Патриарх Кирилл и евроинтеграция: атака или выжидание?

Екатерина Щеткина 4 октября 2013, 21:00
Кирилл Владимир

Читайте также

На евроинтеграционные настроения власти церкви ответили на удивление оперативно. Настолько оперативно, что за появлением "Обращения к народу Украины по поводу европейских перспектив Украины" так и мерещится чья-то большая человеческая просьба — ведь обычно церкви, сказать по правде, редко что-то делают без опоздания лет на сто. 

Документ получился короткий, яркий и занимательный, причем не столько даже содержанием и стилем, сколько тем, что под ним подписались главы всех основных украинских конфессий, включая предстоятеля УПЦ митрополита Владимира (Сабодана). Главы церквей уверяют свой народ в том, что Европа — наш общий дом, а также повторяют максиму своих светских коллег о том, что этот выбор ничуть не противопоставляет нас России, "нашему историческому соседу". Впрочем, лишь постольку, поскольку "ее история и культура тоже связаны с Европой". 

В подтверждение своих евроинтеграторских настроений украинские церкви снарядили делегацию в Брюссель. И, представьте себе, на этот раз успешно. Напомню, что предыдущая попытка встретиться с лидерами ЕС на их территории провалилась — не по вине лидеров ЕС и тех, кто готовил эту встречу, а потому что "накладочка вышла": именно на тот же день и тот же час для встречи с высокими иерархами нашел время президент Украины Виктор Янукович. Который в тот момент переживал не лучшие дни в отношениях с Европой. 

В этот раз накладочки не случилось — видно, время пришло. Главы церквей единодушно проявили свою волю к евроинтеграции, оказав тем самым духовную поддержку лидерам страны. Правда, без ложки дегтя обойтись не смогли. Сразу после обращения к народу с необходимым (и, возможно, совершенно искренним) "одобрямсом" представители некоторых церквей направили письма президенту. Уже не в первый раз они высказали беспокойство по поводу несправедливости в отношении Юлии Тимошенко и подсказали, что как раз сейчас — прекрасный момент эту несправедливость исправить.

В общем, в церковной жизни повеяло свежестью. Во всяком случае, в главном — определились, наконец, с общими целями. Объединили усилия. В первую очередь — церковники между собой. Многим из них по-своему непросто было, наверное, решиться на подписание обращения в пользу евроинтеграции. Например, патриарх Филарет неоднократно критиковал Европу за либерализм и попранные христианские ценности. Впрочем, по духовной нищете современной Европы кто только не проходился. Даже греко-католики. Теперь же в обращении речь идет всего лишь о "необходимости кое-что поменять" и высказана оптимистическая уверенность в том, что сообща, всем "европейским домом", мы что-нибудь придумаем. 

Но это все мелочи — так, небольшая корректировка курса. Основное внимание приковано, конечно, к УПЦ. Ведь московское начальство — пока только светское, но там же, как вам известно, "симфония" — высказалось по поводу украинской евроинтеграции однозначно. Решится ли митрополит Киевский так откровенно противопоставить свою, домашнюю "симфонию" московскому начальству?

Решился. Можно не сомневаться, что это потребовало от митрополита Владимира немалого мужества. Ведь подпись под этим документом — признание политического толка. УПЦ, церковь украинского народа, делает выбор вместе со своей страной. Даже если этот выбор не нравится соседям и, что болезненнее, начальству, им придется с ним считаться. 

Впрочем, у УПЦ и дома забот хватает. Патриарх Кирилл, сея в умах украинских верных "русский мир", знал, что делает. В момент "Ч" этот "культурный код" дал о себе знать.

Первой и очень показательной публичной реакцией стало эмоциональное обращение популярного православного блогера, протоиерея Александра Авдюгина, к депутатам, проявившим стремительную и несгибаемую волю к евроинтеграции. С подкупающей искренностью и прямотой, характерными для его стиля, он изгоняет этих "предателей" из числа своей паствы. Помимо навязшего в зубах "не хочу в Европу", он просто и честно говорит от имени избирателя с Восточной Украины: они нас обманули. Обманули его прихожан, забыли думать "о наших бабушках и дедушках", которые отдавали свои голоса — и с ними надежды! — за Партию Регионов, обещавшую единство с Россией, верность идеалам "православной цивилизации" и — ни Боже мой! — никакой Европы. 

Надо понимать, что эти обвинения — голос не только ностальгирующих стариков, но и настрой значительной части избирателей Януковича, которой обещали одно, а поступили совсем наоборот. И огромной части церкви, большая часть которой совсем не тяготится своей "русскостью". Именно в ней она привыкла видеть гарантию от "национализации" церкви, богослужения, самого православия. Это те люди, в ком до сих пор старательно поддерживали уверенность в том, что Мазепа — иуда, что никакой "украинской культуры" нет и в помине не было, что все мы "русские люди" и любое разделение "нас" — от лукавого. 

Те люди, для которых Европа — это отступившее от Христа и погрязшее в грехе содомского разврата умирающее чудовище. Явление "православного кандидата" в обществе Московского патриарха было для них знаком — гарантией сохранения их мира и его ценностей. На это работала не только слабо подкованная рекламно-идеологическая машинка ПР, но и веками накопленный авторитет церкви.

Они имеют все основания чувствовать себя обманутыми, даже более того — ввергнутыми в страшную опасность теми людьми, на которых они полагались. Ведь никто не потрудился их переубедить. Перед УПЦ сейчас стоит непростая задача: быстро и толково объяснить своей пастве, почему то, что происходит — не конец света. Немалой, скорее всего, даже бОльшей части своей паствы. 

Хорошо бы это сделать, пока Москва не сориентировалась и не предприняла контратаку "за нашу и вашу Святую Русь". Ведь для патриарха Кирилла демарш Украины и, в большей степени, президента-протеже — серьезный удар. До сих пор именно он и его идея единой Святой Руси казались гарантом самого этого единства — единства в рамках канонической территории РПЦ, охватывающей границы невинноубиенного в ходе "крупнейшей геополитической катастрофы" Советского Союза. Связь, конечно, была чисто символической, но Россия — как раз страна символов, и для нее символические потери могут оказаться более болезненными, чем потери реальные. 

Но что может предпринять Московская патриархия? Запустить "план Б" — с отправкой на покой митрополита Владимира, с тем чтобы поставить на Киевскую кафедру преданного человека? Или вообще временно оставить Киевскую кафедру под личным протекторатом патриарха Московского? Но поздно. Поздно! Это решение надо было принимать и проводить в жизнь хотя бы полгода назад — на Архиерейском соборе РПЦ, например. А может, и тогда уже было поздно. Потому что самый серьезный противник этого плана сидит не в Киево-Печерской Лавре. Он удобно расположился на улице Банковой, этот бывший партнер по "симфонии", удостоившийся в прессе сравнения с гетманом Мазепой. Провести революцию в украинской церкви на ее территории при противодействии украинской власти будет непросто. А в том, что власть окажет противодействие, можно не сомневаться. Ну, разве что сама передумает спасаться в Брюсселе от Москвы…

Но что рациональные соображения, когда вас бьют по сокровенному, по символическому? Надо не только ждать ответных шагов Московского патриархата, но и рассчитывать на их чрезмерность. Да, "план Б" все равно возможен. Не за "евроинтеграцию", так за что-нибудь другое митрополита Владимира могут попробовать убрать. Только придется учесть, что в результате "сильных мер" по возвращению УПЦ "на историческую родину" почти наверняка произойдет раскол. Т.е. РПЦ не вернет себе влияния в Украине через УПЦ, а сократит его, получив вместо целой украинской церкви экзархат в границах, преимущественно, юго-восточного региона. Да и то только в том случае, если местная власть согласится это допустить. Увы, без поддержки власти РПЦ играть пока не научилась. В этом случае юго-восточные приходы, возможно, ожидает еще один удар — им просто не дадут уйти туда, куда они пожелают, а самых отважных, которые сделают то, что считают нужным, ценой борьбы и имущественных потерь, ожидает роль маргинальной группы.

Впрочем, будем надеяться на лучшее — например, что европейские ценности возобладают и приходы РПЦ получат равные возможности в Украине. Даже если Московская патриархия сделает резкое движение и раскол случится. Тогда, правда, нас ждет еще одна интересная серия — появление новой украинской православной церкви. Событие, еще недавно казавшееся невероятным и даже не особенно нужным, в свете новой политики, как светской, так и церковной, становится все более актуальным. Формально патриарх Филарет, ударив куколем оземь, выполнил главное требование своих визави из УПЦ. Формально УПЦ, подписавшись под обращением в поддержку евроинтеграции, выполняет требование УПЦ КП "дистанцироваться от Москвы". Т.е. основные противоречия под определенным углом зрения становятся почти незаметными. Договориться о признании таинств и прочих ни для кого не унизительных условиях слияния — дело техники, желания и правильного администрирования переговоров. 

А в первую очередь нужна добрая воля. И она не заставляет себя ждать. Православные конфессии, не откладывая в долгий ящик, начинают демонстрировать готовность поддерживать друг друга. Как это произошло, например, во Львове, где УПЦ КП и УАПЦ приняли сторону УПЦ в имущественном споре с местной властью, ведя речь о "защите интересов православной церкви в регионе" и предупреждая, что так теперь будет и впредь — теперь, мол, у них "один за всех, и все за одного". 

Таким образом, украинские православные церкви выполняют еще одно формальное требование — требование Вселенского патриарха Варфоломея о единстве, да что там, хотя бы воле к единству, согласованной позиции всех трех веток украинского православия. Условие, при котором Киевская церковь сможет рассчитывать на обретение канонического статуса в составе Константинопольской патриархии. В случае подписания соглашения об ассоциации с ЕС оснований будет даже больше. Ведь до сих пор Украина со своим неопределенным "вектором" оставалась прочно в поле притяжения Москвы, что с точки зрения церковной полностью оправдывало ее статус "автономии в составе РПЦ". Украина, конечно, и раньше была независимой страной, т.е. могла, согласно апостольским правилам, претендовать на поместную церковь со статусом патриархии. Но издалека эта независимость, возможно, казалась неубедительной и даже временной. Практический сдвиг по оси евроинтеграции, который в Москве поспешили оценить как "предательство", может убедить консервативных патриархов в том, что Украина имеет несколько больше оснований на поместную церковь, чем, скажем, Смоленская область. 

Но патриарх Московский может по зрелым размышлениям отказаться от резких движений и революционного сценария и постарается сохранить свое влияние в Украине. Если он сам сейчас не дистанцируется от УПЦ, не поставит ее на грань раскола каким-нибудь неловким шагом, не вынудит ее к слишком сложному выбору, он сохранит в УПЦ множество сердец. И тогда он останется тем мостиком, по которому "русская идея" будет и дальше экспортироваться в Украину. А время само все расставит по местам. Надо ли напоминать, что нынешняя евроинтеграция — решение власти, совсем не отражающее чаяний как минимум трети населения страны? Эту треть патриарх Кирилл вполне может взять под личное покровительство. И, возможно, если он проявит терпение, его ждет успех. Потому что даже в случае подписания соглашений об ассоциации Украина не проснется однажды утром Европой. И это многих разочарует. Ведь не только сторонники "Русского мира" кормятся скороспелыми мифами. 

 

Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
60 комментариев
  • юочас 4 октября, 23:59 Не пойму почему в России не найдут русского человека патриархом , славянина. Что все спились?
    Петербургский житель 5 октября, 09:18
    Гражданин Римской Империи Шаул, вошедший в историю как Апостол Павел, учит, что в христианстве нет ни эллина,ни иудея.
    Ответить Цитировать Пожаловаться
Реклама
Последние новости
Курс валют
USD 25.91
EUR 29.08