, — мои люди наконец-то допущены к потокам. А мои, — скажет другой, — наконец-то будут допущены к правоохранительному и антикоррупционному контролю и, соответственно, выдаче лицензий на экономическое браконьерство". 

Отметим, что оценка открытости премьера и президента совпадают. 30% украинцев считают их "достаточно публичными в принятии решений". Каждый третий считает, что наковерной информации достаточно. Сравнимое количество полагает, что Порошенко и Яценюк "постоянно опаздывают в пояснении обществу тех или иных шагов": 28 и 25,5%, соответственно. Да, и обвиняющих президента и премьера в непрозрачном принятии решений тоже поровну: 25,5 и 27%. Одним словом, народ констатировал: эфирное время между двумя политиками распределяется равномерно. 

А вот Верховной Раде, сколько слово в эфире ни давай, а ее все равно считают "властью, которая принимает решения непрозрачно" 33,2%. Рекорд — в Николаевской области — 56%. В Донецкой — 24,6%. Впрочем, о причинах такого имиджа законодательного органа мы писали выше. И поэтому отметим лишь, что 30,6% считает парламент постоянно опаздывающим с пояснением обществу своих шагов и лишь 11% считает его достаточно публичным в принятии решений. Кстати, наиболее публичным парламент считают в Донецкой области — 15,7%. Может потому, что в других ветвях власти открыто представители этого региона больше не представлены? 

Но Рада не пасет задних. Их пасет местная власть.
35% считает, что власть, которую можно увидеть не по телевизору, а до которой можно дотянуться рукой, принимает решения непрозрачно. При оценке уровня закрытости своей региональной власти Херсон выдал "число зверя" — 66,6%. Днепропетровск заклеймил — 58%, а Черновцы подняли
красную карточку — 50%.

Открытой и достаточно публичной в принятии решений местную власть в Украине считает 8,7%. Наиболее высокий показатель в Луганске — 15,7. Еще бы! Геннадий Москаль изъясняется прямо и универсальным языком.

А каждый четвертый уверен, что региональная власть опаздывает с пояснением обществу своих шагов. Больше открытости хотели бы 36% донетчан; 31 — галичан и 29% — черновчан.

Подводя итоги части нашего опроса, озаглавленной "Народ и власть", обратимся к ответам сограждан на вопрос: "Прошло более года после начала Майдана, изменившего страну. Какое из ощущений вам ближе?" (См. табл. 8.)

К сожалению, после подъема и вдохновения в настроениях относительного большинства украинцев доминирует ощущение "разочарования от неиспользованного шанса". Так считают 32,6% жителей Украины. Среди них, как вы видите, доминируют южане – 46,8%. На 11% меньше поначалу смахивавших радостную слезу у телевизора, а теперь ругающихся с ним — на Западе. На Востоке и в Центре – примерно столько же. 

Теперь на это состояние наложится, мягко говоря, неудовлетворенность от ургентной бюджетно-налоговой хирургии от Кабмина. Не зря, ох не зря мир вывел закон, согласно которому все самые болезненные реформы запускаются в первые сто дней новой власти. Когда народ на подъеме. Когда он максимально доверяет тем, кого избрал. Или тем, кто его повел за собой. Но и первые сто дней правительства, и первые сто дней президента оказались бесплодными с точки зрения решительных, продуманных и точных действий. И не в войне дело. Она оказалась лишь прикрытием для подготовки к главному для власти действию — парламентским выборам. 

В плену сладкоголосых спичей, произнесенных во время избирательной кампании, еще находится 17,9% населения. Они полны оптимизма и в признаваемых сложностях винят старую власть и Путина. Что, безусловно, причина, но не исчерпывающая. "Украинцы сплотились как никогда, избрали нового президента, создали коалицию демократических проевропейских сил в парламенте и движутся в Европу". Все, как пиарспикеры прописали. А с другой стороны, в этих людях энергия веры, топливо движения, батарейки оптимизма. Без них, наивных, деятельных — никуда. Вопрос в КПД механизма, который пользует этот доверчивый генератор энергии.

Нам ближе другой вид оптимизма. Не спринтерский. И его разделяют 14,7% украинцев, считающих, что "все изменится к лучшему только тогда, когда к власти придет новое поколение, а бизнес будет от нее отстранен". Интересно, что так считает каждый пятый на Донбассе, ожидавшим, что после Майдана сменит не только осточертевшие и там лица, но и всех доставшие правила. По 17% граждан-стаеров на Западе и Юге; 16% — на Востоке и только 8% — в Центре. Единственное, чем не стоит увлекаться, так это верой в то, что возраст и честность решат все проблемы. Свою честность молодым еще нужно доказать, пройдя через медные трубы и золотые соблазны. Кроме того, редко сочетаются возраст и компетентность. Чиновник, государственный служащий — это такая же профессия, как любая другая. Есть те, кто считает, что "Честного человека можно сделать квалифицированным чиновником". Можно. А еще честного человека можно сделать квалифицированным врачом. Сколько на это уйдет времени? Если учитывать, что больной с перитонитом уже на операционном столе. А честный человек, который должен его оперировать, пока что умеет только руки йодом обрабатывать. Времени очень мало, а научиться нужно очень многому. 

10% опрошенных ничего хорошего не ждали от Майдана. А теперь считают, что украинское государство и вовсе развалится и будет по частям разобрано между соседними. На Донбассе так считает каждый четвертый; каждый шестой на Востоке. Не слишком много на Юге — 12%, и категорически подобный вариант отторгает Запад (1,4%) и Центр (4,8%). Не развалится. Хоть и потрещит какое-то время по швам. Есть предположение, что через несколько лет происходящее в Украине будет "цветочками" по сравнению с "ягодками", которые вызреют за пределами нашей страны. 

И, наконец, 8% людей, которые знают, как закаляется сталь. И несмотря на нынешнюю объектность, а не субъектность нашей страны, уверены, что нынешняя сложнейшая ситуация лишь укрепит украинцев. Присоединимся к этой надежде и мы.

Народ
и реформы

"Когда заканчиваются деньги, начинаются реформы". Поскольку денег у нашей страны почти всегда было мало, то и реформы она проводила почти всегда. Слово это, как мы далее убедимся, властью и народом по-разному понимаемое, затерлось и увяло еще до того, как распуститься. Каждая из властей оказалась недостаточно ответственной и по государственному масштабной для того, чтобы за 23 года провести полноценные реформы. В 90-е годы не совсем понимали как, а в 2000-х уже боялись сделать больно избирателю. Сначала боялись мазать зеленкой, потом — чистить гнойную рану, затем — оперировать, позже — ампутировать, а теперь уже впору в реанимацию. Ну, чтобы завтра не в морг. 

На самом деле консервировать проблемы — это не только малодушное хобби разноцветных украинских властей. Кризис, разразившийся на Западе в 2008 г. и длящийся по сей день, в немалой степени возник по причине многолетнего доминирования интересов политических партий и их лидеров над интересами державными: никто не хотел делать избирателю больно, никто не хотел жертвовать рейтингами ради страны. Примерно так в первые девять месяцев вела себя новая власть, принесшая интересы Украины в жертву показателям на выборах. Но, когда бомбажные консервы начинают взрываться, — деваться некуда. "Рэзать, не дожидаясь перитонита!". Время пришло. И оказалось, что, несмотря на телестрекотание о реформах, граждане Украины и близко не подразумевают под реформами то, что подразумевает власть. Смутно догадываясь об этом, мы задали вопрос: "Для вас реформы — это…", и привели почти 30 вариантов возможных ответов, среди которых по-настоящему необходимые шаги перемежевывались с популистски-раскрученными тезисами. О первых много лет говорили эксперты ZN.UA и еще несколько изуродованных интеллектом СМИ. О вторых — трубил "ящик" и подавляющее большинство политиков. Результат перед вами (см. табл. 9). 

Каждая. Мы подчеркиваем — каждая — сфера жизнедеятельности страны вопиет о реанимации. Но большинство граждан основной реформой считает… снятие неприкосновенности с депутатов — 58%. Хотя, казалось бы, уже всем и давно должно было быть ясно, что основная питательная среда для экономических преступлений сконцентрирована не в парламенте, а в правительстве и президентском офисе. Разве была неприкосновенность у премьер-министров? Или у целого ряда одиозных министров, глав укравтодоров, укрзалізниць, накнафтогазов, укртелекомов, укрнадр, финмониторингов, госказначейств, таможен, налоговых, убопов, управлений "К", из-за которых страна оказалась в "Ж"? Народные массы не представляют масштаба совершаемых там преступлений, поскольку не имеют доступной объективной информации о хищениях на подступах к бюджету, а также при его распределении. Телевизор об этом и сейчас — в пору как бы великой демократии — не расскажет. Владельцы каналов — олигархи. В переживающей сильнейший кризис Украине мало корма. И поэтому первый, кто начнет рассказывать всерьез о деяниях власти, поссорившись с ней, сам станет кормом для собратьев. 

Примечательно, что снятие неприкосновенности с судей поддерживают на 10% респондентов меньше — 48,3. А с президента, так вообще — 34,4%. Может потому, что наводить софиты на эти ветви власти опаснее, чем на депутатский зал, где ответственность размазывается на всех, а бумеранг, точнее — бумерашечка, возвращается от единиц? 

Второе место в рейтинге пониманий, а если быть точнее — ожиданий, занимает повышение пенсий и зарплат — 51%. Это можно понять. И без того мизерные доходы подавляющего большинства населения придавлены ростом цен и падением курса гривны. В Херсонской области именно повышение пенсий и зарплат основной реформой считают 74%. В Николаевской и Одесской — по 63. В Днепропетровской — 58%. Только там, где идет война, а именно — в Луганской и Донецкой областях, — меньше половины опрошенных сконцентрировались именно на этом ожидании. Там есть бóльшие страхи и тревоги. 

Надо признать, что каждый третий в Украине (34%) ожидает еще одного реформаторского действия — установления депутатам, министрам, судьям и чиновникам зарплаты на уровне средней по стране и сохранение ее до момента выведения украинской экономики из кризиса. "Шоб ты жил на мою зарплату!" — это проклятие нашего времени, которое адресуют всем ветвям власти почти 59% жителей Херсонщины; 55 — буковинцев; 47 — закарпатцев и 43% — днепропетровцев. Тезис о том, что дешевый чиновник дорого обходится, многими уже не воспринимается. Более того, не ясно: зачем вообще этим, прибывшим с другой планеты кровопийцам, платить зарплату — они себе насосут. Вот так и живем… Хотя на нашей долгой памяти наименее коррумпированным было правительство постмайданного 2005 года. Не в последнюю очередь по причине обеспечения уровня оплаты труда, достойного уровня ответственности решений, принимаемых министрами. Кстати, сокращение аппарата чиновников с одновременным повышением им зарплаты поддержали лишь 14,3% опрошенных.

32% граждан важным реформенным ожиданием считают возвращение пенсионного возраста к 55 годам у женщин и 60-ти — у мужчин. Внимание! Согласно опросу, 60% жителей Украины считают, что наша страна должна стать членом ЕС. Но при этом только 0,7% готовы увеличить пенсионный возраст до европейских стандартов (63–70 лет). В Херсоне хотят в Европу 52%, а пенсионный возраст повышать готовы — 0,0%. Самые сознательные в этом плане граждане проживают в Харьковской и Николаевской областях — там поддерживающих европейские возрастные стандарты оказалось 2,9 и 2,7% — соответственно. Не нашла поддержки "геронтологическая" реформа и на проевропейском западе страны: от херсонских нулей в Закарпатье до среднеукраинского показателя в Галичине — 0,7%.

Как понимают читатели ZN.UA, в планы правительства снижение пенсионного возраста никоим образом не входит, да и не может входить. Ведь то, что "папередники" не доделали, придется доделывать нынешним. Полуреформа — это как недофинансированный бизнес-проект. В первом случае ты не решаешь проблемы и теряешь рейтинг, во втором — ты теряешь деньги и не добиваешься цели. Так произошло и с нашей пенсионной реформой. Как, впрочем, и со всеми остальными, когда власть, облепленная рейтинговыми и майданными страхами, схемами и "обязонами", не решалась идти до конца. Наши минимальные пенсии могут достойно прокормить только одноклеточных, но нашу пенсионную систему не в состоянии поддерживать даже самый изобретательный homo sapiens. Некоторые пытались об этом честно говорить с народом, но на фоне, с одной стороны — популизма, а с другой — их же зашкаливающей коррупции и воровства, почти никто в обществе серьезно к этому не относился. Но речь-то о воровстве не только верхов, но и низов. 

О чем это мы? Обратите внимание: народ Украины стремится вследствие реформ получить право безнаказанно потыкать острой палочкой в народных депутатов; поместить власть в компрачикосовскую бочку среднестатистической зарплаты; получить повышение зарплат и пенсий, и при этом снизить пенсионный возраст. Но ни один шаг, направленный на увеличение доходной, а не расходной части бюджета, даже третью населения поддержан не был. Разве что к этому показателю приблизилась поддержка национализации собственности олигархов. 26% жестко выступают за раскулачивание.

Глава налоговой г-н Белоус заявил, что 80% украинских граждан не платят налоги. Может быть поэтому, введение уголовной ответственности за выдачу зарплат в конвертах поддерживают только 15% опрошенных? Ну, и понятное дело, что введение такой же ответственности, только уже за получение зарплат в конвертах приветствовали только 6%. :) Откуда же взяться в бюджете и Пенсионном фонде деньгам на пенсии и зарплаты? Может быть, их заплатят сети супермаркетов или спортивных клубов, бутиков или производителей пищевой продукции? Нет. Не заплатят. Потому что все они выстроены на использовании "единщиков". А вот систему единого налогообложения считают необходимым реформировать только 9% украинцев. 

Тогда, может быть, бюджет наполнят оптовые рынки — Хмельницкий, Харьковский, Одесский, а также МАФиозные сети, опутавшие наши города и городки? Да, нет. Ведь только 5,5% опрошенных ожидают в качестве реформы обязательную установку кассовых аппаратов во всех торговых точках. Возможно, казну наполнят банки? Если, например, как в Европе, по-настоящему ограничить возможность наличных расчетов, скажем, десятью тысячами гривен. Но и эту норму поддерживает только 3% населения.

Своих народ в обиду не дает. Даже липовых, даже лживых, даже паразитирующих. Только 9,8% выступает за пересмотр льгот, их сокращение и монетизацию выплат оставшихся. Зная, при этом, сколь велико количество фальшивых "чернобыльцев", "участников боевых действий" и "матерей-одиночек", живущих с отцами своих детей, но ставящих прочерк в графе "отец" ради получения пособия. 

Не коммутируется с реформаторскими планами и введение обязательной налоговой декларации для всех граждан Украины. Только 8,4% ее поддерживает. Причем не боятся нововведения 16% днепропетровцев; 15,3 — одесситов и только 3,2% — закарпатцев. А зря. Как труд из обезьяны сделал человека, так налоговая декларация способна жителя превратить в гражданина. На вопрос: "Сколько ты зарабатываешь?", мы называем сумму "чистыми" в месяц. А теперь представьте, если бы называли, как в ряде цивилизованных стран — "грязными" в год. Наемного работника не интересует, что работодатель с каждой выплаченной ему тысячи гривен отдает государству 560. Не наемный сотрудник платит налоги, а работодатель. А если бы пришлось раз в год относить в налоговую собственными руками лично заработанные деньги, по дороге представляя во что они могли бы превратиться — детский велосипед, зимнее пальто, лечение для мамы, отдых для семьи, новую машину, — то подержавший в руках реальные деньги и отдавший их государству житель разорвет на клочки ЖЭК, местный автодор, школьных вымогателей, вурдалаков из районной больницы и т.д. Так, глядишь, и гражданское общество разрастется, и с колен встанет. И тогда, может, даже большинство наших граждан поймет, в чем разница между делегированием прав местным властям или местным общинам. А, возможно, даже миллионы поддержат тех нескольких, кто сорвал голос, требуя прозрачного, в режиме онлайн, отчета властей о доходах и расходах местных и центрального бюджетов. И воровать из этих бюджетов станет ой, как не просто. И столица будет перенесена… 

Эх, да знаем мы и о ментах, обирающих базарщиков; и о таможенниках, не дающих растамаживаться "в белую", а загоняющих на "нужные" площадки; и о большинстве банков, выводящих каждую в них попавшую копейку в офшоры; и о пенсиях, на которые ни жить, ни умереть достойно нельзя; и о мужиках наших, в среднем умирающих на пенсионном рубеже; и о налоговой системе, от которой, как от химиотерапии, — вреда экономике больше, чем пользы; и о миллиардах олигархов; и о сверхприбылях политиков… Но все дело в том, что пришло время взаимно отказаться от мужского отношения к изменам: "когда мы, то это — мы, а когда они, то это — нас". Страну просто "пустили по кругу". Все. От 7-го километра до "Привата"; от орущего в вышиванке: "Слава Украине!" владельца обнальной "площадки" до ДЭТЕКа; от гаишника за кустом до аграрного барона Бахматюка; от всемогущей паспортистки до беспомощного президента; от полуграмотного ректора до хитрограмотного премьера. Этот круг необходимо разрывать обоюдно. Иначе страна не выдержит и умрет. 

Глядя на описываемую таблицу, выражающую ожидания народа от реформ, легко заметить, что люди планировали распустить пояса. Но правительство, совершенно очевидно, предлагает их затянуть. Конфликт ожиданий налицо. Почему он возник? Во-первых, потому что людям лгали. Марш непопулярных шагов, которые отразились в бюджете и десятках других свежеиспеченных законопроектов, не был отражен ни на бордах, ни в роликах, ни в печатной агитации победивших партий. Во-вторых, люди не особенно стремились знать правду о предстоящем лечении. Все имеют представления о том, что представляет собой здоровая пища. Но большинству хотелось остренького, сладкого и жаренного. В-третьих, с людьми о реформах во время выборов честно говорили десятки из тысяч спикеров, а просвещать пытались вообще единицы. Из нижеследующей диаграммы, образованный читатель ZN.UA легко поймет, что подавляющее большинство наших граждан слабо представляет значение слов "демонополизация"; "административная реформа"; "терадминреформа"; "реформа местного самоуправления"; "разрешительная система" и т.д. И уж точно большинство не представляет себе масштаб проблем, стоящих за этими терминами и призванных решаться за счет соответствующих реформ. Но самое главное на сей момент состоит в том, что власть и большинство населения по-разному представляют себе механизм реформирования даже тех сфер, которые кажутся респондентам приоритетными. (См. табл.10.)

Самая ожидаемая реформа — системы здравоохранения. 43,6% поставили ее на первое место. (Кстати, на Банковой, по данным ZN.UA, окончание реформы здравоохранения — как самой дорогостоящей — планируют далеко за пределами окончания конституционного президентского срока.) В авангардном Херсоне медицине отдали первентство 86,9%; на Галиччине — 55,8; в Донецкой области — 52,8%. Люди ждут реализации конституционного права на бесплатную медицину? Но это невозможно. Им кто-то честно объяснил это на выборах? Есть сомнения в том, что ожидания украинцев совпадают с результатами грузинской медицинской реформы. Надеюсь, при оглашении реальных планов богатое пиар-сопровождение нового министра поможет водрузить на место отвисшую мандибулу украинских пациентов. 

Второе место среди наиактуальнейших реформ сограждане отвели судебной. О ней, и правда, с экранов телевизоров говорили много. И только сейчас заговорили о главном: как ни назначай судей, как ни перестраивай систему — все зависит от человеческого материала, ибо взятка всегда будет больше любой зарплаты. Только сейчас всерьез стали задумываться, кем заменить этих инопланетных сволочей-пришельцев. Власть начала думать об этом? Или она занята высиживанием новых драконьих яиц?

Знакомясь с разделом, посвященным мнению граждан Украины о власти, вы заметите, что местная власть пользуется самым низким уровнем доверия. Хотя, во всем цивилизованном мире дела обстоят с точностью до наоборот. Но при этом 6% опрошенных считают актуальной реформу местного самоуправления. 

При всей ненависти (зачастую оправданной) к чиновничеству, административную реформу первоочередной посчитали только 4%. 

А почему налоговая важна только для 9,5%? Потому что налоги платит работодатель? Или потому, что подавляющее большинство их вообще не платит? 

Науку, лежащую в основе прогресса, дающую идеи для производства и рождения рабочих мест, а не торгашеского вырождения, решили поддержать только 0,5%. Именно столько посчитали актуальной реформу Национальной академии наук и университетской науки. Это — приговор. Кстати, реформу образования, включающую в себя не только как бы отреформированные вузы, но и школы, а также среднее специальное и дошкольное образование, важной посчитали лишь 13,7%. Валяй, Арсений Петрович! Режь бюджет МОНу, как задумывалось в Минфине! Только стипендии оставьте. Чтобы студенческих бунтов в восьмистах вузах не было и "Оболонь" с "Черниговским" не обанкротились. 

Вот 20,5% считают суперважной военную реформу. И с ними не поспоришь. Страна в войне, а военная верхушка, в своем большинстве, курит и оправляется на качество ее проведения. И в принципе, действительно, очень важно, кто будет бегать от турника к турнику и маршировать на плацу — контрактники или призывники. Потому что им попросту как при подготовке, так и на войне, больше нечего будет делать, если не провести реформу военно-промышленного комплекса. Но за нее выступает меньше полутора процентов — 1,4%. Ведь в этой сфере очень важно что? Чтобы не воровали! Но еще важнее — чтобы думали. А думать хотят не все. 

Например, только 2,4% выступают за создание прозрачного реестра всех видов собственности. Остальные, очевидно, просто не понимают, как эта реформа может повлиять на их конкретную жизнь. Например, она может им дать шанс на правду. Ведь, если станет известно, кто стоит за офшорами, являющимися учредителями всех телевизионных каналов, то Антимонопольный комитет уже не сможет тыкаться мордочкой в куточек и не замечать, что на рынке оболванивания существуют мощные монополии. А еще — шанс на снижение тарифов на электроэнергию и отопление. Это, если разобраться во владельцах обл- и горэнерго, а также обл- и горгазов. И опять АМК все карты в руки, а народу экономия в карман, ибо монополисты не смогут бесконтрольно задирать цены. А еще — билеты на авиаперелеты станут доступными, как в Европе, если разобраться, кто сидит конечным бенефициаром целого ряда авиакомпаний. Все это будет, если сделать прозрачными реестры собственности и провести демонополизацию, за которую выступает… 3,5% населения.

Что касается реформы конституционной, то украинцы не считают актуальным очередное перераспределение полномочий между ветвями властного древа. Усиления полномочий парламента и правительства хотят лишь 3,2%; дать дополнительные рычаги президенту — так и вообще считают нужным лишь менее 2%. Наиболее востребованной из конституционных, является реформа, предполагающая децентрализацию. О ней, как и о судебной, много говорят во время различных ток-шоу. Как результат — 13,7% назвали децентрализацию первоочередной реформой. А вот федерализацию, которую пытается навязать Украине Кремль и некоторые европейские политики, важной для страны считают лишь 3,2%. Впрочем, как показывают ответы на другие вопросы, федерализацию считают не только не важной, но и не нужной. Хотя, в Харьковской области эту реформу отметили 14,4, а в Донецкой — 12,3%. 

Обратите внимание на низкий уровень актуальности реформы системы правоохранительных органов — 15%. Думается, понимая ее необходимость, народ не особенно верит в возможность качественного изменения представителей "mentus vulgaris". Создание муниципальной полиции, востребованное всего лишь 4% граждан, косвенно подтверждает эту догадку. 

А вот тот факт, что лишь 10% в качестве приоритета отметили упразднение энергетической зависимости от России, говорит о нежелании широких народных масс осознавать стратегические задачи, стоящие перед государством. Одессу это вообще не беспокоит (4,3%), а Запад Украины — лишь на 3,5% больше, чем в среднем по стране. 

Зарплаты, пенсии, здоровье, справедливый суд и армия — вот очевидные для общества приоритеты, обеспечение которых ожидается за счет отбора средств у олигархов. Тезис о рождении в Украине нового, искомого миром, пути не стал "вирусом", заразившим население. Интересно, аборт шанса — это грех? Как думаете, Петр Алексеевич? Людей, загнанных в нишу выживания, сложно упрекать в отсутствии понимания стратегических задач и определений векторов развития страны. Но ведь элиты должны выполнять свою функцию, заключающуюся именно в определении стратегии. Не нагромождением стройматериалов и инструментов, сваленных в кучу коалиционного соглашения, а четким подчинением всех действий и ресурсов, подробно проговоренному и выписанному проекту. 

Мы поступили не совсем этично, задав респондентам экспертный вопрос: какую, с вашей точки зрения, экономику должна строить Украина? (см. табл.11). Профессиональную дискуссию по этому поводу не часто встретишь и в экспертных кругах. Более того, экономическое изничтожение среднего класса и разведение властью, по ее мнению, управляемого люмпена, превращает саму возможность дискуссии о выборе бизнеc-модели страны в "панську забаганку". Поэтому неудивительно, что каждый третий украинец не смог вообще ответить на поставленный вопрос. Из тех же, кто посчитал себя готовым на него ответить, поровну разделились голоса между сторонниками либеральной модели и плановой экономики — 22,8 и 22,7% — соответственно. На Западе оказалось 26% рыночников. На Донбассе — столько же. И меньше всего — в Центре — 18,7%. Примечательно, что в Центральной Украине меньше всего сторонников не только либеральной идеи, но и левой — 14,9%. Черноземовые гены противятся любой сверхсиле, вмешивающейся в жизнь людей — будь-то биржа, или госплан. В этом регионе половина опрошенных не имеют ответа на вопрос: какую экономику должна строить страна (49%). 

Левые же настроения западного региона оказались конгруэнтны настроениям жителей Донбасса, где как мы, правда, помним, опрошены в основном жители освобожденных территорий. Очевидно, на разных полюсах страны сохранилась тяга к порядку и равенству. Однако, заметим, что во Львовской, Ивано-Франковской и Тернопольской областях по плановой экономике скучают 17%, тогда как макрорегиональный показатель в 25% поднят ностальгирующими в большей степени по ясным временам жителями Волыни, Ровенщины и Хмельнитчины. А может эти люди что-то знают?.. Например, о том, что в не таком уж далеком будущем мир будет вынужден на глобальном уровне вернуться к идее плановости в некоторых секторах экономики, связанных, в первую очередь, с исчерпаемыми природными ресурсами. 

Как видите, только 17,3% поддержали южно-корейский вариант развития экономики страны, предполагающий определение ее локомотивов — точек роста. Представляя программу правительства, премьер Яценюк много говорил о необходимости сокращения расходной части бюджета. В отношении доходной сказал лишь о сельском хозяйстве и нашем намерении накормить мир. О каком сельском хозяйстве речь? Сырьевом? Пищевой промышленности? О какой пищевой — генно-модифицированной продукции или экологически чистой поштучной? Какие доходы ожидаются от этой отрасли? Сколько рабочих мест она создаст? Все эти вопросы остались без ответов. Да и одним сельским хозяйством, к которому у Украины несомненный талант, страну, импортирующую так много всего, включая энергоносители — не прокормишь. Нужны и другие точки приложения усилий. Какие? Об этом спорят преступно долго и пока бесплодно. А пока спорят, хиреет космос, валится машиностроение, разворовываются порты и аэропорты, деградирует техническое образование, мозги утекают из страны. В принципе, если так пойдет и дальше, то Украина в международном разделении труда сможет побороться за место лучшего лоточника-контрабандиста... 

Рентная экономика — диковина для общенациональной дискуссии. Основным "пушером" этой идеи был Михаил Папиев. Но это совсем не значит, что идея не заслуживает внимания, она нашла свое воплощение в экономиках скандинавских стран. Украина богата природными ресурсами. Но богатство это не ощущается миллионами, расходится по карманам нескольких десятков владельцев скважин и шахт. Точно так же по карманам разойдется и пахотная земля, если пойти навстречу пожеланиям президента и премьера, чьи стремления ввести в 2015 г. рынок земли отразились как в первом проекте коалиционного соглашения, так и в первом варианте правительственной программы. По данным ZN.UA, в стране было проведено закрытое социологическое исследование, установившее негативное отношение граждан к рынку земли (собственно, наше исследование также это подтверждает — принятие закона о свободной продаже земли поддержали лишь 2,6%). В связи с чем, пиар-агентство получило крупный заказ, предполагающий изменение общественного мнения в этом вопросе. Примечательно, что заказ пришел от иностранной, никому неизвестной фирмы. Кто за ней? Тот, кто печатает валюту и хочет обменять фантики на реальные гектары? Или тот, кто штампует решения власти и готов за счет административного демпинга перераспределить последний ресурс Украины в пользу очередной Семьи?

Подводя итоги, с сожалением вынуждены заметить, что: 

— Общество остро нуждается в разъяснительной работе во всем, что касается причин и целей реформ. 

— Лживое поведение элит, приведшее к неготовности социума к болезненному лечению, провоцирует еще большее усложнение ситуации, связанное с реальными возможностями бунтов. 

— Элита, за редким исключением, оторвана от комплексного, системного видения будущего Украины; население находится в отрыве от осознания степени запущенности болезней во всех сферах и путей их лечения. 

Эти разрывы накладываются на шрамы и раны других противостояний. Вера в общее лучшее завтра вытекает как кровь из раненого тела. Закрывать на это глаза — преступление.

Народ и война

Сколько бы власть ни повторяла приторное слово "мир", у внушительной части населения происходящее четко ассоциируется с горьким словом "война". Причем граждане, похоже, столь же четко представляют, кто с кем воюет (см.рис. 12). 

39,6% опрошенных считают происходящее сейчас на востоке страны войной России с Украиной. Нет ничего удивительного в том, что подобное мнение разделяют более половины жителей Западной Украины — 59,2% (в Галичине подавляюще большинство — 74,8). Но такой же точки зрения придерживаются 52,3% опрошенных в Центральной Украине и 24,5 — в Южной. Важная деталь: на Донбассе происходящее называют российско-украинской войной чаще, чем в других регионах Восточной Украины. В Донецкой и Луганской областях суммарно так считают 20,3% респондентов, а в Днепропетровской, Запорожской и Харьковской областяхсуммарно — 16,4%. 

Удивительно ли, что в Донецкой области говорят о войне между двумя государствами 22,9%, в то время как, например, в Одесской — 9,8, а в Харьковской и того меньше — 6,9%? На наш взгляд — нет. Донетчане видят эту войну в лицо, а одесситы и харьковчане — по телевизору. Причем зачастую, по телевизору "чужому". Неслучайно спецслужбы сопредельного государства столь активны на Харьковщине и Одесщине, где происходящее на Донбассе, очевидно, воспринимают с куда меньшим реализмом, нежели собственно на Донетчине и Луганщине. Где естественная острота неприятия войны усиливается искусственно созданной упрощенностью ее восприятия. Особенно это ощущается в ответах респондентов Харьковщины, в чем мы еще сможем убедиться, анализируя другие данные исследования.

Факт участия России в конфликте на Востоке страны признают 60,7% опрошенных: к тем, кто считает происходящее российско-украинской войной, прибавляются еще и 21,1%, называющих события на Донбассе гражданской войной, спровоцированной и поддержанной российской властью. Наиболее популярна подобная точка зрения в Днепропетровской области — 33,6%. Наименее популярна в Харьковской — 6,5%. Для сравнения, в Одесской области — 22,1, в Луганской — 17,2%. 

Гражданской войной называют происходящее на Востоке в общей сложности 29,2%. К 21,1% считающим, что за ней стоит Россия, добавляются 8,1% полагающих, что кровавые события на Донбассе — гражданская война, спровоцированная и поддержанная киевской властью. Более всего подобное мнение распространено в Одесской и Харьковской областях (31,9 и 20,1% соответственно). Что удивительно, достаточно популярно оно и в Херсонской (16,4%). Реже всего соглашаются с таким утверждением в Черновицкой области — 1,1%. 

Примечательно: число тех на Донбассе, кто считает происходящее гражданской войной, но по-разному определяет ее вдохновителей и разжигателей, в принципе сопоставимо. 15,7% считают провокаторами и организаторами событий киевскую власть, 13,3% — российскую. Обращает на себя внимание и то, в Украине в целом и на Донбассе в частности происходящее назвали гражданской войной одинаковое количество опрошенных — 29,2 и 29% соответственно. 

12,1% склонны рассматривать продолжающуюся в Украине войну как геополитическую схватку между Россией и США. Распространена подобная версия, естественно, на Востоке (22,6%) и на Донбассе (19,5%). Среди областей с большим отрывом лидирует Харьковская (38,2%), в очередной раз подтвердившая: именно в этом регионе оценка происходящего на Востоке наиболее напоминает официальную позицию Кремля.

Если верить данным исследованиям, на Донбассе прокремлевские настроения во многом слабее, чем на Слобожанщине. Очевидно, реальная война уже избавила часть населения Донецкой и Луганской областей от некоторых иллюзий.

Реже всего называют происходящее на Востоке локальным вооруженным конфликтом между украинскими силовиками и незаконными вооруженными формированиями. То есть наименее популярна именно та характеристика войны, которая более всего соответствует термину АТО. 6,4% — по стране. 11,5 — на Востоке, 4,3% — на Западе. Власть, может пора официально назвать войну войной? Граждане давно все поняли. С кем лукавим? 

То, что истинная роль Москвы в событиях на Донбассе вызывает все меньше иллюзий у населения разных регионов страны, подтверждают ответы и на еще один наш вопрос — о возможном участии в военных действиях на Востоке Украины регулярных частей Вооруженных сил России (см. табл.13). С этим утверждением согласны 70,1% респондентов. В том числе — 53,8,% опрошенных жителей восточных областей и 52,2% участников исследования на Донбассе. 

Даже в Харьковской области (население которой, как мы отмечали, отличается ярко выраженным нелояльным отношением к военной кампании на Донбассе и в целом к политике официального Киева на Востоке) 39,4% признают факт участия в боевых действиях в Донецкой и Луганской областях российских военных. 

Что уж говорить о Галичине, где в присутствии солдат и офицеров ВС РФ на востоке Украины не сомневается почти никто — 95,1%. 

В то, что никаких россиян (ни бойцов регулярных частей, ни военных инструкторов, ни наемников, ни добровольцев) на Донбассе нет, считает только 2,3% населения. Больше всего таких "доверчивых" (прогнозируемо) в Харьковской области — 6,5%. 

Еще меньше сомневающихся в том, что руководство России поставляет в т.н. "ДНР" и "ЛНР" оружие, откомандировывает на Донбасс военспецов и оказывает самопровозглашенным образованиям пропагандистскую поддержку (см.рис. 14). Уверены в том, что все вышеперечисленное имеет место 81,8% опрошенных, причем 64,3% полностью уверены в этом. Факт всесторонней помощи Москвы сепаратистским режимам признает 66,7% населения Донбасса. Им ли не знать? Менее всего верят в подобное в Харьковской области, хотя и здесь о поддержке Кремля говорит более половины опрошенных — 58,3%. 

В той же Харьковской области чаще всего отрицали наличие помощи России самопровозглашенным республикам на Донбассе —17,9%. Достаточно высокий процент сомневающихся в этом (13,7%) и в Запорожской области. 

Для общей оценки происходящего важно и то, что для большинства опрошенных идущая война является войной за Родину. Таковой ее считают 66,1% респондентов. В том числе, 56,6 — на Востоке, 43,2% — в Донбассе. 35,8% опрашиваемых в стране безоговорочно согласны с подобным определением войны (менее всего в Донецкой области — 10,6%). Категорически не приемлют подобную точку зрения лишь 6,3%. 

Хотя, например, в Запорожской области не считают происходящее войной за Родину 38,1%, а в том числе 16,5% — категорически (больше, чем в любом другом крае). Именно в этом регионе, судя по итогам исследования, отношение к войне, пожалуй, наиболее противоречивое. Еще 19,2% жителей области не смогли определиться с ответом на вопрос "Считаете ли вы конфликт на Востоке Украины войной за Родину?".

Допустимо предположить: как минимум, часть жителей Донбасса может вкладывать в словосочетание "война за Родину" несколько иной смысл, чем жители, к примеру, Галичины. Но то, что большинство именует происходящее на Востоке страны именно так, симптоматично. Симптоматично и то, что термин "война за Родину", кажется, ни разу не был употреблен вслух представителями власти. "АТО за Родину" не бывает. 

Очередным подтверждением того, что власть не вполне чувствует (или делает вид, что не чувствует?) настроения граждан, является ответ населения на вопрос "Имеет ли смысл воевать за Донбасс?" Утвердительно на него ответили 62,8%. В том числе 57,5% на Востоке и 36,1% (суммарно) в Донецкой и Луганской областях. 

Причем, с нашей точки зрения, важен не только порыв, но и мотив. 47,5% респондентов считают, что сражаться за Донбасс стоит потому, что "это — территория Украины, на которой живут украинские граждане". Наиболее популярна эта точка зрения не в Галичине, как это можно было предположить, а на прифронтовой Днепропетровщине — 67,1%. Менее всего в Донецкой области — 20,7%. Хотя в соседней, также охваченной войной Луганской, тезис о необходимости воевать за украинских граждан и украинские территории разделяет больше опрошенных — 52,2%. Впрочем, вынуждены напомнить: если на Луганщине опрос проводился исключительно на контролируемых украинской властью территориях, то на Донетчине — преимущественно на освобожденных. А потому подобное отличие объяснимо. И к оценке выявленных исследованием тенденций, по крайней мере, в этой части следует относиться осторожно. Однако игнорировать их также нельзя.

И потому некоторым политикам, охотно эксплуатирующим тезис "о мире любой ценой", стоит обратить внимание на следующее обстоятельство: только 10% опрошенных считают, что "воевать за Донбасс не имеет смысла, так как большинство проживающих там людей хотят отделиться от Украины, и наши солдаты не должны бессмысленно гибнуть". Более-менее популярен этот тезис в Донецкой (22,1%), Харьковской (21,1%) и Одесской (19,1%) областях. 

Чуть больше голосов собрал другой миротворческий рецепт — "конфликт должен был урегулирован исключительно путем переговоров". За подобный путь выступают 16,8% опрошенных. Причем обратим внимание, что в эффективность выхода из войны при помощи переговоров не слишком верят в прифронтовых областях Востока — 18,2%. Для сравнения: на Донбассе — 37,6, на Юге — 30,7%. В более лояльной к Киеву Херсонской области в спасительную силу мирных инициатив верят 40,3% респондентов, в куда менее лояльной Харьковской — 19,4%. Сказывается близость к войне.

В любом случае, количество убежденных, что воевать за Донбасс нужно, более чем в два раза превышает число тех, кто полагает, что сражаться за него не стоит (62,8 против 26,8%). Принципиально, с нашей точки зрения, и то, что забота о своих доминирует над страхом перед чужими. Сторонников необходимости сражаться, в первую очередь, за украинских граждан и украинские территории более чем в 4 раза больше, чем тех, кто уверен, что "если сдать Донбасс, то Россия на нем не остановится и пойдет дальше" (за эту версию отдали свои голоса 11,2% опрошенных). Готовых воевать за украинский Донбасс в 12 раз больше, чем тех, кто оправдывает необходимость дальнейшей войны потребностью в ресурсах региона (4,1%).

Условно говоря, очевидные соборные настроения преобладают над условными антироссийскими. А ответственность доминирует над меркантильностью. Избранным есть чему поучиться у избирателей. Решимости воевать за украинскую землю в частности. Примечательно, что на вопрос: "Какие конкретно шаги центральной власти, по вашему мнению, могли бы урегулировать конфликт на востоке Украины" треть опрошенных (33,2%) ответила однозначным — "Военная операция украинской армии, в результате которой оккупированные территории будут освобождены". 

Сражаться за Крым украинцы готовы куда меньше, чем за Донбасс (см.рис.15). Согласились с тем, что полуостров необходимо отвоевать только 18,5% опрошенных. В Донецкой и Харьковской областях эту затею считают зряшной. В отличие от Галичины. 

Самая популярная версия — "Крым для Украины потерян навсегда". Ее разделяют 23,5% жителей страны, в том числе, 57,7% опрошенного населения Донецкой области. На то, что мятежная республика вернется добровольно (так считают 21,1%) в случае превращения Украины в развитое, экономически привлекательное государство, надеются преимущественно соседи-южане. В то, что обязательным условием возможного возврата Крыма являются экономические и политические потрясения в России, верят еще меньше —16%. Причем трудно сказать, во что не верят больше — в российские катаклизмы или в саму вероятность крымского камбэка. Обращает на себя внимание разве что популярность этого тезиса в Луганской области (22,1%). Хотя они к России ближе, может, чувствуют что-то? 

Пятая часть опрошенных с ответом затруднилась. 

Декларативная готовность воевать (зафиксированная в ответах на некоторые вопросы) не всегда означает практическую способность это делать. Степень решимости граждан защищать территориальную целостность социологи вначале замерили опосредовано, задав вопрос-эвфемизм: "Что будет делать ваш знакомый, если военные действия возобновятся, и будет объявлена всеобщая мобилизация?" Симптоматичным является достаточно внушительное количество респондентов, уклонившихся от прямого ответа — 37,8% ограничились скользким "трудно сказать", еще 15,1% "ушли в отказ". Вариант ответа "Обязательно пойдет в армию и будет воевать" избрали не так уж много — 27,4% (47,6 — в Галичине и 4,7 — в Донбассе). Впрочем, версия "Попытается уклониться от мобилизации" оказалась еще менее популярной — 14,5%. Здесь рекордсменом выступает Одесская область — 39,6%. Любопытными оказались настроения на Закарпатье. Здесь число потенциальных защитников гипотетических "уклонистов" одновременно и достаточно велико, и вполне сопоставимо — 30,6 и 23,9% соответственно. Как шутил один известный политик, в Закарпатской области примерно поровну патриотов, пацифистов и патриотов-пацифистов. Если учесть, что еще 34,2% закарпатцев затруднились четко ответить на этот вопрос, можно предположить, что он не далек от истины. 

11,8% респондентов признали, что риск призыва на военную службу их самих либо их родственников вызывает у них тревогу. И встревоженных подобным на Западе Украины больше (15,4%), чем на Востоке (12,7%) и в Донбассе (7,6%). Возможно, в Донецкой и Луганской области в то, что их призовут в армию, попросту не верят. 

Жителям восьми областей Юго-Востока был адресован прямой вопрос — социологи интересовались их реакцией на возможное вторжение российских войск (см. рис.16). Наиболее популярный ответ — "Оставаться дома и не вмешиваться" — 35,7%. Подобного мнения придерживаются 58,6% опрошенных жителей Донетчины. И (для сравнения) всего лишь 14,3% жителей Николаевщины. 

Несколько меньше респондентов выразили готовность оказать вооруженное сопротивление агрессору — 32,9%. В Донецкой области желание сражаться с россиянами выказали только 4,4%. Удивительно, что наиболее боевитыми оказались вроде бы миролюбивые южане: в Николаевской области — 65,8%, в Херсонской — 54,5 и даже в Одесской — 47,6%. И это при том, что мы помним: респонденты прогнозировали на Одесщине высокий процент потенциальных "уклонистов". 

О некотором противоречии между двумя этими показателями мы предложим задуматься экспертам. А пока отметим очевидное. Приветствовать ввод российских войск готовы только 2,1% опрошенных жителей Юго-Востока. Более всего — в Харьковской области (еще раз обращаем внимание на особенности электоральных настроений в этом регионе) — 5,7%. Но при этом лишь 3,2% в Донецкой области, и (внимание!) — 0% в Луганской. Даже с учетом особенностей проведения исследования в этих областях цифры красноречивые. Вступить в ряды российской армии готовы 0,6% респондентов. В Луганской, Запорожской, Херсонской, Николаевской и Днепропетровской областях желающих облачиться в униформу ВС РФ не нашлось вовсе. Наиболее высокий процент потенциальных перебежчиков… Правильно, в Харьковской области — 1,5%. 

Было бы разумным сравнить ответы на этот же вопрос, полученные в апреле этого года в рамках исследования, проведенного КМИС по заказу ZN.UA.

Выясняется, что количество готовых оказывать вооруженное сопротивление агрессору в Херсонской области за четыре месяца конфликта выросло почти в 1,5 раза, Запорожской — почти в 1,8, Днепропетровской и Одесской области — в 1,9, в Николаевской — более чем в 2 раза. Рост военного патриотизма продемонстрировали даже Луганская и Харьковская область. Падение готовности сражаться с потенциальными оккупантами наблюдалось только в Донецкой области. Там число тех, кто намерен поднять оружие против агрессоров, уменьшилось в
2,7 раза. 

Красноречивым является факт, что в целом на Юго-Востоке за период с апреля по декабрь упало:

— число намеревающихся после вторжения российской армии оставаться дома и не вмешиваться в происходящее — в 1,3 раза; 

— число готовых приветствовать ввод российских войск снизилось более чем в 3,3 раза; 

— число желающих вступить в ряды армии-агрессора уменьшилось в 3,5 раза.

Данные опроса, с одной стороны, являются поводом к размышлениям для киевских политиков. Которым предстоит разобраться в некоторых противоречиях между достаточно патриотическими настроениями значительной части населения на Юге и Востоке и, одновременно, их неуверенностью то ли в собственных силах, то ли в прочности власти. 

С другой стороны, налицо пламенный привет идеологам так называемого "русского мира" и тем московским политикам, которые рассчитывают, что российских "миротворцев" в пограничных областях будут встречать с хлебом-солью. 

24,6% жителей Юго-Востока признают, что возможное полномасштабное вторжение армии РФ вызывает у них тревогу. Меньше всего встревоженных подобной угрозой в Харьковской области — 7,7%. Почти в три раза меньше, чем в стреляющей Донетчине, в два с половиной раза меньше, чем в стреляющей Луганщине. 

Такую же обильную пищу для раздумий содержит сравнительная характеристика ответов на вопрос о готовности граждан взяться за оружие. 

Как часто бывает, стоит иначе сформулировать вопрос, и точка зрения респондента подвергается коррекции. Давайте сравнивать. 

"Что может заставить Вас взяться за оружие?" — спросили социологи граждан, отметив, что вопрошаемый может выбрать несколько вариантов ответа. Что получилось? (См. рис.17 на 6-й стр.)

Возьмем, к примеру, Днепропетровскую область. 11,3% готовы взяться за оружие в случае начала гражданской войны. 9,9% — в случае возникновения угрозы территориальной целостности. 6,4% — в случае возникновения угрозы региону. При этом, когда тех же днепропетровцев спрашивали о готовности оказать вооруженное сопротивление российским агрессорам — утвердительно ответили 49%. 

Заявили о намерении дать вооруженный отпор российскому вторжению и 45,2% запорожцев. Но когда тот же, по сути, вопрос задали в иной форме, вышла куда более миролюбивая картина. Только 5,7% жителей Запорожской области готовы браться за оружие для защиты своего региона, 2,4% — в случае посягательства на территориальную целостность страны, 0,5% — если начнется гражданская война. 

Почему так? Объяснение очевидно: детализация вопроса о готовности сражаться, убивать и умирать заставляет опрашиваемых задумываться осторожно относится к ответам. 

А потому главной причиной взяться за оружие более половины (50,5%) опрошенных назвали угрозу себе и своим близким. И это тот самый случай, когда Украина действительно едина: подобный вариант ответа выбрали 55,5% респондентов на Западе, 55,4 — на Юге, 54,1 — на Востоке, 47,4% — в Центре. Самый низкий процент ответивших таким образом на Донбассе — 41. Потому что для населения тех мест вопрос о готовности применять оружие куда менее гипотетический, чем для жителей любого другого региона. Немудрено, что ответ "Ничто не заставит взяться за оружие" набрал рекордные 40,3% именно на Донбассе. И сражаться за территориальную целостность страны с оружием в руках меньше всего готовы именно там — 1,9% (в Донецкой области — 1,1).

Вторым по популярности мотивом, побуждающим взяться за оружие, для участников опроса оказалась возможная угроза нападения на жилье или имущество (18,7%). Далее следует угроза региону (10,3%), угроза территориальной целостности (8,5%), гражданская война (6,6%). Ответ "Ничто не заставит взяться за оружие" оказался куда более популярным — 24% в целом по стране. В том числе33,9% в Одесской области, 26,2 — в Черновицкой, 23,6 — в Днепропетровской, 23,2% — в Николаевской. 

Любопытно было сравнить результаты данного исследования с итогами аналогичного опроса, проведенного по анкете ZN.UA теми же социологами восемь месяцев назад в восьми юго-восточных областях. Число тех, кто и весной не видел, и сейчас не видит причин браться за оружие, практически не изменилось (31,1% в апреле, 30,2 — в декабре). А вот число затрудняющихся с ответом выросло почти вдвое (10,5 сейчас против 5,8% тогда). 

Число желающих защищать территориальную целостность с оружием в руках в Донецкой области упало в восемь раз (1,1 против тогдашних, довоенных 8,9%), почти в четыре с половиной раза в Запорожской, более чем в два с половиной раза — в Одесской, в два раза — в Николаевской. 

При этом возросло количество желающих взять в руки оружие в случае возникновения гражданской войны в Днепропетровской области почти в три раза, в Одесской — почти в два. Число потенциальных участников возможной гражданской войны выросло и в Харьковской области — с 3,7 до 6,2%.

Не претерпела существенных изменений готовность оборонять свой регион от возможного вторжения российских войск (5,4 в апреле, 6,2% — в декабре). Любопытно, что число тех, кого данная причина способна принудить взяться за оружие, снизилось в трех областях — в Днепропетровской, Луганской, Донецкой (почти в три раза) и Харьковской (более чем в три раза), не изменилось — в Запорожской, осталось примерно на том же уровне в Николаевской области. Но почти в три раза выросла готовность защищать свой регион с оружием в руках от российской угрозы в Херсонской области, и без малого в 4 (!) раза — в Одесской. Ответы на этот и некоторые другие вопросы убеждают, что "раскачать" Юг Кремлю будет не так просто, как казалось кое-кому в Москве. Судя по всему, увеличение военных группировок бывшего "стратегического партнера" в Крыму и Приднестровье превратило для южан войну в осязаемую угрозу, а печальный опыт Донбасса умножил число тех, кто готов этой угрозе сопротивляться. 

Реальная, а не ожидаемая война уточнила приоритеты, откорректировала намерения, подвергла испытанию готовность воевать у одних, пробудила ее у других. 

Интересно было проанализировать и эволюцию отношения жителей Юго-Востока к свободному приобретению оружия (см. рис. 18). Число сторонников подобной инициативы с апреля по декабрь упало с 8,1 до 6,4%. Причем количество тех, кто безусловно поддерживал свободный доступ к стреляющей продукции, снизилось за это время почти в 2,6 раза. Число тех, кто ответил на этот вопрос категорическим "да", уменьшилось во всех восьми областях. Причем в Донецкой области — без малого в 9 раз (с 3,5 до 0,4%). Слишком близко эта область познакомилась с издержками излишне свободного оборота огнестрела.

С другой стороны, количество тех, кто не приемлет свободной продажи оружия, в юго-восточных областях также уменьшилось — с 83,1 до 68,1%. 

Иначе говоря, снижается численность и тех, кто еще недавно видел в оружии достаточно надежное средство защиты. И тех, кто его как средство защиты до сих пор не рассматривал, но уже начинает над этим задумываться.

Отношение к оружию стало более реалистичным. И к вопросу его приобретения также. Неслучайно 11,7% проживающих на Юге и Востоке считают, что "все, кто хотел иметь оружие, уже приобрели его на черном рынке". В апреле такой вариант ответа респондентам не предлагали. Стволов на руках было меньше. Страха перед оружием — тоже. 

То, что лично готовых защищать страну с оружием в руках оказалось несколько меньше, чем хотелось бы исповедующим патриотизм политикам, отчасти можно объяснить последними военными неудачами, в частности, Иловайской трагедией. 

В неуспехах на фронте (можно было выбрать несколько вариантов ответа, см.рис. 19) чаще всего винят министра обороны — 43,4%, Генштаб и его руководителя — 41,9% и лишь затем — Верховного главнокомандующего. На командиров воинских соединений и добровольческих батальонов респонденты возлагали вину значительно реже. Чаще всего говорили об ответственности комбатов на Донбассе (9,6%). Кроме того, только в Луганской области оказалось достаточно популярным мнение о том, что поражения стали результатом преобладающих сил противника (25,8%). (Интересно, кого они имели в виду?)

Примечательно, что почти четверть опрошенных испытали определенные затруднения при ответе на этот вопрос. 12,5% не выбрали ни один из предложенных вариантов ответа, 8,7% не смогли назвать конкретных виновных, еще 1,3% отказались отвечать. 

Подобные сомнения можно пояснить нехваткой полной объективной информации об обстоятельствах и причинах военных неудач, а также отсутствием у граждан четкого представления о компетенции тех или иных лиц и госинститутов и об их истинной роли в трагических событиях. 

Это предположение отчасти подтверждают ответы на вопрос об ответственности за несвоевременное обеспечение армии (см. рис.20). Главными виновными опрошенные назвали Министерство обороны, президента и Генштаб. И лишь потом — правительство, от которого, в первую очередь, и зависело решение этого вопроса.

В чем опрошенные точно не ошиблись — так это в оценке государственного обеспечения участников АТО. Только 2,6% посчитали, что силовики своевременно обеспечивались всем необходимым. Исключение составили только жители Донецкой области, где с подобным утверждением согласились 13,4%.

Недоверие к власти, помноженное на осознанное нежелание кормить армию противника, стало причиной возникновения масштабного волонтерского движения (см. табл. 21). Преимущественно заботами которого наши силовики одеты-обуты, накормлены, оснащены. И отчасти вооружены. Без малого половина респондентов (49,6%) заявила о своей причастности к волонтерству. Самой распространенной формой помощи армии является сбор средств на нужды военных — 36,9%. Сбор и отправка медикаментов и теплых вещей, а также материальная поддержка раненых и семей погибших гораздо менее популярны среди добровольных помощников украинского войска. Уходу за ранеными посвятили себя всего 0,2%. 

Наиболее активными волонтерами оказались жители Запада и Центра, хотя, к примеру, в южной Херсонской области о своем участии в сборе средств для армии объявили 63,1% опрошенных. В Харьковской и (особенно) Донецкой областях волонтерство распространено наименее. Хотя именно восточные регионы на первом месте по сбору медикаментов и вещей для военных. А харьковчане чаще остальных добровольно ухаживали за ранеными.

Принципиально не считают необходимым участвовать в волонтерском движении, помогающем армии (полагая это прямой заботой государства), 21,2% опрошенных. Еще 11,2% игнорируют подобный процесс без пояснения причин. Таким образом, треть населения волонтерства не приемлет. Лидерами "игнора" прогнозируемо являются жители Донбасса (57%) и Донецкой области в частности (67,5%), где отношение к украинским военным, скажем так, специфическое.

Куда больше озадачили запорожцы, где 47,6% заявили о нежелании помогать армии, причем 33% — без пояснений. И это при том, что жители именно этого региона — в числе лидеров по сбору медикаментов и вещей, а также по материальной поддержке раненым и семьям погибших. Представители данной области в ходе исследования удивляли своей противоречивостью неоднократно. Тема для отдельного изучения. Версия о том, что из прифронтовых регионов Запорожская область менее всего затронута войной, объясняет эти противоречия лишь отчасти. 

Принципиальная деталь: если помощь армии оказывают (как мы уже сказали) 49,6% опрошенных, то помогать переселенцам с Востока готовы только 25,6%, а принципиально отказались это делать — 54%. Значительная часть населения посчитала, что обеспечение воюющих — забота народа, а проблемы вынужденных жертв войны — удел государства. Последнюю точку зрения разделяют 45,3% опрошенных. 

Многие эксперты считают, что отношение к добровольческим батальонам может претерпеть изменения, но пока они пользуются высоким кредитом доверия населения (см. рис.22). 31,6% считают "баты" военно-патриотической элитой страны. Частные армии олигархов в них видят вдвое меньше опрошенных — 16%. Массово распространена эта точка зрения в Донецкой области — 50,4%. Присутствие в батальонах криминала, дискредитирующего настоящих патриотов и украинскую власть, заметили 14,5% респондентов, причем самыми "глазастыми" оказались не жители Донбасса, как можно было ожидать, а представители Херсонщины — 46%.

И еще одна занятная цифра. Организаторов возможного государственного переворота в батальонах видят, прежде всего… Нет не донетчане, не луганчане и не харьковчане, а закарпатцы — 21,9%. Интересно почему? В целом по стране это мнение разделяют 10,4%. Интересно, они опасаются или надеются?

Насколько можно судить, в администрации президента приверженцев этой точки зрения много больше… 

Такой разный
Юго-Восток. 

Пока власть оперлась на выданный ей в Кремле костыль "ни мира, ни войны", украинское общество пытается формулировать собственные смыслы и отношение к происходящему на Донбассе. Здесь сразу стоит отметить, что в вакуумном мешке зоны АТО процесс мышления в узкие рамки "коридора жизни" загоняют залпы минского "перемирия". По данным ООН, на 12 декабря зафиксировано 4 тысячи 707 погибших (из них, по заявлению представителя регионального отделения Детского фонда ООН (ЮНИСЕФ) Кристен Элсби, — 44 ребенка), 10 тысяч 322 раненых. На освобожденной же территории Донбасса, восьми областей Юга и Востока, а также остальной, задетой смертью, но не задетой "градами" территории Украины на войну и мир удается смотреть шире. Потому абсолютно понятно, что при таком, мягко говоря, отличающемся раскладе, продуцируемые общественным сознанием смыслы и отношение к происходящему сильно разнятся. Чем дальше от необъявленной войны, тем радикальнее и жестче. Чем ближе, тем трагичнее и абсурднее. 

Итак, согласны ли вы с тем, что "ДНР" — это законная власть на территории Донецка? спросили социологи у Украины (см. табл.23).

Вполне прогнозируемо, с учетом площади и населения "ДНР" и "ЛНР" (они вместе занимают соответственно чуть менее 3% территории Украины и составляют около 9% ее населения), оказалось, что подавляющее большинство граждан страны, а это 68,2%, в корне не согласны с законностью "ДНР". Если же сюда приплюсовать еще и 13,7% "скорее не согласных", то 81,9% украинцев не признают "ДНР".

Теперь туда, где провели "референдум" и "выборы", принявшись строить нечто из ничего. Так как в вопросе речь шла исключительно о "ДНР", а интервьюеры дотянулись до Донецка, то сразу зафиксируем, что 9,4% жителей Донецка и области считают "ДНР" законной. 13,9% людей скорее согласны с такой постановкой вопроса. Что в итоге говорит о 23,3% граждан, поддерживающих "ДНР" на территории Донецкой области. И это вполне прогнозируемая цифра, особенно если вспомнить, что еще в апреле 19,3% жителей области поддерживали введение российских войск в Украину, а сегодня социологи насчитали 15,1% готовых присоединить "ДНР" к России (о чем чуть ниже). То есть речь о том, что Донецкая область изначально не только в большинстве своем не приняла Майдан (70,5% в апреле сочли его государственным переворотом), но и своей активной, так сказать, пассионарной частью была готова помочь России реализовать ее планы. О причинах писано уже. Но вот о том, что Россия сегодня исправно платит ею же созданным республикам за лояльность, напомнить стоит. Пока мы тут рассуждаем и делаем замеры, пытаясь докопаться до причин и составить прогнозы, брат-у-ворот обеспечивает созданный им же анклав не только идеями и штыками, но и официальными атрибутами государственности. Так, различные бланки, в том числе и будущих паспортов "граждан "ДНР"", печатают на государственных полиграфкомбинатах России, а комплекты номерных знаков на машины представители соответствующих служб "республики" уже сегодня ездят получать прямо в Москву. Где-то там, вероятно, накапливается и деревянная валюта, которую с середины января ватажки "ДНР" и "ЛНР" пообещали народу.

Однако вернемся к цифрам. В данном случае несколько обнадеживающим: 38,1% жителей Донецкой области все-таки не признали законность "ДНР" (из них 29,5% совсем не признали). Это к тому категоричному и довольно распространившемуся по эту сторону войны тезису, что все "нормальные люди давно выехали оттуда". Не все выехали. Да, и с этическим моментом "нормальности" проукраинская общественность серьезно перегнула. Хотя бы потому, что среди людей, населяющих ту же Донецкую область, осталось 33,4% тех, кто затрудняется ответить на поставленный вопрос. По сути, это "материал", с которым должен бы был работать новый министр информации для того, чтобы помочь "сделать Донбасс украинским". Но это тема другого разговора. 

Что касается Донбасского региона в целом, то общий градус "законности" (6,1% полностью согласных, 9,5% скорее согласных) понизил Луганск. Так как опрос прошел только на украинской территории области, там проявилось целых 86,5% противников "ДНР". Можно предположить, конечно, что к "ЛНР" там соответствующее отношение.

Рекордные же цифры неприятия "ДНР" на Западе (88,7%) и в Центре Украины (75,7%) вы можете проанализировать сами. Как и поддержку "ДНР" 3,2% жителями Черновицкой области. А вот на ряде областей Юга и Востока все же остановимся. Так, в Харьковской (16,9%), Одесской (15,3%), Запорожской (9,9%) и Днепропетровской (7,7%) областях обнаружилось достаточное количество сторонников "ДНР". Правда, при схожей цифре неопределившихся и подавляющем большинстве не принявших. Но если с Харьковом больших неожиданностей не случилось (он еще в апреле вместе с Донецком и Луганском был в "горячей" тройке), то Одесса, Запорожье и Днепр, с учетом результатов всего исследования, плавно вошли в провисающую по целому ряду ключевых вопросов зону риска.

Если продолжать разговор о законности и конституционности, то самое время уточнить у граждан восьми областей Юга и Востока Украины: считаете ли вы, что для вашего региона было бы лучше… (см. рис.24).

Нельзя не заметить, что достаточно громко и публично заявленная центральной властью история о будущей децентрализации отчасти дошла до своего адресата 36,5% жителей восьми областей Юго-Востока в целом хотят остаться в составе унитарной, но децентрализованной Украины, где местное самоуправление получит широкие полномочия и бюджетную самостоятельность. При этом Луганск (51,6%) и Одесса (57,7%) больше других поверили доводам власти. Меньше поддался влиянию разрываемый на части предложениями Донецк (25,4%). Что, однако, не помешало выделиться на его фоне Днепропетровской области, отдавшей за децентрализацию аж 25,2% голосов. И здесь внимание! стоит уточнить, на что Днепр экономил силы: итак, 34,2% голосов жители региона, возглавляемого Коломойским, отдали за то, чтобы стать субъектом федерации в составе федеративной Украины. И это почти в два раза больше, чем в Донецке (18,6%)! А ведь еще в апреле таких продвинутых индивидуалистов в Днепре было всего-то 11%. Ау, господа, бросающие "кости" на Печерских холмах, вы спите или прикалываетесь?

Насчет Донецкой области именно здесь стоит зафиксировать первую опорную цифру, связанную с российским фактором: 14,3% жителей области хотят стать субъектом федерации в составе России. Следом идет Луганск со своими шестью процентами. Остальных эта идея не греет. Как, похоже, вообще не греют какие-либо перемены в части государственного устройства жителей Николаевской (53,2%) и Херсонской областей (58,6%), желающих остаться в составе унитарной Украины в рамках действующей Конституции. Интересно, что еще девять месяцев назад всего 17,9% жителей Николаевской области настаивали на сегодняшней модели государственного устройства, а в Херсоне 23,9%. То есть в этих областях почти в три (!) раза выросло стремление законсервировать все как есть. Если заглянуть чуть-чуть вперед на главные опасения жителей этих регионов, то с Херсоном, который граничит с напичканным российскими войсками Крымом, все более-менее понятно: 76,9% жителей области боятся повторения у себя сценариев "ДНР" и "ЛНР", а 15,2% опасаются экономической и управленческой слабости центральной власти. Николаевцы же, которые также не сильно далеки от полуострова, распределили свои страхи более равномерно (повторения сценария республик боятся 36,4% жителей области, террористических актов 32,9%, слабости центра 23,5%), но все-таки решили замереть в собственной скорлупе, не делая неосторожных движений.

Социологи задали и прямой вопрос: вы поддерживаете или не поддерживаете мнение, что вашей области следует отделиться от Украины и присоединиться к России? (см. рис. 25).

Оказалось, однако, что в целом "температура по палате" нормальная 88,3% граждан страны не поддерживают подобный кульбит. При этом градус патриотичности хоть и неровно, но все-таки снижается с Запада на Восток, если рассматривать ситуацию по регионам: Запад (87,3%), Центр (97,2%), Юг (80,4%), Восток (63%). Вообще по "нулям" ударили Херсон и Галичина. Дал свой ответ Никите Михалкову и "исконно-русский" город Одесса 0,0%. 

Однако только 47,8% жителей Донбасса не желают присоединяться к России. Среди остальных 18,5 % представителей Донецкой области хотят иметь триколор над головой. Хотя наличие в области 58,6% тех, кто в случае открытого вторжения России будет сидеть дома и не вмешиваться (смотрите раздел "Война"), говорит о том, что таких желающих намного больше. Что, собственно, и подтверждается еще и 22,5% тех, кто, так сказать, частично "за" соитие с агрессором, частично "нет". Кстати, достаточное количество таких колеблющихся оказалось в Харьковской (17,1%) и Запорожской областях (14,2%).

Здесь интересно сравнить сегодняшние данные с апрельским опросом вопросы звучали идентично. В Донецкой области девять месяцев назад противников протектората России было на 4,4% меньше; желающих отдаться России на 9% больше, колеблющихся на 5,2% меньше. И если колеблющиеся Харькова остались практически на том же уровне (17%), то запорожских сегодня стало на 4,5% больше (правда, количество противников чуть увеличилось). 

Надо сказать, что российский фактор был рассмотрен в ходе опроса достаточно многогранно. Одним из самых ярких аспектов, безусловно, можно считать ответ на вопрос о поддержке Россией Донецкой и Луганской республик. Здесь социологи зафиксировали единодушие "полностью уверенных" в этом и "скорее считающих", что это так: Украина 81,8%, Донбасс 57,7% (подробнее данные специально для ВВП, давно уморившего мир своим "неучастием в конфликте", разбираются в разделе "Война"). Мы же пойдем дальше и уточним у сориентировавшихся на местности: а как же себя теперь должна повести Россия? Уйти или жениться?

81,4% украинцев считают, что, не официально, но поддержав "ДНР" и "ЛНР" (идеями, людьми и техникой). Россия должна перестать вмешиваться во внутренние дела Украины (см. рис.26). (Сразу отметим, что этот ответ четко коррелируется с ответом на один из ключевых вопросов анкеты: что должна делать власть, чтобы урегулировать конфликт на Донбассе? Забегая вперед, скажем, что относительное большинство граждан страны высказалось за продолжение военной операции. Как единственно действенный способ прекратить вероломное вмешательство). В региональном разрезе категоричность в поиске ответа смягчалась согласно тому же вектору с Запада на Восток: Запад (89,3), Центр (87,5), Юг (78,5), Восток (74,0), Донбасс (59,2). 

В то же время 10% граждан Украины убеждены в том, что колдующая боевиками и "градами" на нашей территории Россия теперь должна содержать их. Здесь, кстати, основной прирост цифре дал Донбасс (19,5%), и в частности его Донецкая область — 28%. В принципе не возражают переложить финансовые хлопоты на агрессора Запорожская область (17,2%), Днепропетровская (15,3%), Николаевская (15%), Одесская (14,7%), Харьковская (14,7%) и Херсонская (10,1). 

В отношении же перспективы членства "ДНР" и "ЛНР" в Российской Федерации как одного из вариантов ответственности за содеянное, то здесь ожидаемо впереди все тот же Донбасс — 17,3% (доля Донецка в 26%). А вот жители освобожденных территорий Луганской области, похоже, сильно сомневаются в правильности подобного выбора (0,6%). Среди входящих в подкову риска областей сильно выдающимся оказался Харьков со своими 10,4% желающих вступить в законный брак с не оставляющей попытки совратить его Россией. 

В отношении же возможной полной независимости новоявленных республик на Донбассе наш вопрос прозвучал следующим образом: Вы поддерживаете или не поддерживаете мнение, что вашей области следует отделиться от Украины, но не присоединяться к России, а остаться независимой? (см. рис. 27).

Так вот, в числе "безусловно и скорее не поддерживающих" независимость "ДНР" и "ЛНР" в любом виде оказались аж 86,2% жителей Украины. Категорически не согласны с такой постановкой вопроса на Западе страны (85,0%), в Центре (90,5%), на Юге (74,9%), на Востоке (62,5%), на Донбассе (45,8%). В то же время Донбасс (9%), в том числе Донецкая область (12,1%), в очередной раз побили рекорд желающих выживать самостоятельно. А вот Запорожье (12,9% при 6,9% поддерживающих независимость) и Харьков (18,5% при 7% поддерживающих) оказались в силе колеблющихся.

Здесь есть интересный нюанс. На примере Донецкой области можно увидеть насколько "независимой" на самом деле хотят видеть "ДНР" ее приверженцы. Для этого стоит напомнить и пророссийские показатели области, которые мы анализировали в предыдущих вопросах. Вопросы были разные, но свелись-то все к похожим формулировкам:

— стать субъектом Российской Федерации (14,3%),

— уйти из Украины и присоединиться к России (18,5%), 

— поддержав республики, Россия обязана принять "ДНР" и "ЛНР" (26%),

— по той же причине Россия обязана содержать республики (28%),

Очевидно, что стремление к независимости (12%) — здесь уступает. Потому что, помимо "отжать", "забрать", "устранить", "просить" обязывает оперировать и такими сложными понятиями, как "создать", "развить" или "дать". Как ни крути, но выходит, что независимости и самостоятельности тамошний народ опасается. Ибо привык жить с протянутой к хозяину рукой.

Интересно в этой связи было уточнить у граждан Украины, насколько они готовы распрощаться с Донбассом. Да и ход мысли Донбасса лишний раз проверить не мешало. Так и спросили: в какой степени Вы согласны или не согласны с тем, что Украине будет лучше без Донбасса? (см. табл. 28).

И здесь можно сказать — сенсация. Только 1,8% граждан страны согласились с тем, что Украине будет лучше без Донбасса. Даже в самом Донбассе не согласных с такой постановкой вопроса аж 72,6%. Основные же рекорды несогласных побили Херсон (93%), Одесса (88,4%), Луганск (84,9%) и Днепропетровск (82,5%).

Хотя, свой процент готовых навсегда потеряться, Донбасс отстоял — 16,2% "согласных" и "скорее согласных". Что ж, костяк "пассионариев" — на своем отвоеванном месте. Здесь же достаточно легко обнаружить и те, мягко говоря, неожиданные области, которые подумывают над этим щепетильным вопросом вразрез с общепринятым мнением. Закарпатье (16,5%), Черновцы (13,5%), Николаев (13,1%), Галичина (9,8%) и Запорожье (8,4%) готовы отпустить Донбасс в свободное плавание.

И все-таки, исходя из того факта, что по сути-то никто никого никуда отпускать не собирается, стоит поговорить об обоюдных опасениях. Их мы уже отчасти перечислили, однако пришло время конкретизировать: что вызывает у Вас наибольшие опасения? — спросили мы у жителей Украины, обратив особое внимание на Юг и Восток (см. табл.29). 

Абсолютно прогнозируемым аутсайдером номинации стало "ущемление граждан по языковому или национальному признаку" — целых 2,5% жителей восьми областей Юго-Востока усмотрели в этом большую опасность. Ну а самую большую в их числе, конечно, донетчане — 10,7%. Остальные страхи почти поровну распределились между слабостью центральной власти (30,3%), угрозой терактов (28,6%) и повторением сценариев "ДНР"–"ЛНР" в своем регионе (27,8%). При этом слабости центра больше всего боятся в Луганске (48,6%) и Закарпатье (50,6%). (Пикантно, что в той же Закарпатской области 56,8% жителей ратуют за введение двойного гражданства). Повторения сценариев "ДНР"–"ЛНР" наиболее опасаются, как мы уже отмечали, в Херсоне (76,9%) и в граничащей непосредственно с "ДНР" Запорожской области (41,3%). Террористов ждут в Галичине (41,4%), Днепропетровске (35,5%) и Николаеве (32,9%). Среди странного: к примеру, в Закарпатье (25,3%) и в Черновцах (16,5%) насчитали самый большой процент тех, кто вообще не знает никаких страхов и опасений.

Зато во всех регионах и областях страны, безусловно, ожидают от центральной власти конкретных шагов, которые бы могли урегулировать конфликт на Востоке Украины. Каких? 

Здесь можно сделать несколько открытий и проследить ряд закономерностей. Как раз  о радикальном и трагичном.

Итак, 33,2% жителей Украины отдали свой голос за продолжение военной операции украинской армии, в результате которой оккупированные территории будут освобождены. При этом важно, что воинствующий вектор со своей высшей отметки на Западе страны (47,7%), буквально пикирует в точку Донбасс — 7,5% поддерживающих продолжение военных действий. Между ними оказались зажаты Центр (37,8%), Юг (31,1%) и Восток (28,2%). Чем дальше от войны, тем жестче. Можно пойти попробовать вернуться на вершину этой пирамиды и отчетливо увидеть: в основе ее лежит Галичина (почти 60%), Днепр (46,6%), Херсон (40%), а также Николаев (38,3%), Черновцы (33,1%) и Закарпатье (31,5%). Надо сказать, что эти же самые области еще более высокими процентами подтвердили свою позицию и в ответе на вопрос о том, стоит ли воевать за Донбасс (читайте главу "Война"). Однако в то же время почти половина их жителей сочли, что все-таки глупо идти воевать, когда власть так бездарно руководит армией. Вот такие парадоксы.

На втором месте этой тяжелой номинации оказался более компромиссный вариант: предоставление Донбассу статуса автономии в составе Украины (16,3%). Здесь стрелка пошла вверх: Запад (7%) — Донбасс (32,2%). Помимо Донбасса, также и Запорожье (32,4%), Харьков (32,5%) и Одесса (27,2%) усмотрели в автономии некий выход из кризиса. На то, что при этом делать с верхушкой "ДНР" и "ЛНР", а также тысячами тех, кто взял там в руки оружие, наш опрос, к сожалению, не распространялся. 

Экономическая блокада Донбасса как стимул для населения осознать бесперспективность незаконных республик показалась приемлемой только 13,2% украинцев. Более всех — опять-таки Западу страны (18,5%), менее — Донбассу (8,9%) и воинствующему Херсону (3,8%). При этом показательно, что тот же Запад Украины, а точнее Галичина (35%) и Черновцы (34,2%) наравне с Луганском (35,9%) больше остальных областей помогали переселенцам вещами, продуктами или деньгами. Но этой темы мы еще коснемся. 

Отказ от территорий оказался вообще крайне непопулярным в Украине (5,9%). В то время как Донецк (17,4%) и Харьков (10,1%) все-таки рассматривают это как приемлемый вариант прекращения противостояния. 

Однако не менее интересной получилась графа, куда попали те граждане, которые затрудняются ответить на этот вопрос — 27,3% (от 23–36% колеблющихся по всем регионам и областям, исключая все те же радикальные Галичину (9,1%), Николаев (10,9%) и Днепропетровск (17,9%). Что, в общем-то, свидетельствует о наличии в обществе определенной растерянности по отношению к сложившейся ситуации и нелегком поиске собственных внутренних ответов на поставленные войной вопросы.

Одним из таких вопросов, безусловно, стал следующий: на оккупированных территориях Донбасса проживают граждане Украины. Как центральная власть должна поступить по отношению к ним? (см. рис.30).

И в этом случае ключевым ответом жителей нашей страны стало то самое "трудно сказать" (25,2%). В региональной градации труднее всего искать ответ оказалось Центру Украины (38,7%), легче — Югу (12,2%). Если же смотреть на области, то больше всего колебались в Харькове (38,4%), Закарпатье (31,4%) и в Донецке (27,3%), а почти не сомневались — в Галичине (6,9%), Одесской области (11,6%) и Николаевской (12,5%). Однако причины такой уверенности этих областей — разные. 

Одесская область, к примеру, подавляющим большинством своих жителей (62%) поддержала мнение о том, что необходимо сохранить в полном объеме финансирование региона, поскольку эти территории являются украинскими. И, в принципе, Одесса оказалась не одна в этой второй по численности (после затруднившихся) группе жителей Украины (21,3%). Сюда же примкнул, естественно, Донбасс. Однако правомочность подобной претензии региона, по сути, проголосовавшего и в мае, и в ноябре за собственное государство, — все еще тема для дискуссий как в обществе, так и во власти. И если граждане продолжают ломать копья в соцсетях, демонстрируя порой просто чудовищное неприятие и отторжение друг друга, то власть хоть и объявила экономическую и финансовую блокаду — практически без предупреждения, однако закрыла глаза на продолжающийся пенсионный туризм жителей Донбасса. В результате большинство тех, кто в состоянии выехать с оккупированной территории и зарегистрироваться как беженец или заплатить посреднику, который сам оформит все документы, все-таки как-то выживают. Неходячие же, одинокие и безденежные — оказались разменной монетой в диких голодных играх-2014. К ним могут добраться только волонтеры. Ну и иногда с трудом олигарх-волонтер Ахметов — с талоном на февраль. (Батальоны шалят, а власть вместо того чтобы прекратить этот цирк и предъявить Ахметову сотоварищи конкретные обвинения в разжигании сепаратизма — безмолвствует, порождая еще одну проблему). Понимая ли это или в силу еще каких причин, к группе обязательного финансирования оккупированных территорий, помимо вышеупомянутой Одессы, примкнуло большинство альтруистов Херсона (48%) и Запорожья (37%). 

На третьей позиции возможных сценариев поведения власти на Донбассе стало предложение прекратить все финансовые операции, поскольку Украина де-факто не контролирует оккупированные территории — 20,5% поддержки граждан страны. Донбасс (5,4%), естественно, не понимает, как так может быть на фоне продолжающихся войны, обоюдных обстрелов и гибели мирных жителей, а Запад (28,3%) и Центр (26,6%) не понимают, "какие теперь здесь могут быть у Донбасса претензии?" "Мол, сами Россию звали, сами "ДНР" затевали…" Как-то так… При этом почти в ступор на счет претензий "донецких" вошла Черновицкая область — 52,6% желающих прекратить всякий экономический диалог с Донбассом, весомая, но не большая часть Галичины (30,9%), Николаева (27,9%) и Закарпатья (23,2%). 

Четвертое предложение для власти — организация некоего временного люфта для Донбасса (2 месяца), в промежуток которого Украине неплохо было бы создать условия (временные, но надежные) для переселения всех желающих выехать из оккупированных территорий — 19,7% национальной поддержки. Среди убежденных в правильности такого подхода — почти 40% галичан, 33% жителей Николаевской области и 29% Луганской. Но вопрос: можно ли убедить в этом власть? — остается открытым. И в военном, и в экономическом плане власть подвесила Донбасс в достаточно странном и опасном состоянии. Ни войны, ни мира. Ни еды жителям, ни системной помощи переселенцам. Подобные паллиативы чреваты полным обескровливанием. И Донбасса, и Украины.

Вариант-аутсайдер: прекратить все выплаты, кроме пенсий — 12,3% по стране за счет мнения Донбасса (14,9%), Днепропетровска (19%), Запорожья (18%) и Николаева (21,3%).

Помогали ли вы решать проблемы переселенцам с Востока Украины? – спросили социологи Украину (см. табл. 31).

И Украина ответила достаточно искренне: нет, помогать переселенцам — это обязанность государства (45,3%). С учетом же просто "не считающих нужным это делать" — 54% граждан отказали в какой-либо помощи переселенцам. Причин здесь может быть множество. Начиная от возмущения в адрес халатного и нерасторопного государства, которое только через девять (!) месяцев начала войны сподобилось принять закон о перемещенных лицах, но так и не создало действенного механизма освобождения от налогов международных донорских и общественных организаций. И заканчивая самими беженцами, которые, "ленивые", "неблагодарные", "вороватые" — линейку общественных ассоциаций, которую каждый день продолжают в соцсетях особо непримиримые граждане, мы продолжать все-таки не будем. Оставаясь на общечеловеческой позиции, что в любой семье, аборигенов в том числе, не без урода. 

И здесь, естественно, есть свои рекорды: среди регионов особой категоричностью отличился Юг (59,5%), в число таких областей попали соответственно Одесса (72,3%), Запорожье (69,4%), Херсон (59,4). Николаев в этой истории также среди фаворитов, не желающих помогать. С одним, правда, нюансом — 45% затруднившихся ответить на вопрос плюс 34,4% отказников. Здесь же стоит уточнить, что Одесса (48,9%) и Николаев (45,6%), по сути, отказали в помощи и армии. Чего, впрочем, не скажешь о приграничном Херсоне, абсолютно логично обнаружившем 63,1% тех, кто собирал средства для армии.

Неожиданно и показательно, что, несмотря на уже зафиксированную нами радикальность и жесткость западных областей Украины, готовых и на войну и на экономическую блокаду Донбасса, именно Запад (29,7%) больше других регионов Украины помогал переселенцам вещами, продуктами или деньгами. Здесь стоит также забежать немного вперед и констатировать, что и в вопросе о возможном национальном примирении западные области также оказались намного лояльнее других. И это несмотря на 1252 погибших украинских военнослужащих и почти три тысячи раненых (на 6.12.2014). Весомая часть которых — жители Западной Украины. 

Так возможно ли после всего произошедшего на Донбассе национальное примирение? (см. рис. 32).

40% украинцев на сегодня считают, что примирение возможно, если Россия прекратит вмешиваться в дела Украины. Но если на Донбассе в это верят только 17,5%, то на Западе — 53,5%. Хотя и те, и другие больше всех теряют. Разница только в точке расположения огня, на Донбассе — надежду на примирение расстреливают в упор. В то же время Днепропетровск (52,3%), Николаев (45%) и Херсон (44,7%) также считают, что устранение российского фактора позволит говорить о возможности примирения сторон. 

Но есть еще одна жизнеутверждающая графа: национальное примирение — вопрос времени и наличия доброй воли сторон (25,7% поддержки Украины). Если суммировать эти оба, по сути, положительных ответа, то можно констатировать, что 70,4% украинцев готовы пойти навстречу друг другу. Здесь же 29,3% воюющего Донбасса, решившего, что время все-таки лечит (вместе с предыдущими "антироссийскими" 17% это уже 46,8% — почти половина жителей региона). Если же рассмотреть Донбасс поближе, то можно утверждать, что 29,1% Донецкой области и аж 61% жителей Луганской области видят эти два обозначенных пути для примирения. Как, впрочем, не отвернулись от такой возможности и 55,6% (!) жителей критично балансирующего на грани Харькова. На рвущиеся же к примирению жаркие показатели Херсона, Одессы, Николаева и всех западных областей смотрите и делайте выводы сами. (В контексте сказанного стоит не упустить и те 7,4% граждан Украины, которые считают, что никакого раскола в стране вообще нет, а есть военное противостояние нескольких тысяч вооруженных людей. Здесь в лидерах Одесса (15%), Днепропетровск (10,3%) и Черновцы (11,9%). 

Мы же пойдем туда, где холодно, страшно и невозможно поднять друг на друга глаз. В этой графе звучит резкое "нет" — после гибели тысяч людей с обеих сторон конфликта, и потому что "мы слишком разные, чтобы жить в одном государстве". Так, 12,7% жителей страны считают, что стали чужими друг другу (из них 9,6% — потому что погибли близкие). В региональном аспекте опять-таки тяжелее всего на Востоке — там, где стреляют (14,7% непримиримых). Донбасс уже укомплектовал 29% врагов, Донецкая область — 37,5%, чуть меньше Луганская — 11,2%, но, наверное, только потому, что на оккупированной территории области этот вопрос не задавали. Тяжело находить в себе силы для примирения и Харькову (21,3%) с Запорожьем (16,8%). Запорожцам оказалось еще и труднее всех областей искать ответ на этот вопрос: 27,8% — это самый большой процент среди тех, кто затруднился дать ответ. В Донецке и Харькове по чуть более 16% жителей также отказались причислять себя к потенциальным друзьям или врагам, оставив нам, тем самым, небольшую надежду.

Западные ценности

Опираясь на результаты исследования, можно достаточно уверенно утверждать, что слухи о западноукраинском (в частности галицком) сепаратизме сильно преувеличены. И дело не только в том, что парни из-за Збруча готовы воевать за Донбасс, поскольку считают его украинской территорией, населенной украинскими гражданами. И что почти 70% опрошенных в западных областях респондентов верят в возвращение Крыма. 

Как выяснилось, галичане даже к федерализму не склонны (см. рис. 33). Отвечая на вопрос "Какой вы видите судьбу Галичины?", более половины опрошенных во Львовской, Ивано-Франковской и Тернопольской областях выбрали унитарную Украину в рамках действующей Конституции (53,4%). Еще 40,4% высказались за децентрализацию, предполагающую расширение местного самоуправления и большую бюджетную самостоятельность регионов. Но опять-таки в формате унитарного государства в существующих границах. О Галичине как о субъекте федерации в составе федеративной Украине мечтают (внимание!) 0% опрошенных. Аж 0,2% респондентов замахиваются на создание отдельного государства, включающего в себя Львовщину, Ивано-Франковщину и Тернопольщину. Наконец, за присоединение Галичины к Польше ратуют 2,8% (цифра в рамках погрешности). Процент неопределившихся столь же мизерный — 2,9% Процент "отказников" просто ничтожен — 0,2%. 

Важно другое. Когда опрошенным галичанам предложили порассуждать о возможных перспективах гипотетического Галицкого государства, 84,2% дали исчерпывающий ответ: "Галицкое государство не может состояться, так как Украина едина". На более меркантильной версии "Галицкое государство не может состояться, так как оно не имеет самостоятельной экономической перспективы" остановились только 5,9% респондентов. Фантазировать о Галицком государстве как ускорителе процесса интеграции региона в ЕС осмелились 5,4%. Предположить, что условное ГГ ускорит распад Украины, рискнули примерно столько же — 5,5%. А вы говорите "сепаратизм". 

Эксперты, хорошо чувствующие настроения в Западной Украине, полагают, что Евроймайдан и (что характерно) война на Востоке не усилили, а наоборот ослабили стремление к региональной обособленности. Конфликт стимулировал не столько желание избавиться от Донбасса, сколько стремление его сохранить. Как другое, но все равно свое. Как родную землю, пускай и далекую. Пролитая на Востоке кровь побратимов превратила в глазах многих войну в почти сакральный процесс, участие в ней стало чем-то вроде миссии. Некоторые убежденные галицкие сепаратисты (часто отправлявшиеся на фронт за адреналином) возвращались с полей боев с донецкими и луганскими сепаратистами не менее убежденными соборниками. 

Причем тенденция эта отмечена не только в Галичине, но и в менее пассионарных Закарпатье и Буковине. Так ли это, судить не беремся. Но что у тамошних жителей отсутствует ярко выраженное желание сбежать под крыло соседних, более благополучных Венгрии и Румынии — очевидно. Невзирая на столь же очевидные экономические трудности регионов. 

Обратимся к цифрам. 91,5% респондентов в Закарпатской области и 69,7% опрошенных в Черновицкой области видят свое будущее в составе украинского унитарного государства, устройство которого определяется действующей Конституцией. 0,3% закарпатцев за присоединение области к Венгрии, 0,5% буковинцев — за присоединение к Румынии. Воистину ужасающая угроза раскола. 

Далее следуют отличия. Идея децентрализации не слишком привлекает закарпатцев, где за это ратуют лишь 2,3%. А вот в Черновицкой области подобная точка зрения популярна — 20,8% за дополнительные бюджетные полномочия и широкие права для местного самоуправления. Зато в Закарпатской области отыскалось 3,5% сторонников федерализации, а на Буковине — ни одного. 

Присутствуют и другие региональные особенности. И в Галичине, и на Буковине, и в Закарпатье есть сторонники введения института двойного гражданства (см. табл. 34, 35). Но в последнем регионе их особенно много: 56,8% опрошенных в Закарпатской области выступают за право иметь два паспорта, причем 31,3% выступают категорически. В Черновицкой за подобное ратуют скромнее — 20,5% и только 8% — безусловно. В Галичине ситуация схожая — 21,5% и 7,4% соответственно.

В действительности желающих узаконить бипатридов как класс в Украине немало — 30,2% в целом по стране. 47,3% — на Востоке, 45,3% — на Донбассе, 41% — на Юге. 50,7% жаждут двойного гражданства в одной только Харьковской области. И, кажется, мы знаем, какое будет вторым. Или первым?

По стране в целом против "раздвоения гражданства" — 44,9%. И вопреки многим прогнозам, основные противники внедрения двойного гражданства проживают как раз на Западе (64%). Именно в Галичине большинство считает, что разрешение двойного гражданства приведет к росту сепаратизма и расколу Украины — 57,5%. Причем 23,3% ответили на этот вопрос "Безусловно, да". Для сравнения: в Донецкой области угрозу сепаратизма с институтом двойного гражданства связывают только 12,7%, и только 7% безоговорочно. И в самом деле, ту откуда на Донетчине взяться сепаратизму, с паспортом или без.

Кстати, на Закарпатье в прямую, безоговорочную связь между расколом страны и двойным паспортом верят еще меньше — 5,5%. Там к книжице с венгерским гербом относятся как к проездному в лучшую жизнь.

Подавляющее большинство жителей Закарпатской области главным побудительным мотивом для получения второго паспорта называют возможность легального трудоустройства в странах ЕС — 88%. Возможность свободного пересечения границ Евросоюза — вторая по популярности причина (51,3%). У респондентов на Буковине приоритеты расставлены зеркально — 67,5% заинтересованы во втором паспорте как в пропуске через границу, 56% рассматривают его как своеобразную лицензию на работу в ЕС. Почему так? Как поясняют люди сведущие, закарпатцы едут работать, буковинцы — торговать. И те и другие не полагаются на государство, а полагаются на себя. Но при этом менять родину, судя по всему, массово не стремятся ни там, ни там. 

Как бы там ни было, принимать участие в общественной и политической жизни сопредельных стран не хотят ни жители Черновицкой области (1,1%), ни (тем более) Закарпатской — 0%. Хотя если только 1,4% закарпатцев считают второй паспорт первым шагом на пути присоединения к соседнему государству, то в Черновицкой области таковых 11,6%. Симптоматично, но не тревожно. По крайней мере, пока.

Итоги года.
В круге своем…

Скорость и драматичность происходящих с нами и страной событий зашкаливает. Пружина, сжимавшаяся многие годы, распрямилась. Информационные и эмоциональные потоки, как цунами, накрывают с головой. Для того чтобы выплыть, выбрать правильное направление движения, надо тщательно разобраться с тем, как ты сюда попал. И сориентировавшись, где дно, а где поверхность, начать грести в верном направлении.

Итак, какие события уходящего года стали для украинцев главными? (см. табл. 36).

Из18 пунктов, согласившимся отвечать мы предложили выбрать свои три. 

"Смерть тысяч людей на Донбассе" выстроила в длинную траурную процессию 46,6% жителей страны. Она черной нитью прошла буквально через все регионы — Запад (44,4%), Центр (34,8%), Юг (64,2%), Восток (51,7%), Донбасс (56,3%). Обвила все области, где-то сбившись в большой узел (Херсон — 81,2%, Донецк — 66,6%, Запорожье — 66,3%, Одесса — 62,2%), а где-то едва не порвавшись, но, возможно, только оттого, что там пришлось носить траур и по "Небесной сотне" (Закарпатье — 13,7%). Светлая память.

Гибель "Небесной сотни" — второй маркер трагедии и сострадания Украины — 39,1%. Незабывающие о них совершают подвиги. Кричащие о них — предательства. На Востоке погибли тысячи, которых невыносимо жаль: военные, добровольцы, женщины, старики, дети… А в Киеве скосили сотню мужиков и мальчишек, перед которыми бывает стыдно… О "Небесной сотне" скорбят на Западе (71,0%), в Центре (39,3%), на Юге (30,1%), на Востоке (21,3%), На Донбассе (15,1%). Спасибо и на том. Ничего не забыли Галичина (80,6%), Закарпатье (74%), Херсон (68,8%), Черновцы (53,8%). Честная память.

Оккупация Крыма Россией — главное событие года для 35,8% жителей страны, потрясенных коварством России, "зелеными человечками" и "бесцветными согражданами"... Среди регионов больше других возмущен Центр (43,7%), среди областей — Закарпатье (50,6%), Николаев (49,4%), Харьков (39,9%) и Херсон (39,4). Меньше других аннексия полуострова задела Луганск (22,1%), Донецк (18,5%) и Запорожье (17,1%). 

Вторжение российских войск на Донбасс не оставило равнодушными 26,8% граждан страны. Правда, в этой колонке более показательны не лидеры — Закарпатье (35,3%), Галичина (34,8%), Запорожье (29,6%) и Одесса (24,5%), а аутсайдеры — Донбасс (12,7%) и его составляющая — Донецкая область (10,1%). Предсказывавших подобное называли маргиналами. Отрицающих произошедшее — инфозомби.

Вот и четыре главных события года: горе, боль, шок и злость.

19,3% жителей Украины сочли главным событием побег Януковича и ближайших его соратников. Где-то рядом находятся и 7,5% граждан, которые считают главным событием не столько побег, сколько уход Януковича и К° от наказания. Что, собственно, неудивительно, потому как именно наказание беглого президента и его челяди зафиксировано опросом как главное постмайданное ожидание украинцев (52,6%). При этом 87,7% жителей страны считают, что власть практически ничего не сделала для того, чтобы это ожидание оправдать, и большая часть людей грешит на личную заинтересованность власти в нерасследовании преступлений своих предшественников (подробнее — в главе "Народ и власть")

Ощутимым ударом для 14,1% граждан страны стало падение курса гривни. Больше всего денежная тема беспокоит Одессу (35,4%), Харьков (26,9%) и Черновцы (19,4%), где доход очень многих граждан зависит от базарного импорта, по которому бьет курс. Меньше обвал курса волнует Донецк (11,6%) и Луганск (2,8%), по которым бьют "Грады". 

10,4% респондентов отметили самопровозглашение "ДНР" и "ЛНР" как ключевое событие года. На фоне мизерных процентов, посчитавших это важным, 30,5% голосов с Донбасса только подтверждают всю серьезность разворачивающейся в регионе ситуации. 

Теперь о пунктах, привлекших меньше внимания, но от этого отнюдь не утративших значения. Только 2,2% опрошенных отметили досрочные выборы в Верховную Раду — война и бедность затмили собой этой событие. Но последствия-то этого выбора должны будут справляться с войной и бедностью. Не придают особого значения украинцы и появлению новых лиц во власти — 2,1%, хотя и связывают с ними определенные ожидания. Главное, чтобы избиратели незаслуженно не разочаровывались в этих самых лицах, памятуя, по крайней мере, что парламент — это коллективный орган. И порядочные люди могут в нем реально что-то сделать, если они в большинстве, а не как сейчас — в подавляющем меньшинстве. Их задача быть хранителями нормы — совести, ответственности, благоразумия, принципиальности. До лучших времен. Только 1,9% граждан сочли, что принятие закона о люстрации — это и есть то самое, главное событие года. Пиара было больше, чем пользы. Восстановление справедливости — немногим больше, чем ее попрание. И над качеством закона, и над компетентностью авторов еще придется потрудиться.

Выбирая три возможных варианта из восемнадцати, 6,7% не забыли отметить волонтерское движение. Мы уверены, что этот показатель был бы гораздо выше, если бы граждане Украины справедливо не сочли реципиентов волонтерской помощи важнее ее доноров. Уже не помним, кто в начале 80-х иронизировал по поводу развешенных по стране плакатов "Слава КПСС!" Мол, это все равно, что написать плакат "Слава мне!" и повесить над кроватью. Что ж, пришло время, когда минимум половина населения страны заслужила это право. Только оно этим людям не нужно — не за славу, а за совесть. Волонтерское движение — второй после Майдана четкий сигнал: общество начало свой необратимый путь от патерналистского к гражданскому. 

Вспомнили, к их чести, о сбитом "Боинге" 4,4% украинцев. 

Непроизошедшие события года стали-таки событиями для самых въедливых граждан: отсутствие реформ7,8%; отсутствие результатов расследования громких резонансных преступлений5,1%. Последний показатель главным образом за счет пережившей пожар в Доме профсоюзов Одессы (12%), и Черновцов, потерявших на Майдане много своих земляков (9,6%). 

Мы обратим ваше внимание на последнюю цифру: только 8,3% выразили свое почтение подписанию Договора об ассоциации с ЕС. После Евромайдана это как-то совсем страшно. Хотя, знаете, как это бывает: начинаешь ремонт с мыслью побелить поток и переклеить обои в детской, а заканчиваешь перестиланием полов и заменой окон. Разберемся в себе — с Европой разобраться будет проще. Тем более, что на сегодня твердое большинство за евровектор в Украине есть (см. табл. 37). 

Через несколько дней оставивший зарубки на сердце 2014-й завершится. И вступит в права 2015-й. Разумеется, мы ждем от него мира, порядка, защищенности. Но чего мы опасаемся? (см. рис. 38).

Напомним, что в апрельском опросе по Юго-Востоку был сформулирован подобный вопрос. Нынешний же список тревог, безусловно, расширился. Что, однако, не помешает нам кое-где проследить настроения общества в динамике. Для чего надо закатать рукава, сделать глубокий вдох и для облегчения восприятия разделить тревоги на группы. 

Итак, в число неоспоримых лидеров первой группы сразу заносим рост цен (64,8%), рост тарифов и коммунальных платежей (39,2%), а также падение курса гривни (30,8%). В разрезе регионов и областей — почти полное единодушие. Что, в принципе, объяснимо: это у нас "надстройки" чубятся, а "базис" остается одинаковым для всех.

В первой группе тревог ожидаемо оказались неспособность центральной власти урегулировать конфликт на востоке Украины (35,1%) и угроза полномасштабного вторжения российских войск на территорию юго-востока Украины (33,3%). Ситуация по областям в этом случае разнится весьма предсказуемо. 

Перейдем ко второй группе тревог, которые испытывают граждане в надежде на счастливую развязку. Коррупция. Наших людей заметно тревожит ее уровень, если целых 28,6% граждан выразили на этот счет свою обеспокоенность. Напомним, что респондентов не ограничивали в выборе количества отмечаемых вариантов тревог. Наверное, оставшиеся 70 с гаком процентов в этом месте отвлеклись от интервью, чтобы за что-то поблагодарить чиновника, политика, пожарного, налоговика, таможенника, гаишника (нужное подчеркнуть). Надо полагать, проблема коррупции стоит острее в следующих областях: Николаевской (51%), , Луганской (38,1%), а в Галичине (46,7%). Но, возможно, удалось победить коррупцию и в одной отдельно взятой области: в Закарпатье она волнует лишь 8,6%. 

А вот разгул бандитизма (следующая занесенная в список тревога) Закарпатью оказался не по зубам (27,5% обеспокоенных). Кстати, именно в пункте "разгул бандитизма" в апреле находился пик тревог юго-востока Украины (43,1%). Сегодня этот регион несколько успокоился по поводу бандитов (32,3%), познав более горькие треволнения. Страна же в целом разделила тревоги закарпатцев — 27,6%. 

В группу "среднеуровневых тревог" попала и следующая экономическая "тройка": банкротство украинской экономики (26,8%), неспособность государства выплачивать пенсии и зарплаты (20,7%), а также риск потерять работу (18,8%). Интересно, что страх и потери работы, испытываемый каждым третьим (32,5%), и неспособности власти обеспечивать выплаты (42,7%) больше других испытывают в Днепропетровской области.

В список "незначительных" попали шесть тревог. Меньшей из меньших оказалась самая большая тревога Путина — перспектива вступления Украины в НАТО (5,4%). Судя по показателю, украинцы в это то ли не верят, то ли не боятся. Удивительно, что не весь Донецк отметил натовскую перспективу как угрозу, а только 13,5%. Количество обеспокоенных яичком в курочке, которая в гнезде, в Одессе оказалось 13,5, в Днепре — 12,7%. 

В маячащую в неведомой дали спину НАТО дышат рост сепаратистских настроений (7,4%), падение профессионализма в органах государственной власти (8,7%), недостаточно четкая позиция стран мирового сообщества по отношению к агрессии России против Украины (8,7%). 

Риск призыва на военную службу беспокоит 12%. Как-то в руки ZN.UA попал закрытый документ по одной из волн мобилизации. В начале осени из Киева, Львова, Тернополя призывали от одного до двух с половиной процентов подлежащих призыву граждан. А из Чернигова, Волыни, Житомира, Кировограда — от 7 до 10%. Поначалу мы не могли понять, почему такая разница в показателях. А потом предположили: бедные регионы — откупаться от военкоматов нечем. Самый высокий уровень тревоги по поводу возможного призыва испытывают в Закарпатской области — каждый третий. Каждый четвертый — в Николаевской. Почти каждый пятый — в Запорожской. Спокойнее всех относятся к возможности призыва харьковчане, а также жители центральной Украины. 

Рост радикальных настроений, способных спровоцировать массовые беспорядки, тревожит всего 14,2% опрошенных. С нашей точки зрения, риск недооценен. Но народу виднее. В ответах регионы и области особых сюрпризов не преподнесли. Хотя сами, похоже, их ждут.

Чтобы понять, каких именно, мы и спросили граждан: "Когда, по вашему мнению, начнется улучшение ситуации в Украине?" (см. табл. 39).

Наивных становится все меньше. Судите сами. Только 2% граждан убеждены в том, что изменения к лучшему должны наступить немедленно, потому что после Майдана прошло уже десять месяцев и ждать больше нельзя. Пик подобной уверенности пришелся на Херсон, где 5,3% жителей области поддержали данный тезис. 

Что касается оптимистов, готовых подождать улучшений еще полгода, —таковых в Украине всего 7,3%. Больше всего в Черновцах — 18,5% (вообще области Запада, несмотря на большие потери в революции и войне, оказались вооружены самым прочным запасом выдержки) и Николаеве (15,4%). Меньше — Херсоне (4,9%), Запорожье (3,2), Одессе (3,2), Донецке (2,3%). И уж совсем в скорый счастливый конец не верят в Луганске — 0,7%.

Почти на один и не слишком высокий уровень граждане поставили предположение о неизбежности третьего Майдана (6,7%) как гаранта так и не произошедших качественных перемен, а также предположение о том, что только после смены власти (президента, парламента, правительства) на представителей нового поколения, возможно какое-то позитивное движение страны вперед (8,9%). Самыми активными приверженцами очередного народного восстания оказались жители Запорожья (15,3%), Харькова (8,7) и Черновцов (8,3%). Некритично, конечно, но все-таки. Возможно, люди интуитивно понимают, что третий Майдан не будет акцией с центром в Киеве. Он будет процессом. Безжалостным и на каждой улице. Самую же большую ставку на смену власти и новые лица в политике сделал Юг — 19,2% (Херсон — 23,3, Одесса 23%). Синхронно подобрался к средней отметке в почти 12% Юго-Восток в целом и Днепр в частности. А вот в Центре этот показатель не поднялся выше 4,2%. Или Киев устал, или в степенном Центре к частой смене политических игроков относятся с осторожностью… 

Приближаясь к ответам, получившим самое большое количество голосов, заметим, что не все рассчитывают увидеть будущее светлым — каждый пятый житель Украины — 21,5% потерял веру в то, что в стране вообще можно навести какой-то порядок. И если Запад на этот раз вместе с Центром, по-видимому, чувствуя особенную причастность к событиям на Майдане и ответственность за их результаты, как могли понижали градус разочарования — 11,4 и 12,1% соответственно, то Юго-Восток выдал свечу пессимистов — 33,7%. При этом все восемь областей "подковы риска" достаточно одинаково ощущают происходящее. 

Каждый пятый житель страны — 24,1%ждет ощутимых изменений не раньше, чем через год. И здесь власть, похоже, получает четкий сигнал: выдержка Запада (37%) и Центра (21%) — имеет свой временной предел. За которым — либо пополнение рядов приверженцев третьего Майдана и смены власти, либо тягучее болото апатии и растерянности, убедительно отображенное в тезисе-победителе: "трудно сказать", когда наступят улучшения в этой стране — заявили 26,7% граждан. Закрученных вихрем трагических событий и экономических испытаний, растерянных граждан в Центре оказалось 41,2%. Все области юго-востока страны тоже достаточно синхронно сознались в отсутствии четкого понимания, когда же станет лучше. И это в очередной раз доказывает, что власть с людьми говорит много, но не о том. Нам необходимо понимать, когда, хотя бы приблизительно, день станет длиннее ночи. Пусть власть скажет. Если знает.

Пока "верхи" определяются со сроками, "низы" должны понять, на кого надеяться в ожидании и приближении лучших времен.

Поэтому мы спросили у
сограждан: "На кого вы надеетесь в будущем году?"
(см. рис. 40). 

И опять мы с социологами КМИСа получили подтверждение того, с чего начали: власть слабеет, общество укрепляется. Одно — огорчает, другое — радует. Подавляющее большинство граждан Украины, переживших Майдан, переживающих войну и ощущающих необходимость пережить нешуточный экономический кризис — полагаются на себя. При этом ставку на собственные силы достаточно ровно сделали жители во всех регионах и областях страны — от 70 до 86%

Если же к этому показателю добавить почти 30-процентную убежденность в том, что вторая ключевая опора в жизни — это родные и близкие, на которых мы можем положиться, то можно глубоко вдохнуть и уверенно расправить плечи. Но главное, постараться уже никогда не удивляться тому, что для нас надеяться на государство (15,8%) — это все равно, что ждать чуда (13,5%). 

И здесь даже 10,2% осторожных и хрупких надежд на новые лица во власти совершенно не меняют общую картину маслом — "Отказ украинского общества от патернализма". Не все включились в этот процесс осознанно. Очень многих обстоятельства, порой трагические, бросили в воду и заставили учиться плавать. Но уходят в прошлое времена, когда главным распределителем всех земных радостей и жизненных указателей было государство. Однако детали жестко уточняют, что платим мы за это созревание достаточно высокую цену. Потому что именно Луганск (11,7%), Донецк (14,9%) и Харьков (1,7%) — некогда символы режима, сумевшего поработить их волю, а ныне символы войны и нестабильности, — отгребают по полной и имеют самый низкий процент государственников. (В отличии от тех же Закарпатья (30,7%), Запорожья (24%) и Днепра (22%). Впрочем, не стоит путать надежду на государство и доверие к нему.

Сегодня украинцам очень непросто жить. Потому что кому-то нужно преждевременно умирать. Кому-то, собрав медяки в кулак, выживать. Кому-то — защищать маленькие жизни. Кому-то, только получая "путевку в жизнь" готовить к неведомому будущему в стремительно меняющемся мире. Мы оказались неготовы к тому, что сейчас переживаем, но мы пока сильнее нашего государства. И мы говорим ему: "Обопрись". Главное, чтобы власть ничего опять не напутала и не "облокотилась".

Теги:
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Нет комментариев
Реклама
Последние новости
Курс валют
USD 25.29
EUR 28.59