Агрессивное бессилие

Дмитрий Менделеев 12 февраля, 22:02
оборона

Читайте также

 

 

 

Большего издевательства над оборонно-промышленным комплексом, чем продемонстрировало правительство Арсения Яценюка, выдавшее 20 января текущего года на-гора бессвязный набор слов, обозначенный как Концепция Государственной целевой программы реформирования и развития оборонно-промышленного комплекса на период до 2020 года, не позволяло себе ни одно правительство в истории Украины.

Как это ни парадоксально, но Кабинет министров принятием подобных концептов подписывается под собственной бездеятельностью и безынициативностью. Можно в этой концепции просто заменить слова "оборонно-промышленный", например, словами "агропромышленный" — и новый документ уже готов стать "стержнем" реформ любой отрасли.

А если учитывать то, что страна почти два года живет фактически в условиях войны, издание подобной "филькиной" грамоты следует рассматривать как акт саботажа, направленного на подрыв основ национальной безопасности.

Очень жаль, что премьер-министр не в курсе, что подобная концепция программы реформы ОПК уже фигурировала на заседании правительства и даже была им одобрена, однако распоряжение об этом не вышло. Было это в конце 2013 предвоенного года, и одобрил этот документ Кабинет министров под руководством Н.Азарова. Не надо быть докой в плагиате, чтобы узнать истинное авторство документа. Естественно, при подобном подходе к "реформированию" оборонки, львиная доля "заслуг" будет отнесена на счет беглого правительства. Справедливости ради надо заметить, что и два кабмина Арсения Петровича внесли неоценимую лепту в развал отечественной оборонной промышленности.

Правовой ликбез для премьер-министра 

Очередная концепция государственной программы была вынесена на заседание Кабмина подавшим в отставку министром-технократом Айварасом Абромавичусом. А склеивалась она почти год в тяжких муках в недрах Минэкономразвития, после неоднократных напоминаний президента и правительства о необходимости внесения проекта Концепции. Нет необходимости давать оценку действиям должностных лиц министерства. За их бездействие заплачено жизнями наших воинов, которые своевременно не получили боевую технику и вооружение, непроизведенные в результате "эффективной" деятельности предприятий ОПК, о которой так громко и звонко рапортуют многочисленные чиновники и представители Государственного концерна "Укроборонпром", — с ним зачастую ассоциируют оборонную промышленность Украины.

Исходя из анализа наших правительственных чиновников, в качестве одной из причин неудовлетворительного функционирования оборонно-промышленного комплекса указывается "возросший объем потребностей вооруженных сил в вооружениях и военной технике". Моделируя ситуацию "от противного" можно прийти к выводу, что ОПК мог бы прекрасно работать, если бы армии не потребовались дополнительные вооружения и боевая техника!

Нет никакой логики и в утверждении правительства о несовершенстве нормативно-правового обеспечения в сфере функционирования оборонно-промышленного комплекса. Еще в августе 2014 года на заседании правительственного комитета Яценюк с пафосом вещал, что у него "есть сомнения относительно целесообразности существования" внесенного Минэкономразвития законопроекта "О создании и производстве вооружений военной и специальной техники" (копия стенограммы в редакции). Более того, премьер-министр предложил вообще внести в законопроект "раздел об упрощенной процедуре производства изделий военного назначения". Интересно, видел ли глава правительства хоть один раз, что такое производство брони? Может знает как упростить технологический цикл снарядов или ракет? Может быть, теперь конструкторскую документацию рисовать от руки?

 

 

 

В "бурном" обсуждении этого закона активное участие приняли министр финансов и министр юстиции, остальным было "по барабану". А то, что этим проектом закона вводится национальная система стандартов производства вооружений и боевой техники, — никто даже не заметил. Не берусь детально описывать все плюсы принятия этого законопроекта, но он уже сегодня позволил бы создать необходимые условия и для новых образцов вооружений, и для развития производства. 

Излишне перечислять все "достижения" Яценюка в совершенствовании законодательной и нормативно-правовой базы. Именно эта деятельность и называется формированием оборонно-промышленной политики. А судить о ней можно по куцым косметическим правкам, внесенным Кабмином Яценюка в закон "О гособоронзаказе". Вот и все результаты деятельности Арсения Петровича в этой сфере.

В копилку достижений коалиционного правительства входит и провал закона о военно-техническом сотрудничестве. 

Возвращаясь же к тексту правительственной концепции программы реформ ОПК, следует отметить, что правительство провело тщательный анализ причин кризиса оборонной промышленности. Увлеклись настолько, что практически полностью дало оценку своему бездействию за два прошедших года в исполнительной власти. Все изложено в 19 пунктах первого раздела правительственного распоряжения №19 от 20 января 2015 года.

Существующая в стране система управления оборонно-промышленным комплексом неэффективна. А как она может быть эффективной, если премьер-министр лишь в сентябре 2014 года открыл, что функции управления и контроль за деятельностью госконцерна "Укроборонпром" осуществляет Кабинет министров (стенограмма в редакции). Еще больше Яценюк расстроился, что президент все еще действует по узурпаторской конституции времен Януковича, назначая руководителя концерна, хотя полномочий на это уже не имеет. Последней каплей стало то, что глава правительства будет нести полную ответственность за работу этого предприятия, а соответственно и всей отрасли в целом. 

 

 

 

Иначе как объяснить такие причины неудовлетворительного функционирования оборонной промышленности (наряду с указанным выше несовершенством ее нормативно-правового обеспечения), как "недостаточные объемы государственного оборонного заказа и отсутствие системных мероприятий государственной поддержки экспорта"?

И все это в ближайшей перспективе предстоит усовершенствовать, внедрить, создать, произвести, сохранить и повысить — непременно до 2020 года. Будто у нас есть возможность собственными силами, ничего не меняя, четыре года сдерживать агрессию за счет имеющихся ресурсов.

Именно в процессе выбора оптимального варианта решения проблемы реформирования и развития отрасли правительственная гора родила мышь! В качестве первого из трех вариантов для сравнения, государственные мужи рассматривают "саморегулирование"! В этом случае ОПК не получает никакой бюджетной и другой поддержки, налоговых и таможенных преференций, а развивается лишь за счет реализации внешнеэкономических контрактов, государственно-частного партнерства, а также может надеяться на получения некой доли оборонного заказа. Как будто раньше предприятия оборонки существовали иначе. Хотя некоторые отличия есть — большая часть поступлений от реализации внешнеэкономических контрактов разворовывалась, да и сегодня уходит в карманы посредников и агентов оружейного бизнеса. 

Кстати, и во втором предлагаемом варианте — инвестиционно-инновационном — есть, по мнению правительства, существенный недостаток: необходимость привлечения существенных средств из государственного бюджета! В этом месте пора задаться вопросом: читали ли члены Кабмина и премьер-министр то, что они принимали и подписывали? Какие такие технократы из Минэкономразвития накропали этот текст? Опять же, оборонщики должны читать это так: инвестиции привлекайте, инновации внедряйте, помощи от государства не ждите! Сама! Сама! Сама! 

Нетрудно догадаться, что третий, предлагаемый правительством, вариант — комплексный — недостатков не имеет. По мнению Кабмина, в случае реализации такого подхода оборонную промышленность непременно постигнет технологическое лидерство за счет привлечения инвестиций и прочих ресурсов, возникнет максимальный экономический эффект от привлечения финансовых и производственных ресурсов, расширится внешний и внутренний рынок продукции военного и двойного назначения. 

Естественно, ключевые слова в этом варианте: "реструктуризация, реорганизация и корпоратизация предприятий оборонно-промышленного комплекса". Дураку ясно, что дело в приватизации (читай — разворовывании) предприятий государственного сектора оборонной промышленности, сегодня все они входят в состав "Укроборонпрома". Остальное — ширма и словоблудие. 

Зачем называть подобную программу "государственной целевой", без какой-либо финансовой и иной поддержки государства? Чтобы четко обозначить крышевание разграбления оборонки государственными чиновниками?! Не хочу в рамках этой статьи втягиваться в дискуссию об эффективности частных собственников и инвесторов в управлении предприятиями оборонно-промышленного комплекса. Единственное, что надо отметить, актуально ли вообще рассматривать вопрос приватизации оборонных предприятий в условиях гибридной войны? Хотим мы или нет, но в особый период нужна концентрация в руках государства финансовых, сырьевых и производственных ресурсов, а не их распродажа!

О бедных финансах замолвите слово…

А ведь правда, откуда взяться средствам для финансирования реформ? Утвержденное спустя месяц после принятия бюджета распоряжение повествует нам, что через два месяца, когда сойдет снег, Минэкономразвития представит на суд Правительства проект самой программы. А сработай это, и без того отличившееся, ведомство на опережение — принятая до главного финансового документа Украины концепция могла бы пестрить намеками на конкретные мероприятия, уже распланированные и заложенные в будущую программу, не только словами, но и вполне реальными цифрами на вполне реальный 2016 год.

Финансовое обеспечение будущей программы — вопрос спорный. Который год правительство пересматривает действующую систему финансирования государственных целевых программ (не в пользу новых программ). Такое задание Министерству финансов определено было и в прошлом году планом мероприятий по реализации Программы деятельности правительства и Стратегии-2020. Стоит отметить, что разработка Государственной целевой программы реформирования и развития оборонно-промышленного комплекса вышеупомянутым планом не предусмотрена.

Может ли изыскать необходимый финансовый ресурс "Укроборонпром" самостоятельно? Не думаю. Этот концерн уже длительное время живет в параллельном мире. 

Правительственная оценка плачевного состояния ОПК, изложенная в Концепции, яркое свидетельство этому. 

Ну а в концерне все хорошо! Особенно ярко выглядят цифры: двести процентов своих усилий там "сосредоточили на обеспечении потребностей военных на Востоке", а работники "Укроборонпрома" бьют "рекорды скорости производства качественных вооружений и техники". Отчеты концерна пестрят миллиардными суммами поступлений и тысячами единиц поставленной техники. Казалось бы, зачем тогда руководство концерна с завидной регулярностью обращается к правительству с требованиями выделения из госбюджета тех или иных сумм, или получения правительственных гарантий на реализацию своих проектов?

Можно только сожалеть, что
у Верховного главнокомандующего П.Порошенко, в бытность его министром экономического развития, были плохие учителя, не научившие считать рентабельность деятельности предприятий в ходе реализации оборонного заказа. Это, конечно, не подсчет рентабельности производства шоколадных конфет. Да, Петр Алексеевич, у вас всегда есть возможность получить цифры чистой прибыли предприятий концерна и не путать их с выручкой, а еще запросить в Госстате информацию в разрезе предприятий относительно экспортных поставок. После этого вопросов о "колоссальных усилиях" работников концерна ни у кого больше не будет. 

Стоит ли дальше рассуждать о реализации будущей программы реформы и развития ОПК без источников финансирования?

Естественно, рассчитывать на сверхприбыли в ходе исполнения оборонного заказа ни "Укроборонпром", ни остальные предприятия-участники ГОЗ не могут. 

Оборонный заказ без будущего?

Никакая реформа оборонно-промышленного комплекса не будет эффективной, если не изменить идеологию и подходы к формированию и последующей реализации оборонного заказа.

Косметических улучшений законодательства и нормативно-правовой базы в этом случае недостаточно. А именно по такому пути пошло правительство Яценюка, если судить о разработанных и принятых Верховной Радой по инициативе Кабмина изменениях в закон "О государственном оборонном заказе", который был еще принят в конце прошлого века, в 1999 году. 

Что изменили? Просто добавили особый период и АТО. Сделали парочку понятийных уточнений, и все. А Кабинет министров и Минэкономразвития сообщили об этом, как о своей большой заслуге.

Основная проблема в оборонном заказе — процедура закупки (поставки) продукции, работ и услуг оборонного назначения неконкуретна. Весь антураж секретности связан не с необходимостью прикрытия планов командования по реализации оперативного замысла, а с прикрытием дерибана бюджетных средств. 

В ежегодном постановлении правительства "Об основных показателях оборонного заказа" специально упущена колонка, где обозначены исполнители и поставщики. Может быть, у кого-то есть сомнения, что эти предприятия уже давно известны оборонным заказчикам? Кто-то сомневается, что до момента принятия этого документа уже не оговорена стоимость изделий, работ и услуг, которые будут закупаться? Не говоря уж об откатах и авансах. 

Под мнимой заботой о развитии отечественного ОПК и сохранении государственной тайны, годами внутри страны формировалась неконкурентная узкокорпоративная система государственных закупок, абсолютно инертная даже в условиях необходимости новых систем вооружений.

Ну, если мы рассчитываем на силы собственного оборонно-промышленного комплекса, то неужели так сложно в кратчайшие сроки провести инвентаризацию разработок и технологий, существующих в стране, в том числе и интеллектуальной собственности негосударственного сектора экономики? А инвентаризацию производственных мощностей?

Почему это до сих пор не сделано? Причина до банальности проста. Некоторые разработки были липовыми. Кое-что уже уплыло за рубеж и уже производится иностранными предприятиями. Остальное пылится в архивах и на складах.

О новых разработках говорить и не приходится. Грустно-смешно, но правительство не знает собственных нормативно-правовых документов, которыми предусмотрено ежегодное финансирование научно-исследовательских и опытно-конструкторских работ в приоритетных направления развития вооружений и военной техники в размере не менее 60 процентов оборонного заказа. Подобная структура финансирования приоритетных разработок должна стать правилом, а не исключением. Кроме того, под эти все разработки уже сегодня должно быть начато формирование соответствующих мощностей, естественно, в зависимости от хода конкретной разработки новых образцов вооружений.

Я бы не стал оценивать 10 процентов средств оборонного заказа, направленных в текущем году на научные исследования и опытно-конструкторские работы, как положительный аспект деятельности правительства. Сумма оборонного заказа на 2016 год ничтожна в сравнении с действительными потребностями армии и силовиков в вооружении и боевой технике. Только не с потребностями в поставках устаревших образцов, а в действительном перевооружении для выполнения войсками боевых задач на качественно ином уровне.

Как бы ни радовался президент наличию в оборонном заказе работ по созданию "оружия возмездия" в виде "Ольхи", "Нептуна" и "Грома", может кто-то в нашей стране объяснить Верховному главнокомандующему, что такое, например, крылатая ракета морского базирования? Что такое боевая часть ракеты, заряд? Да, Петр Алексеевич, бахнем, обязательно бахнем, но не сейчас! Давайте только противника определим.

Где искать противника?

Сразу оговорюсь. Пусть первенство в вопросе поиска внешних угроз и противника принадлежит Генеральному штабу, он именно для этого существует. А вот о противнике внутреннем, который своими действиями или бездействием наносит колоссальный ущерб обороноспособности государства, молчать не стоит.

Зачем далеко ходить, возьмем, к примеру, коалиционное соглашение. Откроем раздел "Реформа системы национальной безопасности и обороны" и начинаем писать обвинительное заключение.

Куда ни глянь, везде провал!

Достаточно лишь посмотреть на достижения в реформе оборонно-промышленного комплекса.

Давайте спросим дружно у Арсения Петровича: что помешало правительству создать в первом квартале прошлого года межведомственную комиссию по вопросам развития оборонно-промышленного комплекса? 

Вы же прекрасно понимали, что, недавно уволенный, профильный заместитель министра Минэкономразвития Р.Корж с задачами по формированию оборонно-промышленной политики не справляется. Подтверждение этому, инициированное руководством СНБО, — решение о введении в этом министерстве должности первого заместителя министра по вопросам ОПК, которое, кстати закончилось невероятным скандалом и, среди прочих причин, привело к заявлению министра экономразвития об отставке.

Еще напомню: уже во втором квартале прошлого года было необходимо возобновить важнейшие программы разработки перспективных образцов вооружений и военной техники, а также утвердить новые программы. Где они? Не хватило времени? У вас нашлись более важные вопросы, нежели обороноспособность и национальная безопасность?

А сколько раз вы лично, Арсений Петрович, снимали с рассмотрения на заседании Кабмина вопрос о выделении из резервного фонда бюджета средств на перенос из оккупированного Донецка завода "Топаз"?
А ведь это решение позволило бы в кратчайшие сроки начать выпуск "Кольчуг".

А "Укроборонпром"? Еще в первом квартале прошлого года было необходимо оптимизировать финансовую деятельность этой организации, чтобы большая часть средств от реализации контрактов по производству и поставкам вооружений возвращалась предприятиям-производителям для обеспечения их эффективного функционирования и развития! Собака лает, а караван все жрет… деньги предприятий!

Повторюсь. Оценку эффективности деятельности правительства дало оно само в упомянутой мною ранее концепции Государственной целевой программы реформ и развития ОПК до 2020 года. Описывается она известной фразой: шеф, усё пропало!

Стоит ли продолжать искать противника?

А на полигоне "Широкий лан" откуда взялся противник?

А если бы военные не пошли строем к прокурору, то все так бы и осталось незамеченным? Как в десятках других случаев?

А как оценивать указ Порошенко о предоставлении органами местной власти шефской помощи соединениям и воинским частям Вооруженных сил Украины, Национальной гвардии и Государственной пограничной службы Украины? Шефская помощь?
О каких тогда миллиардах бюджетных средств, выделенных на сектор обороны и безопасности, отчитывается правительство и президент? 

Теги:
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
4 комментария
  • Борис Павлов 15 февраля, 16:50 Начальника "Укроборонпрома " назначил Порошенко,хотя права на это не имел.Это означает, что есть договорняк, эти деньги "контролирует" он же.А за работу "Укроборонпрома" должен отвечать один Яценюк?Своей отставкой?А как же Порошенко? По всему выходит, что выгонять нужно обоих! А если вспомнить"работу "нацбанка и Гонтаревой, парад во время Иловайска, крышевание Кононенко и "работу" ген прокуратуры, Охендовского и насилование Конституции- то приходишь к выводу, что если Яценюка нужно в отставку, а Порошенко- в пожизненное заключение. Ответить Цитировать Пожаловаться
  • LeraKhoma 14 февраля, 15:26 Только языком Яйценюк и пиндякает, а толку никакого. А куды смотрит Вальцман или он тьоже а делюге ! ? Ответить Цитировать Пожаловаться
  • Liza_UA 14 февраля, 00:16 Те, що в ОПК усьо пропало зрештою не дивує, бо нема жодної галузі в країні на сьогодні де не усьо б пропало. Не піддається розумінню те, що ненаситна зграя на чолі з Яценюком обклала 15% податком жебрацькі пенсії ніби на ОПК і далі розграбовує їх у своїх злочинних одорудках. Яценюк напевно не приділяє уваги ОПК бо це сфера впливу і дерибану Порошенка, а цей тільки будує схеми по виводу у свої кишені найціннішого, що ще там животіє. У цих обох не стоїть задача будувати, а лише грабувати. От і маємо повний швах в усьому.
    LeraKhoma 14 февраля, 15:28
    Підтримую Лізу на усі - 100% !
    Ответить Цитировать Пожаловаться
Реклама
Последние новости
USD 25.90
EUR 27.56