Карнавал. Последний?

Валентина Самар 28 декабря 2015, 20:01
татары

Читайте также

 

 

"Ко мне пришел мужчина в магазин, отоварился и протягивает руку, в которой, вперемешку, монеты украинские и российские. Говорит — выберите ваши. И я, не задумываясь, начала выбирать украинские. У него аж лицо изменилось. Потом посмотрел на меня, а я на него, и просто слезы сами из глаз. Он, бедный, так растерялся, наверное, подумал, что я дура". (соцсеть, декабрь 2015 г.)

Один из признаков гражданского взросления — 2015 для украинского Крыма: наряжая елки, мы уже не ждем с замиранием сердца, упомянет ли президент Украины в новогоднем поздравлении нас, своих сограждан из оккупированного Крыма. Не переживаем, как он сформулирует обещание об освобождении. А уж тем более — найдет ли слова извинения за свое бессилие реализовать его при нашей жизни. В общем, многим уже все равно, какую маску — супермена, жертвы обстоятельств, мученика самоограничений или даже Дела Мороза — он наденет. Мы хотим видеть его лицо без маски и слышать неподдельный голос. Особенно, открывая в Крыму новогодние подарки, в которых попадаются конфеты "Рошен" производства как липецкой, так и киевской фабрик. Горчит невероятно… 

Но мы уже снисходительно улыбаемся. Именно по той причине, что мы в этот год окончательно осознали степень своей свободы и свою особую субъектность, которая выше наличия желания/потенций гаранта наших прав и свобод.

Еще меньше у нас ожиданий от правительственной елки. Ну, право же, чего можно ждать от этого корпоратива? Хотя, признаться, народ просто жаждет увидеть их всех и каждого в отдельности на ринге в бою без правил с материализованными ими же придуманными всесильными соперниками. Цвет трусов и песня выхода на ринг вторичны, так что можно сэкономить на аниматорах-технологах со знанием английского. Причем народ хочет видеть этот бой не до первой крови — до последней капли. Как это было у нас все эти дни, месяцы, годы (!) потерь.

По факту же новогодние обращения президента и премьера в этом году должны начинаться со слов: "Дорогие соотечественники и нерезиденты!" Потому как отвоеванное за этот год в судах (Киевский апелляционный административный суд отменил позорное постановление НБУ №699) юристами Регионального центра прав человека решение о возвращении украинцам с крымской регистрацией статуса резидентов накануне Нового года отменил ВАСУ и отправил его на рассмотрение в суд первой инстанции. И это — первый незачет власти.

Второй, третий и т.д. можно перечислить: отсутствие госполитики как таковой в отношении оккупированных территорий; отсутствие стратегии и тактики их возвращения; отсутствие прямой коммуникации власти со своими гражданами (впрочем, неоккупированные тоже ее лишены в полной мере); дискриминацию граждан по территориальному признаку; отсутствие адекватных рефлексий на нарушение прав человека и расследование этих преступлений; спекуляцию на крымскотатарской теме, игрища в "народную гибридную войну" на границе с Крымом на фоне непрекращающейся торговли с врагом по энергоносителям…

Но об этом мы много и подробно писали на протяжении года. Анализируя решения органов власти и подспудные причины, по которым они появлялись на свет в виде моральных монстров и юридических калек. Сегодня хотелось бы не об их авторах - уже до конца нам понятных, заякоренных на шкурные интересы, бесстыдных в своей жадности и жалких в своей слабости.  Они, как стало окончательно очевидным, именно в этот год ожидания, — люди из беспросветного тоталитарного и коррупционного прошлого, от которых мы должны избавиться. Иначе не выжить и Крым не освободить. Но — мирным, не убивающим и не сотрясающим страну путем. И чем раньше, тем для нас, крымчан, и страны в целом безболезненнее.

Для этого, конечно же, нужен отработанный и выверенный план деоккупации Крыма. Все, кто сегодня критикует действующую власть за его отсутствие, должны явить результативную противоположность, объединить усилия и ресурсы, разработать и обнародовать свою стратегию и тактику, которой, конечно же, нужно заставить следовать и власть. Причем это должна быть программа не отдельно взятой политической силы, вождя или закрытой группы экспертов, а, в определенной мере, консенсусный и экспертно выверенный план действий. И это уже не пожелание, это анонс вполне рабочего проекта, который вызревает безо всякого государственного участия.

Но на берегу нового года следует четко оговорить условия реализации этого плана, с учетом возможностей "материка" и ожиданий тех, кто находится под гнетом оккупации. Это тем более важно, что внятного, без "каши во рту", голоса Киева Крым так и не услышал.

Крым — это Украина! Этот лозунг в течение года стал уверенно произносить президент Порошенко, до этого вообще избегавший употреблять в публичной речи слово "Крым". Теперь его легко, иногда речитативом и почти нараспев, провозглашают все без исключения политики, включая Оппоблок. А что? Это ведь, как оказалось, ни к чему не обязывает. Зато демонстрирует. И потом, как-то неудобно, что Госдеп или комиссары ЕС чаще, чем наш президент или МИД, напоминают об этом России. 

Но этот год был переломным. Во многом благодаря усилиям гражданского общества и СМИ, требующих не лозунгов, а конкретной активности. Именно они протестно выступили за отмену коррупционного закона о СЭЗ "Крым" и за присоединение Украины к западным санкциям в отношении страны-агрессора. Именно они, благодаря грантовым программам и пожертвованиям наших граждан, оказывали первую помощь переселенцам с оккупированных территорий, поддерживали добровольцев-крымчан в АТО, предоставляли правовую помощь жертвам оккупационного режима. Это общественные активисты по обе стороны Перекопа давили на правительство и парламент Украины, чтобы те приняли цивилизованные нормы для внутренне перемещенных лиц и правил пересечения "границы". Именно они были тем канатом, который удерживал украинский Крым. И это был хороший задел для того, чтобы с нового года требовать и добиваться целостной политики со стороны государства в отношении граждан Украины на оккупированных территориях.

Но сегодня не менее важно и четкое формулирование того, какой Крым — это не Украина, то есть понятия коллаборационизма. Страну не сшить, если четко не разделить слои населения оккупированных территорий (не путать с дискриминационной сегрегацией) на лиц, повинных в преступных деяниях и вынужденных приспосабливаться для  выживания в условиях оккупации. Критерий прост: активное участие в деятельности оккупационного режима или вынужденное пассивное следование его правилам. Одно дело — активное участие в выборах и деятельности незаконных органов оккупационной власти, другое — принудительное или вынужденное исполнение ее решений. Есть четкая разница между тем, чтобы взять российский паспорт, потому что иначе не получишь даже скорую помощь для ребенка или останешься без работы, и тем, чтобы баллотироваться в депутаты даже сельсовета от российской партии и участвовать в преступных акциях, нарушающих права других граждан и интересы пострадавшего от агрессии государства.

Казалось бы, очевидные вещи. Особенно для тех, кто еще помнит по рассказам наших бабушек, как они получали в комендатуре аусвайс, чтобы выжить на оккупированной территории. Но не для украинских политиков, которые в промежутках между заграничными вояжами публично заявляли о наказании тех, кто принудительно взял российский паспорт и т.д. 

Посему хотя бы на третьем году оккупации Крыма государство Украина должно четко сформулировать: что есть в его понимании коллаборационизм, а что — кооперация (вынужденное следование правилам оккупанта). Статья о коллаборационизме, к слову, была в проекте закона "О гарантиях прав и свобод граждан Украины на временно оккупированной территории Крыма и г.Севастополя", но при обсуждении в ВРУ была изъята. А зря — на этот вопрос все равно придется ответить. Вплоть до имен тех, кого надо считать коллаборантами. Ведь ими давно должны заниматься правоохранительные органы. 

Вопрос этот пока без ответа, но уже перезрел. И государство должно четко установить — кто преступник, которого оно будет привлекать к ответственности, а кто жертва оккупации, и где та линия, которая их разделяет. Пока ответа нет, работает спецпропаганда, которая стращает нянечек в детсаду карательными действиями украинских властей.

С другой стороны, для тех, кто сохранил не только украинский паспорт, но и свои обязательства перед государством, должны быть обеспечены все права и свободы, которые есть у всех остальных граждан Украины. Особая группа заботы — дети. Эта сфера в госполитике в этом году была провальной, особенно на фоне действий РФ, которая предоставила крымским выпускникам тысячи мест в вузах на льготных условиях поступления. Но есть надежда, что в следующем году эта несправедливость будет исправлена, и открывающийся в Киеве воссозданный Таврический национальный университет во главе с профессором Владимиром Казариным удовлетворит потребности крымских выпускников и студентов, желающих продолжить обучение в Украине.

Крымскотатарский вопрос: от политпопулизма к госполитике 

Очень хорошо помню начало апреля 2014 года. Вместе с Мустафой Джемилевым принимала участие в заседании СБ ООН по Крыму. Было много закрытых встреч. Понятно было, что самое слабое звено "референдума" о самоопределении Крыма — отсутствие субъекта этого права. Как ни крути, а, кроме крымскотатарского народа, караимов и крымчаков, то есть автохтонных коренных народов, на этой территории правом самоопределения не обладает никто. Но Украина к тому времени все еще не признала Декларацию ООН о правах коренных народов. Все, что нужно было, чтобы еще и на основании этой нормы международного права поставить под сомнение законность "референдума" в Крыму — просто заявить в ООН о присоединении к Декларации. И я помню, как Мустафа-ага тщетно пытался дозвониться министру Дещице, как посол в ООН по своим каналам пытался оперативно решить этот вопрос… Короче, зависло. Надолго. Тупо и бестолково.

А к концу этого года, после "блокадных" действий, вдруг прорвало, местами через край. Как послушать наших политиков, так кроме крымских татар в Крыму больше никого из политических украинцев и не осталось. И только их и дискриминируют — по национальному и религиозному признаку. Как это слышать матерям и детям похищенных, арестованных и осужденных не крымских татар? Незатейливые спекуляции наших политиков понятны — они дорвались до игры крымскотатарской картой. А вот позиция государства не оправдана ничем. В первую очередь, она вредит многострадальному крымскотатарскому народу, поскольку противопоставляет его другим этносам в Крыму и разъединяет украинство как общую группу лояльного Украине населения оккупированной территории. 

Скажу больше, до аннексии крымское сообщество, в большинстве своем, уже избавилось от разделения по этническому признаку, как ни старались политики на этом играть. Оккупация РФ вернула Крым в прошлое, а украинские политики, по недомыслию, получается, этому процессу подыгрывают. Крымскотатарские же используют для утяжеления собственного веса. Поэтому мы и слышим "кроме крымских татар там никто не сопротивляется". При этом как бы теряются из виду похищения и пытки украинцев Андрея Щекуна и Анатолия Ковальского, исчезновение Тимура Шаймарданова, пытки и посадки этнических русских и украинцев — Олега Сенцова, Александра Кольченко, Геннадия Афанасьева, Александра Костенко… Десяток разгромленных и выдавленных на материк редакций СМИ не в счет, только АТР на виду? Притеснения УПЦ Киевского патриархата хоть один протест со стороны государства вызвали? А уничтожение украинских классов и школ, театральной студии "Світанок"?

Да, не нужно меряться лишениями и испытаниями. Но не нужно ими и спекулировать.

В бюджете-2015, по словам премьера, заложено финансирование деятельности меджлиса крымскотатарского народа в сумме 60 млн грн. Это, без преувеличения, исторический шаг. Пусть еще не подкрепленный в полной мере законодательно, он, все-таки, вводит европейскую норму поддержки коренного народа Крыма, в лице его представительного органа — меджлиса, признанного на уровне государства. Это признание и одновременно новое испытание для меджлиса, поскольку он становится распорядителем средств на поддержку целого народа. Публичных средств, а потому вопрос, как они расходуются, будет вправе задать любой налогоплательщик страны.

Вместе с тем, право крымскотатарского народа на самоопределение на его исторической территории остается в плоскости политической недоговоренности. Заявления президента о необходимости его внесения в проект изменений в Конституцию пока что чисто декларативны, но, дай Бог, дождемся результативного голосования. Тем не менее, остается еще и необходимость достижения общественного консенсуса для таких изменений. Что это означает по большому счету — обществу еще не объяснили даже лидеры Меджлиса. Нет сегодня публичного развернутого ответа на вопрос: что есть и какой будет крымскотатарская национальная автономия в составе Украины? А давно пора бы найти слова, понятные и воспринимаемые украинским народом в целом. 

Освобождение: будет больно, но не смертельно

"Когда вы нас освободите? Давайте быстро, только без стрельбы". 

"Что вы там мудохаетесь, обрубайте Раше все, мы потерпим". 

"Ой, зачем этот блэкаут — это же отвернет от Украины даже самых-самых украинцев"

И, наконец, любимая мантра наших политиков: "Когда Украина станет более успешной, чем Россия, крымчане сами попросятся обратно". 

О том, что Украина — уже во многом давно не Россия, у нас как-то не особо задумываются. Но это теперь точно знают даже те, кто представлял ее, как мать родную в картинках росТВ. Космические пенсии и зарплаты в этом году закончились, а вот цены и тарифы выросли непомерно, окно свободы захлопнулось, и в душах поселился страх. На самом деле, Крым просто сравнялся с остальной Россией. Но надо ли радоваться и, тем более, рассчитывать, на всеобщее "прозрение"? Надо ли вообще соотносить вопрос возврата Крыма со степенью готовности к этому большинства населения?

Как видится — нет. Мнение людей переменчиво, а устои международного права должны быть незыблемы. Поэтому нарушенный аннексией Крыма мировой порядок должен быть восстановлен, а люди должны осознать, что за все шалости с ним им придется платить. И тем, кто был за, и тем, к сожалению, кто был против. Впрочем, последние уже заплатили — кто жизнью, кто свободой, кто вынужденной самодепортацией, брошенным домом, изломанными судьбами и лишениями. Рано или поздно придет черед платить тем, кто был за и просто выжидал. Но жертвовать чем-то придется всем. И к этому нужно быть готовыми. 

Как показала жизнь, пуще всякой стрельбы супостата обескровливают экономические санкции. Поэтому нужно заставить родное правительство, как минимум, присоединиться к тем санкциям, которые уже введены западными партнерами. Как максимум, ввести свои, уровня экономической блокады. А если будет путаться в проводах — на тропу выйдет, говоря термином Владимира Горбулина, "народная война". 

Многие знакомые из оккупированных территорий спрашивают: что нам делать? Как помочь и приблизить? Не уверена, что имею право советовать, сидя в Киеве. Но, поскольку спрашивают, отвечу, как если бы была дома, рядом с ними, разделяя все явные и скрытые угрозы. Берегите себя и своих родных, сохраняя в себе и семье то, чем жили и дорожили раньше. Не участвуйте ни в чем, что помогает легитимизировать оккупационную власть. Не оправдывайте то, что нарушает права и свободы ваших родных, соседей или даже малознакомых. Учите детей родному языку и отправляйте их учиться на материковую Украину — дайте им возможность жить в свободной стране. Она уже есть таковой, а сделать ее богатой мы сможем сообща. И новый год будет в этом определяющим, вот увидите. 

 

Теги:
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
5 комментариев
  • Ivan Korchynskyy 3 января, 15:58 Читая "аналитику" этой "героини майдана" уместным будет привести цитату из комментов на этом же сайте :" Так может не революции это вовсе, а банальные перевороты, где одни лжецы сменяют других с помощью всё тех же глупцов?" Ответить Цитировать Пожаловаться
  • Liza_UA 2 января, 15:40 Я б посперечалася з автором, щодо того, що Україна є вільною. Вільним у ній є тільки незламний дух українського народу і його прагнення віддати життя за свободу і гідність. А насправді Україна в руках гендлярів, які гендлюють і гендлюють - в Криму, Росії, Європі, де прийдеться. Гендлярі як відомо, за 300% прибутку продадуть і матір рідну, а за 300 000%, як у нашому випадку, і Крим і Україну з усіма народами в придачу. Хоч народу вони і не бачать, лише біомасу. Тому виживуть в цьому геноциді лише найсильніші і не лише в Криму але й в Україні. Тримаймося і борімося. Ответить Цитировать Пожаловаться
  • ropanik 1 января, 06:21 Все эти блокады и АТО прямо указывают на то,что Украине нужны территории,но не нужны люди там проживающие. А поскольку проживающих на своих территориях людей это не устраивает,то Украина вместо украинцев,любящих свою страну,получает врагов Украины. Космические пенсии и продуктовые цены - это не та тема,с которой можно сравнивать аналогичную ситуацию в Украине.Интернет великая штука и дает возможность оценить и сравнить.Хвастаться не чем.Поэтому плачущих украинцев в Крыму нет. Желающих жить без света,воды и продуктов,лишь бы вернутся в Украину,тоже нет, Польша,Румыния,Венгрия не предъявляют пока территориальных претензий к Украине,лишь потому,что это не позволит сделать Россия.Но это пока хватает терпения. Пора просыпаться и оценить зробленное за полтора последних года. Ответить Цитировать Пожаловаться
  • Анатолий Медведовский 31 декабря, 18:37 gorovoyj, да, деградация государственного аппарата Украины происходит. Но видно это не потому, что подорвали опоры, а потому, что не захотели отключить подачу электроэнергии в Крым. Потому, что, приняв закон о СЭЗ, промедлили с полной блокадой оккупированного Россией полуострова, включая подачу воды и электроэнергии, что дало время оккупантам и коллаборационистам принять соответствующие меры по предотвращению последствий блокады. Понятно, что ошибочно признавать всех граждан Украины, проживающих в Крыму, нерезидентами. Но обвинять послемайданное правительство Украины в том, что, как Вы пишите, "Неслабая группировка ВСУ в Крыму сдалась без боя", нельзя. Произошло это позорное явление до того как новое правительство сумело взять власть в свои руки. Почему создание "Татарского батальона", формируемого из добровольцев разной национальности, готовых сражаться за освобождение Крыма, это "физический барьер между Крымом и Украиной" и какой-то"финиш", вероятно, знаете только Вы. Ответить Цитировать Пожаловаться
  • gorovoyj 29 декабря, 09:07 Происходит деградация государственного аппарата Украины. Это очевидно: захотели отключить электроэнергию - поверните рубильник! Опоры взрывать зачем? Чтобы ответственности свалить на неуловимых, но откровенно пиарящихся активистов? Какие были лозунги: Крым не выживет без украинской воды, Крым не выживет без украинской электроэнергии... И...? Неужели автор не понимает, что руководство Украины последовательно проводит политику по передаче Крыма России? Доказательства? Извольте! Неслабая группировка ВСУ в Крыму сдалась без боя. Закон о СЭЗ позволил Крыму спокойно пройти самый опасный переходный период. Перекрытие воды и электроэнергии избавило от ресурсной зависимости от Украины. Товарная блокада окончательно переориентировала на торговлю с материковой Россией. Признание граждан Украины, проживающих в Крыму нерезидентами означает юридическое признание ВСЕХ крымчан чуждыми Украине невзирая на то, какой паспорт в кармане. Татарский батальон - физический барьер между Крымом и Украиной. Финиш Ответить Цитировать
Реклама
Последние новости
Курс валют
USD 24.81
EUR 27.33