Дьявол в деталях, или Отдельная методика для Приватбанка и общая проблема для всей системы

Вадим Сирота 13 января, 23:00
Приватбанк_3

Читайте также

Последствиями проведенной перед Новым годом национализации ПАО "КБ "Приватбанк" стали многомиллиардный рост бюджетных расходов и долговой нагрузки на госфинансы, концентрация государством более 50% активов банковского сектора, усиление монополистических тенденций на рынке платежных услуг для населения, потенциальные юридические и репутационные риски для государства из-за принудительной конвертации еврооблигаций в капитал банка. Это — главные проблемы, о которых в том или ином виде уже упоминалось в многочисленных публикациях на "приватовскую" тему.

Ситуация усложняется и очевидными расхождениями между рядом заявлений высоких должностных лиц относительно видения будущего национализированного банка. Подобная путаница свидетельствует как о недостаточности взвешенного и комплексного анализа рисков принятия решения о национализации, так и об отсутствии четкой стратегии, что делать дальше. В придачу экс-руководители Приватбанка в публичном письме обвинили НБУ во внезапном существенном изменении регуляторных требований (в частности, по учету определенных видов залога), что и вызвало потребность в докапитализации якобы платежеспособного и успешного финучреждения. Где же все-таки правда, и какие еще важные последствия трактуются в СМИ неправильно или вообще остаются без внимания?

Отличие методик

Невооруженным глазом заметно, что в течение недели, предшествовавшей национализации крупнейшего коммерческого финучреждения страны, Национальный банк попытался расставить в информационном пространстве необходимые акценты об экономической целесообразности и неизбежности этого процесса. Так, 13 декабря НБУ опубликовал "Отчет о финансовой стабильности". Этот документ издается регулятором раз в полгода, его задачей является анализ рисков финансовой системы и экономики Украины в целом. Прежде всего в контексте идентификации, мониторинга и исследования системных рисков банковской системы. Среди ключевых выводов названного документа следует определить следующий: "Основным риском для финансовой стабильности в краткосрочной перспективе является невыполнение отдельными крупными банками программ капитализации по результатам диагностического обследования. Реализация этого риска потребует немедленных жестких скоординированных действий НБУ и правительства". В подтверждение этого вывода на странице 39 вышеупомянутого отчета содержится графическая информация об оцененном уровне кредитного риска банков, часть которой представлена ниже.

Информация приведена в соответствии с распределением НБУ банков на группы на 2016 г. В частности, к Группе І относятся банки с украинским капиталом, доля активов которых превышает 0,5% показателя всей системы. Разница между оценкой кредитного риска согласно стресс-тесту и действующим правилам для этой группы составила 117 млрд грн. Журналисты одного из специализированных финансовых интернет-изданий сделали вывод о значительной потребности Приватбанка в докапитализации, оценив ее пропорционально к 70-процентной доле этого учреждения в активах группы. Очевидная сомнительность такого подхода далеко не так важна, как другие выводы, которые можно сделать из анализа вышеупомянутой информации. Поскольку имеют они даже более важное системное значение, чем сам по себе факт национализации.

Графические данные НБУ отображают разные подходы к оценке величины убытков от невозврата кредитов, что в банковской практике материализуется в убыточность деятельности, недостаточность капитала и неплатежеспособность финучреждения. Во-первых, уровень возможных убытков от невозврата кредитов по действующим методикам: они должны быть покрыты сформированными резервами или обусловливают непокрытый кредитный риск, который начиная с 2016 г. съедает размер собственного капитала банка без формирования резервов.

Во-вторых, приведена оценка кредитного риска по результатам стресс-теста крупнейших банков Украины. Под этим термином подразумевается составляющая диагностического обследования банковских учреждений, проводимого во время кризиса для оценки реального качества активов и потребности в капитале. Другой составляющей является исследование качества активов в соответствии с определенной выборкой (анг. Asset quality review, AQR). Стресс-тестирование в контексте диагностического обследования представляет собой математическую модель для прогноза на трехлетнем временном интервале размера убытка и уровня капитала банка в разрезе как его совокупного баланса, так и отдельных наиболее крупных заемщиков. Базовыми входящими данными для такой математической модели являются прогноз ряда макроэкономических показателей (валютного курса, уровня инфляции, темпов роста ВВП и др.) и предварительные результаты анализа качества активов (AQR). Именно оценки величины кредитного риска согласно результатам стресс-тестирования в 2015 г. и были в основном отображены в требованиях НБУ согласно плану-графику докапитализации банков из топ-20 на три ближайших года (по результатам AQR, потребность в докапитализации, как правило, была в несколько раз меньше). Невыполнение таких требований по докапитализации стало причиной признания неплатежеспособными, в частности, ПУАО "Фидобанк" и ПАО "КБ "Хрещатик".

В-третьих, НБУ был внедрен новый документ, регулирующий оценку величины кредитных рисков банковской деятельности (постановление правления НБУ от 30 июня 2016 г. №351). В его основу положена концепция оценки ожидаемых убытков по кредитам на временном интервале 12 месяцев (в отличие от широко применяемой в банковской практике концепции оценки понесенных убытков), установлены более жесткие требования к залогу и др. Именно указанные регуляторные новации и были раскритикованы экс-руководством ПАО "КБ "Приватбанк" в их открытом обращении. Но информация от НБУ четко свидетельствует, что основной причиной роста потребности в капитале ряда банков стало проведение именно стресс-тестирования, а вышеуказанное постановление НБУ имело вторичный уточняющий относительно результатов стресс-тестирования эффект.

Конвертация обязательств в капитал как спасательный круг

Для более глубокого понимания данных о величине кредитного риска от НБУ рассмотрим, каким образом банки с иностранным капиталом выполнили планы-графики докапитализации по результатам стресс-тестирования (анализ по восьми крупнейшим по размерам активов банкам с иностранным капиталом за исключением ПАО "Креди Агриколь Банк", который, по данным НБУ, не нуждался в докапитализации по результатам стресс-тестирования).

Как видно из приведенной таблицы, иностранные банки выполняли требования регулятора к уровню капитала по результатам стресс-тестирования, преимущественно конвертируя в уставный капитал межбанковские кредиты от материнских структур или полученные от них и ЕБРР субординированные долги. Значительные объемы соответствующей задолженности объясняются тем, что на возможности ее привлечения под относительно низкие проценты и получении огромных выгод на разнице в процентных ставках, как известно, в докризисный период была построена бизнес-модель банков с иностранным капиталом. Поэтому в 2005–2008 гг. они вели активную кредитную экспансию, стремительно наращивая свои портфели и рыночные позиции. Но с наступлением кризиса 2008–2009 гг. оказалось, что указанные банки на практике не смогли учесть валютные риски, к тому же не имея наработанных в соответствии с украинскими реалиями инструментов работы с проблемной задолженностью.

Фактически перед диагностическими обследованиями банковского сектора в 2014–2015 гг. привлеченные от материнских структур межбанковские кредиты и субдолги частично трансформировались в проблемные кредиты банков с иностранным капиталом. Их докапитализация для покрытия кредитных рисков по результатам стресс-тестирования проходила не путем внесения "живых" средств, а за счет изменения юридического статуса и конвертации в капитал ранее привлеченных и уже фактически размещенных в предоставленные кредиты средств.

Следует подчеркнуть, что у банков с украинским капиталом была другая бизнес-модель, которая материализовалась в другую структуру баланса. Вместо межбанковских кредитов от материнских финансовых структур в состав ресурсов активно привлекались вклады населения и средства родственных бизнес-структур. Такие банки — особенно при отсутствии доброй воли собственников — просто не имели возможности что-либо конвертировать для выполнения требований стресс-тестирования. И в случае их неплатежеспособности просто происходила фиксация убытков бизнеса и крупных вкладчиков, увеличение расходов Фонда гарантирования вкладов физических лиц.

С учетом вышеизложенного смоделируем исключение вычисленной суммы в размере 65,3 млрд грн из расчета резервов и непокрытого кредитного риска по действующим правилам для информации от НБУ. Ведь капитализация на такую сумму носила довольно условный характер конвертации предварительно привлеченных обязательств, без привлечения финансовых средств. Примером этого является периодическая потребность в поддержке ликвидности банком с российским капиталом ПАО "Проминвестбанк" (активно выполняет программу капитализации за счет конвертации привлеченных средств в уставный капитал), что проявляется в постоянном привлечении краткосрочных кредитов рефинансирования от НБУ. Учет такой суммы как непокрытого кредитного риска нецелесообразен, ведь такие значительные суммы приведут к снижению уровня капитала анализируемых банков и нарушению ими согласованных с регулятором графиков капитализации.

Откорректированная разница между кредитным риском по стресс-тестированию и согласно действующим методикам в группе иностранных банков увеличилась почти в четыре раза — до 88,3 млрд грн при 117 млрд аналогичной разницы для банков Группы І. Конечно, не вызывает сомнения актуальность проблемы существования огромного кредитного риска для банков с украинским капиталом (и в частности Группы І) из-за высокого уровня кредитования связанных сторон, недостаточного качества залога, попадания ряда заемщиков в "яблочко" по почти всем критериям фиктивности (короткое время существования предприятия, один человек в штате, критически маленький размер уставного капитала). Но более глубокий анализ подтверждает также наличие колоссальных проблем с качеством кредитного портфеля и банков с иностранным капиталом, у которых сравнительно выше стандарты риск-менеджмента.

Подытоживая изложенное

Существенный рост требований регулятора к покрытию кредитных рисков за счет капитала банков обусловлен стресс-тестированием, проведенным НБУ в 2015–2016 гг., а не просто установлением более жестких требований к залогу, как заявило экс-руководство ПАО "КБ "Приватбанк".

При этом более высокие требования к капитализации иностранных банков были выполнены не за счет внесения финансовых средств, а путем конвертации в уставный капитал межбанковских кредитов и субдолгов от материнских банковских структур. Указанные обязательства были привлечены в предкризисные годы, трансформированы в кредиты в основном в иностранной валюте, а с наступлением банковских кризисов значительная их часть стала проблемными. Почти 74% от объема такой конвертации в 2015–2016 гг. было проведено банками с российским капиталом.

Минимальные объемы вложения финансовых средств для докапитализации своих дочерних структур иностранными банковскими группами могут свидетельствовать о превращении украинского банковского рынка в непривлекательное место для инвестиций и о готовности только зафиксировать фактически понесенные предварительно убытки.

Бизнес-модель и соответствующая структура баланса дали возможность сделать такую конвертацию для банков с иностранным капиталом. Их конкуренты украинского происхождения не имели такой возможности, к ним регулятор предъявлял требования о внесении в капитал денежных средств.

Но что хуже — существенного притока ресурсов для реального увеличения капитала банковской системы Украины сегодня не следует ожидать ни от иностранных собственников, которые не хотят их предоставлять, не видя особых перспектив для сопоставимого с чрезмерными местными рисками заработка, ни от украинских, которые из-за отсутствия таких ресурсов (по меньшей мере легальных) этого сделать просто не могут. Государство же расширило свое присутствие на рынке до несопоставимых с критериями конкурентной среды величин только за счет фактической непокрытой эмиссии гособязательств. Обслуживание которых только повышает расходы и риски обслуживания госдолга при очень сомнительном улучшении перспектив дальнейшего развития банковской системы в целом.

С учетом серьезности указанных вызовов, для более четкого понимания профиля рисков и прогнозирования дальнейших трендов развития банковской системы Украины целесообразно предоставление содержательных разъяснений и комментариев НБУ для экспертной среды относительно оценки кредитных рисков по результатам стресс-тестирования в разрезе групп банков. В частности, причины роста их величины по соответствующим факторам: неучет определенных видов обеспечения, кредитование заемщиков с признаками фиктивности (короткое время существования предприятия, один человек в штате, критически маленький размер уставного капитала, искусственное поддержание заданного уровня обслуживания кредитов, например, путем погашения процентов за счет новых кредитов), чрезмерная концентрация валютного риска и пр. В результате сначала экспертная среда, а затем и более широкие общественные круги смогут более четко представлять профиль рисков банков Украины, что будет способствовать ограничению дальнейших потерь от потенциальных банкротств финучреждений

Теги:
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Нет комментариев
Реклама
Последние новости
USD 27.12
EUR 29.31