Добровольческие батальоны просят признания — огонь они ведут с самого начала войны

Ирина Кириченко 4 сентября 2015, 00:00
азов военные _7
Facebook/Батальйон спеціального призначення "Азов"

Читайте также

 

 

 

Неопределенность правового статуса воинов-добровольцев свидетельствует, что мы живем в условиях не "гибридной войны", а "гибридного мира". 

Выступить в защиту добровольцев, в отношении прав которых творится вопиющая несправедливость, — это обязанность всех украинцев, которых они защищали.

Юристы, непосредственно причастные к войне, по-разному смотрят на то, предоставлять воинам-добровольцам статус военнослужащего или прописать по поводу их статуса отдельное законодательство. И это в условиях, когда социальных гарантий "законно" лишены все участники боевых действий: не будет же правовым "откровением"... 75-процентная скидка на "коммуналку"... Получается, только реализация права на победу в войне может гарантировать добровольцам правовое и социальное признание.

Абсурд как примета времени, не признанного военным: "официальные" и "неофициальные" защитники Отчизны...

Вниманию читателей ZN.UA предлагаются мнения людей, пытающихся изменить отношение государства к его защитникам. 

Кирилл СЕРГЕЕВ, председатель Общества ветеранов АТО, юрист, в течение мая—августа 2014 г. воевал в уже легализованном в составе ВСУ "Айдаре", был командиром взвода:

— Проектов много, но нет политической воли. Реальное отношение к нам, добровольцам, у чиновников очень плохое: и боятся, и ненавидят одновременно. Казалось бы: дайте социальные гарантии, и добровольцы добрее станут, но чиновники не очень логичны: с одной стороны, они злят добровольцев, с другой — сами же боятся их злости. Часто они ссылаются на то, что в Украине закон не имеет обратной силы. Но для меня как для юриста эта ссылка — не что иное, как отмазка неудачника. Предоставить статус за прошлые заслуги никто не запретит. 

Добровольцев сейчас почти нет, это был тренд 2014 г., который полностью исчерпался. Причина этого — непонятность войны, в которой не наступают и не отступают, а требуют только стоять на одном месте, а также полный провал социальной защиты ветеранов. Тогда, в 2014-м, мы все были уверены, что если с нами что-нибудь случится, государство защитит наши семьи или нас, как инвалидов. Теперь уже все знают, — этого не будет — сотни семей добровольцев не получили ничего, как и инвалиды: добровольцы получают статус "инвалид общего заболевания" вместо статуса "инвалид войны".

Когда ты оказываешься на войне, должен забыть, в каких общественных организациях находился, членом каких партий был, какая у тебя была идеология и кого ты считал своим идеологическим кумиром. На войне у тебя есть только командир, побратимы и враг впереди — больше ничего. Уже давно сформировалась практика привлечения добровольцев, и эта практика складывалась кровью. Доброволец — не отдельная социальная группа и не звание в армии, доброволец — это человек, который согласился принять участие в боевых действиях ради защиты государства. Мировая практика устанавливала несколько правил. 1. Доброволец должен очень быстро оформляться в войско, буквально в течение нескольких минут. 2. Доброволец входит в обычное воинское подразделение — взвод, роту, батальон. 3. Командиров доброволец не выбирает, они назначаются из состава кадровых офицеров. 4. После формирования (по численности) добровольческого подразделения (батальон, полк, бригада) назначается номер части, и подразделение принимает участие в боевых действиях как обычное подразделение вооруженных сил государства.

В Украине же государство ничего этого не сделало, а только допустило факт существования добровольческих батальонов, дало им номера частей и назначило комбатов. Но не дало кадровых офицеров, допустило различные названия ("Айдар", "Донбасс", "Азов") вместо сухого номера подразделения, не применило процедуру быстрого оформления добровольцев, а просто сказало — вот вам комбат, вот оружие, и делайте что хотите. 

Последствия не заставили ждать. Без назначенных офицеров, на самой передовой ребята стали искать авторитетных военных, вокруг которых сплачивались в группы. Многие, вместо кадровых офицеров, которых никто не дал, стали сплачиваться вокруг лидеров общественных организаций. Никого не привели к присяге, а значит, к ним невозможно было применить дисциплинарные взыскания. И не оформили их вообще, так что каждый из них сам решал, когда хочет воевать, а когда — нет. 

Все стало зависеть от нравственности самих руководителей групп; где-то группы были успешные, а где-то — обычные ОПГ, некоторые — слишком политически идеологизированы и так далее. Эдакая анархия.

Но вместо того чтобы признать ошибки в формировании добровольческих батальонов, ни один из политиков вины государства не признал, и во всем сделали виноватыми самих добровольцев, не разбираясь, кто воевал и ни копейки не взял чужого, а кто только мародерством и занимался. Не изменили политики структуру добробатов и не стали разбивать их корпорации, а просто отказались признавать добровольцев, чем начали всячески настраивать их против себя.

Мы боролись за принятие необходимых законодательных актов (закона № 291-VIII от 07.04.2015 г. и постановления 413) о правовом статусе добровольческих батальонов. Это была командная работа многих общественных организаций. Закон долго принимали, и если бы не наше давление, его принимали бы еще дольше. После принятия закона мы все списывались, готовили свои предложения о том, каким должен быть порядок установления факта участия в АТО в составе добровольческого формирования. Все эти предложения были обобщены в Госслужбе по делам ветеранов войны и участников АТО и поданы в Кабмин. А потом вышло это постановление, в котором никакие предложения учтены не были. Только в закрытых разговорах нам признаются, что наши предложения похоронили, когда проект постановления попал на согласование в Минобороны: именно там все вычеркнули и оставили порядок, как для военнослужащих. В МО это признают только в частных разговорах, а на публику "переводят стрелки" на Минсоцполитики — говорят, это их ведомственное постановление и МО здесь ни при чем.

Мы предлагали, что на случай, если доброволец не может пройти даже процедуру, которую мы прописали, ну, например, когда уже и батальона, где он служил, нет, — он может обратиться в суд в порядке установления факта, имеющего юридическое значение, а именно факта непосредственного участия в АТО. 

Сейчас же практика разная. В отношении семей погибших как-то решается, а вот по поводу инвалидов и тех, кто вернулся целым, все сложно. Большинство ребят даже не обращаются в суды, говорят, что отдали достаточный долг Родине, чтобы сейчас по судам бегать.

От четкого и объективного определения проблемы зависит половина успеха ее решения. 

Год назад погиб боец с позывным Гризли. Его семья до сих пор ничего не получила, уже год продолжаются бюрократические споры с Минобороны. Государство не оформило его на фронте, отказалось поддержать семью, зато прислало повестку о мобилизации — через год после смерти. 

Виктор ШЕНДЫБЫЛО, помощник народного депутата Украины Андрея Билецкого, юрисконсульт полка Нацгвардии "Азов". 

— Что касается статуса добровольцев, прежде всего надо различать две категории: те, которые легализировались в законные военные формирования, в частности МВД, Вооруженные силы или Национальную гвардию, и те, чей статус до сих пор не урегулирован. Первые и так являются военнослужащими или сотрудниками милиции, и поэтому наделены соответствующим правовым статусом. Что касается второй категории, к которым принадлежат, в частности, ДУК "Правый сектор" и батальон ОУН — статус их членов сейчас под вопросом. Да, велись переговоры об интеграции этих подразделений в действующие военные формирования. Также на данное время зарегистрирован законопроект №2851 от 14.05.2015 "О Добровольческом Украинском Корпусе", который, однако, до сих пор не рассмотрен.

Что же касается предоставления второй категории добровольцев статуса военнослужащих, прежде всего, сложность заключается в том, что государство не может вести надлежащий учет этих лиц и потому не хочет рисковать, создавая пространство для злоупотреблений. 

По моему мнению, для таких добровольцев необходимо прописать отдельное законодательство, с помощью которого будет решаться вопрос их материального и финансового обеспечения.

В плоскости социальных гарантий необходимо рассматривать две категории добровольцев, о которых говорилось выше.

Первые (юридически оформленные сотрудниками органов МВД, ВСУ или НГУ) имеют соответствующий правовой статус, и на них распространяются все льготы, предусмотренные действующим законодательством в отношении указанной категории лиц, в частности Закон Украины "О социальной и правовой защите военнослужащих и членов их семей", Закон Украины "О статусе ветеранов войны, гарантии их социальной защиты" и другие.

Правовой же статус вторых до сих пор не урегулирован. Да, принятый недавно Закон Украины №291-VIII от 07.04.2015 разрешает присваивать статус участника боевых действий лицам, которые в составе добровольческих формирований, образованных или самоорганизованных для защиты независимости, суверенитета и территориальной целостности Украины принимали непосредственное участие в антитеррористической операции, обеспечении ее проведения, находясь непосредственно в районах антитеррористической операции в период ее проведения, — но при условии, что потом эти добровольческие формирования были включены в состав Вооруженных сил Украины, Министерства внутренних дел Украины, Национальной гвардии Украины и других, образованных в соответствии с законом Украины воинских формирований и правоохранительных органов. То есть работа в этом направлении ведется, но ряд вопросов до сих пор требует правового решения.

— Как обеспечит социально-правовое признание иностранным воинам-добровольцам, которые борются за независимую Украину, принятие закона (законопроект №2389) "О внесении изменений в некоторые законодательные акты Украины о прохождении воинской службы в Вооруженных силах Украины иностранцами и лицами без гражданства"?

— Законопроект №2389 устанавливает правила принятия на воинскую службу в ВСУ иностранцев и лиц без гражданства, им устанавливаются права, обязанности и порядок принятия вышеупомянутых лиц в ВСУ. В то же время отдельно указано, что льготы, предусмотренные ЗУ "О социальной и правовой защите военнослужащих и членов их семей", не распространяются на эти категории военнослужащих. То есть после принятия указанных изменений в законодательстве иностранцы и лица без гражданства, которые проходят или будут проходить службу в ВСУ, не смогут рассчитывать на льготы. Такие изменения в законодательство необходимы, чтобы узаконить статус иностранцев, которые приобщаются к борьбе за территориальную целостность и неприкосновенность Украины, ведь сейчас такие лица, по законодательству считаются наемниками.

По моему мнению, со временем будут приняты новые изменения в законодательство, которые установят объем льгот для иностранцев. Скажем, можно будет говорить об упрощенном порядке получения гражданства Украины военнослужащими, отличившимися при прохождении воинской службы, в частности принимавшими участие в боевых действиях, защищая суверенитет и территориальную целостность нашей страны. 

Необходимо думать об изменении механизма денежных выплат за ранение и инвалидность. Сейчас сумма единоразового денежного пособия привязана к прожиточному минимуму, который не отражает реальных жизненных потребностей, да еще и является довольно динамичной единицей (сейчас прожиточный минимум на трудоспособное лицо составляет 1218 грн, а с декабря 2015 г. он будет составлять 1378 грн). Конкретная сумма, таким образом, будет расти с течением времени.

По моему мнению, в данном случае надо изменять сам подход, то есть исчислять сумму указанной помощи с учетом коэффициента инфляции, но привязывать ее к более устойчивым и реальным величинам, например к необлагаемому налогами минимуму доходов граждан.

На сегодня подтверждение и установление факта участия лица в АТО возлагается: 

1) если лицо было оформлено — на командование воинской части или другого управления, которое командировало лицо в зону проведения АТО для выполнения боевых задач;

2) если лицо не было оформлено ни в одном из подразделений, созданном в соответствии с законодательством Украины, — на само лицо. 

Согласно ч. 2 ст. 2 Кодекса административного судопроизводства, в административных судах могут быть обжалованы любые решения, действия или бездеятельность субъектов властных полномочий. То есть доброволец может обжаловать решение комиссии или межведомственной комиссии в порядке, предусмотренном КАС Украины. Но вопрос довольно противоречивый.

По моему личному мнению, необходимо вернуть систему военных судов, к чьей подсудности и отнести подобные категории дел. Инициируют создание специальных военных судов разные депутаты ВРУ с начала текущего года. Так, на данный момент уже зарегистрированы законопроекты №2557 от 06.04.2015 (О внесении изменений в некоторые законодательные акты Украины — об образовании военных судов и отдельных организационных вопросах) и №1896 от 30.01.2015 (О внесении изменений в Закон Украины "О судоустройстве и статусе судей") — о восстановлении в системе общей юрисдикции военных судов. Эти законопроекты предлагают восстановить систему военных судов, которые будут заниматься делами, касающимися исключительно военнослужащих и прохождения воинской службы.

Создание специальных военных судов является насущной потребностью, это обусловлено бурным развитием военной системы в Украине и боевыми действиями, ведущимися в нашей стране. Нельзя пренебрегать проблемами, в том числе правового характера, для их решения надо создавать специальные органы, которые ими и будут заниматься. Так, недавно была восстановлена система военных прокуратур, на которые возлагается расследование преступлений и проступков, совершенных военнослужащими. Но, как подтвердила практика, для эффективного функционирования надо восстановить систему военных судебных органов. 

Что касается решения проблемы в нынешних условиях — есть смысл рассматривать ее в комплексе, а именно с помощью судов гражданского и административного судопроизводства. 

Так, согласно ст. 1 Гражданского процессуального кодекса Украины, задачами гражданского судопроизводства является справедливое, непредубежденное и своевременное рассмотрение и решение гражданских дел с целью защиты нарушенных, непризнанных или оспоренных прав, свобод или интересов физических лиц, прав и интересов юридических лиц, интересов государства.

Прежде всего, добровольцам в судебном порядке необходимо подтвердить свое участие в боевых действиях. Это можно сделать в порядке отдельного производства, в котором рассматриваются гражданские дела о подтверждении наличия или отсутствия юридических фактов, имеющих значение для охраны прав и интересов лица, или создания условий осуществления им личных неимущественных или имущественных прав, или подтверждения наличия или отсутствия неоспоренных прав.

Участие добровольца в боевых действиях во время проведения антитеррористической операции на Востоке Украины является, бесспорно, юридическим фактом. От установления этого юридического факта зависит предоставление добровольцу статуса участника боевых действий во время проведения антитеррористической операции, что даст возможность получить права, льготы и социальные гарантии, установленные для ветеранов и членов их семей Законами Украины "О статусе ветеранов войны, гарантии их социальной защиты" и "О борьбе с терроризмом".

Заявителем должно выступать лицо, которое просит суд установить факт его участия в боевых действиях при проведении антитеррористической операции. Заинтересованными лицами могут выступать: Государственная служба Украины по делам ветеранов войны и участников антитеррористической операции, Кабинет министров Украины, Министерство труда и социальной политики Украины, Министерство внутренних дел Украины или Министерство обороны Украины.

Согласно ст. 257 ГПК Украины, заявление физического лица об установлении факта, имеющего юридическое значение, подается в суд по месту его проживания. С этим есть определенные трудности, поскольку многие добровольцы — жители оккупированных территорий Луганской и Донецкой областей, многие добровольцы сейчас проходят службу не по месту постоянного проживания, а по месту расположения добровольческого батальона или другой воинской части, поэтому, на мой взгляд, уместно было бы принимать к рассмотрению и рассматривать дела по месту нахождения воинского подразделения.

Доказательствами при рассмотрении дел об установлении факта участия в боевых действиях при проведении антитеррористической операции, согласно ст. 57 ГПК Украины, являются любые фактические данные, на основании которых суд устанавливает, действительно ли лицо принимало участие в боевых действиях. Эти данные устанавливаются на основании пояснений самих заявителей (которых можно допросить в качестве свидетелей), свидетельских показаний, письменных доказательств, вещественных доказательств, в частности звуко- и видеозаписей, заключений экспертов.

Суду, который будет рассматривать в порядке административного судопроизводства жалобу на решение комиссии об отказе в предоставлении статуса участника боевых действий, будет предоставлено решение местного суда, вынесенное в порядке отдельного производства, которым будет подтвержден факт участия лица в боевых действиях, и это решение суда будет иметь для административного суда преюдициальное значение.

Почти все добровольческие формирования легализовались в тех или иных государственных структурах. Это не означает, что добровольческое движение как таковое умирает, наоборот — теперь добровольцы могут идти по зову сердца не в полулегальные и невооруженные формирования, а в полноценные воинские подразделения, с надлежащим военным, материальным и правовым обеспечением. Поэтому, очевидно, можно говорить о расширении имеющихся добровольческих формирований именно в составе государственных структур. 

Юрий ШУХЕВИЧ, Герой Украины, народный депутат Украины, заместитель председателя комитета Верховной Рады Украины по делам ветеранов, участников боевых действий, участников АТО и людей с инвалидностью: 

— Президент наложил вето на закон об увеличении размера единовременного пособия семьям погибших и инвалидам из числа участников АТО.

В этом законе предполагалось увеличение в 1,5 раза единоразового денежного пособия в случае гибели, инвалидности или частичной потери трудоспособности участников АТО.

Например, на сегодня единовременное пособие семьям погибших участников АТО выплачивается в размере 609 тыс. грн — 500-кратного прожиточного минимума для трудоспособных лиц. 

В заветированном законе размер этой помощи увеличен до 913,5 тыс. грн — 750-кратного прожиточного минимума. Причем президент предлагает изменить подход в определении размера этой помощи и вместо прямой зависимости от прожиточного минимума установить эту помощь в твердом размере — 700 тыс. грн.

Такое предложение президента, по моему мнению, неприемлемо, поскольку фиксирует эту помощь в неизменном размере, несмотря на инфляционные процессы, которые частично учитываются при установлении прожиточного минимума. В частности, согласно Закону Украины "О Государственном бюджете на 2015 год", с 1 декабря 2015 г. прожиточный минимум для трудоспособных лиц должен возрасти с 1218 грн до 1378 грн. Соответственно, с декабря 2015 г. должен повыситься на 80 тыс. грн размер единовременного пособия семьям погибших участников АТО — с 609 тыс. до 689 тыс. грн. Причем это обстоятельство может содействовать тому, что правительство попытается до конца ноября 2015 г. ускорить решение вопроса с назначением одноразовой помощи, чтобы со временем не выплачивать ее в увеличенном размере.

И здесь возникнет вопрос доплаты или некоторой индексации размеров помощи, которая уже была выплачена до 1 декабря 2015 г. Над вариантами решения этого вопроса именно сейчас я работаю.

Теги:
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Нет комментариев
Реклама
Последние новости
Курс валют
USD 25.29
EUR 28.59