Две Украины. Поле боя — Конституция

Марина Ставнийчук 24 июня 2016, 00:03
Конституция
Василий Артюшенко, ZN.UA

Читайте также

 Украине сегодня нужны принципиально новая Конституция,  новые горизонты общественного развития и правовых ориентиров

Основной Закон в определенном смысле является "ребенком" общества и государства. Актом, который свидетельствует о самостоятельности и независимости страны, гарантирует соблюдение прав и свобод, а также безопасность каждому. 

Свой 20-летний юбилей Конституция Украины встречает не в наилучшей форме. Мало того, в условиях внешней агрессии ей грозит опасность "усовершенствований", которых жаждет нынешняя власть, действующая в конституционном процессе как в угоду своим интересам, так и под влиянием извне. 

Конституция в такое трудное время является объектом политических игрищ. Именно поэтому Основной Закон в его нынешнем состоянии (из-за потери легитимности новейшего конституционного процесса и как следствие — ценности для каждого человека и народа в целом) больше не может быть демократической основой для развития общества и государства.

Мировоззренческий конфликт

Несмотря на 25 лет независимости, до сих пор не прекращается борьба двух мировоззренческих систем, олицетворяющих прошлое и будущее.

Первая — постсоветский вектор, который, к сожалению, никуда не исчез за эти годы. 

Вторая — Украина модерная: современная инновационная модель эффективного развития, обеспечивающего не просто выживание, но и постоянные перспективы, причем не только для "элит", но и для народа.

Сегодня эта борьба между прошлым и будущим заострилась как никогда. И в украинских условиях она имеет свою особенность. В большинстве стран, имевших подобные мировоззренческие конфликты, миссию продвижения прогрессивных современных моделей развития общества и государства, как правило, выполняла политическая элита. В Украине же эту функцию взял на себя народ. Уже не впервые приходится констатировать: украинское общество в видении приоритетов и в общественных практиках значительно опередило политикум.

В окружении всех президентов Украины были люди, осознававшие необходимость современного движения, но критической массы таких людей никогда не набиралось. Хотя это удивительно. Потому что с момента обретения независимости украинцы жилы иллюзорным представлением о том, что в Украине переход к либеральной модели состоится на территории бывшего СССР раньше всех. Однако постсоветская модель уже более 20 лет просто трансформируется в своих рамках. 

На страницах Open Democracy free thinking for the world доцент Эксетерского университета Д.Льюис в материале об автократии в постсоветской Евразии дает перечень признаков авторитарных режимов, который поражает своей точностью относительно современной Украины. Вот некоторые из них: "…заметный и часто популистский лидер, контроль медиа и информации, ставка на разведывательные службы. Более инновационные — активное использование технологий и PR для выработки своей легитимированной идеологической концепции (пропаганды), управление и построение гражданского общества способами, поддерживающими политический статус-кво, слияние бизнеса с политической властью и использование международного пространства и механизмов — офшорных зон, судов, Интерпола — для поддержки своих режимов при власти".

При этом Украина отличается тем, что как только появляется надежда на обновление страны, народ мгновенно приобщается к этим процессам и играет в них ключевую роль. Так было с Помаранчевой революцией, с Революцией достоинства. Независимо от результатов, это — маркеры мировоззренческой модели Украины будущего, носителем которой является украинский народ.

Чрезвычайная ситуация

Этот мировоззренческий конфликт — между современными взглядами гражданского общества и авторитарными привычками власти — ярко проявляется, прежде всего, в конституционном процессе. 

Но прежде чем подумать над тем, что делать дальше, есть смысл определиться, в какой точке мировоззренческого конфликта мы находимся, если полем боя условно считать Конституцию Украины. 

Если учесть то, что конституционный процесс является отражением процесса правоприменимого, то в Украине сегодня можно смело объявлять чрезвычайную ситуацию. Нынешняя власть в своем неуважении к Конституции и показательном нежелании ее выполнять значительно опередила предыдущие. Признаки свободного обращения с Основным Законом демонстрировались и раньше, но формирование правительства с тотальным нарушением конституционных требований — печальный рекорд этого политического руководства. Дальше — также сомнительная процедура назначения генпрокурора, ситуация с КСУ и ЦИК.

Но намного страшнее общественные последствия этого властного правового нигилизма в условиях обеспечения элементарного выживания людей. Правящая элита постепенно насаждает привычку к нивелированным ценностям верховенства права, подменяя их "политической целесообразностью". Демонстративными безнаказанными ритуальными танцами на Основном Законе, собственным примером вельможи приучают народ к тому, что Конституция не является бастионом права и безопасности для каждого и всех вместе, какой ее воспринимают в развитых странах мира. 

Кроме Конституции, в стране обесценены и многие другие общественные связи: под контролем власти все — медиа, финансово-экономические и бюджетные ресурсы. Нивелирован парламентаризм. Исполнительная власть фактически сосредоточена в президентских руках. В результате нескольких волн бестолковой "судебной реформы" обеспечена управляемость судебной системой. 

В этом смысле нынешняя украинская власть — вполне в "тренде". Поскольку такая тенденция является приметой всего постсоветского пространства. Отчеты Freedom Hоuse свидетельствуют: на протяжении последних 12 лет наблюдается ежегодное сужение политических и гражданских свобод. В большинстве постсоветских стран авторитаризм стал дефолтной политической системой.

Как отмечает уже упомянутый Д.Льюис, новейший авторитаризм "имитирует некоторые формальные атрибуты либерального государства — гражданское общество, рыночную экономику и многочисленные средства массовой информации — и объединяет их с высокоразвитой системой контроля, политической и экономической властью".

Инструкция по использованию политического дефолта

Несмотря на все описанные выше признаки воинствующего желания власти подчинить себе все, что только можно, в том числе подстроить под собственные нужды — как апогей абсолютной власти — Конституцию, у гражданского общества нет другого выхода, как вернуть государственную власть к пониманию того, что Основной Закон — это отнюдь не инструмент для удовлетворения тактических целей и нужд "элиты". Потому что, в конце концов, такое своевольное пренебрежение Конституцией загоняет в безысходность саму власть. Яркий пример этого процесса — тупик минских договоренностей.

В конституционном праве принято считать, что Конституция функционирует в трех ипостасях: как общественно-правовой договор, как основа правовой системы и, наконец, как акт прямого действия. Это не набор теоретических постулатов, в чем пытаются сегодня убедить общество, а живой правовой механизм, на основе которого, собственно, и должна функционировать прежде всего сама власть. Если же она считает возможным и нужным функционировать вне пределов Конституции, т.е. сама выходит из системы координат существования государства, то фактически становится ненужной ни обществу, ни государству. Это и есть тот политический дефолт, о котором ежегодно пишет Freedom House.

И в таких условиях общество имеет задачу-минимум: требовать и контролировать действенность и соблюдение требований Конституции. А также задачу-максимум: формировать принципиально новую Конституцию, которая бы обеспечила постоянное развитие. 

Дождаться смены элит

Есть несколько вариантов осуществления конституционного процесса, которые сегодня возможны.

Первый. Это, собственно, тот путь, которым пошла власть, — внесение изменений порядком, предусмотренным в разделе ХІІІ Конституции. И Европа, которую убеждают действенностью "мирных планов" и "реформ", конечно же, понимая, что в Украине идет фактически война (в условиях которой менять Конституцию запрещено), закрывает на это глаза. Но наличие военных действий однозначно привносит в ситуацию привкус потери легитимности конституционного процесса.

При этом не только правовая шаткость избранной модели конституционного процесса в указанных условиях играет негативную роль. Одной из системных ошибок власти стало нарушение суверенности конституционных изменений. Украина в минских переговорах взяла на себя обязательства относительно определенных изменений Основного Закона по требованию агрессора.

Еще один серьезный недостаток — власть пренебрегает требованиями об открытости и инклюзивности процесса. Парламент перестал быть площадкой для наработки и согласования конституционных изменений — он просто тупой исполнитель, подчиненный исключительно президентскому видению. 

Волюнтаристский подход проступает и в отношении власти к Конституционному суду, который вынужден подтверждать властные конституционные импровизации.

Все это — на фоне манипулирования мнением и позицией международных экспертов, в частности Венецианской комиссии. 

Результатом этого "пути ошибок" стало соответствующее "качество" конституционных изменений. Его легко проиллюстрировать на примере уже реализованной конституционно-судебной реформы. Которая действительно была необходима. Но что на выходе?

Несмотря на то, что нынешним конституционным реформаторам не было нужды прилагать большие интеллектуальные усилия для реформирования судебной власти, поскольку они в значительной мере использовали предыдущие наработки, направленные на создание независимой судебной системы в Украине, недавно принятые изменения в Конституцию и законодательство о судоустройстве и статусе судей носят все же очень субъективный характер. Несмотря на ряд прогрессивных новаций по направлению к стандартам доступного для граждан, профессионального, эффективного, публичного правосудия, вряд ли можно рассчитывать на реальное обеспечение преобразований в судебной власти в ближайшей перспективе. Ведь подходы, которые должны быть направлены именно на обеспечение независимости и лишение или ограничение чрезмерного вмешательства президента, законодательной и исполнительной власти на судебную систему, отложены на несколько лет. Недостаточно прописаны механизмы реорганизации судоустройства в стране. При этом конституционные изменения в части реформирования прокуратуры — это очевидный признак ограничения и сужения международного стандарта. Явный конституционный протекционизм негосударственной корпоративной организации (адвокатуры) на предоставление услуг не только гражданам, но даже государству и органам местного самоуправления — это ограничение даже собственного конституционного объема права на свободный выбор защитника. 

Отсрочка ратификации Римского устава Международного уголовного суда закрывает для Украины и возможность полноценно участвовать в международном правосудии.

Нетрудно предвидеть, что такой же ошибочной есть и будет методология внедрения конституционных изменений относительно децентрализации — об этом я вместе с другими авторами неоднократно писала в ZN.UA.

Поэтому увидеть дальнейшие перспективы на пути конституционных изменений, которым пошла власть, очень проблематично. Этот вариант неэффективен с точки зрения легитимности в условиях фактической военной агрессии. Он не обеспечивает качества конституционных изменений, не отвечает принципам и стандартам европейских конституциональных традиций.

Второй вариант. Вследствие серьезного ухудшения социально-экономического состояния наших граждан (прежде всего из-за непродуманной энергетической, тарифной и бюджетной политики на фоне войны) неизбежно осложнится политико-правовая ситуация в стране. Я уверена: объективно, да и из-за неизбежности нового кризиса, Украина стоит на пороге заключения нового Общественного договора, подготовки новой Конституции Украины как его основы. 

Понятно, что реализация идеи нового Общественного договора актуализируется тогда, когда произойдет реальное изменение политических элит в стране. Это неизбежно произойдет.

Сегодня же такая идея — пока что лишь мечта определенной части элит. Об этом свидетельствуют дискурсы "Михайловского клуба", ГО "Конституционный конвент", документы "Несторовской группы", в частности "Договор достоинства ради устойчивого развития"; позиции Виктора Шишкина, Владимира Шаповала, собственно, мои заделы в этой сфере, а также многочисленные наработки отдельных ученых и научных школ Киева, Харькова, Львова.

Правда, в марте 2016 г. в парламенте зарегистрирован проект Закона Украины "О процедуре подготовки проекта новой Конституции Украины", что в значительной степени реанимирует предлагаемый еще в 2008–2009 гг. институт Конституционного собрания как форму реализации учредительной власти украинского народа и институирует — через всеукраинский референдум по народной инициативе — одобрение новой Конституции Украины народом. Однако замечу: даже не принимая во внимание обстоятельство, что КСУ еще не завершил рассмотрение дела о конституционности как отдельных положений, так и в целом Закона Украины "О всеукраинском референдуме" (и при нынешних условиях, скорее всего, можно ожидать нужного власти решения), механизм, предложенный этим проектом закона, явно страдает чрезмерным влиянием президента, ЦИК и создает возможность для настоящей власти блокировать эту идею в самом начале либо перехватить инициативу. Тогда напрасно и надеяться на то, что проект "Новый общественный договор" — новая Конституция будет иметь развитие. 

А между тем Украине сегодня нужна принципиально новая Конституция.

Какой должна быть новая Конституция

Решение проблемы идеологии новой Конституции находится в плоскости треугольника "Человек — общество — государство". Принимая во внимание это, есть необходимость переосмыслить природу общественного и государственного устройства в пользу человекоцентризма.

Мы должны исходить из того, что главной целью общественного, а значит, и государственного порядка будущего является создание и развитие условий для духовно-культурной и профессиональной самореализации человека через самоорганизацию, самофинансирование и саморазвитие территориальных, профессиональных и динамических громад. Государственная власть формирует и реализует государственную политику с целью обеспечить прежде всего национальную безопасность и оборону, правопорядок, эффективную судебную власть, управление коммуникациями государственного значения и т.п. 

В основу новой Конституции должны быть положены системы ценностных категорий, разработанные под эгидой ООН и других международных учреждений.

Главными функциями государства должны стать абсолютно новые приоритеты. А именно: создание образовательной системы выявления и развития талантов человека; увеличение продолжительности жизни; улучшение экологических условий жизни человека; развитие социального капитала государства; развитие институтов обратных связей и норм прямого действия; поддержание баланса развития громад; планирование развития экономики и интеграция в глобальную торговую систему; стандартизация жизнедеятельности по ключевым сферам — санитарной, пожарной, экологической; фактическое планомерное постоянное повышение социальных стандартов и покупательной способности; обеспечение точного и полного выполнения законов всеми гражданами без исключения; гармонизация интересов человека, громады и государственной службы; формирование, поддержка, пропаганда и укрепление идеологии государства на основе общечеловеческих ценностей через развитие философии, культуры, образования и гражданских публичных медиа.

Да, сейчас такой перечень государственных конституциональных приоритетов выглядит странно. Но за этим — будущее.

Если мы этого не сделаем, то будет достигнута цель гибридной войны относительно Украины: фрагментация территории, вымывание институционно способного государства, замена его корпоративным слабым государством, находящимся под протекторатом других стран.

Стране сегодня, на этапе 20-летия Основного Закона, нужна Стратегическая конституционная сессия ради будущего.

Теги:
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
3 комментария
  • Voynich 28 июня, 17:21 Поскольку Марина Ставнийчук говорит о принятии новой конституции с её утверждением на референдуме, «поле боя» — не Конституция, а конституционный строй Украины, то есть, Конституция И ДОКУМЕНТЫ, ЛЕЖАЩИЕ В ЕЁ ОСНОВЕ, текст которых прямо или косвенно утвержден всенародным голосованием 01.12.1991 года. Что бы не писала Марина Ставнийчук, главный (краеугольный) камень преткновения - перечень объектов права собственности Украинского народа (статья 13 Конституции, раздел шестой Декларации о государственном суверенитете Украины) и связанные с ним имущественные конституционные права граждан на бесплатные медицину, жильё, образование и базовые пенсии. Бесплатные – в смысле оплачиваемые не за счёт заработных плат граждан и налогов на зарплаты, а из доли каждого гражданина в национальном доходе Украины в условиях свободной рыночной экономики. Точный научно-практический комментарий этих норм права изложен в притче Христа о хозяине дома (от Матфея, гл. 21, стихи 33 – 44). Ответить Цитировать Пожаловаться
  • Сергей Юшин 27 июня, 07:51 Очень трудно разобраться в формуле "мировоззренческий конфликт — между современными взглядами гражданского общества и авторитарными привычками власти". И что это за "современные взгляды гражданского общества"? Кто их сформулировал, огласил? Где наш "Мартин Лютер", который убедил бы гражданское общество в необходимости реформации, прибивая тексты своих 95 тезисов к дверям органов власти? К сожалению, не видно! Что касается авторитарных привычек власти, то она не с Марса прислана, а плоть от плоти своего источника - народа. С триадой "человек - общество - государство" следует разбираться особо, т.к. человеком занимается Бог (статус человека не прописан в документах граждан), а государство (точнее – представители граждан в госаппарате) имеет дело с гражданами. Гражданин имеет дело не с абстрактным государством, а с гражданином, выполняющим гос. функции: "человек ... государство" - ширма, облегчающая чиновникам уклонение от ответственности (человек - не спросит; государство - не ответит). Ответить Цитировать Пожаловаться
  • Voynich 25 июня, 18:23 Из статьи не понятно, чем больше обеспокоена Марина Ставнийчук - тем, что Конституция в такое трудное время является объектом политических игрищ, или тем, что власть, меняющая Конституцию, своим непрофессионализмом напоминает детей, играющих со спичками. Автор критикует власть одновременно и за неуважение к Основному Закону Украины, и за то, что своё неуважение к Конституции власть проявляет нерешительно, половинчато и непрофессионально: какие изменения - закопать Конституцию на два метра и поставить памятник Дзержинскому! Кстати, Марина Ставнийчук допустила ошибку - словосочетание «Украинский народ» всегда пишется с большой буквы. Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter Ответить Цитировать Пожаловаться
Реклама
Последние новости
USD 27.44
EUR 29.28