В нескольких шагах от краха

Александр Дубинский 21 марта 2014, 19:35
вкладчик

Читайте также

Банковская система вплотную подошла к системному кризису, за которым может последовать массовое банкротство банков. Вывод вкладов и ухудшение платежной дисциплины клиентов уже приводят к задержкам платежей в ряде системных финучреждений. Ширятся и круг "пациентов" Фонда гарантирования вкладов физических лиц, и число претендентов попасть в него в ближайшем будущем.

В таких условиях немедленное проведение стресс-тестирования и докапитализация становятся для банковской системы непременным условием выживания, так как крах одного системного финучреждения может спровоцировать цепную реакцию.

Эксперты не исключают, что банкротство еще одного крупного банка заставит НБУ ввести мораторий на отзыв вкладов и начать масштабный проект по рекапитализации коммерческих банков, поскольку других шансов на сохранение финансовой стабильности у регулятора почти нет.

16 млрд грн (из которых 5,6 млрд — на балансе Приватбанка) — объем кредитных обязательств в Крыму. Соответственно, на такую сумму сегодня должны доформировать резервы коммерческие банки, которые в ближайшее время вряд ли смогут потребовать возврата займов от своих клиентов на оккупированной территории. Очевидно, что потери банковского портфеля в Крыму означают фактический убыток банковской системы, на который уменьшится ее капитализация.

На момент сдачи этого материала в печать глава Нацбанка Степан Кубив пока не сделал заявления по "крымскому вопросу". Однако замалчивать данную проблему долго не удастся — изъятие вкладов из банковской системы требует постоянной подпитки ликвидностью, и одномоментное замораживание активов на полуострове только увеличит потребность банков в деньгах.

"Приватбанк как крупнейший инвестор Крыма готов продолжать работу на полуострове и сегодня требует от властей четкого определения правового статуса и правил работы банков, а также безоговорочного признания приоритета прав кредиторов, — такое заявление опубликовала пресс-служба банка. — Ситуация, когда все признают необходимость выполнения обязательств банками, но никто не хочет признавать право собственности банков на свою инфраструктуру и возвращать банковские кредиты является недопустимой".

Видимо, такими заявлениями банкиры хотят добиться от властей рефинансирования их кредитного портфеля в Крыму, но вряд ли они смогут убедить в такой необходимости регулятора (если там способны реально оценить ситуацию). "По сути, в Крыму активно привлекались вклады населения, которые сейчас также активно не возвращаются. Так что в этом отношении у банков — баланс", — говорит один из участников рынка.

Деньги на рефинансирование крымских кредитов не будут выделены еще и потому, что крупнейшие банки и так слишком активно прибегают к помощи НБУ для финансирования своих обязательств. Только 19 марта Нацбанк предоставил своим подопечным почти 6,2 млрд грн ликвидности (с начала года — около 18 млрд). При этом отток вкладов с начала года уже составил почти 12% пассивной базы банковской системы (около 80 млрд грн).

Тем временем становится очевидным и то, что в сложившихся условиях политика компенсации банковских потерь за счет рефинансирования Нацбанка становится вредоносной и не может продолжаться бесконечно долго, так как не только раскручивает маховик девальвации (выдаваемые гривни любыми путями устремляются на валютный рынок), но и формирует очень опасную финансовую пирамиду на рынке.

Решением проблем отдельных финучреждений регулятору вряд ли удастся успокоить общую нервозность вкладчиков, которую весьма не ко времени нагнетают сообщения о появлении инициатив по налогообложению и так съедаемых девальвацией доходов от сбережений. Да и ресурсы НБУ по выдаче кредитов рефинансирования ограничены способностью банков предоставлять адекватные залоги (многие из них до сих пор не погасили стабкредиты, под которые уже заложен их портфель). А также здравым смыслом — при достижении уровня рефинансирования системы 20% суммы обязательств перед частными лицами регулятор должен вводить мораторий на отзыв депозитов.

При этом по сравнению с 2008 г. ситуация выглядит совсем по-другому. Например, в сегменте кредитования физлиц доля займов в иностранной валюте на конец 2013-го составляла 35% (8,3 млрд долл.), в то время как в сентябре 2008-го эта цифра находилась на уровне 62% (26,8 млрд долл.). Причем значительная часть этих кредитов (40–50%) и так, скорее всего, находится в дефолте. В сегменте кредитования юрлиц объем валютных кредитов уменьшился не так значительно — всего на 10% (с 33 до 30 млрд долл.), однако нужно учитывать, что в посткризисные годы валютные кредиты выдавались в основном захеджированным заемщикам (то есть экспортерам). "Таким образом, девальвация (особенно если ее уровень не превысит 20–30%) не так сильно повлияет на качество портфеля банков", — уверен начальник отдела анализа и исследований "Райффайзен Банка Аваль" Дмитрий Сологуб.

Усугубляют ситуацию экономические проблемы: девальвация гривни, возможное ограничение экспорта украинских товаров в РФ, а также снижение доходов и уровня потребления населением ведут к потенциальному ухудшению качества кредитного портфеля банков.

"Тяжелая экономическая ситуация на фоне политических потрясений и внешней агрессии значительно ухудшает возможности заемщиков обслуживать свои валютные обязательства", — говорит председатель правления банка "Хрещатик" Дмитрий Гриджук.

По его мнению, больнее всего нынешняя ситуация может ударить по импортоориентированным клиентам и ослабить их активность, что может привести к негативным последствиям. Это, в свою очередь, скажется на ухудшении качества кредитных портфелей банков (по официальным оценкам, доля проблемных активов по системе на 1 января 2014 г. составила 7,7%, по неофициальным — от 30 до 45%).

Более того, по прогнозам банкиров, ситуация может ухудшаться и далее. "Текущее развитие политической ситуации, экономическая динамика, показатели платежного баланса страны дают основания ожидать дальнейшей курсовой волатильности, ухудшения качества активов и показателей капитализации банковского сектора", — считает Елена Домуз, директор по управлению рисками банка "Надра".

Безусловно, изменение валютного курса повлияет на качество банковских активов в меньшей степени, чем в 2008 г., хотя девальвация гривни повлечет за собой некоторое снижение значений нормативов капитализации за счет переоценки валютных активов и залогов.

"В результате девальвации происходит переоценка залога по валютным кредитам, так как залог оценивается в национальной валюте. В результате банкам придется доформировать резервы. И третий канал влияния девальвации — это переоценка открытой валютной позиции банков. По нашим расчетам, на конец января 2014 г. короткая валютная позиция банковской системы составляла около
2 млрд долл. То есть, например, при 20-процентной девальвации банковская система несет убытки около 400 млн долл.", — считает Дмитрий Сологуб.

За февраль, по оценкам Елены Домуз, агрегированный показатель достаточности регулятивного капитала банковской системы уменьшился с 18,4 до 15,8% вследствие увеличения рисковых активов за счет более высокой гривневой стоимости кредитов в иностранной валюте, а также сокращения капитала, обусловленного увеличением резервов под обесценение кредитов, ростом неполученных начисленных процентов, которые вычитаются из регулятивного капитала, и убытками по открытым валютным позициям.

Кроме того, дополнительных средств, скорее всего, потребует доформирование резервов по кредитам в связи с ухудшением платежеспособности ряда заемщиков, вызванным как девальвацией национальной валюты, так и повышением рисков компаний, ведущих внешнеэкономическую деятельность (в связи со сложной политической ситуацией).

"Подобная ситуация на рынке, как правило, влечет за собой потребность в увеличении отчислений в резервы, а следовательно, приведет к уменьшению доходности банков, а в нынешней ситуации — и к убыточности банковской системы. Все это прямо пропорционально влияет на капитал банков, который нужно будет увеличить", — уверен Дмитрий Гриджук.

Однозначно определить потребность банковской системы в дополнительном капитале можно, лишь проведя стресс-тесты (как это периодически делают европейские банки по требованию ЕВА), чего уже требуют сами банки и международные финансовые учреждения. "Мы считаем, что украинские банки должны пройти специальный диагностический аудит, чтобы обеспечить надежную оценку потенциальных дополнительных потребностей в капитале", — заявил ZN.UA директор представительства Всемирного банка в Украине, Беларуси и Молдове Чимяо Фан.

По оценкам председателя правления Укргазбанка Сергея Мамедова, основывающихся на результатах моделирования ситуации для банков первой-второй группы (крупнейших и крупных), при снижении курса национальной валюты до 11 грн за доллар банкам может потребоваться дополнительная капитализация минимум на 2,4 млрд грн (расчет учитывает только необходимость увеличения капитала для соблюдения минимального значения норматива Н3 (9%) и доформирования резерва по кредитам четвертой-пятой группы).

При снижении курса до 12 грн за доллар исключительно для минимизации влияния курсовых разниц может потребоваться докапитализация банков первой-второй группы в размере 2,5–2,6 млрд грн.

Суммы вроде бы не очень большие и не являются критическими для крупнейших и крупных финучреждений. Однако здесь необходимо учитывать, что в случае возможного ухудшения качества портфелей под влиянием снижения курса гривни потребность в капитале может существенно возрасти.

По расчетам экспертов одного из рейтинговых агентств, которые есть в распоряжении ZN.UA, наибольшая докапитализация может потребоваться Укрсоцбанку (646 млн грн), Приватбанку (468 млн), "Дельта Банку" (320 млн), "ВТБ Банку" (290 млн), Проминвестбанку (270 млн), "ВиЭйБи Банку" (122 млн), "Альфа-банку"
(119 млн грн).

"Сейчас ситуация в банковской системе, как и в целом, непростая. Поэтому я не могу однозначно сказать, насколько акционеры готовы инвестировать в банки. Если инвестиционный климат в стране поменяется, и западные структуры почувствуют потенциал роста банковского бизнеса в Украине, тогда, я уверен, дополнительные вливания могут быть. Что касается государственных банков, то собственного капитала у них достаточно, и срочной необходимости в докапитализации у них нет. Если такая необходимость возникнет, тогда нужно будет принимать изменения в госбюджет. В ситуации с российскими банками все будет зависеть от политики и перспектив развития бизнеса на территории Украины. Если конфликтная ситуация с Россией сгладится, то капитал российских банковских учреждений будет увеличиваться, ведь украинский рынок им интересен", — говорит Сергей Мамедов.

Если же у акционеров нет денег либо желания их инвестировать, тогда будет необходимо рассматривать вопросы рекапитализации или объединения, частичной продажи.

При этом эксперты финансового рынка сходятся во мнении, что государство в этот раз не может рекапитализировать банки в тех масштабах и по тем процедурам, как это было в 2008–2009 гг. "Сейчас задача номер один экономической стабилизации - перейти к реалистическим показателям государственных финансов, а это не предполагает "вытаскивания за уши" всех проблемных банков в Украине . Много плохих активов в проблемных банках тянутся с 2007 г. Почему мы должны снова возвращаться к тем временам? Если собственники банка не смогли за последние пять лет принять очевидные убытки, делать собственный "бед-банк", решать проблемы, то почему это сейчас за них должен осуществить украинский народ?" — задает риторический вопрос глава совета НАБУ Роман Шпек. "Потери банков с нерыночной моделью бизнеса неизбежны", — говорит он.

"Основными критериями для выбора стратегии должны быть минимизация конечной стоимости для государственного бюджета и частных вкладчиков", — поддерживает эту точку зрения Чимяо Фан.

Фактически у государства есть три механизма стабилизации финансовой системы после проведения стресс-тестирования и последующей докапитализации банков силами акционеров. Во-первых, это использование санационного банка, созданного на базе "Родовида", для принудительной передачи активов от проблемных банков. Во-вторых, рекапитализация проблемных финучреждений с одновременной национализацией. И, в-третьих, выведение проблемных банков с рынка путем передачи их в управление Фонду гарантирования вкладов.

"Политика рекапитализации проблемных банков, которую осуществляло государство в прошлые годы, оказалась в целом неэффективной, пожалуй, за исключением Укргазбанка. Поэтому если говорить о конкретных сценариях решения сегодняшних проблем в неплатежеспособных банках, то более эффективным методом будет их постепенная ликвидация путем продажи их активов, оцененных аудиторским компаниями, на открытых аукционах. При этом очень важно обеспечить справедливое судебное производство относительно недобросовестных заемщиков таких банков", — говорит председатель правления Фидобанка Александр Адарич.

При этом банкиры уверены, что огульно поддерживать банки (с помощью рефинансирования и рекапитализации), как было сделано в 2008 г., не имеет смысла. Если банк имеет системную ценность, и его ликвидация несет угрозу стабильности всей банковской системы, то можно рассмотреть вопрос о национализации. "Во всех прочих случаях, если не появился новый инвестор, банк должен быть ликвидирован, а компенсация вкладчиков должна осуществляться через Фонд гарантирования вкладов. И важно не повторить ошибки прошлого кризиса, когда механизм рекапитализации был очень непрозрачным и привел к громадным потерям для бюджета. Средства, затраченные на рекапитализацию, оказались гораздо больше тех средств, которые можно было бы просто направить на компенсацию вкладов в обанкротившихся банках", — уверен Дмитрий Сологуб.

При этом для сохранения стабильности системы есть и еще одно необходимое условие: реакция — предоставление помощи — должна быть молниеносной, как это было в Соединенных Штатах, когда за считанные сутки было принято решение о вхождении государства в крупные инвестиционные банки. Ну и, конечно, забота государства должна быть комплексной, всеохватывающей и со стороны правительства, и со стороны Национального банка. Но в этом случае государство должно предъявлять к таким банкам и дополнительные требования, а владельцы банков — реально отвечать за свои действия и их последствия для вкладчиков.

Мнения

Сергей Мамедов, председатель правления Укргазбанка:

— В прошлый раз рекапитализация показала себя как с положительной, так и с отрицательной стороны. Так, есть пример Укргазбанка, который стал генерировать прибыль (в 2012-м мы заработали 1,1 млрд грн, в 2013-м — еще 1 млрд). При этом есть банки, которые не проявили себя, — "Родовид" и "Банк Киев". Поэтому все зависит от того, как будет проходить рекапитализация, на каких условиях и кто будет этим заниматься.

Когда банк получает деньги в процессе рекапитализации, он должен иметь четкую стратегию, куда эти средства пойдут. Когда я пришел работать в Укргазбанк, у меня был утвержденный бюджет и стратегия развития на два года. Я утверждал его в Министерстве финансов и НБУ. Только после этого и с внесенными изменениями государство выделило нам второй транш. Деньги должны работать в четком направлении. Они должны отрабатываться.

Желаемого результата невозможно было достичь без жесткого контроля и четкой программы. Пройти рекапитализацию и отдавать этими деньгами долги физическим лицам — не самый лучший вариант. Лучше зарабатывать, успокоив рынок, привлекая клиентов и развивая банковское учреждение.

Что касается реализации акций Укргазбанка, считаю, что в 2014-м продавать его нецелесообразно, неэффективно и невыгодно. Ведь банк зарабатывает неплохую прибыль, но сейчас на банковские учреждения нет спроса. Банк придется продать по бросовой цене. Зачем? Когда ситуация изменится, и банковская система начнет работать хотя бы по примеру прошлого года, тогда вместе с улучшением инвестиционного климата появится спрос на банковские учреждения. И тогда будет возможность говорить о конкретной стоимости Укргазбанка.

Елена Домуз, директор по управлению рисками банка "Надра"

Финансовая эффективность предварительной национализации проблемных банков для государства достаточно спорна. Национализация трех проблемных учреждений в 2008–2009 гг. стоила государству 26 млрд грн, за четыре года государственного управления на стабильную прибыльную деятельность вышел лишь один из этих банков.

Намерения государства по дальнейшей продаже национализированных банков частным инвесторам до сих пор не реализованы, несмотря на настойчивые рекомендации МВФ. Учитывая предыдущий опыт, дальнейшие шаги по возможному переходу определенных банков в государственное подчинение должны быть более экономически обоснованными, исключать политическую составляющую, зато иметь четкую стратегию дальнейшего развития таких банков с конечным профитом для государства и налогоплательщиков.

Ликвидация банков с выплатой компенсаций через Фонд гарантирования вкладов достаточно эффективно работает в "мирное время", но в нынешней ситуации, учитывая ограниченность ресурсов фонда, этот путь также предполагает существенную поддержку государства, бюджетные расходы.

В то же время механизм создания банка плохих активов и его дальнейшего функционирования пока не отработан. Безусловно, эффективная модель инвентаризации, санации, реструктуризации, продажи проблемных активов и направление средств от их реализации на поддержку и развитие системы может существенно помочь правительству и Нацбанку на пути стабилизации и повышения кредитоспособности работающих банков. Но процесс разработки инструментария продолжается, и это вопрос не одного дня или недели.

 

Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
2 комментария
  • lesya 24 марта, 01:17 Такие необоснованные пенсии, как у Стельмаха должны быть отменены, это деньги из бюджета, на половину можно открыть несколько рабочих мест с приличной зарплатой. Власть изменилась, а правила старые. Одни гребут, а для других денег нет. Я пыталась найти официальную зарплату хотя бы 5000 - везде минимальная. А пенсия 1000 грн у многих. У нас видно два государства - в одном все есть, в другом ничего нет. Ответить Цитировать
  • Liza_UA 22 марта, 11:36 "...а власники банків — реально відповідати за свої дії та їх наслідки для вкладників." - оце ключова фраза. Крім того необхідно з цим же критерієм підійти до минулих керівників НБУ інакше нічого не зміниться. Адже саме НБУ патронувало те, що робилося власниками, при чому всі знають, що не безкоштовно. А тепер Стельмах має пенсію 120 тис.грн. а Ющенко розбазікує про руки, що нічого не крали. Ответить Цитировать Пожаловаться
Реклама
Последние новости
Курс валют
USD 25.90
EUR 29.17