Фискальная девальвация для Украины: будет ли полезен допинг?

Фискальная девальвация

Читайте также

Согласно знаменитой открытой энциклопедии "Википедия", допинг — это любое вещество естественного или синтетического происхождения, помогающее в результате приема добиться временного резкого улучшения спортивных результатов. В употреблении допинга есть два существенных момента, делающих его применение не слишком популярным. Во-первых, диапазон ответственности за использование допинга спортсменом лежит между дисциплинарной и уголовной. Во-вторых, применение допинга нетренированным и неподготовленным человеком не принесет никакого ощутимого эффекта, возможно, даже нанесет вред здоровью. Иными словами, для эффективного применения допинга все равно нужно много тренироваться и готовить организм к соревнованиям. Последний момент является ключевым в контексте нашей статьи.

Мы начали с темы допинга ввиду того, что в деловой прессе в последнее время стали появляться публикации о фискальной девальвации как о допинговом инструменте улучшения внешнеторгового баланса страны.

Зародившись в развитых странах, эта концепция сейчас активно "мигрирует" в развивающиеся. Не так давно она начала дискутироваться и в Украине, где сейчас рассматривается как перспективный инновационный инструмент стимулирования экспорта. Но представляется, что в отечественных условиях реализация фискальной девальвации ставит больше вопросов, чем дает ответов. Поэтому стоит внимательнее присмотреться к фискальной девальвации в отечественных условиях.

Наблюдаемый в мире экономический спад и ограниченность монетарной политики как инструмента регулирования экономики обусловили новый виток дискуссии о фискальных инструментах поддержки экспортеров в странах еврозоны. Поскольку такие страны имеют ограниченные возможности монетарного стимулирования (традиционный инструмент — девальвация обменного курса — не может быть использован в связи с невозможностью применения членом валютного союза традиционных инструментов влияния на обменный курс), именно здесь зародилась идея об имитации эффекта обесценивания валюты мерами налоговой политики. Эта идея получила название "фискальная девальвация".

Экономисты разработали на сегодняшний день два основных варианта такой реформы. Первый из них предложил в 1931-м еще Дж.М.Кейнс как одну из рекомендаций правительству Великобритании по стимулированию экспорта. Он предположил, что эффект, подобный девальвации обменного курса, можно сымитировать путем одновременного введения таможенного тарифа на импорт и экспортной субсидии. При разработке такой идеи Кейнс исходил, скорее всего, из экономической мощи Великобритании в тогдашнем мире и недостаточной урегулированности международной торговли. Для Украины, как и для любого другого участника мировой торговли, да еще и члена ВТО, такая реформа принципиально неприемлема. Подобная политика будет расцениваться партнерами как внешнеторговый протекционизм и вместо ожидаемых выгод сразу же отбросит страну на обочину мировой торговли.

Вторая, современная версия фискальной девальвации видит источник стимулирования экспортных секторов в структуре системы налогообложения. В академических кругах активно дискутируется механизм фискальной девальвации, состоящий из двух основных блоков: повышения НДС как основного налога на потребление и сокращения социальных взносов, уплачиваемых работодателями. Очевидно, что такой вариант реформы осуществим в современных условиях, поэтому стоит рассмотреть его более подробно.

Основная идея фискальной девальвации довольно проста, и тезисно ее можно изложить следующим образом. Социальные взносы работодателей являются обременительным налогом, деструктивно влияющим на занятость (что доказано экономическими исследованиями) и через нее — на экономический рост. Сокращение таких взносов в перспективе может стимулировать детенизацию рынка труда и, что самое важное, сократить себестоимость производства в национальной экономике (в т.ч. в экспортных секторах). А это значит, что экспортеры смогут продать свою продукцию за рубежом несколько дешевле (одновременно товары на внутреннем рынке также должны подешеветь).

Налог на добавленную стоимость как основной налог на потребление повышается с тройной целью. Во-первых, для перехода от налогообложения на основе места производства к налогообложению на основе места потребления, что отвечает принципу справедливости налогообложения. Во-вторых, НДС облагается импорт и автоматически делает его дороже, тогда как экспортеры получают бюджетное возмещение НДС. В-третьих, НДС выступает как компенсатор бюджетных поступлений, которые будут потеряны вследствие сокращения социальных взносов работодателей. При этом первоначальными условиями являются: недейственная для стимулирования экспорта денежно-кредитная политика, проявляющаяся в ужесточении (в экономике под ужесточением подразумевается неизменность или очень медленное изменение определенной величины. — Авт.) номинального обменного курса национальной валюты; ужесточение номинальной заработной платы в экономике, проявляющееся в медленной и непропорциональной реакции номинальной заработной платы наемных рабочих на изменение цен потребления. Важно отметить: это предположение свидетельствует о том, что фискальной девальвации присущи эффекты только в краткосрочном периоде. Эта черта фискальной девальвации действительно соответствует эффекту допинга.

Таким образом, фискальная девальвация действует через ценовой механизм, и все возможные выигрыши национальной экономики определяются работой этого механизма.

Однако за стройной теоретической картиной фискальной девальвации для развивающихся стран скрываются критические реалии, которые, в конечном счете, могут свести на нет все положительные эффекты. Прежде всего, необходимо обратить внимание на два фундаментальных предположения рассматриваемой теории: монетарная политика не может быть задействована из-за отсутствия возможностей регулировать валютный курс, это может происходить в условиях валютного союза или фиксированного валютного курса; экспортеры реагируют на фискальную девальвацию путем снижения цен, и именно эти, сниженные, экспортные цены определяют спрос на наши экспортные товары в мире. Предлагаем рассмотреть эти два положения подробнее.

Идея фискальной девальвации возникла в странах, которые входят в валютный союз и не могут свободно использовать номинальный валютный курс для краткосрочного стимулирования экономики. Причины тут лежат в институциональной сфере. Как известно, в Украине монетарная политика тоже может оказывать значительное влияние на экономику, поскольку ориентирована на удержание стабильного номинального валютного курса. На ум сразу приходят две основные причины ведения политики жесткого валютного курса: критический импорт, объем которого очень большой, а цены номинированы в иностранной валюте; растущие внешние долги правительства. Иными словами, причины ужесточения курса лежат в экономической плоскости.

Теперь представим последствия фискальной девальвации: цены экспорта снижаются, что не гарантировано; цены на импорт растут, в том числе и на тот критический импорт, от которого Украина не может отказаться или заменить внутренним производством. Таким образом, мы утверждаем следующее: структурные причины, сдерживающие валютную девальвацию, сдерживают и фискальную девальвацию. Если фискальная девальвация должна копировать влияние монетарной, то это распространяется и на негативные эффекты. Причина, в случае Украины, — большая доля критического импорта.

Теперь о работе ценового механизма. Идея о том, что экспортер, манипулируя ценами, может влиять на спрос на свою продукцию, довольно конраверсионна. Дискуссия тут выходит за пределы фискальной девальвации и переходит к вопросу: "Какие факторы вообще определяют объем экспорта страны?". Полемика по этому вопросу активно ведется с 70-х годов прошлого века и преследует цель определить, способна ли страна с малой открытой экономикой, меняя цены, корректировать объем экспорта, или экспорт определяется уровнем доходов стран-импортеров. Последняя гипотеза получила гораздо больше эмпирических подтверждений, нежели первая. Иными словами, экспортные цены стран типа Украины определяются внешним спросом, а не формированием предложения товаров внутри страны, на что непосредственно и направлена фискальная девальвация.

Дело в том, что в международной торговле Украина выполняет функции "двойного прайс-тейкера" (price-taker). С одной стороны, мы не можем, устанавливая цены, менять объем экспорта, поскольку экспорт и соответствующие цены определяются не нами, а внешним миром (спросом). С другой — по ряду торговых позиций, являющихся очень весомыми, мы не можем влиять на цену импорта, потому что он критичен для нас. Эти особенности украинской экономики приведут к тому, что эффект фискальной девальвации будет 
намного слабее, чем ожидается.

Есть еще один аспект функционирования ценового механизма в Украине: концепция фискальной девальвации содержит ряд довольно сомнительных предположений относительно поведения экспортеров страны, в которой осуществляется такая налоговая реформа. Теория использует образ некоего "идеального и сознательного" экспортера, действующего вполне рационально в пределах экономических моделей поведения и, кроме собственных, в интересах всей экономики (общества).

Однако практика функционирования экономики полностью опровергает предположение рационального экономического агента. Нет никаких гарантий, что национальные экспортеры будут действовать рационально и попытаются снизить цены в связи со снижением себестоимости. Если спрос на экспорт устойчив при существующем уровне мировых цен, то у экспортеров будут слабые стимулы к снижению цены. В таком случае сокращение социальных взносов работодателей может быть трансформировано в прибыли компаний. Украинские экспортные секторы, в которых действует ограниченный круг компаний, с высокой вероятностью приближенных к административному ресурсу, по внешним признакам можно определить как олигопольные. При этом в состав фирм-экспортеров, как правило, входят зарубежные филиалы, поэтому теоретически такие фирмы могут создавать искусственный спрос на свою продукцию, таким образом экспортируя прибыль за границу, а все операционные убытки оставляя в Украине. В условиях отсутствия законодательства по трансфертному ценообразованию это сделать не так сложно. Поэтому представляется несколько странной попытка стимулировать таких экспортеров путем фискальной девальвации — полученные ценовые преимущества с легкостью могут быть трансформированы в прибыли и выведены за границу.

Представим теперь ситуацию, когда украинский экспортер оказался перед выбором по поводу снижения цен. Есть ли для него реальные стимулы снизить цену, если он понимает, что сегодня может получить сверхприбыль посредством снижения себестоимости продукции, а его будущее не является определенным и прозрачным. Учитывая реалии украинской экономики и общества, предприниматели не строят долгосрочных планов деятельности предприятия. Это значительно ослабляет стимулы к снижению экспортных цен и заставляет предпринимателей ориентироваться на получение быстрой ренты.

Существуют другие особенности украинской экономики, вызывающие много вопросов по поводу идеи фискальной девальвации в Украине.

Конечный эффект фискальной девальвации для национальной экономики в значительной мере зависит от качественной структуры экспорта. Стимулировать необходимо высокотехнологичные экспортные секторы национальной экономики, тем самым повышая конкурентоспособность отечественных товаров на внутреннем рынке. Между тем украинский экспорт трудно назвать высокотехнологичным — подавляющую его часть составляют сырье и продукты низких уровней технологической обработки. Если в результате девальвации зарубежный спрос на украинский сырьевой экспорт вырастет, то это приведет к интенсификации эксплуатации природных ресурсов и еще больше снизит стимулы к инновационной активности (особенно в этих высокорентабельных секторах, которые и так демонстрируют тенденцию к монополизации).

Повышение НДС является серьезной угрозой для экономики с несовершенной институциональной средой. НДС — это налог, имеющий "светлую" и "темную" стороны. Его безусловным преимуществом является устранение эффекта двойного налогообложения. Но, с другой стороны, бюджетные возмещения, возникающие в процессе администрирования этого налога, представляют значительный интерес для организации различных теневых схем. Необходимой мерой в рамках фискальной девальвации является повышение ставки НДС, которая безусловно будет стимулировать деятельность, направленную на уклонение от налогообложения и получение бюджетных возмещений. В Украине процесс администрирования НДС особенно сложен, поэтому реализация фискальной девальвации может иметь эффект, прямо противоположный ожидаемому, а именно — рост теневого сектора экономики и увеличение проблем с бюджетным возмещением.

Фискальная девальвация в определенных условиях может повышать социальное напряжение в обществе. Налоговая реформа, предложенная современной версией фискальной девальвации, снижает стоимость нетрудовых доходов (пенсий, стипендий, процентов на банковские вклады, дивидендов). Что это означает на практике? Пенсионеры или студенты, получающие от государства фиксированную сумму социальных выплат, потеряют часть реальной стоимости своих доходов после фискальной девальвации. Поскольку такие доходы не связаны с работой по найму, повышение НДС просто "съест" их часть. Украина, возрастная структура населения которой демонстрирует тенденцию к старению, таким образом, тоже находится в зоне риска. Фактически наблюдается эффект, аналогичный тому, который вызывает девальвация обменного курса национальной валюты, а именно — подорожание конечного потребления из-за повышения потребительских цен.

Теоретически фискальная девальвация в конечном итоге должна стимулировать краткосрочное повышение занятости в национальной экономике. Однако, опять же, такое предположение подразумевает относительную прозрачность и рациональность функционирования рынка труда. В Украине существует значительный теневой сегмент рынка труда, размер которого сложно определить. Совершенно непонятно, как именно данный сегмент отреагирует на сокращение социальных взносов работодателей: в наиболее радужной перспективе возможна частичная детенизация рынка труда. Таким образом, эффекты фискальной девальвации на рынке труда являются сомнительными.

Успешная фискальная девальвация приводит к деформации структуры рыночных активов. Условно национальную экономику можно представить как совокупность секторов, товары которых могут быть реализованы за границу (tradables), и секторов, товары которых не могут быть реализованы за границу (nontradables). Примером последних являются медицина, строительство, финансовые услуги. Успешная фискальная девальвация, создавая преференции для секторов, которые могут экспортировать свою продукцию, приводит к перетеканию капитала и рабочей силы в поисках более высокого вознаграждения именно в те секторы, которые могут работать на экспорт. Естественно, такие экономические перекосы отнюдь не способствуют гармоничному экономическому развитию страны.

Особенно важно, питая светлую надежду стимулировать экспорт фискальными методами, понимать, что эффект фискальной девальвации — краткосрочный. Фискальные действия правительства будут оказывать давление на монетарные власти, ведь если фискальная девальвация сработает, то через непродолжительный промежуток времени реальный обменный курс валюты начнет испытывать сильное влияние или со стороны спроса на национальную валюту, или со стороны внутренних цен. Относительно быстро номинальные зарплаты и номинальный обменный курс автоматически подкорректируют себя до уровня, который сведет на нет все полученные экспортерами преимущества. А высокий НДС для конечных (и не самых богатых потребителей) останется. Иначе центробанк будет вынужден, прилагая немалые усилия, удерживать номинальный валютный курс, что приведет к макроэкономической дестабилизации. Поэтому действия фискальной власти по внедрению фискальной девальвации должны четко координироваться с политикой центрального банка.

Применяя допинг в спорте или в экономике, мы должны понимать, что нам придется нести ответственность в определенной ее форме. К этому нужно быть готовыми и объективно оценивать ожидаемые выгоды и возможные потери. Тут возможны варианты получения чистого выигрыша. Однако одно точно известно: перед применением допинга нужно долго и системно работать над выносливостью мышц, техникой исполнения, инфраструктурой экономики, прозрачностью системы налогообложения, снижением административных барьеров и коррупции чиновников и т.д. Применение простых в использовании, быстродействующих, временных средств вряд ли приведет к качественно положительным результатам.

Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
5 комментариев
  • Самурай 19 июня, 11:52 Так у тому ж і суть статті!!!! Ответить Цитировать Пожаловаться
  • Мартин 18 июня, 16:23 Да нет ребята, для Украины это полнейшая утопия! Ответить Цитировать Пожаловаться
  • Malvina 18 июня, 11:00 прежде, чем оставлять комментарий, нужно для начала дочитать статью!!!!!! как раз оригинальная идея регулирования, которая изложена в ней, абсолютно обьективно описана со всеми нюансами применения для таких видов неустойчивых экономик, как в Украине. Ответить Цитировать Пожаловаться
  • Алекс 15 июня, 18:37 Совершенно беспредметная для Украины статья. Что бы это понять достаточно посмотреть итоговый баланс внешней торговли, а он устойчиво отрицательный, и структуру экспорта и импорта. Одного этого достаточно, что бы забыть о столь бредовой идее для Украины. Ответить Цитировать Пожаловаться
  • censor 15 июня, 02:23 101 самый верный способ как обмануть экономику... Ответить Цитировать
Реклама
Последние новости
USD 27.12
EUR 29.45