Как быть с Донбассом?

фото

Читайте также

Когда читатель откроет этот номер, срок объявленного президентом одностороннего прекращения огня на Донбассе уже истечет. Что за ним последует? Новое перемирие? Активная фаза антитеррористической операции? Продолжение позиционных боев? Поиск новых точек соприкосновения между враждующими сторонами и поиск новых переговорщиков? 

Очень хотелось бы ошибиться, но есть основания полагать, что на Банковой отсутствует четкий стратегический план выхода из ситуации. 

У Петра Порошенко были очевидные причины вводить режим прекращения огня. Во-первых, недавно избранный глава украинского государства хотел продемонстрировать Западу готовность добиваться мира на Востоке страны. Президент считал подобный шаг гарантией того, что долгожданное подписание договора об ассоциации с ЕС не сорвется. Во-вторых, желание Петра Алексеевича договорится с Путиным и восстановить политические и экономические контакты с Россией читается невооруженным взглядом. И для достижения этой цели Порошенко готов был использовать любой повод и любых посредников… В-третьих, президент должен был показать избирателям, что он не забыл о своем обещании прекратить войну. 

Формальная остановка активных боевых действий теоретически предоставляла официальному Киеву определенную передышку, необходимую для вывода через "коридоры" мирного населения, для освобождения заложников, для перегруппировки, доукомплектования, обеспечения и ротации войск. Наконец, она давала руководству страны дополнительное время на размышления. Чувствовалось, что к полномасштабной войне Порошенко не готов, а как добиться мира не очень понимает. Взаимоисключающие заявления, сделанные главковерхом на этой неделе — тому подтверждение. 

Была еще одна цель, точнее, сверхзадача, для реализации которой пауза была очень кстати. Речь шла о максимальной мобилизации общества. Однако страна не услышала от Порошенко не только четких сигналов, но и четких ответов на множество вопросов. Как получилось, что лица, объявленные ГПУ в розыск, и организации, объявленные террористическими, оказались переговорной стороной? Кого на этих странных переговорах представлял Медведчук? Где граница компромисса, на который готова пойти власть в заигрывании с сепаратистами? 

То, что вопросы остались без ответа, на наш взгляд, повредило репутации первого лица государства не меньше, чем новые, многочисленные потери, понесенные силовиками в ходе стреляющего перемирия. Компенсирует ли эти репутационные потери во многом обесцененная брюссельская победа, покажет время. 

Подписание договора об ассоциации с Евросоюзом пока единственный очевидный успех. Судить о том, насколько эффективной оказалась реализация иных поставленных задач, трудно. Информация о численности гражданских, выведенных из зоны конфликта, а также количестве вызволенных заложников противоречива. А оценивать успешность решения сугубо военных вопросов и вовсе не представляется возможным. 

К Порошенко накопилось изрядное количество вопросов, но следует признать: внешнеполитическая конъюнктура для нашей страны складывается неблагоприятно. А то, что происходящее в Донбассе, — не только конфликт между центром и Востоком, а также между Киевом и Москвой — факт. Мировой контекст — важный фактор "восточного кризиса".

Резкое обострение ситуации в Ираке фактически исключило "украинский вопрос" из числа приоритетных для США. Решение Австрии участвовать в "Южном потоке" означает, как минимум, отсутствие единства в ЕС. Хотя существует гипотеза, что Вена пошла на сотрудничество с Москвой не без ведома Берлина. После личного ходатайства Меркель о Медведчуке, готовы в это поверить. То, что Европа, и, в первую очередь, Германия одновременно заинтересованы не только в прекращении войны на границах с ЕС, но и в бесперебойных поставках российского газа, очевидно. Какой ценой? В любом случае, за наш счет. 

Путин, судя по всему, недельную передышку использовал с большей пользой. Повышение температуры в остывших было Харькове и Одессе не случайно произошло именно во время "перемирия". Кремль заинтересован в "консервации" конфликта не меньше, чем Запад. Но по иным причинам. Путин будет продолжать подрывать ситуацию изнутри, формально оставаясь в стороне. А, возможно, еще и заполучив статус "миротворца".   

Киев должен реагировать адекватно. Знает ли как? Мы решили внести свою посильную лепту в поиск ответа на стратегический вопрос — "Что делать с Донбассом?". 

ZN.UA попросило ряд людей, чьи знания, авторитет и образ мыслей показались нам подходящими для выполнения подобной задачи, предложить свои рецепты лечения прогрессирующей болезни.

К сожалению, по разным причинам отказались принять участие в нашем заочном круглом столе известные политики, представляющие различные ветви власти и разные оппозиционные силы. Что ж, разговор оказался по-своему точнее и честнее. Политикам, наверное, не просто было бы демонстрировать искренность, отвечая на непростые вопросы: 

— Как Киев должен выстраивать свои отношения с взрывоопасным регионом? 

— Существует ли шанс на мирное урегулирование ситуации? Если да, в чем он выражается? 

— Следует ли воевать за Донбасс? 

— Сохранился ли шанс ужиться в границах одной страны? 

— Должны ли мы сохранить Донбасс в Украине любой ценой? Если да, то какой должна быть цена? 

— Как должны выглядеть правила возможного "сшивания"? Если оно невозможно, то как должны выглядеть правила возможного "развода"?

 

Юрий АНДРУХОВИЧ, писатель:

— Прежде всего, всем нам — включая киевское руководство — следует еще раз ответить себе на вопрос: какого будущего для своей страны мы хотим. Какова наша цель? Куда мы идем? Действительно ли наше присоединение к западному демократическому сообществу в форме, скажем, членства в НАТО и ЕС, возможно, если пытаться сохранить в составе страны Донбасс? Лично у меня такая возможность вызывает очень большие сомнения. Любой социологический опрос показывает крайне низкую поддержку прозападного курса на Донбассе. К тому же, эта поддержка, кажется, имеет тенденцию к дальнейшему снижению, она стремится к нулю. Эту социологию в общем подтверждают ежедневные новости из Донбасса, развитие событий в сторону обострения и эскалации.

 То есть, сохранить Донбасс в составе Украины можно лишь ценой роковых для нашего европейского будущего уступок. В очередной раз задабривать Донбасс придется действительно по-крупному. Да, сохранить Донбасс в Украине все еще можно, но это будет такая Украинаϑ. Например, я полностью уверен, что успокоить и сохранить Донбасс можно было бы, покаявшись за Майдан и вернув в Киев президента Януковича. Фантастика? А донецкие переговоры между Кучмой и Медведчуком не фантастика? 

С другой стороны, просто прекратить боевые действия, вывести из Донбасса наших силовиков будет означать капитуляцию. Это очень плохое начало для нашего нового будущего, очень травматичное. Отделение Донбасса от Украины (если до него все-таки дойдет) должно было бы создавать впечатление, что мы его не потеряли, а избавились от него. Для этого АТО (или как там в дальнейшем называть эту по сути войну) должна быть успешной. 

Украина должна победить, полностью взяв под контроль все города и поселки, и села, и дороги, и магистрали, и все-все-все. Причем демонстративно, под сине-желтым флагом. И только после этого, наладив на Донбассе нормальную мирную жизнь, предложить тамошнему населению референдум. Где честно, не заигрывая с ним и не замыливая в который раз ему глаза, подчеркнуть ключевые моменты, которые Донбасс особенно раздражают: украинский как единый государственный, европейская и евроатлантическая интеграция (ЕС и НАТО, соответственно). Принимаете такую Украину — говорите на референдуме "да" и оставайтесь с нами. Не принимаете — мы вас отделяем. 

Тем временем неплохо было бы ввести некоторые административные изменения, для начала ликвидировав Донецкую и Луганскую области в их нынешних границах. Ведь север Луганщины и юг Донетчины преимущественно не с сепаратистами. Эти районы следует сохранить в Украине. То есть, если и отделять, то не полностью две сегодняшние области, а только несколько районов одной и другой. Важно помнить о неоднородности этого региона и спасти в нем все, что за Украину и с Украиной.

Алексей ДАНИЛОВ,
мэр Луганска (1994–1997), глава Луганской областной государственной администрации (2005), народный
депутат Украины V созыва:

— Главная цель Путина — уничтожить Украину, как минимум — разорвать ее на части. Украина — смертельная опасность для него. В ход пойдет все, включая теракты и техногенные катастрофы с "визиткой Яроша" на месте взрыва. Путин ради власти не остановится ни перед чем. Ему своих было не жалко в Москве, Чечне, Беслане… Думаете, нас пожалеет? 

Важно понимать при этом, что надежда на помощь со стороны ЕС — несостоятельна. России и Германии не нужна сильная, независимая, территориально целостная Украина. Ритуальные танцы фрау Меркель вокруг темы санкций — смешны, вы же видите, как она легализует и вводит в игру Медведчука. Похоже, что для политиков из ЕС деньги Газпрома и сам газ важнее европейских ценностей. При желании, поставить на место Россию — вопрос одних суток. А мы видим лишь имитацию процесса. Банки Европы — соучастники украинского криминалитета и пособники разграбления Украины. Открытие счетов коррупционерам и государственным ворам — это миллиарды выведенных из страны народных денег… В этом и заключается помощь Европы Украине?

А значит выход и спасение — это мы сами. Народ Украины — колоссальный ресурс национального подъема, который необходимо максимально использовать. За 23 года мы не довели до ума ни одного большого инфраструктурного проекта. Убежден, все территории в Украине могут быть абсолютно самодостаточными. Необходима децентрализация власти, публичное раскрытие балансов в разрезе городов и районов. Важно(!) — отдельные балансы по энергетике, которые покажут, что российский газ нам совершенно не нужен, кроме как для производства удобрений. Но это мирная стратегия.

Что касается военной тактики. 

Во-первых, мы на официальном уровне обязаны признать, что находимся в состоянии войны, пусть и непривычной, гибридной, нелинейной — с Российской Федерацией. 

Во-вторых, мы должны прекратить заигрывать с донецкой и луганской псевдоэлитой. Это они ограбили свой край через тотальную монополизацию бизнеса, политики, системы государственного управления (прокуратуры, милиции, СБУ, судов и т.д.), а сейчас пытаются прикрыться фиговым листком каких-то республик. Их ненавидят даже местные "сепаратисты", потому что все знают, кто пилил заводы на металл, закрывал шахты, наживался на создании липовых рабочих мест. В новой Украине им всем место только за решеткой. 

В-третьих, антитеррористическая операция должна быть комплексной и многокомпонентной. Боевые действия против террористов необходимо сочетать с методами экономического, технологического и даже психологического давления и пропаганды. Местное население пока еще воспринимает украинскую армию как карателей (мозги жителей Донбасса киселевыми хорошо промыты). Комплексные меры позволят осуществить главное — избежать жертв среди мирного населения и разрушения инфраструктуры. Но это возможно только в случае назначения на высшие должности в армии и силовых структурах профессионалов (без этого шага президент рискует оказаться заложником некомпетентных руководителей). Также необходима мощная разъяснительная информационная кампания, абсолютно правдивая! Народу нельзя лгать — он все понимает! 

После победы АТО населению Донбасса понадобится реабилитационный период от путинской пропаганды, чтобы через пару месяцев мы снова не получили путинских подрывников. Донбасс еще в ноябре 2003-го заразили натуральным фашизмом, и эта зараза живет там до сих пор. Не исключаю, что потребуется проведение денацификации, как в послевоенной Германии. Не очистившись, Донбасс так и останется камнем на ногах Украины и инструментом в руках политических проходимцев.

Существует понятие — лицо без гражданства. Преступников, нанятых донбасской псевдоэлитой на деньги, украденные у народа, нужно лишать украинского гражданства, причем как кукловодов, так и исполнителей. Могут ли люди носить в кармане паспорт, если отрицают сам факт существования Украины как государства? Многим было бы полезно оказаться лицом без гражданства. Механизм очень действенный!

Кроме того, нужны государственные и информационные программы лояльности к людям, оказавшимся на распутье и "заболевшим" сепаратизмом, с одной стороны, благодаря российской пропаганде, с другой — недальновидности украинской власти после Майдана. Когда необходимо было оперативно привлечь на свою сторону регион. 

Но главная задача сегодняшнего дня — государственная граница. Сегодня граница — это Лас-Вегас для контрабандистов, наркотрафика, нелегальных мигрантов, а сейчас еще и террористов. О какой евроинтеграции можно говорить в отсутствие защищенных государственных кордонов? Граница должна быть на замке! Этот колоссальный по масштабам проект мы можем реализовать только с помощью США и Европы. Инициативы президента Петра Порошенко и Кабинета министров Украины весьма правильны, но труднореализуемы сугубо украинскими ресурсами в реалиях сегодняшнего дня. 

Я убежден, что Донбасс "сдавать" нельзя. Иначе мы получим принцип "домино", потому что Донбасс — звено слабое, но, к сожалению, не последнее… 

Вячеслав ДЕМЕНТЬЕВ, доктор экономических наук, проректор Донецкого национального технического университета: 

— То, что происходит на Востоке, — не антитеррористическая операция, а война

По разным данным — уже десятки тысяч беженцев, сотни жертв среди мирного населения, 40 (!) пострадавших детей. Четверо — погибли! Сколько убитых военнослужащих и сторонников ДНР точно не знает никто. И ради чего? 

Ради идеологии. Но что такое Донецкая республика, Великая Россия или Единая Украина? Не более чем идеологические штампы. Идеология — это самая страшная из всех существующих причин войны. Самые жестокие войны в истории — это религиозные или гражданские. Идеологические цели и принципы ставят выше людей и ценности человеческой жизни. 

Кто-то решает за нас, как нам жить, и готов за это убивать, если мы этого не хотим. В итоге одни люди (в том числе и дети) умирают за идеологические фантазии других людей. 

Дальше — больше. Война порождает собственные цели, независимые от ее первоначальных причин. При этом цена войны уже не имеет значения. Победа оправдывает все. 

Процесс войны становится самоцелью. Происходит самовоспроизводство войны. Для кого-то — это месть: кровь за кровь, смерть за смерть. Для кого-то интерес представляет сам процесс (романтика), кто-то нашел в этом смысл собственного существования, для кого-то — это чины, продвижение по службе и пр. И, наконец, на всем этом можно сделать весьма хорошие деньги. При этом сами исходные цели войны уже забыты или не столь важны. Ведь убивают одних людей, а кайф при этом ловят другие. Однако стране и людям нужен мир, для которого необходимо: 

1. Остановить военные действия. Ввести миротворческие войска, хотя бы для того, чтобы иметь объективную информацию о том, кто в кого стреляет, кто и что нарушил. 

2. Действия украинской власти на Востоке по реализации плана президента в области прав и свобод населения Донбасса, принципов местного самоуправления. (Как вариант, проведение референдума с участием международных наблюдателей: желают ли граждане сохранения Донбасса в составе Украины на условиях, определенных планом президента? Или проведение выборов в местные органы власти и предоставление права областному совету инициировать такой референдум по своему усмотрению в случае необходимости и по требованию населения).

3. В соглашение о перемирии между сторонами включить договоренность о признании сторонами результатов референдума или результатов выборов, какими бы они ни были неприятными для той или иной стороны.

4. Независимое расследование военных преступлений, совершенных обеими сторонами (расстрел пленных, убийства мирного населения и пр.).

5. Населению Донбасса должны быть гарантированы защита от произвола "силовиков", права и свободы, определенные Конституцией Украины.

6. Запрет и роспуск всех частных негосударственных вооруженных формирований. Насилие должно оставаться исключительной монополией государства.

Стоит ли вводить военное положение? А против кого оно? Ополченцам на него глубоко наплевать. Значит — против населения региона. Лучшего подарка для сепаратистов трудно и придумать. Заявление Коваля о фильтрационных лагерях усилило позиции сепаратистов больше, чем все ржавые российские танки. В случае его введения Донбасс становится по факту оккупированной территорией. Плюс неизбежная волна насилия, произвола и мародерства, которая будет сопровождать это положение. Хорошо сидеть в Киеве и с трибуны или за рюмкой виски рассуждать о решительных действиях, борьбе и пр. Но ведь существует опасность того, что будет пройдена точка невозврата.

Еще хочется, чтобы был хоть кто-нибудь, кто говорит правду, и кому можно верить. К большому сожалению, врут все: россияне, украинские СМИ, Европа, американцы. Причем не просто врут, а из высших побуждений. И самое страшное в том, что люди начинают верить в ложь, которую сами и придумали. 

Нужно прекратить истерику вокруг сепаратизма. Сепаратист хуже Чикатило. Последнего хотя бы судили, а сепаратиста под общий восторг можно убить (и как убить) просто так. В результате, чем больше преследуем сепаратизм, тем больше у нас сепаратистов. В начале АТО их было 1,5 тыс. чел. (данные Авакова), сейчас называют цифру 25 тыс. Голосование в Донбассе на референдуме за независимость явилось ответом на события (борьбу с сепаратизмом) в Одессе и Мариуполе.

Анна ГОПКО,
кандидат наук по социальным коммуникациям, координатор "Реанимационного пакета реформ":

— Донбасс — неотъемлемая часть единой Украины, у которой есть перспектива гармоничного и успешного будущего лишь в таком статусе. И выстраивать отношения с этим, на сегодняшний день взрывоопасным, регионом необходимо, точно зная причины такого состояния, понимая чрезвычайно сложные проблемы и имея возможность их решать. 

Сейчас Донбасс — это еще и горячая точка в геополитическом измерении. Поскольку на примере борьбы за урегулирование ситуации видно четкое противостояние Запада (внутри которого есть свои центры влияния с разными интересами, как США, ЕС) и России. Даже внутри ЕС есть различные позиции относительно помощи Украине. 

Ситуация на Донбассе — это следствие многолетней специфической олигархической экспансии региона, еще со времен Кучмы фактически отданного им в лизинг местному криминалитету. Как результат — доведение до обнищания местного населения, жуткая социальная несправедливость, экологические нелады... И все это — в условиях отсутствия реальной государственной гуманитарной политики и овладения информационного пространства российской пропагандистской машиной. Этим и воспользовался Путин. 

Именно поэтому Донбасс нуждается в незамедлительных решительных и эффективных действиях власти по наведению элементарного порядка и управляемости, отстаиванию интересов людей, преодолению коррупции, обеспечению достойной жизни. Много значит внедрение реформ, способных реанимировать и объединить как этот регион, так и страну в целом. Украина получила серьезный вызов, для системного преодоления которого понадобятся годы. Особенно важный вопрос — поддержка местного населения. Но пока что центральная власть лишь пытается подтвердить свою "дружбу" с хозяевами Донбасса, которые его и довели до ручки. А это, как и отправлять на Донбасс Кучму, — стратегическая ошибка, которая может стать трагической не только для самого президента, но и для страны.

Необходимо ежедневное сотрудничество с местными элитами, политиками, бизнесменами, являющимися патриотами Украины. Хотя многие из них уже разочарованы и утомлены беготней от одних властных кабинетов в СНБОУ, Минобороны, Министерства внутренних дел к другим с предложениями, которых никто не слышит. 

Первая задача — остановить вооруженный конфликт, разоружить и ликвидировать террористические формирования. К сожалению, люди, получившие современное оружие от российских спецслужб и политиков-предателей, настроены править свое "Сомали" и в дальнейшем. В России они также никому не нужны. И потому шансы остановить реальную войну мирным урегулированием — минимальны.

Вторая задача — установить проукраинское информационное поле. И это нужно делать как с помощью СМИ, так и через всевозможные коммуникативные и гуманитарные проекты. Простые и четкие месседжи о восстановлении безопасности, порядка, выплаты пенсий и зарплат положительно воспримет большая часть населения. В дальнейшем следует проводить мягкую кампанию правдивого освещения происходивших ужасных событий. Необходимо срочно сформировать и реализовать комплексную Государственную информационную программу на Востоке.

Следующее — ресоциализация. Люди будут вынуждены учиться жить в послевоенные времена. Строить мир с теми, кто стоял с противоположной стороны. Намного труднее будет с т.н. кругом мести, т.е. семьями, детьми и знакомыми тех, для кого убитые сепаратисты были отцами, мужьями, сыновьями. Для преодоления этой невероятно огромной проблемы в ООН разработан перечень мероприятий по реабилитации и примирению, охватывающий ряд мероприятий в социально-гуманитарной сфере. От образовательных возможностей, трудоустройства и спортивных программ. Жажда мести и ненависти культивируется из-за бедности и второсортности. Именно эти чувства будут раздувать наши соседи даже тогда, когда уберутся с украинской земли. Потому мы должны думать наперед, поскольку обязаны выиграть в этом поединке культивирования эмоций. 

Необходимо также создавать условия для возврата на Донбасс активных людей, лидеров общественного сектора, журналистов и бизнесменов, вынужденных покинуть регион из-за опасности и невозможности продолжать там деятельность в условиях войны. Если проукраинский актив Донбасса не вернется, восстанавливать там мир и строить демократию будет чрезвычайно сложно.

Еще одной задачей должна быть умная милитаризация, возрождение военных баз и новый принцип охраны границы. Воинские части должны позиционироваться как гаранты мира и безопасности. Создание соответствующей инфраструктуры как возможность получить стабильную работу и статус в обществе. В общей канве возрождения престижа и оплачиваемости профессии военного у молодежи будут новые цели. Идеал бандитской романтики, весьма близкий Донбассу, в перспективе должны заменить более здоровые образцы. 

Правила сшивания намного проще, чем кажется на первый взгляд. Реформы судов, силовых ведомств и милиции, децентрализация, люстрация, создание благоприятных условий для развития бизнеса и прихода крупных инвестиций, уменьшение безработицы и власть с реальным высоким доверием. Т.е. реальные действия, которые позволят восстановить справедливость и вселить надежду на достойную жизнь. К этому стремятся и Донбасс, и вся Украина.

Нам не нужно разводиться с Донбассом, но необходимо сурово наказывать виновных в ужасных преступлениях и разводиться с теми, кто издевался над Украиной и Донбассом, в частности, кто сказочно обогащался за счет украинского народа и сознательно разрушал единство страны.

Отец Борис ГУДЗЯК, епископ Парижский УГКЦ, ректор Украинского католического университета:

— Для эффективного действия нужны трезвость, широкая перспектива и молитва.

Переживаемые нами сейчас события для многих стали откровением — не только того, на что они не обращали внимания, но и того, чего вообще не знали и не понимали. Многие украинцы и иностранцы наблюдают события в Украине в довольно узком контексте. На Западе они почти исключительно воспринимаются сквозь призму насилия на Донбассе. Беспрецедентная консолидация большинства народа не видится. Перспектива также сужена во времени. Нам кажется, что именно сегодня все решается, и все надо решить немедленно, мгновенно. По понятным причинам не хватает терпения. Многие руководствуются страхом и не видят всех факторов нестабильности, реального или потенциального насилия. Страх — плохой советчик. Нужно приложить усилия, чтобы выйти из узкого контекста и посмотреть трезво на ситуацию в целом.

Лично я не вижу ни целесообразности, ни необходимости, ни справедливости в "разводе" с Донбассом. Большинство людей в регионе не хотят отсоединяться от Украины, различные исследования говорят лишь о 20—30%, но подавляющее большинство украинцев видит Донбасс в составе нашего государства. Речь идет не о территории, а о людях. Меньшинство не может диктовать всему народу свои правила, а тем паче малая группа террористов, которая руководствуется лишь локальными целями, но ставит целью дестабилизацию всей Украины, ее расчленение на куски, которые легче проглотить соседу. Сегодня нужно находить слова и позицию, которые помогут поднять этот вопрос на другой уровень. Также нужно понимать, что враг рода человеческого и те, кто под его влиянием, сделают все, чтобы ситуацию обострять, людей унижать в достоинстве, взглядах и суждениях. Борьба за Богом данное достоинство, происходившая на Майдане, продолжается.

Мой опыт пребывания на Донетчине и общение с людьми из восточных областей Украины подтверждает лишь одно: они такие же люди, как и все остальные. В нормальных обстоятельствах жители Донбасса будут принимать здоровые, рациональные, даже творческие и животворные решения. Поэтому не стоит делать поспешных и категорически отрицательных выводов об отношении Донецкой или Луганской области к остальной Украине. Ситуация слишком серьезная, но решительная позиция, которая, к сожалению, не исключает применения вооруженной силы, эту ситуацию может эффективно урегулировать. Тем не менее, одна лишь вооруженная сила не решит вопрос, а может и обострить его. Нужно как можно скорее налаживать и усиливать разноплановую коммуникацию с жителями Донетчины и Луганщины. СМИ Украины должны отказаться от трансляции перспективы, сформированной в России, которая возмущает напуганных людей. Президенту, правительству, депутатам парламента и областной и местной власти нужно систематически общаться с людьми, использовать все возможные средства, чтобы заверить граждан Донбасса в их достоинстве и в том, что Украина, в частности киевская власть, готова их выслушать.

Мы еще не исчерпали всех коммуникационных возможностей. Так, как было промедление с уплотнением границы между Украиной и Россией, и в Украину попали деструктивные силы и инструменты, так же не созданы ни граница для российской пропаганды, ни мощная, убедительная альтернатива.

За происходящими на Востоке событиями стоит лукавый замысел. Они основаны на лжи. Поэтому здесь нужны мужество, выдержка и целостная позиция, чтобы не поддаваться неправде и чтобы твердо верить, что ее можно победить. Аналогичный вызов стоял перед Майданом. Майдан побеждал неправду большой терпеливостью, собранностью, духовностью и солидарностью. На Майдане молитва и евангельские дела милосердия имели центральное значение.

Иногда призывы по поводу ценностей и достоинства звучат банально и абстрактно. Но в свете того, что мы в Украине пережили, мы не имеем права не верить, что практика достоинства приносит плоды. Окончательно мы стоим перед великим и страшным Таинством, борьба добра с оголенным злом. Майдан победил зло, когда была высшая жертва. Сколько, в какой форме, до какой степени потребуется жертва в дальнейшей борьбе с очевидным лукавством, трудно определить. Это лукавство реальное, дьявольское и смертоносное. Защита восточных регионов и остальной страны потребуют большой моральной, политической, экономической, социальной борьбы. Если эти аспекты будут обеспечены, количество пролитой крови будет ограничено. Поэтому не стоит строить иллюзий: бороться нужно, потворство оголенному злу вызовет еще больше жертв. 

Исцеление страны потребует встречи людей с разных сторон баррикад, и я верю, что в авангарде этого процесса должна быть молодежь, за которой затем пойдут родители, бабушки и дедушки. Важно преодолевать страх, парализующий трезвую мысль и спокойное в своей решитемости действие. К этому подвигу призваны мы все, поскольку мир души и уверенность украинцев станут залогом того, что мы будем эффективными миротворцами. В этом необходима молитва: будучи внутренне собранными, в молитве мы найдем решение, что делать в каждой конкретной ситуации. В конце правда и победа будет Господня.

Андрей ИЛЛАРИОНОВ, экономист:

— Прежде всего, украинским властям и украинскому обществу необходимо понять, с кем и с чем они имеют дело, каковы кратко-, средне- и долгосрочные цели агрессора. 

Во-вторых, проанализировать возможные варианты ответной стратегии. 

В-третьих, оценить возможности сегодняшней Украины по реализации каждой из возможных ответных стратегий. 

Наконец, выбрав из них оптимальный вариант и мобилизовав на его выполнение все необходимые ресурсы и средства, добиться его осуществления.

Кто главный захватчик? 

Естественно, это не ДНР и ЛНР. Они лишь марионетки. Их кукловод и главный (единственный) агрессор находится в Кремле.

Каковы цели агрессора? 

Краткосрочные цели — проведение операции "Тлеющий торфяник" — поддержание бесконечно долгого кровопролитного очага напряженности, войны средней степени интенсивности, приводящей к ежемесячной гибели в Украине как минимум нескольких сот, если не тысяч человек с целью вынудить украинское общество прекратить сопротивление и сдаться.

Среднесрочные цели — распространение операции "Тлеющий торфяник" с убийствами украинских граждан и диверсиями против военных, административных, инфраструктурных объектов на соседние с Донбассом территории, пока она не распространится вначале на всю территорию так называемой Новороссии, а затем — на всю территорию Украины.

Долгосрочная цель
ликвидация самостоятельной, независимой, суверенной Украины.

Возможные варианты ответной стратегии Украины.

Сдаться агрессору — это переговоры с террористами, признание ДНР и ЛНР (нового большого Приднестровья), выполнение нынешних требований агрессора (федерализация, язык, изменения в Конституции, отказ от интеграции в западные институты, включая ЕС и НАТО, вступление в Таможенный союз, отказ от десоветизации, установление внешнего управления Украиной со стороны иностранных государств, в том числе России, уголовное преследование украинских патриотов и нынешнего украинского руководства, передача газотранспортной системы Украины Газпрому, передача предприятий украинского ВПК России, назначение путинского ставленника в качестве руководителя Украины и т.д.) После выполнения этих требований следует ожидать новых требований, конечными из которых является включение Украины в так называемый "русский мир" — объединение Украины и России под одной государственной крышей.

Договориться с агрессором о мире — пытаться вести (бесконечные) переговоры, в ходе которых агрессор будет добиваться дипломатическими средствами того, чего он не смог добиться на поле боя. Договориться о мире с аггрессором возможно только на его условиях, обеспечивающих раньше или позже установление контроля агрессора над всей Украиной.

Победить агрессора — означает отразить его вооруженные, дипломатические, информационные, психологические, экономические, финансовые и иные атаки, защитив суверенитет и независимость Украины. Учитывая соотношение сил, следует признать, что добиться победы непросто. Но можно.

Ключевой фактор в обеспечении победы — способность украинских силовиков (вооруженных сил, МВД, СБУ) ликвидировать язву терроризма на украинской земле. Отсутствие военной победы над террористами на Востоке Украины сводит на нет возможные успехи украинского общества по всем остальным направлениям борьбы.

При этом следует иметь в виду, что если властями будет принято решение "сохранить статус-кво" в нынешних границах Луганды и Донбабве, контролируемых террористами, то таким образом в заложниках у террористов окажутся брошенными несколько миллионов человек, лояльных или преданных независимой Украине. Такое решение будет не только непростительным с этической точки зрения, но и создаст крайне неблагоприятный психологический фон для потенциального сопротивления на еще не захваченной территории Украины. Кроме того, через некоторое, возможно, не слишком значительное время, произойдет контрнаступление террористов с установлением их контроля в качестве первого шага над всей территорией Донецкой и Луганской областей.

Отсутствие адекватного ответа на такое расширение террористической язвы приведет к ее распространению на территорию соседних областей Юго-Востока — в первую очередь Харьковской, Одесской, Николаевской, Херсонской, а, со временем, на остальную территорию Украины.

Самый сложный вопрос заключается в том, что следует делать в том случае, если украинские вооруженные силы на Донбассе не смогут одержать победу над террористами, поддерживаемыми боевиками, оружием, финансированием, регулярными вооруженными формированиями со стороны России?

В этом случае встанет вопрос о создании новой линии обороны (новой границы), которую следует защищать, не позволяя прорыва террористов вглубь страны. Это тяжелый, но возможный сценарий.

При этом следует помнить, что каждую новую линию обороны защищать будет все труднее и труднее (юридически, психологически, информационно, возможно, и в военном отношении), чем нынешнюю. Кроме того, в этом случае у агрессора появляется огромный демографический ресурс для проведения диверсионных и иных дестабилизационных действий против независимой Украины.

Вопрос терроризма на Донбассе — это не вопрос Донбасса. Это экзистенциальный вопрос для существования самостоятельной, независимой, суверенной Украины. Увы, это вопрос из разряда "Кто кого?" — либо террористы победят Украину, либо Украина победит террористов. 

И вместе с ними — кремлевского агрессора.

Владимир КИПЕНЬ, директор Донецкого института социальных исследований и политического анализа:

— Нынешний Донбасс — это прямое следствие политики центральной власти, которая в течение последних 10–15 лет игнорировала нарастание противоречий в регионе. Таким образом, имея существенное значение в экономике страны, регион формировался не только как индустриальный центр, но и как центр, элита которого все больше претендовала на общеукраинскую роль. Причем с методами олигархически-патерналистского управления, которые она отработала в Донбассе. Первая попытка подчинить себе Украину завершилась Помаранчевой революцией в 2005 году, вторая — Революцией Достоинства в 2013–14 гг. Все это стало неким спусковым крючком для последующей контрреволюции в Донбассе.

Конечно, эта контрреволюция была осуществлена местным правящим классом — политико-олигархическими и олигархическо-силовыми структурами, которые и держали все последние годы Донбасс под контролем, при поддержке соседней "братской" державы и с помощью ресурсов, которые присвоил себе Янукович, будучи президентом. 

Более того, Донбасс — это определенная ментальность, объединяющая в себе огромный пласт советского наследия и целую систему созданного зеркально-мифологического восприятия мира. Она была сформирована под тотальным контролем местными элитами информационного пространства и СМИ. А также пропагандистской машиной России, медиа которой доминировали в регионе в силу тех же ментальных предпочтений местного населения. Важно, что с началом событий в Украине российская пропаганда оперативно перешла в форму непосредственной информационной войны за умы людей. 

В результате носителям сепаратистско-имперских идей удалось фактически уничтожить институты украинской государственности в регионе и получить достаточно массовую поддержку местного населения, особенно среди тех его слоев, которые объединяет особенная черта — иждивенчество. Пенсионеров, льготников, бюджетников, пролетариев, силовиков и чиновничества. Последние, особенно привыкшие сидеть на полукриминальных схемах, по сути, встали защищать свой привычный образ жизни и заработок. Это позволило перевести чисто клановые и политические интересы местных элит в формат гражданской войны. 

Выход? 

Для начала осознать, что Украине Донбасс абсолютно необходим. Без него она будет критически уязвима. Поэтому вопрос о необходимости воевать за Донбасс — это вопрос не только многомиллионного проукраинского населения региона, но и защита будущего Украины. Я не говорю о 25% промышленного производства Украины, о 20% от экспортных поступлений, которые Донбасс дает в бюджет Украины. Кроме того, мы должны понять, что Донбасс неукраинский — это постоянная угроза всей Украине в будущем. Ведь понятно, что создатель и координатор всех потрясений, основной игрок, заинтересованный в дестабилизации нашей страны и накрывший своим информационным зонтом Донбасс, — это Россия. Поэтому за Донбасс надо бороться, чтобы не дать распространить влияние России на другие территории, не спровоцировать там похожие события.

Основной вопрос: какими методами бороться? 

Во-первых, поскольку в основе гибридной войны, которая сегодня ведется в Донбассе, лежит контроль за информационным пространством, ключевым фактором нашей победы является обеспечение достаточно авторитарного контроля этого информационного пространства.

Во-вторых, абсолютно очевидно, что необходимо в кратчайшие сроки обеспечить эффективность АТО. При этом надо иметь в виду, что фронтальные боевые действия, к которым привыкли военные по прошлому опыту, здесь неэффективны. В результате гибнут и солдаты, и мирные жители, разрушается инфраструктура региона. А ведь нам потом все это восстанавливать. Более того, как-то объяснять людям эти трагические ошибки. То есть, речь идет о мобильных точечных боевых действиях
силовиков. Они должны использовать другую тактику, иметь широкую разведывательную структуру и бить по основным нервным центрам боевиков. Они должны быть обеспечены финансированием, вооружением, обмундированием и профессиональным командованием. 

В-третьих, нам надо жестко дать понять России, что ее сценарий развала страны не будет осуществлен. Что ее потери в результате такой политики будут намного большими, нежели преимущества. Поэтому президент Украины должен сосредоточиться именно на противодействии России. Понятно, что при этом самый действенный инструмент — позиция Европы и Америки. Осознавая осторожность наших союзников, иногда просто вызывающую, мы должны оставаться решительными в требованиях непосредственной прямой помощи нам в этой войне, последовательно объясняя, доказывая, аргументируя миру нашу позицию и изобличая действия агрессора.

В-четвертых, надо понимать, что Россия сегодня занимает очень удобную позицию, ведя войну на нашей территории и нашими ресурсами, как человеческими, так и военными (Украина много оставила в Крыму). И мы должны показать, что готовы на любые действия, чтобы защитить свой выбор. Даже путем применения таких же методов на территории России, которая Россия применяет у нас в Донбассе.

Митрополит ОНУФРИЙ, местоблюститель Киевской митрополичьей кафедры УПЦ МП:

— Украинская православная церковь принципиально не вмешивается в политический процесс и не берет на себя функции государственной власти, потому мы и не считаем себя правомочными давать государству какие-либо рецепты по урегулированию ситуации в стране. Но церковь не отделена от общества. Церковь всегда пытается нести в народ Евангельскую весть о спасении человека во Христе. Мы также считаем своим долгом делать все возможное для нравственного усовершенствования нашего общества. Поэтому ситуация на Донетчине и Луганщине не может нас не беспокоить. Кроме того, в Донецкой и Луганской областях, охваченных сегодня вооруженным противостоянием, живут несколько миллионов верных нашей церкви. Все это побуждает нас к усиленной молитве за мир в этих регионах и к постоянным раздумьям об их будущем.

13 июня 2014 г. Украинская православная церковь провела в Киеве круглый стол представителей духовенства почти всех регионов Украины. Для нас было крайне важно услышать мнение священников, несущих служение в различных областях страны. Во время круглого стола мы снова убедились, что настроения среди наших верных разные, порой прямо противоположные. 

Были на этой встрече и священники с Донбасса. Они говорили о настроениях своей паствы. И здесь есть несколько принципиальных вещей. Во-первых, мирное население региона крайне не доверяет Киеву. Люди видят жесткое противостояние, слышат с экранов телевизоров, что на Донбассе все являются сепаратистами и террористами. Но подавляющее большинство населения Донетчины (и об этом четко говорили наши священники) желает жить в мире и покое, хочет жить в единой Украине, они не брали в руки оружие. Для мирного населения Донетчины и Луганщины власть должна предложить четкое стратегическое видение будущего. И это должно стать фундаментом для мирного урегулирования.

Мы верим, что есть шансы на мирное урегулирование в этих регионах. И мы поддерживаем попытку власти найти пути к установлению мира.

19 июня Священный синод нашей церкви принял обращение к президенту Украины Петру Порошенко. В этом документе мы четко заявили, что Украинская православная церковь выступает за государственную независимость и территориальную целостность Украины. Мы также решительно осудили все действия, направленные на подрыв государственного суверенитета и раскол единой соборной Украины. 

Также наша церковь пытается донести до руководителя государства голос нашей паствы в Донецкой и Луганской областях. В обращении, в частности, говорится, что духовенство и веряне этих областей "просят принять все возможные меры для прекращения кровопролития, от которого страдают мирные граждане. Наши верующие на Востоке считают, что все противоречия следует решать через диалог и переговоры. Мирный принцип решения проблем исповедует вся наша церковь. Вместе мы должны сделать все, чтобы не допустить гибели мирных жителей. Защита мирного населения —главный приоритет как для церкви, так и для государства". Надеемся, что власть услышит голос церкви.

Синод также принял обращение к нашей пастве. Мы напомнили священникам, что участие духовенства в акциях гражданской непокорности недопустимо. "В духе Христовой любви пастыри церкви должны прибавить максимум усилий к прекращению вражды и недопущению новых кровопролитий". Синод с сожалением констатировал, что "некоторые священники прельщаются различными политическими страстями и из-за этого не только нарушают свой душевный мир, но и негативно влияют на покой в обществе". Синод четко заявил, что такие действия несовместимы с высоким званием пастыря Христовой церкви.

Украинская православная церковь также объявила общецерковный сбор средств для гуманитарной помощи мирному населению Донецкой и Луганской областей.

22 июня 2014 г., в воскресенье Всех святых, в земле нашей просиявших, по решению Священного синода во всех храмах нашей церкви во время богослужения была прочитана коленопреклоненная молитва за мир и покой в Украине.

Владимир ПАНИОТТО, генеральный директор КМИС, профессор НаУКМА:

— Еще год назад многие вопросы, заданные ZN.UA, выглядели бы странными, а происходящие сегодня события нельзя было представить себе даже в страшном сне. Связано ли это с радикальным отличием Донбасса от других регионов страны? Мне кажется, что не связано. Данные социологических исследований показывают, что по многим показателям жители восточных областей Украины вообще, и Донбасса в частности, не так сильно отличаются от жителей других регионов Украины. Например, характерный для бывших советских людей высокий уровень патернализма, к сожалению, не намного ниже и в других регионах страны. И уж, во всяком случае, Донбасс отличается от любого региона намного меньше, чем отличаются между собой многие субъекты Российской Федерации (например, Чечня, где доминирующей религией является ислам, или Якутия — от Новгородской области). 

Главным и весьма важным отличием Юго-Востока является этнический состав (высокий процент русско-украинских биэтноров), а также связанные с этим характеристики — высокий процент русскоязычного населения и некоторые особенности внутриполитических и внешнеполитических ориентаций. Украина находится между Россией и Европой, и необходимость цивилизационного выбора является постоянной проблемой для страны. В Центре и на Западе большинство — за европейский путь развития, а на Юго-Востоке — за союз с Россией. 

Однако ценность независимости Украины неуклонно растет, когорты населения, проходящие социализацию в условиях независимости Украины, составляют все большую часть населения страны. К 2013 г. число сторонников независимости Украины в целом по Украине превысило 80%, а число желающих объединиться с Россией составляло менее 15%. Даже в Крыму с 1999-го до 2013-го число желающих объединения Украины с Россией упало с 70% до 20%. 

Поэтому можно предположить, что без внешнего воздействия у Украины было бы гораздо больше шансов решить проблемы цивилизационнго выбора мирным путем.

С начала Евромайдана контролируемые властью СМИ (прежде всего, телеканалы "Интер", "Первый национальный", "Украина"), а также российские каналы провели большую работу, дабы убедить население в опасности Майдана для русскоязычного населения (пугали националистами, бандеровцами, "Братством" Корчинского, которое быстро сменили вовремя возникшим "Правым сектором"). После победы Майдана парламент и новое руководство страны, вместо того, чтобы развеять эти опасения, сделали многое, чтобы подтвердить их справедливость (вместо формирования правительства народного доверия — партийные квоты, отмена закона о языке, включение Фарион в комиссию по подготовке нового закона и т.д. и т.п.). Но, разумеется, главной причиной является информационная война России против Украины (недаром были награждены 300 российских журналистов, работавших в Крыму). Даже при всем этом к середине апреля, как показал опрос, проведенный нами по заказу ZN.UA, 30% населения Донбасса хотели отделения их областей от Украины, а большинство было за сохранение Донбасса в составе Украины (к сожалению, пока нет более актуальных данных, и мы не знаем, в какую сторону изменяется ситуация).

Поэтому "отпустить" Донбасс означает позволить вооруженному меньшинству навязать свою волю большинству населения Донбасса, т.е., фактически предать мирную и патриотически настроенную часть населения.

Как решать проблему Донбасса — сказать значительно труднее, тем более, что мы плохо знаем и понимаем военную сторону нынешнего противостояния. Ясно лишь, что информационная поддержка действий нынешней власти выглядит крайне неубедительно. Президент сформулировал пакет предложений для Востока (гарантии статуса русского языка, выборность губернаторов и т.п.), но коммуникация с населением (прежде всего, работа СМИ) осуществляется недостаточно эффективно. Этот пакет предложений должен четко излагаться, подробно объясняться и распространяться не менее энергично, чем предвыборные рекламы кандидатов в президенты (сейчас этого и близко нет). Необходимо отслеживать эффективность этой коммуникации, понимать, доходят или не доходят предложения до населения Донбасса (процент населения, которое с ними знакомо, степень доверия и т.п.), и оперативно их корректировать. 

Олег ПОКАЛЬЧУК,
социальный психолог:

— Решение проблемы выстраивания отношений Киева с взрывоопасным регионом — в немедленном осуществлении административно-территориальной реформы. Антиукраинская активность традиционно базируется на старом сталинском разделе страны. 

Иные попытки протокольно-административных решений косметичны и легко прогнозируемы врагом. Все растянется на годы, и терроризм неизбежно придет на мирные сейчас территории, как было в России после Первой чеченской. Желание найти своих хаджиевых, автурхановых и завгаевых обернется появлением "своих" басаевых.

Что касается шанса на мирное урегулирование ситуации, то "мирное" — не означает урегулирования в целом. Как и в любой поствоенной стране, люди будут стрелять друг в друга по ночам, а политики — делать вид, что к этому "разгулу бандитизма" отношения не имеют. Это лицемерие. Необходимы крайне радикальные действия, особый режим и статус, своя Окинава после Второй мировой. Политическая гомеопатия, к которой пытаемся прибегнуть из-за скудности бюджета и трусости чиновников, будет оказывать именно гомеопатический эффект, основывающийся, в первую очередь, на самовнушении. 

Поэтому за Донбасс стоит воевать. Хотя, и есть, с одной стороны, желание отрезать болезнетворный участок, приносящий огромные страдания, разочарования, фрустрацию. С другой — нежелание терять. 

Де Голль так же считал, что, отдав Алжир, решит все проблемы. Отдал его вместе со своим огромным рейтингом, пережил десяток покушений от вчерашних друзей, и вместо одной гражданской войны Франция получила постоянно вспыхивающие с тех пор бунты. Движимые обидой за утраченную родину потомки алжирцев считают, что французы им вечно должны. Как некоторые наши переселенцы. 

Поэтому мысль отдать Донбасс следует гнать прочь именно потому, что она поощряется Россией и ее агентурой. Это дело принципа. Это война не за Донбасс, а за Украину. 

Шанс ужиться в пределах одной страны всегда есть. Но именно "ужиться". Это не означает дружбы и взаимного уважения. Например, в США отношение северян к южанам и через 200 лет весьма прохладное. Древняя вражда итальянских городов отражена в анекдотах. Англичане недолюбливают шотландцев. В связи с этим, в городе Йорк, если вы встретили на улице шотландца с луком и стрелами, по закону вы можете его убить. Необходимо лишь иметь британское гражданство. История полна примеров недружелюбного отношения людей друг к другу, тем не менее они как-то уживаются вместе. 

Должны ли мы сохранять Донбасс любой ценой?Ценой изменения конституционного строя и сдачи Украины — нет, не должны. Иначе "мы" уже будем не мы. В самом вопросе "Мы" сейчас должно быть с большой буквы, как и Донбасс. Тогда мы поймем, что если в результате изменится наше "Мы", то это та цена, которую мы платить не должны. Но если это не помешает нам сохранить нашу идентичность и развиваться в европейском направлении, тогда это вопрос торга. Мы сохраняем Донбасс ценой жизни сограждан. Ценой национального унижения со стороны тех, кого вроде бы защищаем. Высокая цена. Но это расплата за 23 года самообмана. 

Жадность, которую выдаем за хозяйственность, с 90-х не давала шансов и возможностей заплатить актуальную цену. Люди, готовые платить по современным расценкам, — уже на войне. Те, кто не готов, — по факту вредители. Образцом идеи, следствием которой стало поведение нации, можно назвать первое обращение Черчилля к британцам после избрания: "Мне нечего предложить, кроме своей крови, тяжкого труда, пота и слез". 

Какой вид должны иметь правила "сшивания"?

Точно — не в четыре руки. Террористы — культурно, психологически и ситуативно — находятся в другой плоскости. Поэтому приглашать их к сшиванию будет большой ошибкой. Такая уступка станет поражением. Шить должен Киев — быстро, жестко и крупными стежками.

Если же развод все же будет навязан извне и устроит лишь часть политических чиновников, находящихся сегодня у власти, то это будет означать, что их политическая жизнь будет достаточно короткой.

Мы — в общемировом процессе развода мира с Россией. И в нем мы должны выставить цену, которая, может, будет не весьма приемлемой. Но справедливой. Сейчас мы просто обязаны сделать все для того, чтобы Россия хоть немножко пришла в чувство и поняла, что имеет дело не с лохами. Пока же есть ощущение, что нас просто "разводят".

Мирослав ПОПОВИЧ, философ:

— Как и у многих из нас, у меня неоднократно возникала мысль оставить Донбасс на произвол судьбы и дать событиям развиваться стихийно в направлении, которое выберет большинство. По крайней мере здесь в наличии классический случай "проблемы Достоевского", когда одна детская слезинка значит больше, чем государственное решение по высоким мотивам. К тому же Донбасс тянет за собой столько проблем, что отдать их все России вместе с парой областей (а об этом, по сути, идет речь) кажется наиболее выгодным выходом из ситуации.

Но, подумав спокойно, пришел к выводу, что это не выход.

Россия не остановится ни на каких компромиссах.

Чего, в конце концов, хочет Путин? Территории? Запасов угля? Металлургии? Что, какие жертвы способны удовлетворить государственные аппетиты нашего соседа? На мой взгляд, не квадратные километры или какие-то ресурсы. Руководящей верхушке нынешней России нужна вся территория бывшего СССР или по крайней мере "русский мир", немыслимый без Украины. Путину нужна послушная авторитарная Россия, в которой каждое проявление непокорности беспощадно карается. Ему необходимо такое окружение российского центра, которое не допускало бы даже мысли о возможном выходе на свободу. Поэтому он не остановится ни на "Новороссии", ни на еще более радикальных вариантах Приднестровья, как он не остановился после Крыма. Российский Донбасс — это только начало.

Поэтому единственный выход — сопротивление. В том числе вооруженное сопротивление вооруженному натиску.

Практика развития украино-российского военного конфликта показала, что агрессию Россия стремится осуществлять тихо и по частям, опираясь на историко-культурную разнородность Украины. Этому должен быть противопоставлен союз всех политических сил, признающих несколько основных принципов существования: 1. Государственная независимость Украины; 2. Демократическое устройство Украинского государства, защита безопасности, прав и свобод ее граждан; 3. Борьба с бедностью, в частности в депрессивных регионах, одним из которых является Донбасс. 

Таким образом, Украина естественно включается в европейский, "западный" мир, без союза с которым она не выберется из нищеты и неволи. К объединению всех политических партий на этой короткой и простой платформе должен призвать президент Порошенко, который без поддержки такого широкого блока не сможет решить никаких проблем. 

Еще раз хочу подчеркнуть, что Путин не остановится до тех пор, пока Украина не станет бессловесной покоренной провинцией, править которой можно будет через какого-то послушного и жесткого деятеля. Такую власть мы уже видели, и остается надеяться, что однажды познав свободу украинцы уже никогда не забудут ее вкуса.

Семен СЕМЕНЧЕНКО, командир батальона "Донбасс":

— К сожалению, шансов на мирное урегулирование ситуации, без сдачи национальных интересов Украины — нет. Это непросто принять, но давайте копнем глубже. 

Конфликт — это наиболее острый способ разрешения противоречий в интересах, целях, взглядах. И чтобы понять, как этот конфликт разрешить, надо разобраться, у кого возникли противоречия. Активными сторонами конфликта являются государства РФ и Украина, элита, находящаяся у власти в Украине, контрэлита, от власти отстраненная (ПР и Семья), и элита новая, пока ещё не сформированная народом после Майдана. 

Кстати, в процессе конфликта некоторые социальные группы на Донбассе создали свой вариант новой элиты, выступающей против тех же негативных процессов в обществе. К сожалению, усилиями пропаганды и бездействием центральной власти Украины эту группу удалось столкнуть не с ее истинными врагами — бывшей правящей группой, обворовывавшей и обманывавшей Донбасс, а с другими сторонами конфликта. 

Ну и как сейчас все это мирно урегулировать? Если пойти по пути сдачи позиций правящей "элиты" Украины, то будет новая революция, последующее ослабление страны и новое нападение антиукраинских сил. Добить слабого в политике — к сожалению, "святое дело". 

Стоит ли воевать за Донбасс? Если оставить Донбасс, то он будет использован как плацдарм для укрепления и последующего расширения агрессии. Причём на Днепропетровск, Киев и Харьков пойдут и российские наемники, и сформированная армия террористов из местных. Победа окрыляет, и в движение придут даже те группы, которые сейчас участия в конфликте не принимают. То есть, о "разводе" речь не идет, поскольку он означает пожирание по частям сильным слабого. 

Как выглядят правила "сшивания"? Конечно же, АТО следует результативно завершить. Завершить быстро, с минимальными потерями. Параллельно надо очень быстро устранять причины конфликта, менять устройство политической власти в стране, проводить социально-экономические реформы, жестко бороться с коррупцией. 

Параллельно включать в преобразования пассионарную часть населения, которая все эти годы не принимала участия в управлении государством. Причем и пророссийская часть Донбасса, чьи руки "не в крови", примет тогда в этом процессе участие, получив возможность самореализации в Украине. 

А РФ? Если у нас будет сильная страна со сформулированными собственными интересами, идущая по пути, поддержанному большинством населения, активно вовлеченным в процессы строительства нового государства, то что РФ сможет сделать? К сожалению, для реализации этого сценария надо, чтобы в нем были заинтересованы как народ, так и группы у власти. А так ли это? На этот вопрос мы получим ответ в самое ближайшее время.

Сергей ТАРУТА, глава Донецкой областной
государственной
администрации:

— Протестующие и народ — это не противники. Не боевики. Это люди, имеющие иное мнение. Может быть, оно не воспринимается в Киеве и на Западе страны, но оно есть, и мы обязаны его учитывать. Почему не учли изначально? Это уже второй вопрос. Но за иное мнение мы точно не должны расстреливать. 

На самом деле на Донбассе очень много людей, искренне защищающих сегодня свою землю, могилы своих родных от возможных в их представлении врагов — "Правого сектора", "Свободы", Национальной гвардии… Т.е. мы сегодня не можем отрицать факт проигрыша информационной войны. Когда начальник цеха после рабочей смены идет и становится на блокпост. Не за деньги. Это, знаете ли, даже страшнее вооруженного до зубов террориста. 

Мы же вместо антитеррористической операции, которая априори должна иметь локальный, а не масштабный характер, воюем с применением тяжелого вооружения. Почему? Наверное потому, что действия тех, кто принимает решения — неквалифицированные. Не те люди принимают решения, и не те люди соглашаются с такими приказами. Лучшие не имеют возможности себя проявить. В результате наша стратегия оказалась ошибочной. А граница — незащищенной. Более того, применялась практика преувеличения сил врага для оправдания собственной некомпетентности. Т.е. банально фальсифицировались данные, обнародованные в СМИ. Но люди-то, находящиеся в зоне АТО, все знают и понимают.

Без Донбасса не может быть Украины. Но прежде чем сражаться за него любой ценой, призывая к уничтожению врага, надо вспомнить о том начальнике цеха. Потому что именно на его блокпосту начинаются самые большие проблемы. Однако там же их можно и решить. Потому что те, кто искренне заблуждаются, — не враги Донбасса и Украины. И их необходимо переубеждать. Потому что больного, как правило, лечат, а не относят в сторону, чтобы добить. При этом следует понимать, кто из них — в реанимации, а кто — в общей палате. 

Если же мы будем продолжать действовать такими же методами, как сегодня, — не победим. Не исчерпаны все ресурсы переговоров. Последняя неделя подтвердила, что стороны могут говорить. На самом деле мы постоянно на уровне региона ведем переговоры. И, слава Богу, нам еще удается обеспечивать работу органов государственной власти и НБУ. Несмотря на захваты зданий, мародерство и пр. Только благодаря постоянным переговорам нам удалось удержать Донецк и не превратить его в Славянск. Удалось обеспечивать людей пенсиями и зарплатами. Удалось вернуть детей, насильно вывезенных в Ростов. Это был первый пример успешного ведения переговоров на уровне МИДов двух стран, губернаторов, и омбудсменов. 

Ради мира и жизни людей я готов говорить и с чертом, и с дьяволом. Даже понимая, какую двойную игру ведет Россия, закрывая глаза на пересечение границ КАМАЗами с оружием и террористами. Нужно быть хитрее и мудрее. Россия дала четкие месседжи, что не будет присоединять эту территорию. И мы это должны использовать. Потому что этими иллюзиями боевики (которым, понятно, никакие месседжи не нужны, пока им платят деньги) питают местное население. А нам ведь нужно, чтобы местные жители сложили оружие? 

Пока мы не дошли до гуманитарной и техногенной катастроф целого региона. Водовод — а он питает треть территории Донбасса — разгромлен, в Северском Донце находят трупы, и это при такой-то температуре… 

Что касается состава переговорщиков, то мы не участвовали в его формировании. Судить же об успешности переговоров нужно только по результатам. Другого пути нет. Нам необходимо договориться со всеми, с кем только возможно. Кстати, на переговорах абсолютно не была отображена палитра всех действующих в регионе группировок. Их множество, и не все они подчиняются Бородаю. Там не было шахтеров, металлургов, рабочих, которые выходят и протестуют. А с ними тоже нужно договариваться. И только потом, исчерпав весь переговорный ресурс, бороться с теми, кто откажется сложить оружие. 

Да, такой нечисти будет предостаточно. Как и оружия на руках. Но мы же смогли профессионально сработать в Мариуполе? Без бомб. И "неизбежных жертв при пристреле". Город ожил. Город благодарен. Разве это — не модель того, как надо действовать?! Разве это — не сигнал президенту о том, что нужно оперативно сделать правильные кадровые выводы в силовых структурах? Профессионалы и компетентные люди должны немедленно быть выдвинуты на первый план и взять на себя ответственность с учетом уже совершенных их предшественниками, ошибок. Более того, те, кто эти ошибки совершил, должны понести наказание. 

Сегодня люди в Мариуполе признают, что бойцы ДНР ими манипулировали. Они постепенно начинают прозревать. И уже понимают, что с автоматами счастья не построишь. Ну нет счастья, когда отбирают машины, убивают, захватывают дома и бизнес… Как уже нет и любви к ДНР. Но остались страхи по отношению к Киеву. И в этом направлении нужно работать — государству, медиа, общественным организациям. Проявляя больше любви, а не ненависти. Созидая Украину в головах, а не разрушая инфраструктуру и жилища. Не убивая из орудий. Даже в ответ. Иначе застрянем в этой войне на годы. 

Поверьте, в Донбассе нет такого большого количества врагов Украины, как это представляется в Киеве. И призывать сегодня президента к войне, когда власть еще даже не начала использовать профессионализм силовиков и информационную составляющую, — безответственно. Профессиональная команда силовиков для продолжения военной части операции и мощная информационная кампания лояльности для местного населения — вот что нужно требовать от президента. А не загонять его в угол, требуя крови за Украину. 

Анатолий ТКАЧУК, директор по науке и развитию Института гражданского общества: 

— Нынешняя проблема Донбасса возникла из-за многолетнего игнорирования того, что ментально Донбасс существенно отличается от остальных регионов и что там так и не были внедрены демократические процедуры формирования местной власти. Люди не знают, как жить в условиях демократии. На Донбассе сформировано свое управленческое, информационное, образовательное, экономическое пространство, не интегрированное в Украину. 

Донбасс всегда выдвигал Киеву ультиматумы, и Киев на это велся. Сегодня задача Киева — попытаться не соглашаться с ультиматумами Донбасса (читай — ОПГ, контролирующей Донбасс), а провести декриминализацию и демократизацию региона. Для этого надо ввести на определенное время особый режим управления в областях Донбасса, создав там административные округа с назначенными управленцами с большими полномочиями, главная задача которых — стабилизировать ситуацию, ослабить криминалитет и подготовить местные выборы. 

Выборы должны пройти на демократической основе. Местные жители должны увидеть альтернативу. Вполне реальными могут быть в целом изменения системы административно-территориального устройства Донбасса, включение преимущественно украиноцентричных частей территорий Донецкой и Луганской областей в новые образования или в Харьковскую и Днепропетровскую области. 

К этому нужно немедленно добавить государственную программу интегрирования Донбасса в Украину, которая будет иметь значительные гуманитарные, информационные составляющие, и прежде всего — поддержку там украинского элемента. Украинцы Донбасса не могут и дальше оставаться заложниками российских "активистов". Украинизация Донбасса — единственная гарантия избавления от проблем на долговременную перспективу.

Но это будет возможно только после завершения активной военной фазы конфликта. Приходится ли надеяться на это в ближайшей перспективе? Не уверен. Война, которая втянула в свои сети сотни тысяч людей, даже после взятия под контроль всех городов так просто не завершится. Теперь, когда у сепаратистов много тяжелого вооружения, война может быть еще страшнее. 

Поскольку умеренного политического крыла у сепаратистов нет, никаких требований, которые могут обсуждаться на переговорах, кроме капитуляции Украины перед ними, они не выдвигают, — реальных переговоров с ними не получится. С кем вести переговоры сейчас — непонятно. ПР и КПУ себя дискредитировали и уже не влияют на ситуацию, Ахметов и К° — тоже. Остается интеллигенция, малый и средний бизнес, профсоюзы, но они в опасности и реально не влияют на значительные массы населения.

Возможно, полевые командиры, воюющие с мародерами, пришлыми диверсантами?

Похоже, без жесткой военной операции по физическому уничтожению наиболее одиозных формирований ДНР и ЛНР мирный процесс не состоится.

При такой ситуации будет убито много украинцев с обеих сторон.

Уже сейчас в Украине ширится мнение — надо ли украинцам гибнуть за Донбасс, где ненавидят Украину. Активно формируется убеждение, что лучше разойтись с миром и забыть о регионе, который уже более 20 лет не дает Украине идти в Европу.

С формальной точки зрения, эта идея продуктивна. Без Донбасса Украина будет моноэтническим государством — более 91% этнических украинцев, здесь уже никогда у пророссийских сил не будет шансов на приход к власти, страна получит шанс на быструю модернизацию без старопромышленных районов Донбасса.

Но... Все понимают, что по-хорошему не получится. Россия не даст этого сделать. Ей нужен Донбасс или в Украине, или как ничейная серая зона, из которой будет исходить постоянная угроза дестабилизации остальной Украины. К этому добавляется понимание, что нельзя предать в целом около 600 тысяч украинского сельского населения, которое хочет жить в Украине и даже сейчас не поддерживает сепаратистов.

Поэтому Украина вынуждена пытаться удержать Донбасс. Но за такое удержание нельзя платить слишком высокую цену. Если согласиться с ультиматумом Москвы, что платой за умиротворение должна стать федерализация Украины и русский язык как государственный, то такая плата будет означать распад Украины в ближайшие 3–4 года! Это недопустимо. Тем более что нынешнего президента избрали именно украинцы, а не умеренные украинские россияне или донецкие сепаратисты. Если он попытается пожертвовать интересами украинцев, как это делалось до сих пор, ему не удержаться.

Самым лучшим выходом здесь могла бы стать договоренность: под эгидой ООН провести демилитаризацию Донбасса, дать год на мирную подготовку референдума на Донбассе и в Украине. Если более 50% населения и свыше 50% территориальных общин Донбасса захотят отсоединиться, и это поддержит украинский народ на референдуме — пусть так и произойдет.

Референдумы на такие темы проводятся исключительно в условиях мира, демократической агитации и под международным контролем.

Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
128 комментариев
  • Иринка Нестеренко 18 июля, 16:11 В любви и пьянке сила не уместна. Зло порождает зло. А вернется же все бумерангом. Ответить Цитировать Пожаловаться
  • Иринка Нестеренко 18 июля, 16:04 А раньше я была патриоткой, хоть и "террористка" Ответить Цитировать
  • Иринка Нестеренко 18 июля, 15:54 Алексей ДАНИЛОВ (нардеп): " Донбасс еще в ноябре 2003-го заразили натуральным фашизмом, и эта зараза живет там до сих пор". Это цитата из текста. Но вспомните пожалуйста, когда свергли Януковича (мне он тоже не нравится) из Донбасса никто не поехал на запад нашей Родины с оружием доказывать свою правоту. А народ решил отделиться, без крови (!). По ряду причин, всем известных. И где тут фашизм? Это Украина здесь воюет. Ответить Цитировать Пожаловаться
  • lesya 17 июля, 16:52 Скоро станет ясно,как быть. А отвечать должны те, кто взялся за управление страной. Страной УПРАВЛЯТЬ надо, а не дивиденды стричь и разборки олигархические устраивать. Ответить Цитировать Пожаловаться
  • Yarema6 3 июля, 18:17 нет ли аналогии между событиями на Донбассе и теми, которые происходили на западной Украине во второй половине 40х-начале 50х? Стрелок - Донбасский Бандера? Ответить Цитировать Пожаловаться
  • spragly 3 июля, 16:45 Наркомом оборони СССР під час другої світової війни був безпосередньо Сталін. Після війни він і залишився, поставивши на місце наркома нєпрімєтного Булганіна. Ви, шановне панство, мислите категоріями мирного життя, але Україна опинилася в стані повноцінної війни з ядерною імперією. Хочемо ми тієї війни чи ні, ця ядерна імперія нас не питає, а відступати неможливо. Через 23 роки після розпаду СССР почалася війна за українську незалежність. Без всякої обіцяної допомоги Євроатлантики. Це означає що економіка та політика мирного життя відходять в минуле. Це означає що економіка та політика спрямовані на перемогу - збереження незалежности Української Нації. Це означає що керувати обороною має Перший, хоче він цього чи ні. Добре що він це усвідомлює. Пропоную не лаяти Порошенка за хитромудрі викрутаси з Мєдвєдчюком та рештою. Схоже що Петро дійсно є державним діячем, в арсеналі якого хитрість, рішучість та мужність займають належні місця. Побачимо. Ответить Цитировать Пожаловаться
  • Yarema6 3 июля, 14:30 новопризначеный министром обороны генерал-полковник с опытом домашней прислуги при высшем руководстве государства обещает раде парад победы в Севастополе. даже удивиться трудно
    Panikovski 3 июля, 15:30
    Да, еще тот случай!!! За каких-то там 7-8 лет от полковника ментовки до генерала армии (хорошо еще хоть не до генералиссимуса), а теперь еще и на министра обороны, имея опыт управления лишь структурой У(ГО)ДО, заточенной под совершенно иную специфику, чем армия, максимальная численность которой как представляется, не превышает и тысячи чел., да еще в ВОЕННОЕ время - это почти, что меня назначить завтра главным гинекологом Украины. Видимо очень чел хороший... Для пети.
    lesya 3 июля, 21:05
    Боюсь, что Вы правы. Министр обороны - стратег, специалист(должен быть). Уже должен быть - не до экспериментов. Уже экспериментировали. Аналитик, если такой - тогда да. .
    Ответить Цитировать Пожаловаться
  • Эдуард Мануйлов 3 июля, 12:51 Статьи подобраны односторонне без учета мнения оппозиции. то есть игра в одни ворота. Только один автор робко заметил, что --- "Нужно прекратить истерику вокруг сепаратизма. Сепаратист хуже Чикатило. Последнего хотя бы судили, а сепаратиста под общий восторг можно убить (и как убить) просто так. В результате, чем больше преследуем сепаратизм, тем больше у нас сепаратистов. В начале АТО их было 1,5 тыс. чел. (данные Авакова), сейчас называют цифру 25 тыс". --- Почти все авторы с высокими научными званиями НЕ могут отличить сепаратизма от терроризма и даже священник УПЦ призывает к убийству: Донбасс или украинский или безлюдный(по Корчинскому). Не имеет будущего такая преступная Украина.!
    Yarema6 3 июля, 14:15
    новопризначеный министр обороны обещает аплодирующей раде парад победы в Севастополе. этих людей можно назвать адекватными реальности?
    spragly 3 июля, 16:53
    Господін товаріщ Манойлов, сколько рускіх убіла хунта на освобождьоних тєріторіях Донбаса? Сколько члєнов Руского Національного Єдінства, Родіни і прочіх сєпаратісткіх організацій погібло в Українє в годи правлєнія "пєрвой хунти" Ющенка в 2004...2010 годах? Ви вообщє знакоми с Україной пєрсонально ілі по пєрєпіскє, господін товаріщ Манойлов?
    Ответить Цитировать Пожаловаться
  • Panikovski 3 июля, 09:50
    Юрийсемёнович Архангельский Вчера, 23:06 Alex пишет «Мелкий и средний класс должны пожинать все преимущества РАВНОПРАВНОГО доступа к ресурсам, финансам». А что нет этого права? – бери кредит, строй эффективный бизнес и возвращай долг. Дело, с моей точки зрения, не в этом, а в том что «равноправного доступа к ресурсам» не было в 90-е. Ресурсы прихватизировали (замечу - по закону) те - кто ближе стоял к власти. Причём 1 человек мог прихватизиовать «Запорож-сталь». Благодаря этому прихватизаторы заимели млн. грн. ничего особо не делая. Например, один из канд. в Президенты в 2013 заработал 50 млн. грн. а другой 150 млн. грн. Интересно, сколько Вы заработали дивидендов в 2013? – чего-то думаю, что меньше 1 млн. грн. Поэтому решение проблемы – деприватизация! В этом случае дивиденды пойдут в бюджет, а не олигархам и их помощникам. За это выступает КПУ, которая на выборах набрала 1,5%. Так что дело пока вперёд не пойдёт, тем более, что о деприватизации комментаторы пока молчат, а пока переключились на "войну и мир"
    Последние 3 года правления клептомана пост главы фонда госмайна - ключевого ведомства в вопросах приватизации и реприватизации занимал ставленник коммунистов рябченко, который все это время исправно обеспечивал зеленый свет всем приватизационным аферам семьи. Так что предвыборные билборды пети-губошлепа "вернем страну народу" (развешанные, кстати, на деньги олигарха григоришина - одного из главных финспонсоров этой гидоти, давно положившего глаз на Харьковский Турбоатом) не более, чем развод наивных пенсионеров, типа Юриясеменовича, на которых и паразитирует эта кучка негодяев приватизировавшая лейбл компартии. Многое из того, что реально представляет собой это кодло, начиная от их проплаченных деньгами яника голосований в парламенте и заканчивая сексуальной ориентацией упомянутой братии поведал на днях главный крымский коммунист (чит. Старый коммунист Грач поведал о тайнах Симоненко и его "компашке" (+аудио): glavnoe.ua/news/n182341). Сейчас, понимая что петя с. слишком себя скомпрометировал дружбой взасос с семьей, сотрудничеством с сепарами и российскими спецслужбами и скоро уйдет на дно началось активное бегство крыс с его корабля в лице голуба и еще ряда петиных соратников. Весьма показательно в плане их личностно-политических предпочтений куда примкнули беглецы (чит. Золотарев: Тушка Голуба и его стая перелетели в курятник к Курченко: http://glavnoe.ua/news/n182350). Ну кто б сомневался? По общеизвестной большинству парламентариев и парламентских журналистов инфе за вхождение в группу курченко (куда вошли, к слову, многие дисциплинированно проголосовавшие зимой за расстрельные законы от 16.01., включая наиболее активного их проталкивателя олийныка) полагаются разовые подъемные в сумме 300000 вечно зеленых американских тугриков и ежемесячные платежи, чтобы совсем уж не оголодали тов. депутаты, в размере от 200 до 250 тыс. в той же валюте. А Вы, Юрийсеменыч, голосуйте, голосуйте за КПУ и дальше. И будет Вам счастье! Вы сами-то не содомит часом? Может отсюда все Ваши кремлевско-коммунистические предпочтения? Тот же глава администрации ВВХ тов. Володин очень тепло относится к этой теме. Это ж рядовым россиянам можно впаривать лапшу на уши про "гейевропу". А им все можно, они ш "элита".
    Ответить Цитировать Пожаловаться
  • Yarema6 3 июля, 08:19 *****Президент Украины Петр Порошенко назначил первым заместителем главы Администрации президента владельца ТМ "Наша ряба" миллиардера Юрия Косюка.**** Майдан перемиг! теперь каждый простой миллиардер легко может войти в АП, стать губернатором или даже президентом Ответить Цитировать Пожаловаться
Реклама
Последние новости
USD 26.10
EUR 28.01