Оружейное испытание президента

Валентин Бадрак 29 января, 22:01
Порошенко

Читайте также

 

27 января отечественный Совбез поручил Кабинету министров разработать и утвердить до 5 февраля с.г. постановление о гособоронзаказе (ГОЗ) на 2016 год. При этом Верховный Главнокомандующий Петр Порошенко на заседании СНБО указал на необходимость разработки и закупки для Сухопутных войск ВСУ ракетного вооружения в рамках проекта "Ольха", комплексов крылатых ракет на основе технических решений проекта "Нептун", новых образцов артиллерийских систем, высокоточных ракет и боеприпасов, противотанковых ракетных комплексов, новых средств автоматизации артиллерийских подразделений, автоматизированных комплексов разведки. Особое внимание Петр Порошенко обратил на беспилотные летательные аппараты, в том числе ударные, бронетранспортеры нового поколения, средства связи и управления, навигационную аппаратуру, технологии и материалы космической разведки. Кроме того, президент распорядился ускорить разработку и принятие Государственной целевой оборонной программы развития вооружения и военной техники (ВВТ) на период до 2020 года. Документ должен появиться до 29 февраля.

Миссия главы государства

Несмотря на традиционную уже неспособность власти обеспечить начало выполнения ГОЗ с первых дней года (в 2014-м военном году правительство потеряло полгода, утвердив ГОЗ только 2 июля) и изумляющую пробуксовку принятия программы развития ВВТ (она, по оценкам специалистов, могла бы появиться еще к началу 2015-го), президент, похоже, всерьез обеспокоился перевооружением сил обороны страны. И это крайне важно по многим причинам. 

Во-первых, сценарий полномасштабной вооруженной агрессии РФ против Украины реален и вероятен, а Украина остается уязвимой и привлекательной мишенью (включая воздействие на позицию Запада).. Вопрос создания стратегического оружия приобретает особое значение. К сожалению, два года войны если не потеряны для серьезного перевооружения, то только в силу энтузиазма самих КБ и предприятий. Как и во времена президента Ющенко, основу развития ВВТ определяли не усилия государства, а заключенные внешние контракты. Благодаря им могут появиться проекты создания новых систем ПВО и оперативно-тактических ракет.

Во-вторых, если к началу летнего саммита НАТО в Украине не появятся и не начнут реализовываться программные документы развития ВСУ, ВВТ, ОПК, риск разочарования западных партнеров в управлении государством может превратиться в реальность. 

В-третьих, Порошенко признал, что "Укроборонпром" провалил значительную часть задач в области перевооружения: "Это должны быть не только лозунги, призывы, а конкретный срок с необходимым финансированием, заказом производства наиболее дефицитных видов боеприпасов". Среди проваленных проектов и производство бронированных "Дозоров", и проект обеспечения ВСУ средствами связи, и еще целый ряд других, включая потенциал ВТС. А ведь президент выразил убеждение, что Украине важно постепенное создание производства импортной продукции, которую она сейчас вынуждена закупать: новую электронику, средства связи, средства контрбатарейной борьбы, новейшие радары, средства радиоэлектронной борьбы. Хуже всего то, что ставя концерну задачи, президент не намерен признать ущербность самого существования оборонно-промышленной надстройки в лице группы бизнесменов-чиновников. Более того, структура, созданная командой президента Януковича для "отжимания" ресурсов у наиболее рентабельных предприятий, до сих пор занимается импортом военной продукции. Например, вооружение корвета в случае закупки его напрямую военным ведомством подешевеет на 40%. 

И все-таки 27 января произошли тектонические сдвиги в сознании. Глава государства признал, что если в прошлом и позапрошлом годах ОПК в основном ремонтировал ВВТ, ныне необходимо обеспечить ВСУ новой техникой. Действительно решение о создании вооружения в рамках проекта "Ольха" — это выбор сильного, успешного проекта, способного в обозримом будущем значительно усилить СВ ВСУ. Еще более важным может оказаться старт производства практически разработанной крылатой ракеты на основе технических решений проекта "Нептун". Тут вообще уникальный парадокс. Ни один украинский президент не сделал конкретных шагов для усиления обороноспособности Украины. Леонид Кравчук ассоциируется с ядерным разоружением, Леонид Кучма — с превращением 700-тысячного войска в армию для парадов, Виктор Ющенко пытался взять под контроль ракетный проект "Сапсан" (и даже лично открыл его в 2006-м), но его периодические взывания о необходимости финансирования проекта растворялись в сардонической улыбке тогдашнего премьера Юлии Тимошенко. Наконец, Виктор Янукович, разваливая при непосредственном руководстве Кремля остатки оборонного потенциала, успел сделать странный шаг — открыть ракетный проект "Нептун" (есть мнения, что Януковичу были неприятны унижения во время визитов в Кремль, и чисто по-мужски хотелось показать наличие мощи). Поскольку военные министры Саламатин и Лебедев были прекрасно осведомлены о ходе проекта, мы не раскроем военной тайны сообщением, что в марте 2013-го был произведен успешный пуск ракеты. То есть, поставив на вооружение и открыв ее серийное производство (кооперация к сегодняшнему дню уже отработана), Порошенко может дать армии действительно сильное стратегическое оружие, способное уничтожить цель на дальности 300 км. И стать первым главой государства, реально укрепляющим оборонный потенциал страны. 

Первым шагом может стать реалистичный ГОЗ-16. Слова Порошенко о "наращивании финансирования опытно-конструкторских работ" в ОПК уже восприняты с надеждой и воодушевлением. И еще как личная ответственность, добровольно взятая Верховным Главнокомандующим.

Гособоронзаказ и обороноспособность страны 

Говоря о ГОЗ-16, глава государства обратил внимание на его увеличение в гривневом эквиваленте на 34%. На самом деле, ГОЗ-16 совсем не выглядит внушительным, а решение потратить на ВВТ более 7 млрд грн (меньше 300 млн долл.) является скорее свидетельством слабости, а не наращивания военной мощи. ЦИАКР еще к 2007 году выводил формулу адекватного перевооружения Украины: минимум по 700 млн долл. в течение пяти лет. Это говорит о том, что прописанное СНБО количество приоритетов неподъемно (такое же нереальное количество оружейных приоритетов выписано в проекте Стратегического оборонного бюллетеня). А значит, крайне важными окажутся реализм и избирательность в выборе приоритетов. 

Вовсе неслучайно глава государства обратил внимание присутствующих на СНБО на необходимость анализа и уточнения существующих госпроектов. Можно с большой долей уверенности говорить о том, что программам создания Ан-70, корвета и ракетного комплекса "Сапсан" места в ГОЗ-16 не найдется. Каждый из проектов актуален, но уровень ГОЗ-16 для них, как красный свет на перекрестке. Способы спасти проекты имеются, но практически все они связаны с ВТС. А магию этих трех слов "Укроборонпром" постичь пока не в состоянии. Хотя президент сообщил, что во время международных визитов достигнуты договоренности об открытии совместных производств на территории Украины, скажем мягко: это преувеличение. Те проекты, которые действительно имеются в арсенале, появились не благодаря, а вопреки существованию паразитирующей надстройки. 

Действительно, все, что касается ОПК и ВТС, исполняется в ручном режиме. К примеру, превосходный оружейный проект "Ольха" появился благодаря двум влиятельным во власти людям. Не столько вследствие их государственной позиции, сколько в силу действия лоббизма. Жизнь без системы может порой реализовывать идеи в области обороноспособности. Но ведь может и тормозить. 

Президент Порошенко желает, чтобы для Воздушных сил ВСУ разрабатывались и закупались модернизированные самолеты, вертолеты, чтобы создавался зенитный ракетный комплекс средней дальности, модернизировались имеющиеся ЗРК, средства радиолокации, станции оптоэлектронного подавления, для Военно-морских сил закупались морские средства поражения и боевые корабли, бронированные артиллерийские и ракетные катера. Этого хотят и военные, да и все украинцы. Но чтобы эти идеи стали жизненными, необходима эффективная вертикаль управления — ее страна ждет уже третий год. 

Пока же системы нет, а уточнение приоритетов в сфере перевооружения будет носить строго субъективный (лоббистский) характер, есть смысл хотя бы обратить внимание на очевидные вещи. Эксперты успели заметить отсутствие мотивации реализовывать некоторые провозглашенные задачи. Например, активно развивать ВС ВСУ (2016-й провозглашен годом ПВО), в то время как характер текущих угроз указывает на необходимость развития в первую очередь СВ ВСУ и Сил специальных операций). Еще один немаловажный аспект связан с необходимостью адсорбции проектов, способных развиваться за счет внешних контрактов. С тем, чтобы на завершающем этапе результаты ОКР были использованы в интересах повышения оборонного потенциала. Именно так в свое время "Укрспецэкспорт" обеспечил появление высокоточных выстрелов "Комбат", модернизации МиГ-29 и бронетранспортеров БТР-3 и БТР-4. Да и танка "Оплот" тоже. 

Но самым важным в текущем году должен стать выбор одного-двух прорывных проектов, которые могли бы существенно усилить стратегическую составляющую уже в ближайшее время. Кроме упомянутого проекта "Ольха" эксперты ЦИАКР предлагают очень тщательно изучить возможность создания и производства унифицированной крылатой ракеты "Нептун", появление которой усилит возможности и СВ ВСУ, и ВМСУ — в качестве мобильных береговых комплексов. А в перспективе и ВС ВСУ — мировой опыт свидетельствует о возможности оперативной адаптации ракет "поверхность — поверхность" до версии "воздух — земля". А также обратить внимание на то, какое мощное психологическое оружие может появиться в руках Киева, и за какой короткий промежуток времени.

Теги:
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
1 комментарий
  • Григорий Сергиенко 31 января, 16:24 Мне, не специалисту, заметно, какую роль в этой войне играет артиллерия. Хотелось поинтересоваться, нет ли в приоритетах создания современной украинской САУ и как дела с "квитниками"? Ответить Цитировать Пожаловаться
Реклама
Последние новости
Курс валют
USD 24.83
EUR 27.56