Задолжались. Почему растет налоговый долг бизнеса

Юлия Самаева 14 апреля, 19:03
123

Читайте также

Обвинения против отстраненного главы Государственной фискальной службы Романа Насирова и задержанного главы департамента погашения обязательств ГФС касаются безосновательных, по мнению НАБУ, рассрочек налоговых платежей. Сумма убытков — порядка 2 млрд грн. 

Если отвлечься от частного и взглянуть а общую картину, выясняется, что с 2014-го по 2016 г., благодаря подобны рассрочкам, налоговый долг вырос почти в четыре раза — до 58,7 млрд грн. А количество компаний-должников увеличилось вдвое. Получается, что в стране есть целый ряд предприятий, которые налоги могут и не платить. Есть налоговая служба, которая им это позволяет делать законно. И есть Министерство финансов, которое никак не пытается на эти процессы влиять. Согласитесь, ситуация из ряда вон, учитывая как состояние госбюджета, так и то фискальное давление, которое оказывается на остальной оставшийся бизнес в стране. Так почему кто-то имеет привилегии?

Рассрочка платежа — это не освобождение от обязательств, а лишь перенос сроков оплаты, под проценты. Этот механизм создан для того, чтобы дать столкнувшимся с трудностями плательщикам время для восстановления платежеспособности, не переводя их сразу в статус должников. Сам долг возникает, когда по каким-либо причинам плательщик не оплачивает рассроченные суммы. В таком случае его имущество передается в залог, а к самому плательщику применяются различные способы взыскания. Логика в механизме рассрочек есть, ведь государству выгодно, чтобы бизнес продолжал работать, вышел из кризиса и оплатил обязательства. Кроме того, проценты за пользование рассрочками — это дополнительные поступления в бюджет.

По данным ГФС, в 2014–2016 гг. максимальный размер процентов по рассрочке достигал 36% годовых, что явно немало. Кредит был бы дешевле, но кредитования нет, да и многие из получивших рассрочки понимали, что принципиальная разница даже не в доступности или процентах, а в возможности эти проценты не платить. За три последних года бюджеты всех уровней дополнительно заработали на рассрочке уплаты налогов 2,2 млрд грн. Что, согласитесь, контрастирует с объемами образовавшегося за этот период налогового долга. Да, имущество плательщика может выступать налоговым залогом, вот только налоговая оценивает это имущество не так скрупулезно, как банк, и даже 50-процентного покрытия не требует.

Ситуация в полях

Согласно аудиту, проведенному Счетной палатой, только за прошедший год налоговый долг вырос на 10 млрд грн. Основная его часть (88%) сформирована за счет НДС, налога на прибыль и ренты. Главная причина резкого увеличения долгов — банальная неуплата самостоятельно определенных налоговых обязательств.

В свою очередь, территориальные органы ГФС в течение трех лет гасят порядка 1% налоговых долгов ежегодно, и то только благодаря реализации залогового имущества или изъятию средств должников. Реализация залогового имущества в 2016 г., например, позволила возместить 34,5 млн грн убытков. Весь остальной объем погашенных обязательств — это "добрая воля" плательщиков. Именно благодаря им, а не скрупулезной работе фискалов, в 2016-м в бюджет вернулось 14,9 млрд грн.

Доподлинная картина не известна, весь перечень документов о мерах по возвращению налоговых долгов Счетной палате центральная налоговая не предоставила. Как и доступ к документам, в соответствии с которыми чиновники службы принимали решения о предоставлении налоговых рассрочек тем или иным компаниям. Территориальные управления ГФС тоже остались глухи к просьбам и на запросы не отвечали. Это лишний раз подтверждает, что до реального реформирования украинской фискальной службы в цивилизованное ведомство еще очень далеко, и эта служба до сих пор остается неприкасаемой структурой.

Департамент погашения долга ГФС объяснил Счетной палате, что часть документов о предоставлении рассрочек… потеряли, более того, восстановить их в системе электронного документооборота не могут. Даже как-то боязно доверять наполнение государственной казны людям столь рассеянным и такой невысокой квалификации…

Естественно, из-за отсутствия документов Счетная палата не смогла проанализировать обоснованность всех решений налоговой о предоставлении рассрочек. А здравый смысл подсказывает, что в украинской бюрократической системе документ может исчезнуть, только если это очень кому-то нужно.

Территориальные подразделения службы по идее должны вести электронный журнал регистрации предоставления рассрочек, но не ведут. Точнее, ведут, но избирательно, что-то внося, а что-то — нет. Снова подозрительная халатность. Впрочем, аудит даже неполной базы установил неединичные необоснованно принятые решения об отсрочке налоговых платежей. Наиболее частые причины — недостаточный анализ финансового состояния должника или отсутствие всех необходимых документов для принятия решений.

Существующий налоговый долг не обеспечен стоимостью переданного в налоговый залог имущества должников. В большинстве проверенных территориальных органов ГФС стоимость залогового имущества была значительно меньше суммы налогового долга. Например, в Днепропетровской области стоимость оцененных залогов составляла от 13 до 24% от задолженностей, а в Харькове — от 6 до 15%.

Самый высокий показатель обеспечения налогового долга имуществом был в Офисе крупных плательщиков ГФС и колебался в течение исследованного периода от 81,7 до 179,5%. Однако почти три четверти этого имущества принадлежало одному должнику — ОАО "Укрнафта". А акты описи имущества, на которое распространяется право налогового залога, обжаловались этим плательщиком в судах, следовательно, погашение налогового долга за счет этих залогов не осуществлялось.

Нередки случаи, когда наличие описанного в залогах имущества вообще никогда не проверялось. О многих залогах забывали на пару лет, веря компаниям на слово, продлевая рассрочки и даже не интересуясь, живы ли еще фигурирующие в документах активы.

Естественно, даже в случае реализации этого залогового имущества государство не сможет возместить понесенные убытки. И ведь проблема даже не в адекватности оценки залогов, а в том, что большая часть долга просто ими не обеспечена. То есть компаниям разрешают не платить под "честное пионерское". А все, что в итоге не будет уплачено, спишут как безнадежный долг. За последние три года, кстати, уже списали почти 16 млрд грн таких безнадежных задолженностей.

Конечно, часть долга гасится, вот только соотношения пугают — на каждую гривню погашенного долга приходятся две гривни новых долгов. Естественно, такая динамика не способствует решению проблем.

И вроде как стоит задача по снижению налогового долга, но выполняется она лишь формально — принудительно ГФС смогла взыскать не более одного процента долгов. То есть львиная доля погашения задолженностей — это добрая воля самих должников.

И в высоких кабинетах

Где-то в параллельной реальности ГФС выполняет и перевыполняет планы Министерства финансов по сокращению налогового долга, в 2015 г. аж на 329%, а в 2016-м — на 255%. То есть в прошлом году перевыполнили аж в 4,6 раза при увеличении самого долга на 10 млрд грн. Конечно, никто никаких иллюзий по поводу всех этих KPI не питал. Но на трезвую оценку ситуации надежды были. А зря, оказывается, индикативный показатель сокращения налогового долга не учитывает новую задолженность. И если мы вспомним о соотношении "одна возвращенная гривня к двум гривням новых долгов", сразу станет понятно, каким образом выполнялась и перевыполнялась пятилетка.

Неспособность ГФС к самореформированию — это притча во языцех. Никто и не ожидал, что ведомство, высшее руководство которого обвиняют в предоставлении необоснованных налоговых рассрочек, будет яростно бороться с этим явлением на местах и среди рядовых сотрудников. Но налоговая подотчетна Министерству финансов, а оно до декабря прошлого года и в ус не дуло.

Львиная доля проблем лежит в законодательном поле, а это вотчина как раз Минфина. Например, ни Налоговый кодекс, ни порядок направления требований плательщикам четко не определяют сроки, в течение которых контролирующие органы должны вручать должникам требования о погашении долга. Коррупционный риск очевиден, ведь у контролирующих органов законная возможность отсрочить применение мер о взыскании. Тут уже — как договорятся, главное, чтобы не ранее первого рабочего дня по окончании установленного срока уплаты обязательства.

Как справедливо отмечает Минфин, отвечая на информационный запрос ZN.UA, Закон "О внесении изменений в Налоговый кодекс Украины относительно улучшения инвестиционного климата в Украине" (№1797-VIII), вступивший в силу с января 2017-го, предполагает ряд улучшений, в частности, процедуру согласования органами ГФС с Минфином рассрочек в отношении общегосударственных налогов на сроки от одного бюджетного года, если сумма такой рассрочки превышает 1 млн грн. Этот же закон предусматривает, что решение о повторной рассрочке, если предыдущее обязательство или долг не были погашены, принимается руководством Министерства финансов. Но злые языки в Счетной палате не без оснований отмечают, что этот правильный и хороший закон не согласуется с положением о самом Министерстве финансов, предполагающим контроль лишь за теми рассрочками, которые бюджетный год превышают. Что существенно ограничивает контроль со стороны Минфина и позволяет ГФС его обойти, выдавая рассрочки на год без согласования.

В Минфине, отвечая на наш вопрос, как же, по мнению центрального финансового ведомства, все-таки остановить рост налогового долга, сослались на уже упомянутый ЗУ №1797-VIII, предусматривающий, кроме прочего, взыскание налоговой задолженности без обращения в суд в случаях, когда налоговый долг возник в результате неуплаты, превышает 5 млн грн и не оплачивается в течение квартала. Также, по мнению Минфина, должна помочь обновленная процедура рассрочки, которая теперь предполагает, что право налогового залога возникает с момента заключения договора о рассрочке. И, конечно, нам сулят, не конкретизируя сроков, формирование публичного реестра заявлений о рассрочках на сайте ГФС.

Якобы спасительный закон действует уже квартал. Темпы роста задолженности не падают. Согласно отчетности ГФС, на 1 февраля 2017-го налоговый долг составлял уже 69,6 млрд грн, на 1 марта — 72,4 млрд. Только за один март было списано свыше 100 млн грн безнадежной задолженности. И за это же время выдана еще сотня новых рассрочек. Кстати, за весь прошлый год было подано 715 обращений от плательщиков с просьбой о рассрочке, а удовлетворили почти 400 заявлений. Получается, что за март 2017-го уже четверть прошлогодней нормы выполнили. Какой нынешний и.о. главы ГФС Мирослав Продан, оказывается, сердобольный — болеет за бизнес…

Между тем многие нормативно-правовые акты, регулирующие вопросы рассрочек и налогового долга, до сих пор ссылаются на органы доходов и сборов, вообще давно прекратившие существование. В частности, сам порядок рассрочки платежей, как, впрочем, и порядок списания безнадежного долга и положение о проведении проверок залогового имущества.

Не лучше обстоят дела и с критериями оценки предприятий, претендующих на рассрочки. Решения принимаются территориальными органами ГФС на основании заявления и анализа финансового состояния заявителя. Анализ проводят те же территориальные органы. Субъективнее некуда. В 2013-м были разработаны методические рекомендации оценки финансового состояния предприятий, претендующих на рассрочки налоговых обязательств. В них подробно описана как процедура проверки, так и способы оценки финансового состояния плательщиков и рисков возникновения налоговых долгов. Обширный и подробный документ с формулами и конкретными примерами. Но вот незадача — это лишь рекомендации, и сотрудники ГФС не обязаны их выполнять.

Урегулировать правовые коллизии никто не спешит, вроде как есть соответствующие процедуры и законы, но очевидных и эффективных рычагов влияния профильное министерство, на секундочку, ежегодно инициирующее налоговые реформы, пока не имеет. Неужели цена вопроса не достойна более пристального внимания правительства?

Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
2 комментария
  • aetes 19 апреля, 12:41 "...частину документів про надання розстрочок… втратили". При цьому нікого не звільнено й ніхто не сів? Ніби діти в пісочниці граються, а не мільярдами рулять. Також цікаво, де механізм банкрутства подівся? Фактично, держава з бюджету кредитує збиткові підприємства. Що за абсурд? Ответить Цитировать Пожаловаться
  • Liza_UA 16 апреля, 20:05 Ой як все запущено у цій сфері. Причому свідомо, як видно, усі роки приймалися такі закони, які забезпечували цей свист мільярдів з бюджету у кишені державних злочинців. І по-всьому міняти ніхто нічого не хоче. Думалося, що все погано на витік мільярдів в банківській системі, аж тут куди не кинь, всюди налагоджені схеми викачування мільярдів з кишень народу. І після цього владобанда розказує, що нема в неї чим пенсії осучаснювати і індексувати, а треба тільки обкладати їх податками, бо ненажеруться ніяк. Ответить Цитировать Пожаловаться
Реклама
Последние новости
USD 26.63
EUR 29.00