Романизация варваров и варваризация Рима

Евген Зарудный 11 сентября 2015, 00:00
варвар

Читайте также

 

Ничто не различает род людской (его худшую половину) больше, чем наличие или отсутствие бороды. Мир делится на голомозых и бородатых. Последние (варвары, от barba — борода), как определил еще Аристотель, — почти что нелюди. Самой природой они предназначены для рабского услужения эллинам…

Умозрительные домыслы Стагирита тут же были опровергнуты сугубо эмпирическими завоеваниями его великого воспитанника. Империя Александра Македонского эллинизировала завоеванных варваров и тем самым создала целый эллинистический мир. Правда, не обошлось без обратного влияния. Сам Александр варваризировался настолько, что женился на персиянке и даже ввел у себя при дворе персидский обычай проскинесиса (это когда подданные падают ниц перед их властелином). Эллины с отвращением отвергли этот обычай, и "ритуал практиковался исключительно в среде восточных подданных" (Ю.Корнилов). Так что Аристотель был где-то прав. Эллинистические державы были настолько неэллинистическими, что сегодня правильный ответ на вопрос о происхождении египетской царицы Клеопатры (македонянка) оказывается под силу лишь самым умникам.

В чем состоит миссия любой, не только македонской, империи? Объединить людей вопреки тому, что их разъединяет (В.Межуев). У Александра Македонского не вышло. Бородатые на Востоке продолжали валяться в пыли у ног властителя, западные голомозые все толковали о какой-то свободе.

В отличие от кратковременной македонской кампании, опыт объединения Римской империи с миром варваров растягивается — если вести отсчет с войны Цезаря с галлами — на полтысячелетия. "Римляне покорили своей власти почти весь известный мир и подняли свое могущество на такую высоту, какая немыслима была для предков и не будет превзойдена потомками" (Полибий). Но не рабы и богатства, хлынувшие в Рим с завоеванных земель, характеризуют римскую экспансию. Римляне были в ответе за тех, кого покорили. Покорность Риму несла побежденным акведуки и форумы, торговлю и законность, субсидии и защищенность. И… даже место в римском сенате. "Когда было намечено пополнение римского сената и знатные из той Галлии, что зовется Косматою, давние наши союзники, получившие наше гражданство, — указывает на бородатых варваров Тацит, — стали домогаться для себя права быть избранными на высшие должности в государстве, этот вопрос начали горячо обсуждать, и было высказано много различных мнений". 

В речи, известной как "О допуске галлов в сенат", император Клавдий спрашивает сенаторов: "Что же погубило лакедемонян и афинян, хотя их военная мощь оставалась непоколебленной, как не то, что они отгораживались от побежденных, так как те — чужестранцы?" И разве знатнейшие римские фамилии не ведут свой род от сабинян (как Клавдий), альбианцев, тускулианцев, этрурийцев etc.? "Я хорошо помню, — указывает император сенату, — что пределы Италии были раздвинуты вплоть до Альп, дабы не только отдельные личности, но и все ее области и племена слились с римским народом в единое целое. Мы достигли прочного спокойствия внутри нашего государства и блистательного положения во внешних делах лишь после того, как предоставили наше гражданство народностям, обитающим за рекой Падом и, использовав основанные нами во всем мире военные поселения, приняли в них наиболее достойных провинциалов, оказав тем самым существенную поддержку нашей истомленной империи". Император Каракалла пошел еще дальше: в 212 году от Рождества Христова был издан эдикт, предоставлявший права римского гражданства всему свободному населению империи. 

Описанный выше процесс романизации варваров переходит в свою противоположность к концу IV века от Р.Х. Мало того, что фактическими правителями империи, возводившими на императорский трон нужных им претендентов, были сплошь германские военачальники (вандал Стилихон, свев Рацимер); для бородатых варваров доступной стала и формально высшая должность в империи (гот Иоанн, иллириец Константин ІІІ, бритт Грациан).

Варваризация Рима погубила империю. Варварские королевства разъединили людей вопреки тому, что их объединяло до сих пор. Где и когда прогрессивная романизация уступила место варваризации, которая принесла упадок? 

Осень 376 года. Теснимые гуннами, вестготы подходят к Дунаю в районе крепости Дурастор, в провинции Нижняя Мезия. 

Появление варваров на границах империи — суть штатная ситуация. На этот раз необычным было то, что варвары не пытались атаковать, каковая агрессия и ее последствия всякий раз укладывались в привычную схему "варвары напали — разбиты — поселены на землях", но, представившись беженцами, попросили пересечь Дунай с целью получения политического убежища.

Мотивы императора Валента, получившего титул "Готский" за прошлые победы над варварами, приютить своих вчерашних врагов продиктованы христианским человеколюбием. Валент был ярым арианцем; готы обещали креститься. Свидетельствует Иордан: "…направили послов в Романию к императору с тем, чтобы подчиниться его законам и жить под его владычеством, если он передаст им для поселения область Фракии или Мезии. Кроме того, чтобы больше было им веры, они обещают стать христианами, если только будут им даны наставники, учащие на их языке. Получив такое известие, Валент тотчас же с радостью согласился на это, так как и сам, помимо всего, собирался просить о том же" (О происхождении и деяниях гетов).

"Принимались тщательные меры для того, чтобы не был оставлен никто из этих будущих разрушителей римского государства, пусть даже он был поражен смертельной болезнью. Получив от императора разрешение перейти через Дунай и занять местности во Фракии, переправлялись они целыми толпами днем и ночью на кораблях, лодках, выдолбленных стволах деревьев. А так как река эта — самая опасная из всех, и уровень воды был выше обычного вследствие частых дождей, то много народа утонуло" (Марцеллин Аммиан, Римская история. Res Gestae).

Когда император Клавдий убеждал отцов сенаторов принять в свои ряды галлов, он подчеркивал: "связанные с нами общностью нравов, сходством жизненных правил", проще говоря — бритые, безбородые, романизированные. Обласканные Валентом готы — совершенно иное. Неудивительно, что между местными и "понаехавшими тут" тотчас же возникли трения. 

Префект Маркианополя Лупицин держал готов в лагере для беженцев "вдалеке от стен города, выставив против них вооруженные караулы, хотя те настойчиво просили разрешить им входить в город для покупки необходимых припасов, ссылаясь на то, что они теперь уже подчинены римской власти и являются мирными людьми. Между горожанами и варварами, которых не пускали в город, произошла большая перебранка, и дело дошло до схватки. Рассвирепевшие варвары, узнав, что несколько их земляков захвачено, перебили отряд солдат и обобрали убитых" (там же). Наспех собранные Лупицином войска потерпели поражение. 

И пошло-поехало. Вчерашние просители-неофиты два года разоряли обетованные им Фракию и Мезию, а 9 августа 378 года в битве при Адрианополе в союзе с аланами наголову разбили сорокатысячную римскую армию. Валент погиб. Есть основания говорить о предательстве ближайшего окружения императора. До падения Вечного города оставалось 32 года и 15 дней…

Теги:
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
2 комментария
  • Андрій Польщенко 16 декабря, 22:59 так вот он чего их крестил)) ? хотел прославиться как великий креститель) Ответить Цитировать Пожаловаться
  • kfmn 13 сентября, 00:46 Варварами греки называли все народы с непонятным им языком, звукоподражательно (люди, которые говорят что-то похожее на "вар-вар-вар"). Борода (barba) тут вовсе ни причем, тем более что слово barba не греческое, а латинское, хоть и с индоевропейскими корнями, родственное славянской "бороде". Аристотель вряд ли его знал, т.к. по-древнегречески борода - πώγων (погон). Ответить Цитировать Пожаловаться
Реклама
Последние новости
USD 26.92
EUR 29.09