Катехизис хождения по граблям

Екатерина Щеткина 28 февраля 2014, 20:40
Кирилл

Читайте также

Выхода патриарха Кирилла на авансцену с оценкой ситуации в Украине ждали долго. Как никогда. Ведь обычно патриарх не упускал случая продемонстрировать свое участие в украинских делах, свою опеку над этой важнейшей частью "Русского мира". И вдруг, в самый разгар конфликта, когда опека, а еще лучше — вразумление, для главного действующего лица были, мягко говоря, не лишними, когда это стало — без гипербол — вопросом жизни и смерти, патриарх исчез. То ли увлекся состязаниями горнолыжников в Сочи —  а он в этом знает толк, — то ли кремлевское начальство не велело, то ли он посчитал, что ситуация не стоит выеденного яйца — пускай Чаплин комментирует. Патриарх, наконец, появился и обратился к нам, только когда стало ясно, что режиму Януковича — конец. Власть переходит к кому-то другому. 

И этот "кто-то", совершенно очевидно, может припомнить Московской патриархии самозабвенную дружбу и покровительство, обильно уделявшиеся бывшему президенту Украины, а ныне — преступнику в бегах. 

Поэтому патриарх Кирилл, наконец, снизошел до обращения к украинским "братьям и сестрам", в котором отработанным жестом вынул из рукава дежурный аргумент об "отделенности церкви от государства" и "недопустимости вмешательства государства в церковные дела". Если вы помните, он уже выбрасывал на стол этот козырь — в 2004-м, когда после победы Майдана побаивался, как бы президент Ющенко не припомнил УПЦ МП и лично патриарху откровенную до бесстыдства агитацию за Януковича. Ющенко не припомнил. И через четыре года мы снова услышали о "православном президенте" и увидели патриарха Московского в роли промоутера Януковича. 

И что вы думаете? Теперь, когда случилось то, что случилось, а президент Янукович дал стрекача, — патриарх Кирилл сказал своим украинским верным, что, мол, простите, ошибочка вышла? Ничуть не бывало! Когда кровопролитие в Киеве, наконец, прекратилось, патриарх — весь в белом — вышел на экраны и принялся учить тех, кто выжил, как им жить дальше в разоренной и разозленной стране. Может, он, привыкший к телереальности, разучился отличать кровь от клюквенного сока? 

Может, пока еще не были похоронены все мертвые, следовало хотя бы ограничиться сочувствием? Но нет, патриарху то ли изменило, то ли напрочь чуждо чувство такта. Его речь, обращенная к украинцам, выдавала, главным образом, одну заботу — как бы удержать украинскую церковь в своих руках.

Что ж, поводы для волнений у патриарха есть. Возможно, есть и поручение — ведь в России, кажется, на высшем кремлевском уровне приняли решение нас "спасать". 

Волнения патриарха связаны к тому же с ростом акций конкурентов. Ведь кем был патриарх Филарет и его УПЦ КП до Евромайдана? Ну да, он имел определенную популярность и вес. Но разговоры о "безблагодатности" и "анафеме" все же смущали чувствительный слух. Теперь патриарх Филарет и его церковь — это те, кто спасал от избиения студентов в ночь 30 ноября. Это те, кто отдал свой главный киевский монастырь под госпиталь для раненых. Кто бил в набат, созывая защитников города на бой с ордой. Никакой "Москвы за нами" — как тогда, когда никакой Москвы еще и не было. Расскажите о "безблагодатности" и "анафеме" людям, которые нашли спасение в этих стенах. И которые, возможно, нашли именно там и свой путь к Спасению — через огонь, боль, смерть и горе, внезапно свалившиеся на плечи этих фермеров, офисных работников, компьютерщиков, студентов, ни часа в своей жизни не готовившихся к войне. 

В УПЦ КП это прекрасно понимают. Победители — на их стороне. Это, конечно, большая ответственность, и это сопряжено с определенными сложностями. Приходится удерживать в узде "горячие головы", готовые ринуться "отбивать Лавру у Москвы". Или отмежевываться от "отдельных клириков", взявшихся на революционной волне захватывать епархиальные управления в регионах — свой аналог местных администраций. Но в целом УПЦ КП — в выигрышном положении. К ее голосу прислушиваются, как никогда. И ее призывы к скорейшему созданию единой поместной церкви, свободной от московского влияния, — как никогда в тренде. 

В нормальной — а не панической, как сейчас — ситуации подобные настроения были бы на руку УПЦ. "Сложности ситуации в Украине" всегда были основным аргументом в пользу автономии перед лицом "московских товарищей". Лишите УПЦ самоуправления, верните ее "в лоно" — и вы потеряете большую часть украинских приходов. Этот аргумент действовал всегда. Но ситуация еще никогда раньше — даже в 2004-м — не шла так очевидно вразнос. 

Революция Евромайдана оказалась испытанием, на которое УПЦ не смогла дать адекватного ответа именно потому, что ей в затылок дышала Москва. Ее "единство с Московским патриархатом" как никогда кололо глаза публике. И как никогда ее руководству было трудно вести свою знаменитую "уравновешенную политику". Потому что московское начальство не ждало от них "взвешенных решений" — оно желало, чтобы Киевская митрополия гнула "русскую линию" любой ценой. В Московской патриархии, слишком плотно сросшейся с Кремлем, просто не могли ждать ничего иного. Можно только посочувствовать управделами Киевской митрополии митрополиту Антонию, вынужденному все эти три страшных месяца маневрировать между Москвой и Киевом, дабы худо-бедно сохранить лицо — и собственное, и церкви. Какая анафема Януковичу? Эта церковь не смогла себе позволить даже осудить действия "Беркута" 30 ноября! 

Вы продолжаете верить, что УПЦ — это самоуправляемая церковь, и что она может строить собственную, абсолютно независимую политику в своей стране? Не для того РПЦ наотрез отказала ей в автокефалии, чтобы в момент "Ч" дать свободу действий. Да, в мирное время "самостоятельная политика" была более-менее возможна. Пока был в силах митрополит Владимир — стена, о которую разбивались попытки Москвы серьезно воздействовать на ситуацию в УПЦ. Впрочем, московские коллеги знали, как эту стену обойти, чтобы ударить с тыла. 

Три месяца Майдана поставили УПЦ на грань репутационной катастрофы. Как никогда часто звучали "московские попы", "церковные агенты иностранного влияния", "руський миръ", "пятая колонна" и прочие домашние заготовки. А уж как "помогала" Москва! Доводя украинских священников до отчаянных воплей в эфирах, на ЖЖ и ФБ-аккаунтах, в которых они, не слишком стесняясь в выражениях, рассказывали, кого и куда именно тот или иной иерарх может поцеловать. С иными друзьями, знаете, и врагов не надо. Даже вполне вменяемые русские околоцерковные публицисты время от времени, мягко говоря, удивляли своей готовностью клеймить "бандеровцев", "кучку экстремистов", "радикальных националистов", "униатско-раскольничий Майдан" и т.п. Что говорить о целой своре фроловых—чаплиных—охлобыстиных? Которые уже, не откладывая в долгий ящик, приветствовали русские танки минимум — в Крыму, максимум — на улицах "нашей общей крещальной купели". Проехать по "своей колыбели" танковыми гусеницами — интересная мечта. Деликатес для психоаналитика. 

И ни одного жесткого комментария со стороны официальной УПЦ. Не потому, что у нее нет мнения, а потому, что некому было его высказывать — все это время УПЦ была "без головы" и оставалась "заложницей обстоятельств". Обстоятельств, оказавшихся сильнее нее. 

Поэтому с полной уверенностью можно сказать: заседание Священного Синода, состоявшееся в понедельник в Лавре, было проведено с опозданием примерно месяца в три. И сомнительно, что эта задержка случилась исключительно "по техническим причинам". Владыки или просто ждали, "куда повернет", или догадывались, что пока не "повернуло", нет никакой надежды передать власть, даже временную, вменяемому человеку. 

Трудности возникли даже теперь. Митрополит Одесский Агафангел никак не хотел упускать еще один шанс взять церковь в свои руки — хотя бы в роли главы Синода. Но подействовало ли на обычно пассивное большинство Синода присутствие под стенами монастыря отрядов Самообороны, политинформация ли от заглянувшего на чаек в перерыве заседания Петра Порошенко, отсутствие ли заболевшего наместника Киево-Печерской лавры митрополита Павла, потрясения последних месяцев или перемешанный с запахом гари весенний воздух золотоверхой столицы — здравый смысл возобладал. Синод избрал местоблюстителя на Киевскую кафедру — митрополита Черновицого и Буковинского Онуфрия.

Выбор был очевиден — УПЦ отчаянно нуждается в замене для митрополита Владимира. Т.е. в человеке с чистой репутацией, без больших претензий на власть, известном и имеющем хоть какой-то вес в глазах московского начальства. Митрополит Онуфрий имеет авторитет в церкви, почтенный возраст, репутацию консерватора и не имеет амбиций. Неплохой выбор на роль "переходного папы". 

Судя по тому, что новоизбранный местоблюститель не стал тут же проводить замену аппарата митрополии, нам не следует ждать серьезных изменений в политике УПЦ. Возможно, люди, высказывавшиеся в последние месяцы крайне осторожно, теперь несколько осмелеют — уже осмелели — за спиной почтенного местоблюстителя. Возможно, им удастся под сенью старца-молитвенника подготовиться к избранию предстоятеля и возвести на Киевскую кафедру какое-нибудь толковое "новое лицо". Что им точно придется делать — выстраивать новую политику церкви в соответствии с новой (очень хочется в это верить) социальной и политической обстановкой в стране. Их задача — продержаться какое-то, не слишком долгое время. Если Украина сдаст экзамен на независимость, а дрейф от Москвы и "советского православия" превратится в мейнстрим, мастодонты из "митрополитбюро" сами устареют и будут вынуждены уступить место новым лидерам. 

Я не могу поддержать мнение о том, что митрополит Онуфрий — "компромиссная фигура". С кем это компромисс? И в чем он состоит? И что в закладе? Это не компромисс — это отчаянная попытка ухватить ситуацию за самый кончик хвоста и еще раз попытаться ее оседлать. Как со стороны молодого украинофильского крыла УПЦ, так и со стороны Москвы. 

Если раньше соглашательская политика внутри УПЦ оправдывалась универсальным резоном "лишь бы не было войны", то сейчас это — каламбур, за который впору бить канделябром. В свою очередь Россия совершенно откровенна в своем стремлении побороться за Украину. Она делает это в информационном поле, по дипломатическим каналам и даже физически — возглавляя политическое противостояние в Крыму. Вы думаете, церковь отстанет? Учитывая то, что значит Киев для Московского патриархата, и какую часть "канонической территории" составляет Украина... Если вы все еще так думаете, обратите самое пристальное внимание на провокации под обеими Лаврами, например. При хорошем нажатии они вполне могут дать повод для "крестового похода в защиту Православия". Вы же помните, что под ногами у вас — "русская, православная земля"? Где "русская" и "православная" — это синонимы, а сама фраза — тавтология. Где Россия и Русь — тоже синонимы, а "Украины" на этой карте вовсе нет. 

Ситуация вокруг УПЦ просто не может не измениться. С одной стороны ее крепко подпирает УПЦ КП — она как никогда в форме, в положении диктовать условия, в том числе невероятные, и уже это делает. А за спиной — снова и снова, как на сцене Большого — Москва. И она сейчас, как никогда, в истерическом состоянии — такого потока ядовитой слюны с той стороны мы еще не получали. 

Но что нам потоки яда после потока крови на улицах нашей столицы? Совковое воспитание и годы дикого капитализма, годы коррупции и унижений по любому поводу учили нас тому, что аморальность — норма жизни. Стыд глаза не выест. Но одно дело — стыд перед живыми. А перед мертвыми? 

Понимаете, у нас теперь совсем иные отношения с Вечностью. 

Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
4 комментария
  • karbnik 2 марта, 21:28 Кірілл призвав нас "не упорствовать миротворцам", це й зрозуміло,а до чого нас закличе УПЦ МП та чи піде його духовенство капеланами в укр.військо,яке буде воювати проти пастви Кірілла? Війна та кров хороші лакмусові папірці... Ответить Цитировать Пожаловаться
  • engineer 1 марта, 12:00 Это не дремлющее по ночам Konstanzhoglo (для упырей и прочей нечисти самое время) отрабатывая свои 30 жалких сребреников троллит все статьи номера подряд без разбора. Не ведитесь и не вступайте в "дискуссию". Ответить Цитировать Пожаловаться
  • Konstanzhoglo 1 марта, 05:24 паства УПЦ МП - это вся Украина. О каких репутационных потерях пишет автор? В глазах части майданных симпатиков и журналистов ЗН? Большая часть прихожан УПЦ МП - против бандитов и экстремистов захвативших власть в стране. Более того уже сейчас даже те кто ранее симпатизировали майдану меняют свою точку зрения. Промайданная лживая пропаганда уже не эффективна. В Крыму, Донецке - чествуют Беркут как героев. Дальше будет Одесса и другие регионы Украины. Мыльный пузырь романтического мирного майдана сдувается. К людям приходит понимание, что если власть в чем и виновата то не в жестокости, а как раз наоборот в недостаточных усилиях по наведению порядка в стране.
    kwiryc 6 марта, 19:50
    Диагноз: упал с койки и головой об пол ударился.
    Ответить Цитировать
Реклама
Последние новости
Курс валют
USD 24.80
EUR 27.50