Как "ликвидировали" унию

sobor_5

Читайте также

 

 

 

70 лет назад, 8–10 марта 1946 г.,  представители РПЦ организовали и провели "собор" УГКЦ.

"Нас беспокоит мнение о Церкви, потому что если бы не она, то не было бы уже кого освобождать", — от лица галичан в сентябре 1939 г. заявил коммунистической власти Константин Левицкий. 

17 сентября 1939 г. Красная армия вошла в Галичину, которая еще формально принадлежала к Польскому государству. "Освободителей" часто приветствовали цветами и в селах вывешивали красный и сине-желтый флаги. Однако и общество, и гражданское руководство понимали, чего ожидать от новой власти, и обращение К.Левицкого уже тогда указывало — Украинская греко-католическая церковь (УГКЦ) примет на себя один из главных ударов большевиков.

"Первые советы" — так называли период советской оккупации с сентября 1939-го до июня
1941 г. — сразу же национализировали типографии, закрыли церковные учебные заведения, больницы и сиротские дома, распустили монастыри. Находясь под впечатлением знакомства с новой властью, митрополит Андрей Шептицкий отправляет в Ватикан своего посланца за разрешением рукоположить ректора Богословской академии отца Иосифа Слипого в епископы и сделать своим преемником. После соответствующего согласия освящение происходит тайно.

"Совершенно очевидно, что под большевиками все мы чувствовали себя обреченными на смерть; они не скрывали своего стремления уничтожить и удушить христианство, затереть наименьшие его следы… Вообще они не чувствовали себя здесь как дома; возможно, это и стало одной из причин того, что они вели себя с нами осторожнее, чем мы этого ожидали", — писал митрополит А.Шептицкий папскому нунцию Ротти в конце августа 1941 г.

Противостоять греко-католикам было нелегкой задачей для "советов". Вследствие антирелигиозной кампании и репрессий в начале 1939 г. на территории всего СССР действовало около ста православных храмов, а церковью руководили лишь три епископа. Зато у греко-католиков было
2387 приходов, семь епископов, почти 2500 священников и более 1000 монахов.

Поэтому окончательное решение вопроса унии отложили на второй приход "советов", который состоялся в 1944 году. Показательно, что накануне около
300 священников бежали на Запад, избегая повторной встречи с большевиками. Однако последние удивили своим поведением…

"В первые месяцы пребывания московских большевиков в Галичине, то есть во второй половине 1944 г., отношение их к церкви было лояльное и даже благосклонное. Церковь, ранее преследуемая в СССР, получила теперь относительные льготы, на первый взгляд никто против нее не выступал", — писали в органе Зарубежных частей ОУН "Сурма" 10 апреля 1949 г. Более всего современников поражало, что не только "служители религиозного культа", но даже семинаристы были освобождены от службы в армии и принудительных работ.

Митрополит А.Шептицкий, проводя в сентябре 1944 г. архиепархиальный собор, признал, что "безбожие перестало быть флагом для "советов". Более того, советская власть предложила представителям УГКЦ встречу в Москве.

Смерть А.Шептицкого внесла существенные коррективы в эти процессы. В ночь на 1 ноября 1944 г. возле предстоятеля УГКЦ дежурил отец Иосиф Кладочный. Он записал последние слова митрополита: "Наша Церковь будет уничтожена, разгромлена большевиками. Но вы держитесь, не отступайте от веры, от святой католической Церкви. Тяжкий опыт, который упадет на нашу Церковь, краткосрочен. Я вижу возрождение нашей Церкви. Она будет красивее, величественнее старой и объединит весь наш народ".

Во время похорон власть позволила большой ход по улицам Львова. Иосиф Слипый шел за гробом в митрополичьем полиставрионе (ризах с изображением многих крестов). Отец-канцлер Миколай Галянт позже ему поведал, что советский генерал, смотря на это, заметил: "Но набросали же на того молодого митрополита крестов, как он их донесет?!".

Не только генерал сомневался, донесет ли Слипый свой крест, но и в письме-отчете первого секретаря компартии Украины Никиты Хрущева Иосифу Сталину от 15 ноября также речь шла об этом: "Митрополит Иосиф еще не пользуется достаточным авторитетом среди епископов и духовенства греко-католической церкви. Часть священнослужителей не удовлетворена его назначением, потому что считает его человеком слабовольным, неспособным быть руководителем этой церкви".

А.Шептицкий в течение более 40 лет возглавлял церковь и был неопровержимым авторитетом для всего общества. Однако даже ему не всегда удавалось справиться с епископами Станиславскими и Перемышльскими. Чего стоит сам факт, что Станиславский епископ Григорий Хомишин самовольно вводил в своей епархии целибат или переход на григорианский календарь.

54-летний Иосиф Слипый только начинал свой митрополичий путь, суть которого в девизе на его гербе "Per aspera ad astra" (лат. — "Сквозь тернии к звездам". — С.Л.).

Значительным препятствием в деле ликвидации УГКЦ была деятельность националистического подполья, оно в условиях
1944 г. и активных наступательных действий Красной армии очень усложняло большевикам их задачу. По крайней мере, об этом свидетельствует тот факт, что делегацию УГКЦ, все же посетившую Москву уже в конце 1944 г., неожиданно пригласили в ставку верховного главнокомандования.

Мы знаем, что ваша церковь имеет большое влияние в народе, не мог ли бы ваш митрополит повлиять на то, чтобы Шухевич прекратил военные действия УПА. Мы их победим, но нам не придется воевать за Западную Украину.

— Это очень опасное дело, потому что НКВД может подозревать нашу церковь в связях с УПА и за это преследовать ее.

— Как вы можете утверждать подобное? Вы же говорите с генералом Красной Армии! Кто может бояться?

— А кто не боится в Советском Союзе? — последние слова, по свидетельствам очевидцев, вызвали всеобщий смех.

В Москве церковную делегацию, в которую вошли четыре священника во главе с Климентием Шептицким (братом Андрея Шептицкого), принимал патриарх РПЦ. На его приглашение посетить богослужение К.Шептицкий ответил отказом, а вот другой делегат — Гавриил Костельник — согласился. "У отца Костельника голова закружилась от того, что его тогда приветствовали там кадилом", — писал в воспоминаниях Иосиф Слипый.

Еще одна проблема, которая затягивала окончательное решение "проблемы унии", — международное положение и неясность, согласится ли западный мир на новые границы, в частности повторный захват Западной Украины большевиками. Ялтинская конференция, состоявшаяся в феврале 1945 г., сняла этот вопрос и открыла путь к прямой ликвидации УГКЦ.

sobor_3
Президиум «собора», 8 марта 1946 г. Слева направо: епископ Пельвецкий, о. Костельник и епископ Мельник. На тот момент все уже принадлежали к РПЦ

11 апреля 1945 г. проведены аресты епископов и руководящего духовенства во главе с митрополитом Иосифом Слипым. Показательно, что, кроме духовенства, задержали и 159 студентов духовных учебных заведений, которых отправили в военкоматы.

Последняя репрессия затронула Перемышльскую епархию, территория которой в основном оказалась в составе Польши. После нескольких задержаний и освобождений летом 1946 г. арестовали 70-летнего епископа Перемышльского Иосафата Коциловского. "Избитого старца-епископа бандиты вынесли на улицу вместе с креслом, за которое он крепко держался, выражая таким образом свое сопротивление. Его бросили в машину вместе с креслом, причем епископ разбил голову и с грохотом упал на помост машины", — так описаны эти события в газете "На чатах" (ноябрь 1946 г.).

Главные же события ликвидации унии продолжались с апреля 1945-го до марта 1946 г. Меньше чем через месяц после ареста епископата формируется "инициативная группа", куда входят священники из всех трех епархий УГКЦ: Гавриил Костельник — из Львовской, Антоний Пельвецкий — из Станиславской (Ивано-Франковской. — С.Л.), Михаил Мельник — из Перемышльской. Секретарем инициативной группы стал учитель с Холмщины Сергей Хруцкий, служивший дьяком в единственном православном храме Львова.

Количество священников, "желающих" присоединиться к "инициативной группе", росло, а какой ценой — описывает Костельник в письме к патриарху РПЦ Алексию от 3 октября
1945 г.: "Если бы не давление со стороны государства, то, наверное, при нынешних условиях не нашлось бы даже и 50 таких священников, которые бы хотели "разрушить" греко-католическую Церковь, чтобы превратить ее в православную. Большинство наших священников не верят в лучшее будущее для Церкви в Советском Союзе".

Националистическое подполье, которое не включалось активно в церковные процессы, все же обратилось к Гавриилу Костельнику с предложением прекратить опасную деятельность и инсценировать его похищение, чтобы отправить за границу. Однако Костельник отказался. За прошедшие десятилетия он прославился как один из наиболее известных "восточников" среди греко-католического клира, а после войны на него очень повлияла фальшивая информация о гибели сыновей, которые добровольцами воевали в дивизии "Галичина".

"Я был униатом и потерял достоинство пастыря. Я был националистом и потерял достоинство человека. Но этого было мало. Национализм осиротил меня и мою жену — убил троих наших сыновей. Мы стали несчастными родителями", — писал Костельник в обращении к власти. На самом деле, его старшего сына в 1941 г. казнили большевики, а двое младших счастливо пережили военное тяжелое время и вместе с другими бойцами дивизии оказались в Британии.

Массовые аресты и преследования "упорных" священников приближали время формальной ликвидации УГКЦ. Чтобы выяснить отношение населения к такому шагу, было решено провести общее — греко-католиков и православных — водосвятие на площади Рынок во Львове. Это вроде бы не особо важное событие детально освещали в официальном издании РПЦ "Журнал Московской Патриархии", где в статье под названием "Отторженная насилием возвращается любовию" подытожено: "Лед сломан. Воссоединение греко-католиков с православными нашло свои мирные пути" (номер за март 1946 г.).

Последним штрихом перед проведением "собора" стал переход "инициативной группы" и еще нескольких священников в православие. Это произошло 22 февраля 1946 г., а через несколько дней во Владимирском соборе в Киеве Антония Пельвецкого и Михаила Мельника рукоположили в епископы, а о. Костельника подняли до достоинства митрофорного протоиерея. В дальнейшем все свои действия упомянутые лица совершали уже как священнослужители РПЦ.

sobor_2
Водосвятие на площади Рынок во Львове 19 января 1946 г. Во втором ряду священников — о. Гавриил Костельник. Вскоре к ним присоединится делегация РПЦ во главе с владыкой Макарием

"Созыв собора, который не следует именовать общегалицким, должен быть приурочен к так называемой "неделе православия", т.е. 10 марта, — наставлял в телеграмме от 25 января 1946 г. нарком госбезопасности СССР Всеволод Меркулов наркома госбезопасности УССР Сергея Савченко. — В целях обеспечения успешного проведения собора введите в состав делегатов не менее 60–70% агентуры. Обеспечьте также достаточным процентом агентуры в составе приглашаемых на собор мирян из интеллигенции". В телеграмме также шла речь о выделении 400 тыс. руб. "инициативной группе" для проведения "собора", а также 75 тыс. — на оперативные расходы.

sobor_4
Делегация «Львовского собора» — члены «инициативной группы» с патриархом РПЦ Алексием. Москва, апрель 1946 г.

8–10 марта 1946 г. во львовском соборе святого Юра, с применением особых мер безопасности, состоялся "собор" УГКЦ. 216 делегатов, часть из которых даже не знали, куда их везут, проголосовали за ликвидацию унии и переход в православие, а именно в РПЦ. Позже, в письме к националистическому подполью, о. Костельник констатировал: "Поскольку все в Советском Союзе происходит добровольно и в 100% (займы, выборы, сдача контингента), так и Собор состоялся "добровольно" и со 100% успехом".

Наибольшей проблемой "Львовского собора" стал вопрос его легитимности, ведь созвать его могли лишь епископы, а без их участия это было просто собрание священников, которое не имело никакой юридической силы. Это понимали и организаторы.

Руководители "инициативной группы", которые прибыли в Москву в апреле 1946 г., дали интервью корреспонденту ТАСС, где отдельно остановились на этом вопросе. Им пришлось признать, что лица, которые созвали и проводили "собор", на тот момент были епископами и священниками Русской православной церкви:

sobor_6
Участники «собора» во время голосования

Вопрос: Насколько был правомочен состоявшийся Собор Греко-католической Церкви, вынося решение об отмене постановления Брестского Собора 1596 года?

Ответ: На Соборе в числе делегатов были: епископ Дрогобычско-Самборский Михаил (Мельник), бывший генеральный викарий Перемышльской епархии Греко-католической Церкви, и епископ Станиславский Антоний (Пельвецкий) — бывший декан Гусятинского деканата Станиславской епархии Греко-католической Церкви, хиротония которых состоялась в городе Киеве 20 и 24 февраля с. г. во Владимирском соборе. Тогда же, еще до Собора, 13 первых униатских священников были приняты в православие.

На тот момент следственные действия относительно заключенных греко-католических епископов были завершены, и они ожидали суда.

"Но мы вкропили Папе!" — радостно кричал Слипому следователь Горюн после "собора". "Семь миллионов — небольшое количество, чтобы пошатнуть Католическую Церковь, а вы террором только себя компрометируете", — спокойно ответил на это митрополит. Его будет ожидать 18 лет заключения.

sobor_1
Монахи-редемптористы в гражданской одежде после закрытия монастыря в Станиславе (Ивано-Франковск). Рядом — собака Амор, которой пришлось покинуть монастырь вместе с редемптористами. В послевоенные годы двое из отцов — Величковский и Стернюк (сидят слева — 2-й и 3-й) — станут подпольными епископами УГКЦ

Когда митрополит Иосиф Слипый окажется на свободе, все члены "инициативной группы" уже погибнут при невыясненных обстоятельствах. В 1948 г. застрелят Гавриила Костельника, а через какой-то миг — и его убийцу. В 1955-м в поезде, который направлялся в Киев, отравят Михаила Мельника и сопровождавшего его секретаря. Антон Пельвецкий умрет от внезапного сердечного приступа в 1957-м. Секретарь "инициативной группы" Сергей Хруцкий будет арестован и умрет в 1954 г., отбывая наказание.

Советская власть признает и легализирует УГКЦ в 1989-м, после 43 лет подполья.

Теги:
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Нет комментариев
Реклама
Последние новости
Курс валют
USD 24.88
EUR 28.34