Вице-премьер по европейской и евроатлантической интеграции Иванна Климпуш-Цинцадзе: "У нас осталось немного шансов для того, чтобы прорваться — как стране в целом"

Татьяна Силина 15 апреля 2016, 22:09
Иванна

Читайте также

 

 

 

Иванну Климпуш-Цинцадзе прекрасно знают не только заядлые евроинтеграторы нашей страны. С ней знаком не один десяток известных личностей планеты — от Карла Бильдта до Штефана Фюле, от Герхарда Шредера до Александра Квасьневского, от Реджепа Эрдогана до Кондолизы Райс. Но при этом на государственной службе Иванна, до назначения вице-премьером по европейской и евроатлантической интеграции, не работала ни дня, а в политику пришла лишь полтора года назад, став народным депутатом от БПП. 

Большую часть трудовой жизни Иванна посвятила "третьему сектору": Киевский центр Института Восток—Запад, Фонд "Открой Украину", "Ялтинская европейская стратегия" (YES). Отличные организаторские способности, широкие международные контакты, знание темы — безусловный актив Иванны. Увы, в украинских реалиях это не всегда залог успеха. Малый политический опыт и отсутствие навыков подковерной борьбы в наших условиях способны свести на нет все другие преимущества. Тем не менее, пожелаем свежеиспеченному вице-премьеру успехов. 

— Иванна, традиционный вопрос: каковы будут ваши первоочередные шаги на этой должности?

— Вице-премьер по вопросам евроинтеграции задумывался давным-давно, в том или ином формате он функционировал в предыдущих правительствах, но в кабинете Арсения Яценюка его не было. Поэтому первоочередной задачей для себя вижу построение офиса (бюро), т.е. институционной поддержки для работы вице-премьера по европейской и евроатлантической интеграции, чтобы была возможность выполнять конкретные задания, которые перед собой ставлю. Так что самые первые — это организационные шаги. Я понимаю: времени для того, чтобы все это создать, совсем немного, но это как раз та должность, которая требует именно организационных шагов в самом начале работы, чтобы потом уже эффективно делать шаги по существу. 

Но основной приоритет для меня — сделать Соглашение об ассоциации реальным. Чтобы оно заработало на реформирование Украины. Также необходимо устранить барьеры на пути помощи, которую нам готовы предоставить как Еврокомиссия, так и государства-члены, понять, что препятствует тому, чтобы мы могли принять ее и абсорбировать. Еще одна из основных задач — максимально содействовать нашим регионам, украинским производителям для выхода на рынки ЕС (разумеется, в сотрудничестве с Министерством экономического развития и торговли).

— Эксперты, скептически настроенные относительно поста вице-премьера по евроинтеграции, давно уже говорят, что это должность свадебного генерала, потому что для эффективной работы на ней не хватает трех основных вещей — полномочий, специалистов и средств. Как вы собираетесь работать в таких условиях? Какой инструментарий планируете использовать?

— После предварительных консультаций с тогда еще кандидатом в премьер-министры у меня сложилось впечатление, что у него есть понимание, что необходима определенная институция, чтобы эта должность была действенной. Надеюсь, что нам все-таки удастся прописать распределение полномочий, и коллеги поддержат меня в том, чтобы вице-премьер по евроинтеграции получил возможность иметь реальное влияние на координацию, мониторинг выполнения, на продвижение важных шагов по евроинтеграции. Так что, думаю, этот вопрос будет решен через распределение полномочий между вице-премьерами.

Что касается специалистов, я так понимаю, достаточно большая группа профессионалов уже собрана в офисе правительственного уполномоченного по вопросам евроинтеграции. Ее можно использовать для продолжения формирования полноценного офиса (бюро) — команды профессионалов. 

Относительно средств. Я рассчитываю на то, что нам удастся привлечь средства Европейской комиссии, чтобы дополнительно ангажировать специалистов, которые, возможно, сначала не пойдут на государственную службу, а будут сотрудничать в каком-то формате с офисом вице-премьера. И когда мы активно начнем внедрять в жизнь реформу госслужбы, эти люди позднее смогут прийти работать на госслужбу, которая, думаю, станет более интересной и привлекательной для всех, у кого будут соответствующие знания и намерение поработать на государство. 

— Таких людей как вы власть всегда использовала в качестве привлекательной европейской "витрины". Но сейчас украинская власть растеряла остатки симпатий, причем как на Западе, так и среди своих избирателей (причин масса — пробуксовка основных реформ, отсутствие борьбы с коррупцией, последний скандал с офшорами и т.д., и т.п.). Как вы будете искать баланс между презентационной работой по Украине на внешней арене и реальной ситуацией в украинской власти?

— Считаю, что только реальными шагами можно будет презентовать на Западе Украину. И мне очень хочется верить, что мы все вместе (это касается не только нового правительства, но и парламента, и президента) поймем главное: у нас осталось уже немного шансов для того, чтобы прорваться — как стране в целом. 

Евроинтеграция — очень широкое понятие. Оно включает огромное количество действий министерств и служб, комитетов и инспекций, которые должны быть привлечены к этой работе. И если нам удастся в отдельных, приоритетных на сегодня, отраслях добиться конкретных, пусть небольших побед и достижений, это будет самым лучшим аргументом. Безусловно, мне бы не хотелось быть просто фасадом или ширмой для чего-то, что неправильно развивало бы нашу страну и стимулировало возможность возврата к предыдущему пути. 

— Еще полторы недели назад евроинтеграция была в основном внутренним заданием для Украины. После нидерландского референдума внешнее направление снова стало весьма актуальным. Какие требуются шаги для убеждения ЕС и, в частности, голландцев в необходимости дальнейшей помощи украинской евроинтеграции?

— Да, действительно, несмотря на то, что главные задачи евроинтеграции лежат во внутренней плоскости — внутренних преобразованиях и реформах, сейчас (надеюсь, на короткое время) нам придется дополнительно сосредоточиться еще и на работе над формулой, каким образом Соглашение об ассоциации будет продолжать полноценно действовать (или, возможно, с минимальным отступлением Нидерландов от его использования в двусторонних инструментах, составляющих весьма незначительную часть Соглашения). Из общения с нашими коллегами из Еврокомиссии, Европарламента и Европейского совета я поняла, что есть готовность и стремление найти правильный формат, который даст возможность максимально реализовывать Соглашение об ассоциации Украины с ЕС — несмотря на результаты нидерландского референдума. Сейчас, безусловно, необходимо активное включение, и я рассчитываю на глубокое сотрудничество с Министерством иностранных дел в этом. Нам вместе с нашими партнерами из Еврокомиссии и Европейского совета необходимо найти приемлемый формат для Украины.

— А вы не думаете, что если бы подобный референдум состоялся во всех странах ЕС (а такие призывы уже озвучивались), то негативный для Украины результат мы получили бы не только в Нидерландах? 

— Не хочу спекулировать этой темой. Я прекрасно понимаю, что есть страны, где существуют силы, которые не обязательно настроены антиукраински, но они являются или пророссийскими, или евроскептичными, к тому же, они достаточно активны и сильны, так что мы вполне могли бы увидеть результаты, подобные голландским. Но я точно ни в коем случае не взялась бы утверждать, что это случилось бы в подавляющем большинстве стран Евросоюза. А еще очень многое зависит от того, насколько правительство и парламент той или иной страны склонны защищать свое предыдущее решение. Ведь мы знаем, что в Нидерландах решение о ратификации уже было принято — и в парламенте, и на уровне правительства, и только потом прошел референдум. Так вот это вопрос, насколько эффективно во внутреннем дискурсе правительство и парламент Нидерландов защищали свое предыдущее решение. 

— Иванна, мы давно знаем вас как убежденного евроинтегратора. Но на вашем вице-премьерском пути встретится немало ловушек, ухабов и сложных перекрестков, где будет весьма нелегко принимать решение, как двигаться дальше. Вот реальный пример: в Украине до конца года запрещен вывоз круглого леса. Это сделано, в том числе и для того, чтобы создать хотя бы минимальную добавленную стоимость для украинской экспортной продукции, чтобы Украина экспортировала не только сырье (лес, зерно и т.п.), но и более сложные товары. В результате, стали вырастать как грибы лесопилки, появляться небольшие артели, производящие мебель, и это в тех местах, где долгие годы были серьезные проблемы с безработицей. Но ЕС криком кричит и требует возобновить вывоз круглого леса. Как искать баланс интересов в таких ситуациях? Как правильно поступить — идти навстречу европейским пожеланиям или защищать создание рабочих мест в Украине, развитие определенных отраслей?

— Это один из вопросов, от которых, как я понимаю, зависит предоставление дальнейшей макрофинансовой помощи Украине. И я думаю, что мы будем искать какие-то компромиссы в парламенте, поясняя и аргументируя. Соответствующий законопроект уже был зарегистрирован в Верховной Раде. В течение последних нескольких месяцев было сложно искать какие-либо возможности и компромиссы для того, чтобы выполнить свои обязательства перед Европейским Союзом в вопросе, который ранее нашел в парламенте большую поддержку. 

Я еще не успела погрузиться в данный вопрос достаточно глубоко, он требует дополнительного изучения, но считаю, что возможно стимулировать наши перерабатывающие предприятия, открытие новых рабочих мест каким-то иным путем, использовать какой-то другой инструмент кроме запрета, например на гарантированные госзакупки, с помощью которых можно стимулировать развитие. Но это не задание для одного вице-премьера, это должна быть задача для командной работы и желание выйти на результат, который устроит и нас, и европейцев. 

— Евросоюз все глубже погружается в собственные проблемы, противоречия и конфликты. Как пояснить украинцам, зачем нам все еще нужно в Европу, особенно теперь, после голландской пощечины? Прогнозируете ли вы заметное снижение евроинтеграционных устремлений и симпатий к ЕС у украинцев? Как убедить людей, что необходимо не обвинять кого-то в своих бедах и неудачах, а начать создавать Европу вокруг себя — в своем подъезде, дворе, городе, стране?

— Думаю, у наших сограждан не исчезло желание получить безвизовый режим с ЕС, который откроет новые возможности. Его сторонников примерно столько же, сколько было и раньше. Что же касается выполнения Соглашения об ассоциации, мне кажется, это, прежде всего, внедрение тут, в Украине, правил, процедур, инструментов, дающих возможность по-другому строить нашу повседневность, что привело бы к совсем иному уровню и стандартам жизни в нашей стране. Мы должны строить Европу здесь, в Украине. Считаю, что моим главным заданием будет как раз запуск работы механизмов, предусмотренных Соглашением — комитетов, подкомитетов, всех имеющихся инструментов, чтобы они были эффективными, чтобы это Соглашение реально заработало на реформы в Украине. Реформы, которые изменят нашу жизнь. Я не знаю, какой временной зазор будет у этого правительства, но хотя бы запустить какие-то процессы, которые станут необратимыми, внедрить европейские правила и нормы жизни — это для нас главное задание. 

— Войдет ли в сферу вашей компетенции Минский процесс?

— На данный момент, я не вижу, каким образом это может произойти. У нас этими проблемами занимается Министерство иностранных дел, как и другими вопросами внешней политики, поэтому, полагаю, что данный порядок сохранится и дальше. 

— Будет ли среди ваших приоритетов работа с европейскими странами по поводу продления антироссийских санкций? Ведь, несмотря на обострение ситуации в Донбассе, из некоторых европейских столиц уже неоднократно звучали месседжи, что автоматического продления санкций летом этого года не будет. 

— Считаю, что на этот процесс направлены усилия очень многих структур в Украине. Но если еще один адекватный голос вице-премьер-министра, отвечающего за евроинтеграцию, будет аргументированно добавлен к общему мощному хору, надеюсь, это точно станет позитивом.. 

— Вы долго работали с Виктором Пинчуком в "Ялтинской европейской стратегии" (YES). Советовались ли вы со своим бывшим шефом, прежде чем занять этот пост? 

— Я советовалась с огромным количеством людей, мнение которых имеет для меня серьезное значение. Но прежде всего с родными, самыми близкими. 

— Вы — выходец из общественного сектора. Будете ли продолжать сотрудничать с общественными организациями? На каких направлениях это сотрудничество видится наиболее перспективным?

— Я никогда не была госслужащим или политиком, до того как пришла в парламент. Конечно, я буду продолжать работать с неправительственным сектором. Считаю, что гражданское общество на данный момент является одним из основных двигателей реформ в Украине. И с нетерпением ожидаю нашей совместной работы — в проведении экспертиз, помощи в осуществлении мониторинга, в разъяснении наших шагов, пояснении того, что будет происходить в процессе евроинтеграции. 

Теги:
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
5 комментариев
  • Panikovski 17 апреля, 21:38 Кто эта женщина: логопед? кандидат околовсяческих наук? грантоед? представитель евробюрократии в Украине? чел, ради кот. какие-то влиятельные покровители организовали данную синекуру? Ваще о чем это все?! Ответить Цитировать Пожаловаться
  • talymon 17 апреля, 19:15 Піночет і Пінчук- це дві великі різниці, як кажуть у вотчині Саакашвілі. Усі без виключення, до кого доторкнувся Пінчук (Порошенко, до речі, також один з них), стають збоченцями. І не має значення, що це збочення у бік Заходу. Має лише значення те, що це збочення, що усі ці люди втрачені для України. Яскраве свідчення тому- це інтерв'ю віце-прем'єрки. Суцільне бла-бла-бла-кар-р-р.... Ответить Цитировать Пожаловаться
  • Vinjk 17 апреля, 08:20 Навіть і не знаєш, що гірше "Партія регіонів" яка щтовхала нас в "русский мир", чи так звані "еврооптимісти" які перетворюють Україну в сировинну колонію. Ответить Цитировать Пожаловаться
  • Всеволод Фомичев 16 апреля, 18:05 Тот, кто просит, просто не может занять правильную позицию и отстаивать её. Ответить Цитировать Пожаловаться
  • modest 16 апреля, 14:58 Фееричное мнение государственного служащего, который должен отстаивать интересы налогоплательщиков и народа Украины. Насчет выполнение всего, что хочет от Украины Европа - в том числе разрешение вывоза из Украины кругляка вместо продуктов переработки леса, которое искренне готова добиваться новый вице-премьер Украины - это паноптикум. И она готова брать деньги "на свой офис" от европейцев. Уверен, что на такие проекты европейцы денег офису дадут. Предлагаю дальше офису вице-премьера такие темы для получения финансирования от европейцев за "решения вопроса": 1. Вывоз семян подсолнечника (вместо масла) 2. Експорт рапса. 3.Уменьшение количества вузов в Украине вплоть до 0 4.Разрешение на продажу земли в Украине только для европейцев 5. Експорт украинского чернозема 6. Добивание остатков машиностроительной отрасли (зачем - если есть хорошие европейские товары). Ответить Цитировать Пожаловаться
Реклама
USD 27.12
EUR 29.45