Сползание с валютной иглы

Андрей Алексеев 18 октября 2013, 20:00
деньги

Читайте также

Пассивная база банковского сектора постепенно дедолларизируется. Однако ее валютная составляющая остается весьма значительной. Стоит ли пытаться ее резко уменьшить? И можно ли и как именно использовать имеющийся валютный ресурс, чтобы стимулировать кредитование заемщиков, не имеющих постоянных валютных поступлений?

По статистике НБУ, за три квартала текущего года удельный вес валютных вкладов в банковской системе в целом снизился с 43,8 до 38,9% и с 49,8 до 43,8% — по депозитам населения. Первый заместитель главы НБУ Борис Приходько объясняет это тем, что гривня сейчас — более привлекательный для вкладчиков инструмент. При этом он приводит данные, что из 60 млрд грн прироста банковского депозитного портфеля почти 55 млрд (92%) приходится на гривневые и только 5 млрд — на валютные сбережения. При этом увеличивается и средний срок размещения депозитов: если в прошлом году он составлял 2,5–3 месяца, то сегодня — более шести.

Почему вкладчики предпочитают гривневые депозиты? "Прежде всего, из-за их более высокой доходности", — считает исполнительный директор НАБУ, председатель правления Укргазбанка Сергей Мамедов. И отмечает, что вкладчики банков, которые в прошлом году осенью не повелись на девальвационные ожидания и разместили сбережения на гривневых депозитах, получили доход около 20% годовых, тогда как владельцы валютных депозитов — максимум 9,5–10%.

Что важно, такая довольно ощутимая разница сохраняется, несмотря на уменьшение ставок в среднем на три-пять процентных пунктов как по валютным, так и по гривневым депозитам на фоне нулевой официальной инфляции и довольно умеренных колебаний курса.

Банкиры объясняют это несколькими группами факторов. Одна из ключевых — сохранение девальвационных ожиданий и закладывание соответствующих оценок в стоимость гривневого ресурса. По мнению старшего советника "Альфа-Банка" (Украина) Романа Шпека, это обусловлено среди прочего недоверием к бюджетной политике правительства и его нереалистичными макрооценками, вызывающими недовыполнение госсметы. А как следствие растет госдолг.

Еще один важный фактор поддержания высокой стоимости гривневого ресурса — предложения участников рынка потребительского кредитования, привлекающих депозиты по высоким ставкам. Поэтому, объясняет Сергей Мамедов, другие банки, чтобы не терять конкурентоспособности в борьбе за вкладчиков, тоже вынуждены повышать доходность депозитов.

С другой стороны, популярность валютных вкладов, особенно среди населения, остается довольно высокой (об этом свидетельствует тот же почти 44-процентный вес иностранной валюты в депозитных портфелях).

Прежде всего спрос на валютные депозиты поддерживает и фактическое сохранение их довольно высокой доходности. Как констатирует председатель наблюдательного совета Platinum Bank Юрий Блащук, от снижения ставки валютных вкладов удерживает, в частности, выпуск правительством валютных ОВГЗ. По данным НБУ, таким образом Минфин с начала года мобилизовал в госбюджет 3,8 млрд долл.

Заместитель председателя правления Ощадбанка Антон Тютюн считает, что популярность валютных депозитов обусловлена в том числе психологической, исторически сложившейся привязанностью населения к доллару. Но банкир отмечает, что эта "зависимость" уменьшается, о чем свидетельствует, в частности рост удельного веса безналичных расчетов в гривне.

Кто спешит, тот...

Каким образом стимулировать дальнейший процесс дедолларизации как банковских пассивов, так и экономики в целом (снижая при этом ее уязвимость и к внутренним, и к внешним валютным шокам)? Большинство банкиров склоняются к эволюционному варианту и поддерживают уже проводимую довольно мягкую политику. В частности, путем повышения норм обязательного резервирования, увеличения отчислений по валютным депозитам в Фонд гарантирования вкладов, ограничения наличных расчетов и т.п. Но ни в коем случае какими-либо запретами или принуждением. "Мне очень нравится, что мы не применяем радикальных мер, как другие страны, скажем, запретить валютные депозиты. Но как сделать гривню более привлекательной? Во-первых, постепенным повышением доверия к ней благодаря взвешенной и последовательной макроэкономической, фискальной и регуляторной политике. А во-вторых, ценой. Мы обязаны держать гривню более дорогой", — замечает Ю.Блащук.

"Именно политика дедолларизации в очень мягкой форме, а скорее, мотивация гривневых операций приводит к тому, что мы наблюдаем последовательное снижение ставок в гривне даже в такой традиционно горячий период, как октябрь. Я считаю, что этой стратегии и тактики нужно придерживаться", — соглашается председатель правления "Райффайзен Банка Аваль" Владимир Лавренчук.

В конце концов, в НБУ обещают, что будут продолжать придерживаться уже выбранной линии постепенных трансформаций. Причем это касается как валютных вкладов, так и остальных вопросов (например, такого деликатного, как право на досрочное снятие средств с депозитов). "Мы не будем делать резких шагов. Давайте закрепим пока доверие населения к банковской системе", — подчеркивает первый заместитель главы НБУ Борис Приходько.

При этом эксперты отмечают неоправданную рискованность резких решений типа отказа от обеспечения валютных вкладов, что может привести к плохо контролируемым последствиям.

Первый заместитель председателя правления Укрсоцбанка Сергей Маноха предостерегает, что в случае резкой отмены гарантий по валютным вкладам из-за возможной паники вкладчики будут снимать не только валютные, но и гривневые депозиты. "Население может не разобраться в ситуации и воспринять нововведения как проблемы в банковской системе", — объясняет эксперт.

Кроме того, директор департамента розничных клиентов Кредобанка Орыся Юзвишин указывает на то, что, например, в соседней Польше гарантированию от Bankowego Funduszu gwarancyjnego (Фонда гарантирования банковских вкладов) подлежат депозиты как в национальной, так и в иностранной валюте физических и юридических лиц в суммах, эквивалентных 100 тыс. евро.

Координатор же комитета НАБУ по вопросам денежно-кредитной политики и валютного регулирования Галина Литвин отмечает, что единственная страна в Европе, где существует разграничение объема гарантирования в зависимости от валюты вклада, — это Армения, но ЕС рекомендовал ей отказаться от этой практики. Кроме того, эксперт отмечает, что в мире на регулятивном уровне для снижения привлекательности определенных видов вкладов применяются меры к банкам, а не к вкладчикам. В конце концов, эта практика уже используется в Украине в контексте валютных депозитов — через нормы обязательного резервирования и различные отчисления в ФГВФЛ по валютным и гривневым вкладам.

В любом случае при анализе сценариев дедолларизации нужно думать не только о тактике, но и о стратегии. В измерении банковского сектора — до какого уровня следует снижать долю валютных депозитов? Руководитель проектов украинского представительства немецкой консалтинговой компании zeb/ Тарас Тищенко считает, что до уровня, пока портфели валютных кредитов банков не сбалансируются с депозитными (с учетом внешних заимствований). "Концентрация валютных вкладов в соседней России — около 20%. К такому показателю соседи шли довольно долго. Думаю, этот показатель можно считать ориентиром для Украины", — добавляет С.Мамоха.

Анализируя же ближайшие перспективы непосредственно уже депозитного рынка Украины, директор департамента развития продуктов банка "Финансы и кредит" Наталья Кравец отмечает, что хотя к концу 2013 г. возможен небольшой рост ставок по гривневым депозитам в рамках краткосрочных "предрождественских" и "рождественских" акций, по валютным вкладам ставки, скорее всего, останутся без изменений, учитывая, что расходы банков по ним (резервирование, взносы в ФГВФЛ) гораздо выше, чем по депозитам в гривне.

Если говорить о 2014 г., то директор по маркетинговым предложениям Фидобанка Владимир Буданов не хочет делать точные прогнозы, прежде всего, из-за макроэкономической неопределенности. Он обращает внимание, что если и отбросить девальвационные риски, остается фактор минимального роста доходов и ускорения темпов инфляции. Эти факторы могут замедлить темпы роста депозитов и вызвать повышение процентных ставок.

Т.Тищенко прогнозирует, что 2014 г. не будет существенно отличаться от 2013-го по ставкам.

Валютное "зло" на службе
у кредитного "добра"

Открытым остается вопрос, что делать с уже имеющимся у банков ресурсом. Тем более что объем валютных обязательств в них превышает объем валютных активов (на 1 июля 2013 г. — 506,9 млрд грн и 473,7 млрд грн соответственно).

Возникает вопрос: что делать с избытком валюты? Как с ее помощью можно кредитовать тех заемщиков, которые согласно законодательству не могут претендовать на валютные займы? Рецепты известны — это, скажем, развитие инструментов хеджирования валютных рисков (о желательности такого шага заявляли, в частности, в ЕБРР).

По мнению Сергея Манохи, для стимулирования кредитного рынка в Украине следует активизировать использование ранее внедренных инструментов валютных кредитных свопов (соглашения о временном обмене иностранной валюты на гривню с обязательством обратного выкупа по заранее установленному курсу. — Ред.). По его словам, заключая такие соглашения, обе стороны не несут никаких валютных рисков. При этом, чтобы предотвратить риски долларизации украинской экономики, такие операции (валютные свопы) целесообразно проводить с долгосрочными (на два-три года) валютными ресурсами, полученными от размещения евробондов, кредитов международных финансовых организаций и т.д. "Этих ресурсов не так много. Это была бы не спекулятивная гривня, а гривня, которая бы шла на реализацию конкретных (инвестиционных) проектов", — отмечает представитель Укрсоцбанка.

Однако тут не все однозначно. Например, В.Лавренчук считает, что в принципе не стоит так ставить вопрос, поскольку возвращаемся к той проблеме, которую пытаемся решить, — к долларизации экономики. Наконец, похоже, этим мотивом руководствуются в Нацбанке. И такую линию поведения определили еще в 2011 г., когда анонсировали "дозированность" поддержки введенного тогда рынка свопов.

Юрий Блащук предлагает еще один рецепт активизации использования валютного ресурса. "Во многих банках есть субординированный долг, часто в иностранной валюте, который по ряду причин не полностью включается в регулятивный капитал банка. Одним из путей решения является конвертация субдолга в уставный фонд, естественно, при согласии инвестора. Чтобы стимулировать банки к такому шагу, можно порекомендовать НБУ рассмотреть возможность упрощения порядка регистрации увеличения капитала в таком случае, принимая во внимание, что определенный предварительный контроль НБУ уже был произведен при регистрации кредита. Это может способствовать росту кредитования и усилению гривни", — считает глава набсовета Platinum Bank.

А ректор Международного института бизнеса Александр Савченко отмечает, что НБУ не обязательно должен брать на себя валютные риски, если развивать рынок в контексте проведения операций прежде всего между коммерческими банками. Наконец, такие операции на рынке уже вроде бы осуществляются. По крайней мере, О.Юзвишин из Кредобанка говорит о том, что "поощрением к дедолларизации депозитных портфелей могло бы стать законодательное ограничение ставки потребительского кредитования".

Однако валютный фактор, несмотря на его высокую значимость, — не единственный барьер на пути к восстановлению. "Сейчас банковская система довольно ликвидная и обладает всеми возможностями для кредитования экономики", — замечает Б.Приходько.

Почему банковская система медленно кредитует (за девять месяцев общий кредитный портфель увеличился только на 6,1%, юрлиц — на 7,1%)? Опять приходится возвращаться к теме, которой за последние несколько лет ZN.UA посвятило не одну свою страницу, — к жалобам банкиров на защиту прав кредиторов, на качество работы судебной системы и исполнительной службы.

"Это очень болезненная проблема. Я сомневаюсь, что, например, в Польше через государственную исполнительную службу можно продавать залоговое имущество в обход закона... Я могу реальные факты привести, когда краны, находившиеся в залоге, расписали на запчасти и продали, хотя был арест в реестре. Пока это возможно, каждый банкир при выдаче кредита будет думать о том, как он станет забирать залог. Если эту проблему решить, то процентные ставки тоже пойдут вниз", — подчеркивает С.Мамедов.

Проблемам защиты прав кредиторов власть вроде бы уделяла много внимания. Но почему-то воз и ныне там. Возможно, законы нужно не только принимать, но "еще и" выполнять?

Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
3 комментария
  • Доверие к гривне? 24 октября, 09:08 Много букфф, умных слов, но нет главного: Доверие к гривне будет тогда, когда люди увидят сильную конкурентную (а не монополизированную) украинскую экономику! Но такая экономика "свободного рынка" может быть при развитом демократическом обществе ( авторитарные режимы неспособны создавать свободный рынок). А деньги как известно это "отражение" экономики. А теперь подумаем, где США с долларом , а где Украина с гривной? А все остальное это " своя игра банкиров" на информационном поле. Ответить Цитировать Пожаловаться
  • О состоянии финансов лучше читать у специалистов, 19 октября, 17:55 причем вдумчиво, не спеша, не пропуская ссылок и разбираясь с неясными понятиями и определениями. http://www.warandpeace.ru/ru/exclusive/view/83992/ Думаю, и автор публикации способен осилить. Ответить Цитировать Пожаловаться
  • Рок 19 октября, 11:24 Страна финансовой деградации: денег у украинцев за 5 лет поменьшало в 1,5 раза http://check.biz.ua/check/18/ Ответить Цитировать Пожаловаться
Реклама
Последние новости
Киев 26 °C
Курс валют
USD 25.12
EUR 28.18