Ритуал инициации — пропуск во взрослую жизнь

подросток

Читайте также

 

О ребенке говорят много, но с ним не говорят.

Франcуаза Дольто

 

Если ваш ребенок нагл и самоуверен, но все время в себе сомневается, безжалостен, но добродушен, жаден, но бескорыстен, доверчив и при этом хитер, бестолков и одновременно гениален — значит у вас совершенно нормальный ребенок. И, скорее всего, он вступил в сложный подростковый возраст.

В жизни каждого ребенка наступает критический момент, когда он кардинально меняется. Перемены происходят не только в организме и внешнем облике, но и в поведении, реакциях на окружающих его людей, на общество, кардинально меняются действия, чувства и мысли. Эти несколько лет напряженных отношений приносят много тревог — как родителям, так и подростку.

Обычно этот возраст совпадет со временем, когда семья вошла в период стабильности, и эта стабильность стала настолько привычной для родителей, что любая попытка ребенка разрушить устойчивый мир и родительские представления о своем любимом чаде становится настолько ужасающей, что родители невольно допускают целый ряд, порою фатальных, ошибок.

Ради справедливости важно признать, что к этому возрасту подросший ребенок тоже слегка "разочарован" родителями: их авторитет уже становится не столь очевидным, их взгляды кажутся ему устаревшими и несовременными, их вкусы — ужасающими, и вообще, оказывается, "предки" умеют лгать, притворятся, юлить, а значит уже не могут быть "идеальными родителями" — непогрешимыми и компетентными во всем, как было раньше. И как в этот период не потерять связь с ребенком?

Наши мудрые предки превращали это в некий ритуал, дабы точно определить и отделить данный этап, иметь возможность вести диалог с подростком как со взрослым человеком, дать ему возможность официально вступить во взрослую жизнь. Речь идет об инициации как об обряде, знаменующем переход индивидуума на новую ступень развития в рамках своей социальной группы.

В культурах практически всех народов мира присутствует этот сложный обряд, который, в зависимости от уровня развития общества, выглядит либо весьма примитивно, либо крайне сложно, но всегда имеет одну задачу — задачу перевода ребенка в мир взрослых. В иудаизме это Бар-мицва, в Индии — упанаяма, у древних славян — культ волка, у католиков — конфирмация. В современном мире обряды инициации в большей мере смазаны, и поэтому многие современные подростки, требуя сепарации от родителей и перехода в мир взрослых, ищут свои пути и создают новые обряды. 

Если взять культурные обряды инициации, например в Африке, сохранившиеся в некоторых племенах и до сих пор, известно, что все они имеют традиционный сценарий. Задача же инициации всегда одинакова — ребенок в результате своеобразных манипуляций с его телом и сознанием покидает мир детства и становится взрослым.

Что важно в этом обряде? Подразумевается, что ребенок и взрослый — совершенно разные люди, в этом сходятся представления первобытных племен в самых далеких уголках мира. И потому считается, что один человек — ребенок — умирает, чтобы родился новый человек — взрослый. Когда старейшины племени решают, что юноше пора пройти инициацию, его уводят из уже привычного жилища — хижины или палатки. Женщины по отработанному веками сценарию сопротивляются этому: кричат, плачут, пытаются отбить у мужчин юношу. И только сам юноша словно лишается способности говорить и двигаться: его уносят, положив на скрещенные копья. Тело его окрашивают красной охрой — так всегда поступают во время погребального обряда. В стойбище стенают и плачут женщины, а юноша остается в кругу мужчин. Он и ведет себя как мертвый: на вопросы не отвечает, терпит любые насмешки и издевательства, сколько бы его ни щипали, кололи или дразнили.

Затем следует переживание возрождения, нового рождения, рождения себя в другом качестве в другом теле. Посвящаемым дают новые имена, обучают новым секретным словам, языку, иногда их заново учат ходить или поначалу кормят как маленьких, т.е. имитируют поведение новорожденных. Символически это связано с тем, что в ребенке умирает его детская часть, он переходит в мир взрослых, где нет места детским эмоциональным реакциям, где он должен быть стойким и где должно проснуться взрослое сознание. В этом, по сути, и есть цель подросткового возраста — пробуждение взрослого сознания, отказ от простых детских инстинктов, необузданных желаний, умение регулировать свои эмоции. В подростковом возрасте появляется необходимая взрослому саморегуляция, и обрядовые вещи служат тому, чтобы саморегулирующие процессы культивировались, признавались обществом. 

Сутью инициации у древних племен было то, что по достижении возраста инициации всех девочек и мальчиков племени забирали из семей. Мальчиков уводили в глухое место в лесу, джунглях или дикой местности и собирали в группы под руководством специального наставника. Там они жили в особой хижине, им запрещено было общаться с кем-либо, заниматься привычными делами до окончания обряда. 

У девочек также существовал свой обряд. Их забирали из семьи и помещали в уединенную часть дома, где с ними никто не общался. Затем таких девочек собирали в группы под руководством опытной старой женщины. Она обучала их женским священным ремеслам и наукам (ткачеству, плетению, вязанию, деторождению), посвящала в культ плодородия, учила искусству плотской любви. В результате девочка (а, скорее, уже девушка) получала женскую идентичность, становилась взрослой, а значит готовой к своему основному предназначению — рождению детей.

В большинстве цивилизованных обществ ныне сохранилось лишь подобие инициаций, часто утратившее свой глубинный смысл и структуру. Примерами могут служить: прием в скауты, пионеры, комсомол, некоторые религиозные обряды, пионерские лагеря, походы, где дети селятся небольшими отрядами и в природных условиях сами готовят еду, стирают одежду, учатся самостоятельной жизни.

Родители отмечают, что из таких лагерей дети приезжают другими — повзрослевшими, измененными, поскольку у них было нечто новое, свое, не связанное с родительским миром. Символически это действительно похоже на обряд инициации — мама остается дома, а взрослый мир влечет, тянет ребенка за собой. Детям, у которых в жизни подобного опыта мало, сложнее вырасти и управлять своей судьбой, они как бы остаются в палатке с мамой и не растут, не становятся взрослыми. 

К сожалению, многие родители недооценивают значимость такого "отрыва" от родительского контроля, что впоследствии может вылиться в совершенно противоположные сценарии. Согласно одному, ребенок все равно "возьмет свое" — рано или поздно примкнет к компании, где его поймут, одобрят, примут таким, каков он есть. К сожалению, это может оказаться компания явно асоциального или даже криминального характера, хотя вполне может быть и группа по интересам, например спортивная команда, рок-группа, клуб любителей чего-либо... 

Согласно другому сценарию, "взросление", по вине родителей, может быть отложено на неопределенный срок, что выливается в инфантильность, неспособность подростка самостоятельно принимать решения, например, где ему учиться, чем заниматься в жизни, с кем жить. Такой подросший телесно, но не созревший психологически "вечный ребенок" может десятилетиями жить с родителями, не желая устраивать свою карьеру и личную жизнь, приняв позицию ребенка как самую удобную. Случается, взросление все же наступает с заметным опозданием, и тогда мы встречаемся с 30-летним "подростком", которому хочется "чудить" и пробовать жизнь на вкус тогда, когда у него уже есть семья, и общество требует от него ответственного поведения. Жизнь окружающих его людей становится невыносимой — он, как правило, склонен разрушать привычный уклад жизни, семью, необоснованно менять работу и образ жизни, увлекаться опасными видами спорта.

Конечно, в мире значительно больше способов инициации, которые, скорее, пугают родителей — первая сигарета, первый алкоголь, первый секс, первая драка. Многие подростки прибегают и к телесным изменениям: тайно от родителей наносят татуировки, пирсингуют разные части тела — прокалывают нос, уши, пупок, делают себе шрамы. Современные "обряды инициации" могут быть не только сложны и замысловаты, но и опасны. Риск возникает, когда подросток не чувствует опасности, особенно если родители слишком оберегают его. В этом случае ощущение, что в мире не существует опасностей, становится реальным, и ребенок не воспринимает опасность. Иногда он должен быть напуган и должен пережить фрустрацию, чтобы понять, что жизнь ценна, и нужно соизмерять свои возможности с реальным положением вещей. 

Да, ребенку важно попробовать что-то новое, необычное и, важно, что именно это запрещают делать родители. Преодолеть запрет — значит взять ответственность за это деяние на себя, впервые попробовать быть независимым, взрослым, компетентным. Важно вовремя почувствовать, когда ребенок способен за себя отвечать и делегировать ему такую возможность. Если у родителей слишком много запретов, ребенку сложно узнать, что же на самом деле он думает по этому поводу. Иногда вполне уместно поэкспериментировать, ведь если есть ощущение, что ребенок нуждается в более жестких запретах, возможно, стоит их наложить, ведь ребенок как бы просит о них сам.

Взросление часто может проходить через негативный опыт, где идет внутренний выбор, и родителю необходимо понимать, что ребенок уже способен отделить "хорошо" от "плохо", ведь раньше он это все уже объяснял своему малышу. Теперь он созрел применить родительский опыт, ставший его опытом. Ребенок всегда будет отталкиваться от родительской нормы, как от некого эталона поведения, и прививать ребенку принципы правильного поведения вам никто никогда не запрещал, впрочем, как и подавать личный пример. Поэтому важно не быть слишком большими друзьями с подростком, чтобы сохранять его тайну — не курить и не пить с детьми за одним столом, не ругаться вместе с ними матом, но в трудный период необходимо все-таки находиться рядом, где-то поблизости, чтобы в сложной ситуации ребенок не побоялся обратиться к родителям за помощью, не был отвергнут самыми близкими людьми. Нельзя оставлять подростка наедине с собой, со своими мыслями, страхами, сомнениями, следует помочь ему примкнуть к конформной группе, где он сможет обрести авторитет, приобщиться к новым понятиям. Такой группой может быть и группа психологической поддержки для подростков, где ребенок может найти друзей со схожими проблемами и поймет: то, что с ним происходит, — нормальное течение времени. Полезным может стать и общение с психологом, психотерапевтом, психоаналитиком, который сможет объяснить ребенку, что с ним происходит, и как можно справиться с возникшими сложностями.

Не стоит быть слишком строгими родителями, не нужно преследовать ребенка, следить за ним, опускаться до оскорблений и жесткой критики, нельзя обвинять его в том, что он станет алкоголиком, проституткой, наркоманом, испортит себе жизнь. Эти страшные обвинения травмируют подростка и в какой-то степени прогнозируют будущее. Поэтому родительская задача — самостоятельно справляться со своими страхами и не вешать свою тревогу на подростка, не прогнозировать плохое, а отмечать, что это всего лишь опыт. А если ребенок не имеет опыта, это реально плохо для него. Второй вариант родительского отношения — всеобъемлющее принятие любых проявлений, что тоже не совсем хорошо: ведь если не существует запретов, это существенно замедляет психологический рост подростка. Подростковый возраст дан ребенку для опыта, а родителям — для терпения. 

Инициация — это часть исторического ритуала, и готовы ли мы как родители или не готовы, но придет время, и дети все равно начнут входить в этот поиск, и необходимо осознанно принять этот процесс личного пути взросления вашего ребенка. 

Теги:
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Нет комментариев
Реклама
Последние новости
Киев 20 °C
Курс валют
USD 25.10
EUR 28.03