Запоздалая реструктуризация

деньги

Читайте также

Недавно парламент принял долгожданный закон "О финансовой реструктуризации". Важность этого законопроекта трудно переоценить — его реализация является одним из первоочередных направлений государственной экономической политики, в том числе и с точки зрения международных обязательств. Он призван разблокировать работу банков с должниками и, соответственно, обеспечить дальнейшее развитие, рост производства, торговли и реального ВВП. В то же время не следует рассчитывать, что воспользоваться им смогут все юридические лица.

Цена вопроса и круг участников

Механизм добровольной финансовой реструктуризации, по крайней мере декларативно, разработан для спасения жизнеспособных предприятий, которые переживают кризис ликвидности и не могут обслуживать собственные долги, а не тех, в которых владелец или акционер хотели бы, используя коррумпированность судов, обвести кредитора вокруг пальца. Но можно ли будет придерживаться такого подхода на практике?

В ежегодном выступлении перед депутатами глава НБУ В.Гонтарева одной из причин отсутствия кредитования назвала высокую закредитованность бизнеса. По ее словам, объем долга превышает операционную прибыль для предприятий всех секторов, кроме сельского хозяйства и добывающей промышленности, в 20 раз. В то время как комфортный уровень этого показателя — 2–3 раза. Существующая долговая нагрузка так высока, что ограничивает возможность привлекать новые заемные средства, в том числе и на погашение старых долгов. Причем это касается как частных, так и государственных предприятий.

Это значит, что до завершения очистки балансов банков ожидать стремительного восстановления кредитования не стоит. Кроме того, для этого необходимо усилить права защиты кредиторов и создать действенный механизм добровольной финансовой реструктуризации.

По оценкам НБУ, объем проблемной кредитной задолженности достигает 200 млрд грн. Но это общий показатель, а по расчетам Минфина созданный механизм разрешит реструктуризировать только 25% от этого объема, т.е. 50 млрд грн. Противоречие в том, что в соответствии с механизмом реструктуризацией сможет воспользоваться не каждый должник, а только тот, который находится в критическом финансовом положении, но под этот критерий сегодня попадает абсолютное большинство. Более того, поводом для реструктуризации является признание дальнейшей деятельности предприятия перспективной, что является дополнительным поводом для субъективного решения этого вопроса и обжалований в судах.

Так, в соответствии с требованиями закона, для возможности заключения о перспективности хозяйственной деятельности должника, последний должен своевременно предоставлять им и инвесторам доступ к информации о своем финансовом положении, активах, капитале, обязательствах, коммерческой деятельности и ее перспективах, информацию о бенефициарном владельце и связанных лицах. Уже на этом этапе значительное число компаний столкнется со значительными препятствиями. Но кроме этого компания должна предоставить финансовую отчетность, соответствующую требованиям международных стандартов или украинским национальным стандартам бухгалтерского учета, за каждый из трех финансовых лет, предшествующих началу проведения такой процедуры, а также заключение независимого аудитора (по требованию привлеченных кредиторов).

Ключевой в данном контексте является "перспективность", которая подтверждается отчетом о проведении обзора хозяйственной деятельности независимым экспертом. При этом услуги независимого эксперта оплачиваются должником, если иное не согласовано сторонами.

По этому поводу представляется целесообразным изменить порядок оплаты труда аудитора, определив его за счет кредиторов, поскольку именно они в первую очередь заинтересованы в объективности сведений о перспективности деятельности должника, в то время как вознаграждение за счет последнего несколько нивелирует цель и конечный результат привлечения. Ведь должник и так находится в затруднительном финансовом положении, и дополнительные затраты могут быть для него избыточными. Кроме того, оставив это положение, законодатель фактически отсечет немалый круг юридических лиц — малых предприятий, у которых, вопреки желанию продолжать хозяйственную деятельность, из-за небольшого валового дохода и пребывания на пределе рентабельности или на стадии банкротства, фактор немалых дополнительных затрат без гарантий положительного конечного результата — реструктуризации — будет сдерживать или даже блокировать инициирование этой процедуры.

Даже если кредитор, принимающий участие в реструктуризации, согласится предоставить дополнительный объем кредитования, необходимый для активизации деятельности должника, текущая процентная ставка по кредитам не уменьшит нагрузку на предприятие, а наоборот ухудшит ее, поскольку предприятия, вступающие в процедуру реструктуризации, делают это не "от хорошей жизни".

Особенности процедуры

Относительно самой процедуры, то ее будет координировать наблюдательный совет — новообразованный орган из представителей НБУ, Минфина, Минэкономразвития и Минюста, который сформирует секретариат, арбитражный комитет, перечень арбитров и т.п. Основная организационная и аналитическая работа будет выполняться именно секретариатом. Арбитражный комитет, соответственно, будет исполнять роль судьи в решении какого-либо спора между кредитором и должником при условии наличия соответствующей оговорки в рамочном договоре или в согласованном сторонами плане реструктуризации.

Процедура добровольной финансовой реструктуризации будет проводиться без обращения в суд, путем переговоров. Для этого должник подает письменное заявление в секретариат, в котором он дает согласие на передачу споров в арбитраж, а также информацию о наличии согласия кредиторов на участие в процедуре, предложения о дате, времени и месте проведения первого собрания кредиторов, прилагает перечни финучреждений, обеспеченных кредиторов, связанных лиц должника, владельцев существенного участия, перечень существующих судебных производств и т.п.

Секретариат регистрирует полученное от должника заявление о реструктуризации и рассылает кредиторам сообщение о проведении первого собрания, во время которого они принимают решение об участии в процедуре добровольной финансовой реструктуризации и подписывают согласие на нее. Также он проверяет согласие и принимает решение о начале проведения добровольной финансовой реструктуризации не позднее следующего рабочего дня после его получения.

Если на дату начала процедуры в хозяйственный суд подано заявление о нарушении производства в деле о банкротстве должника, инициирующие стороны имеют право подать ходатайство об остановке процедуры банкротства.

С даты начала проведения процедуры вводится мораторий, который действует до ее завершения, но не более, чем на 120 дней. В течение его действия запрещается выполнение должником требований кредиторов (кроме случаев, когда такие действия согласованы), принудительное обращение взыскания на имущество должника, составление соглашений о залоге или ипотеке имущества должника (кроме случаев, когда их заключение необходимо для получения финансирования). Также на протяжении действия моратория не начисляются штрафы, пеня и другие финансовые санкции за невыполнение или ненадлежащее выполнение обязательств по удовлетворению должником каких-либо требований, на которые распространяется мораторий, и останавливается ход исковой давности.

Далее, после принятия секретариатом решения о начале проведения процедуры кредиторы решают вопросы о создании координационного комитета финансовых учреждений, комитета кредиторов. Заключается договор об отсрочке, формируется порядок сотрудничества и проведения переговоров по подготовке плана реструктуризации, который должник разрабатывает вместе с привлеченными кредиторами. План должен содержать: суммы и условия проведения выплат по требованиям привлеченных кредиторов, уплату обязательств по налогам, сборам и другим обязательным платежам, условия участия инвесторов в плане реструктуризации, открытие должником банковского счета в определенном сторонами банке, на который переводятся средства от продажи имущества должника исключительно для целей погашения его задолженности перед привлеченными кредиторами.

Самым важным с точки зрения практики, кроме соблюдения формальностей оформления, является то, какие механизмы могут быть использованы непосредственно в конкретных отношениях должников и кредиторов. В действительности инструментарий разнообразен:

внесение изменений в кредитные договора, в том числе погашения задолженности отдельными траншами (рассрочки), пересмотр сроков погашения, размера процентных ставок или других условий, связанных с кредитным договором или обеспечением по ним;

— предоставление нового финансирования должнику;

— продажа имущества должника с сохранением или без сохранения ипотеки, залога или других видов обеспечения относительно такого имущества; или передача права собственности на такое имущество в счет полного удовлетворения требований;

— прощение части долга;

— обращение взыскания на предмет обеспечения или добровольного отказа от обеспечения;

— выпуск ценных бумаг;

реорганизация (слияние, присоединение, разделение, отделение, преобразование) должника.

Отдельно укажем такую опцию, как переведение обязательств должника в капитал — положение, которое фактически означает возможность вхождения в уставный капитал предприятия его кредитора.

Судя по тому, какой кредитный портфель получил в наследство от признанных неплатежеспособными банков Фонд гарантирования вкладов физических лиц (в том числе по кредитам государственных и коммунальных предприятий), вхождение Фонда в уставный капитал предприятия, которое со временем может восстановить прибыльную деятельность, можно рассматривать как один из инструментов инвестирования. Если помочь предприятию сегодня, в средне- и долгосрочной перспективе отчисления дивидендов и участие в наблюдательных органах, могут превратить ФГВФЛ в мощного инвестиционного игрока и участника макроэкономических процессов. Поэтому, в данном случае, Фонду следует весьма основательно подходить к вопросу инструментария реструктуризации, взвешивая в каждом конкретном случае ситуативные и долгосрочные возможности возврата займов.

Не менее важным является вопрос налогообложения. С целью создания дополнительных стимулов для участия в процедуре предусмотрен особый налоговый режим (изменения в ЗУ "О восстановлении платежеспособности должника или признании его банкротом"). В частности, предлагается в случае, если план санации предполагает рассрочку, отсрочку, или прощение (списание) долгов, налоговые обязательства удовлетворять на условиях плана санации без согласования с органом взыскания.

При этом налоговый долг, возникший в течение срока, предшествовавшего трем годам до дня проведения собрания кредиторов, признается безнадежным и списывается, а налоговый долг, возникший позже, отсрочивается или списывается на условиях плана санации, которые должны быть не хуже, чем условия удовлетворения требований кредиторов, голосовавших за его принятие.

В Министерстве финансов эти льготы считают критическими, такими, без которых закон бы не заработал. Логика следующая — у заемщика в случае прощения долга или его части возникают налоговые обязательства, а также может быть налоговый долг. Следовательно, если заемщик идет на списание долга перед кредитором, то идет и на пропорциональное списание налогового долга. А банки, получив в качестве погашения долга имущество должника, заплатят НДС только на сумму, превышающую балансовую стоимость долга.

Выводы

Подытоживая, заметим, что процедура, которую предлагает указанный закон, действительно нужна, поскольку разрешит консолидировать в пределах одного органа, процесс разных кредиторов, с каждым из которых должнику приходится вести отдельные переговоры.

Для государства этот механизм обеспечит в первую очередь учет и владение информацией о состоянии, условиях договорных отношений между кредиторами и должниками, разрешит влиять на договорные отношения сторон на стадии согласования плана реструктуризации (по крайней мере в части предупреждения сговоров и инсинуаций с инсайдерским кредитованием).

Как уже говорилось ранее, должниками, которые смогут воспользоваться этой процедурой, будут перспективные крупные предприятия с рентабельным бизнесом (агрохолдинги, металлургические предприятия). В то же время сложность процедуры и высокие требования делают этот механизм недоступным для значительного количества мелких и средних предприятий.

Могло ли быть иначе? Очевидно, нет. Отношения должника и кредитора являются частными, а не публичными, и обязать на уровне нормативного акта кредитора осуществить те или иные действия в пользу должника, а себе в убыток, законодатель не может. Основная цель процедуры — создать фундамент для достижения согласия на основе согласования позиций нескольких кредиторов относительно одного должника, чтобы они все владели одинаковой полнотой информации о его предпринимательской деятельности, ее перспективности и, исходя из сведений, представленных в аудиторских заключениях и финансовой отчетности, принимали решение о том, дать предприятию шанс на выживание, списав его долг, или нет. 

В то же время следует учесть, что с момента начала стагнации в экономике Украины прошло уже около трех лет, и предпринимательская деятельность, которая еще в 2014-м или 2015 годах могла казаться перспективной, вследствие постоянных стрессов, испытаний, падения экономики и девальвации, явно не пребывала в статике, а приходила в упадок параллельно этим процессам. Как следствие, промедление с введением реструктуризации привело к тому, что предприятия или уже достигли согласия с кредиторами вне ее пределов, или у них уже нечего реструктуризировать, и вряд ли они будут признаны перспективными. Конечно, принятие этого закона могло бы принести положительные перспективные последствия — нормативно Украина была бы готова к новым кризисам и вызовам, а кредиторам и должникам не пришлось бы ждать два года принятия соответствующих механизмов. Но у принятого закона ограниченный срок действия: через три года он утратит силу, соответственно, наработанная методика не сохранится. 

Теги:
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Нет комментариев
Реклама
Последние новости
USD 26.91
EUR 28.45