Налогово-реформенная эпопея: нет предела несовершенству

Юлия Самаева 26 сентября 2014, 23:56
налоги

Читайте также

Опасения, что украинскому обществу пытаются в очередной раз подсунуть либо половинчатую налоговую реформу, либо вообще лишь ее имитацию, появились задолго до официальной подачи соответствующего законопроекта в парламент. А именно: когда выяснилось, что подготовленный в Кабмине ее вариант практически не учитывает предложения многочисленных рабочих групп, созданных для разработки реформы. А широко и заблаговременно распиаренное сокращение числа налогов с 22 до 9 фактически означает не реальную их отмену, а лишь перегруппировку под предлогом, что в противном случае средств у государства просто не останется.

Насколько правы были депутаты, "продинамив" на прошлой неделе предложенный их рассмотрению правительственный законопроект? Как много в нем рациональных зерен, и существуют ли условия, при которых он может иметь право на существование?

О "кроликах в шляпе"

"Конечно, можно сколько угодно спекулировать тем, что это не сокращение с 22 до 9, а трансформация, — пытался в ходе общения с журналистами убедить их в обоснованности предложенного подхода глава Государственной фискальной службы Игорь Билоус. — Но взять и рубануть с плеча количество налогов до пяти сейчас нельзя. У нас есть реальная жизнь, пенсионеры и социальные расходы, которые, к сожалению, сократить не получится".

По его словам, очень многие изменения в законопроект были внесены в последний момент, без каких-либо консультаций даже с самими налоговиками. И здесь уместно напомнить, что основной заявленной причиной депутатского отказа вносить реформу в повестку дня стало то, что 100-страничный документ они увидели лишь утром в день голосования. "Мы свою часть работы сделали еще месяц назад, причем со всеми расчетами, — оправдывался потом И.Билоус. — Моя команда не имеет такой черты — в последнюю ночь писать законопроекты. Но у нас постоянно что-то дописывают. Мы проводили встречи и с бизнесом, и с общественными организациями. Конечно, у них были замечания, но с окончательным нашим вариантом все согласились. Потом в него начали вноситься изменения, за которые уже мы ответственности не несем, потому что нас даже не приглашали в Минфин".

Напомним также, что для разработки налоговой реформы было собрано около девяти различных рабочих групп. Более того, подготовлено восемь различных проектов реформы. Но никто не питал особых иллюзий относительно конечного результата: еще месяц назад глава ГФСУ в интервью ZN.UA пытался аргументировать "выбрасывание в топку" альтернативных вариантов посылом, что "реформу должен создавать узкий круг специалистов", а не широкая общественность. Но итог, получается, стал сюрпризом и для "узкого круга" основных разработчиков.

Помимо перегруппировки 22 налогов в 9, поданный в парламент документ инициирует отмену сбора на развитие виноградарства, целевой надбавки на газ, рентной платы за его транспортировку, фиксированного сельскохозяйственного налога (ФСН) и некоторых местных налогов и сборов. Но при этом предполагается серьезное расширение базы налога на недвижимое имущество, увеличение до 2% ставки сбора с операций покупки иностранной валюты, повышение акцизов на бензин, дизельное топливо и сжиженный газ. Ну и, наконец, к подакцизным товарам добавляется электроэнергия, что уж точно напрямую ударит по карману каждого украинца. Далее обо всем этом немного подробнее.

Налог на недвижимость

Он предлагается в размере до 2% от минимальной заработной платы (МЗП) за 1 кв. м для всех видов недвижимости, кроме государственной и коммунальной. Также от его уплаты освобождаются незащищенные слои населения — многодетные и малообеспеченные семьи, семьи с детьми-инвалидами, детские дома семейного типа. Право устанавливать процентную ставку передано местным советам. Они же наделяются полномочиями предоставлять льготы по уплате налога (за исключением коммерческой недвижимости и недвижимости, находящейся в собственности юрлиц). Но о каких именно льготах идет речь, в проекте умалчивается. При максимальной ставке налога в 24,36 грн/кв. м за квартиру площадью в 65 кв. м украинская семья должна будет заплатить более 1,5 тыс. грн в год. Жилой фонд Украины сейчас насчитывает свыше 1 млрд кв. м, и налог с этих квадратных метров — это, безусловно, весомый вклад в государственный бюджет, но удосужился ли кто-то просчитать, по карману ли эти новации той части простых граждан, которые балансируют сейчас на грани бедности и выживания, особенно с учетом увеличения коммунальных тарифов и инфляции?

Для коммерческой недвижимости этот налог также может иметь неоднозначные последствия. С одной стороны, он станет дополнительным стимулом для более эффективного использования коммерческой недвижимости и активизации ее собственников, но с другой — ударит по объектам с большой площадью, но низким уровнем доходности (например, складским помещениям). Более того, возможность местных властей корректировать ставку налога автоматически закладывает коррупционные риски в отношения местных управленцев с коммерческими предприятиями. Очевидно, необходима достаточно широкая, но четкая и прозрачная градация подпадающих под налогообложение объектов недвижимости в зависимости от их рыночной стоимости и привлекательности. Но последние два пункта, с учетом всех вопросов к качеству оценочных услуг в Украине и достоверности их результатов, ставят слишком много вопросов, на которые пока нет ответов.

Так что тема — предмет отдельного и обстоятельного анализа и общественных обсуждений, и уж никак она не должна проталкиваться через парламент посредством "ночных вбрасываний" кабминовских законопроектов. Не исключено, что здравое зерно этой инициативы (обложение податью коммерческой и "крупногабаритной" жилой недвижимости) специально подано в одном "блюде" с заведомо непопулярным и взрывоопасным налогом на жилую недвижимость для всех без разбора по единой ставке и с минимумом исключений. И сделано это с целью заведомо обречь ее на неудачу либо сделать разменной монетой в торгах за другие пункты.

Офшоры внешние: самоотвод фискалов?

Но если под действие предыдущего налога рискуют попасть практически все, в том числе не слишком обеспеченные семьи, то заслоны против уклонения от налогообложения самыми богатыми украинцами нынешние реформаторы выставлять не очень торопятся. Вместо имплементации действенного механизма контроля трансфертного ценообразования реформаторы предлагают неоднозначное 50-процентное ограничение (от стоимости товаров, работ и услуг, включая необоротные активы) расходов на сделки со связанными лицами-нерезидентами, считая целесообразным ограничить расходы на выплаты в пользу всех низконалоговых юрисдикций, список которых перекочевал в реформу из действующего кодекса. Видимо, по мнению законодателей, эта норма является адекватной мерой контроля до сих пор наиболее масштабного вывода средств из Украины.

Уже за первое полугодие с.г., по данным официальной статистики, украинские компании поставили только в офшоры из "черного списка" Госстата товаров и услуг на более чем 3,6 млрд долл. По данным экс-министра доходов и сборов Клименко, свыше 133 млрд грн (разница, скорее всего, определяется тем, что в этом случае перечень юрисдикций, отнесенных к низконалоговым, намного более обширен, учитывая и такие "цивилизованные гавани", как Швейцария, Австрия, Лихтенштейн и пр.). Доля подобных "укромных местечек" в украинской экспортной географии продолжает составлять порядка 70–75%.

Очевидно, что адекватное противодействие наиболее крупномасштабным схемам уклонения от налогов и вывода капитала из Украины требует куда более серьезных мер и надлежащего контроля. Тем временем имплементация принятого еще в прошлом году закона не только затягивается, но и явно рискует быть спущенной на тормозах со ссылкой на "сложность процедур", "необходимость более длительного адаптационного периода", а также "отсутствие у отечественных налогоплательщиков практического опыта в вопросах трансфертного ценообразования".

Налоговики же в последнее время стали удивительно прохладны к проблемам трансфертного ценообразования. Неоднократные обращения ZN.UA с просьбой разъяснить ситуацию остаются без какой-либо встречной реакции.

Офшоры внутренние: реанимация

Между тем налог на прибыль предлагается рассчитывать на основе финансового результата. Причем для предприятий с годовым оборотом ниже 20 млн грн и вовсе отменить такую обязанность. Для них предполагается полное исчезновение разницы между бухгалтерским и налоговым учетом. А предприятия, доходы которых не превышают 3 млн грн, вообще могут получить налоговые каникулы на год. С одной стороны, налоговики освобождают налогоплательщиков от необходимости доказывать связь расходов с получением прибыли, так что бизнесу должно стать проще учитывать расходы. С другой — запрещается включать в расходы процентные выплаты кредиторам. Это, вне всякого сомнения, удар по бизнесу, пользующемуся кредитными средствами. И очень странный "шаг навстречу", особенно если учитывать, что эта норма была внесена в последний момент, до этого речь шла о так называемой тонкой капитализации — европейской норме, которая привязывала затратность процентных выплат к соотношению собственного капитала и займов связанных лиц.

"Странно, что налог на прибыль предлагается по-прежнему рассчитывать в ручном режиме. Что не позволяет избежать субъективизма в оценке правильности этих расчетов. Всегда может прийти налоговый инспектор и спросить, почему вы рассчитали налог так, а не иначе? — считает Павел Себастьянович, предприниматель, член общественной группы ГП "Нова Країна", которая разрабатывала альтернативную налоговую реформу. — Общественные организации предлагали усовершенствовать расчет налога на прибыль, минимизировав риски для бизнеса. Например, ввести налог на распределенную прибыль или налог на вывод прибыли за рубеж. Но в данном случае правительство не учло не только пожелания бизнеса, но и мировой опыт".

Но, безусловно, наиболее резонансной стала норма, позволяющая относить на валовые расходы только 50% от суммы операций, проведенных с предприятиями-единоналожниками. Эта позиция фактически делает невозможным сотрудничество малого и среднего бизнеса с крупными компаниями. "Это может привести к сокращению экономической активности в стране. В конечном результате данное ограничение приведет к обязанности обычных плательщиков налога на прибыль доплачивать 9% за счет суммы, выплаченной единоналожнику, — считает Андрей Сидоренко, юрист ЮФ "Ильяшев и Партнеры". — Фактически данное ограничение сделает бессмысленной упрощенную систему налогообложения, ведь общая налоговая нагрузка будет 12% от дохода плательщика единого налога (3%, уплачиваемые единоналожником, + 9%, уплачиваемые плательщиком налога на общих основаниях) против 18% налога на прибыль на обычной системе налогообложения. А доход и прибыль — это, как говорится, две большие разницы".

Неоднозначны и другие изменения. С одной стороны, например, отменены 32 ограничения по учету расходов, что должно, по мнению авторов реформы, улучшить инвестиционный климат в стране. С другой — из-за того, что налоговая прибыль будет основываться на финансовом результате, налоговики вводят штрафы за неправильное ведение бухгалтерского учета. К сожалению, в Украине такие инновации, как правило, чреваты целенаправленным поиском фискалами ошибок в документах с целью, в том числе, и вымогательства. Поэтому неудивительно, что любое подобное изменение можно расценивать, как попытку давления на бизнес. Причем налоговой проверке будет подвергаться даже финансовая отчетность, подтвержденная аудитом. Аргументом со стороны налоговиков являются претензии к качеству работы аудиторов. Однако реформа аудиторской службы в правительственном пакете реформ почему-то отсутствует.

Количество налогоплательщиков, работающих по упрощенной системе, в новом законопроекте сократилось до четырех групп (см. табл.). В первую из них, ставка для которой составит до 10% от минимальной заработной платы, вошли физлица с годовым доходом до 300 тыс. грн (раньше для них порогом были 150 тыс. грн). Вторая группа, которая будет платить до 20% МЗП, будет состоять из единоналожников с годовым доходом до 1,5 млн грн (было 1 млн грн). Для третьей группы налоговая ставка составит 2% от дохода в случае уплаты НДС в общем порядке или 4% без уплаты НДС, а войдут в нее физ- и юрлица с доходом до 20 млн грн (было 3 млн). И, наконец, для четвертой группы, в которую войдут исключительно сельхозпроизводители, ставка налога составит от 0,03 до 1% за 1 га нормативной денежной оценки земли в зависимости от ее категории и расположения. Вот он, тот самый "отмененный" фиксированный сельскохозяйственный налог. Теперь он назван иначе, но его база и ставка нисколько не изменились. Зато добавилась необходимость обязательной регистрации арендованных земель как условие работы в льготном режиме.

Зарплаты и тень:
реформа-неразлучница

Затронули реформы и единый социальный взнос (ЕСВ). Для того чтобы попытаться вывести из тени свыше 12 млрд грн, реформаторы предложили ужесточить оформление трудовых отношений, сделав обязательным заключение трудового соглашения, а сам взнос распространили на все зарплаты, включая те, которые ниже минимальной. Но если доход будет превышать две минимальные зарплаты, то ставка ЕСВ будет снижена с 41 до 15%.

Эксперты Европейской бизнес-ассоциации (ЕБА) в целом поддерживают идею снижения ставок ЕСВ, однако настаивают, что такие изменения обязательно должны сопровождаться одновременным реформированием пенсионной системы. По их мнению, "без этого в условиях нестабильной экономической ситуации, недополучая соответствующие суммы поступлений в социальные фонды, у правительства достаточно быстро возникнет соблазн вернуться к высоким ставкам, что, в свою очередь, в очередной раз продемонстрирует непредсказуемость украинских бизнес-реалий, поставив под сомнение их привлекательность для инвесторов".

Более того, снижение налоговой нагрузки на оплату труда путем уменьшения ставок ЕСВ, скорее всего, будет нивелировано одновременным введением прогрессивной шкалы налогообложения. В ЕБА считают, что введение прогрессивной шкалы налогообложения вряд ли уместно, учитывая современные условия ведения бизнеса, и расценивается как дополнительное экономическое бремя именно на добросовестных налогоплательщиков. А значит, это не будет иметь ожидаемого позитивного эффекта как для бюджета Украины, так и для налоговой системы. "Конечно, нам известно, что прогрессивная шкала налогообложения широко используется в других государствах, однако мы считаем, что с учетом всех аспектов текущего момента возвращение к такому регулированию в Украине преждевременно", — отмечают эксперты Европейской бизнес-ассоциации.

Соглашаются с такой точкой зрения и юристы. "Сейчас с возвращением прогрессивной ставки налога на доходы физических лиц (НДФЛ) хотят залатать дыры в бюджете страны путем увеличения поступлений. Но если рассматривать внедрение "прогрессивки" с предлагаемым уменьшением ставок единого социального взноса, то увеличения поступлений в бюджет ожидать не приходится. Просто в результате данной реформы произойдет смещение фискального давления с работодателя на работника, — объясняет Андрей Сидоренко. — Возможно, законодатель рассчитывает, что работники с радостью отнесутся к данной инициативе, ведь внедрение военного налога прошло без заметных возмущений общественности. Возможно, факт того, что даже после принятия военного налога волонтеры продолжают снабжать армию, в то время как на счетах Министерства обороны "заморожены" миллиарды гривен, внушает уверенность в том, что народ стерпит и внедрение прогрессивной ставки НДФЛ".

Налоговые (контр)агенты

В дополнение к вышесказанному в налоговый обиход возвращаются так называемые пассивные доходы — дивиденды, роялти и проценты, причем к ним добавляются взносы на добровольное медицинское и пенсионное страхование. Пассивные доходы, сумма
которых в год не превышает
500 тыс. грн, будут облагаться по ставке 15%, от 500 тыс. до 1 млн грн — 20% в части превышения, для доходов свыше 1 млн — 25% в части превышения, а дивиденды облагаются по ставке 5%. Более того, к дивидендам относят теперь прибыль, полученную от владения не только акциями, инвестиционными сертификатами или паями, но и акциями корпоративных инвестиционных фондов и инвестиционными сертификатами. Пассивные доходы также придется декларировать.

Впрочем, если пассивные доходы не превышают 120 минимальных заработных плат, налоговым агентом будет выступать тот, кто эти доходы начислил, например, банк. Вместе с существенными ограничениями случаев использования банками страховых резервов это уже вызвало неудовольствие со стороны банкиров. Кроме того, они жалуются, что последняя норма способна существенно ухудшить качество и без того не лучших кредитных портфелей украинских финучреждений и объемы их судебных расходов.

Малоутешительные выводы

С учетом всего вышесказанного вполне естественно, что многих реформа разочаровала. Конечно, тот факт, что правительство взялось за какие-то изменения, положителен сам по себе. Вот только сомнительно, что в свете подобных изменений оценки бизнес-климата в Украине улучшатся. "Налоговая реформа должна запустить экономический рост в стране — это основной приоритет. Глядя на предложенную правительством реформу, мысли об экономическом росте возникают в последнюю очередь, — считает Валерий Пекар, координатор ГП "Нова Країна". — На сегодняшний день мы имеем чрезвычайно сложную налоговую систему, у которой три основных недостатка: она не стимулирует экономическое развитие, развитие предпринимательства и приток инвестиций. При этом она стимулирует коррупцию, и очень усложнена. Раньше ситуация была немного лучше, но во времена Азарова "покращення" добралось и до налогов. Фактически тогда мы опустились на дно и благодаря усилиям нынешнего правительства закапываемся еще глубже".

Де-юре предвыборной гонки ради правительство Яценюка декларирует снижение фискальной нагрузки. А де-факто — продолжает идти по пути ее повышения и ужесточения контроля за налогоплательщиками. А ко всему — одобрение парламентом подобной налоговой реформы ставится условием принятия государственного бюджета 2015 г. "По моему убеждению, законопроект не прошел, так как в нем есть несколько позиций, которые затрагивают интересы определенных олигархов, в частности, речь идет о ренте на нефть и газ (21–45 и 11–55% соответственно. Ред.), об определенных вопросах по налогу на прибыль, отмене некоторых льгот", — небезосновательно утверждает Игорь Билоус. Но уже следующий его посыл бесспорен лишь отчасти: "Я убежден, что все предложенные нами изменения нужны стране (ой ли?), но реформу нужно делать вместе (или все-таки ограниченным кругом лиц? — Ред.), если каждый будет печься о своих интересах — результата не будет".

Ведь как при наличии стольких проблемных вопросов объяснить, что в законопроект, который так долго готовился, изменения вносились в последнюю ночь, а депутаты увидели его лишь в день голосования? Получается, что, зная о всех возможных рисках, премьер сознательно пошел ва-банк, понадеявшись, что парламент не решится на срыв бюджетного процесса. Решился — ведь слишком серьезные интересы оказались под ударом. Но не сыгравшая премьерская ставка не сняла с повестки дня главные вопросы: как все-таки быть с налоговой реформой и бюджетом на следующий год?

Теги:
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
1 комментарий
  • Alex Lesnyak 29 сентября, 13:55 Просто нынешнее правительство напрашивается на второй Налоговый Майдан. Учитывая отличия в ходе и в результатах первого и второго Майданов, можно предположить что и новый НМ будет жестче и с гораздо более глубокими последствиями чем первый. Ответить Цитировать Пожаловаться
Реклама
Последние новости
Киев 18 °C
Курс валют
USD 25.11
EUR 27.99