Репродуктивная автономия, или Право на аборт

Юлия Дузь 21 апреля, 16:59
аборт

Читайте также

Недавно мы получили очередной "шедевр" законотворческой деятельности наших народных депутатов, который заставил волноваться каждую женщину. 

Ведь не успели мы еще отойти от массового обсуждения декриминализации семейного насилия в Украине и дискриминации прав отца, как теперь должны снова отстаивать право женщины на аборт.

27 марта 2017 г. депутат-мажоритарщик от провластной фракции БПП Дмитрий Голубов подал во ВРУ проект закона №6239 "О внесении изменений в некоторые законодательные акты Украины относительно ограничений по проведению операций искусственного прерывания беременности (абортов)", которым предложил внести изменения и дополнения в украинское законодательство относительно разрешения на искусственное прерывание беременности лишь в случаях и при наличии обстоятельств, установленных законодательством. 

По мнению депутата, Украина в своем порыве к евроинтеграции достигла такого уровня, что среди показаний для искусственного прерывания беременности можно оставить лишь медицинские: если беременность несет прямую угрозу жизни беременной женщины; есть медицинские показания по патологии плода, несовместимого с жизнью ребенка после рождения; зачатие ребенка в результате изнасилования. Конечно, очень приятно, что для Д.Голубова Украина по показателям социального, образовательного, гуманитарного, медицинского и экономического развития может конкурировать с такими странами, как Германия, Испания и Швейцария. 

Но действительно ли это так, действительно ли каждая украинская женщина имеет доступ к качественному лечению; гинекологической помощи общего профиля; средствам контроля рождаемости; медицинским услугам по прерыванию беременности (абортов); дородовой и послеродовой помощи; лечению женщин — жертв изнасилования, инцеста и других форм сексуального нападения и насилия; обучению женщинам в сфере присмотра за детьми, гигиены питания и других сферах, связанных со здоровьем семьи; здравоохранению для женщин, живущих в сельской местности, для мигрантов, перемещенных лиц, женщин-инвалидов, для женщин преклонного возраста, лесбиянок и женщин, принадлежащим к этническим и расовым меньшинствам и т.п.? 

Возможно, этот перечень покажется кому-то слишком тяжелым для восприятия, но он не охватывает и половины весомых условий и обстоятельств, при которых репродуктивное право каждой женщины может быть вполне и полностью реализовано в нашей стране.

Невозможно не согласиться с
Д.Голубовым, что Советский Союз был первой в мире страной, которая легализировала аборты по желанию женщины без каких-либо ограничений. Это произошло в 1920-м, но уже в 1936-м искусственное прерывание беременности было полностью запрещено, и в результате все аборты стали криминальными, а соответствующие операции — нелегальными. Повторно аборты легализировали в 1955-м. Известны статистические данные, которые однозначно свидетельствуют, что результатом запрета абортов стали: стремительный прирост нелегальных прерываний беременности и не только медицинскими работниками, но и кем-либо другим, кто хотел нажиться на этом; рост до критических показателей смертности женщин от нелегальных абортов и их последствий (например, в начале 1950-х смерть от абортов составляла 70% от всех случаев материнской смерти).

"Аборт подрывает основы государства (возникает демографическая проблема) и семьи (психическое здоровье женщины надламывается, моральное единство супругов ослабляется, семейная гармония нарушается). Последствия аборта в первую очередь неблагоприятны для женщин — возникает большая вероятность как физических, так и психических травм или потеря способности рожать детей в будущем", — депутат придает запрету абортов статус демографической, социальной и политической необходимости, однако интересы самой женщины остаются исключительно ее личными. 

Ярким примером манипулирования проблемами человеческой репродуктивности в политических интересах стала современная Польша, в которой под влиянием католицизма частично запретили аборты, и лишь благодаря масштабным протестам самих женщин удалось отстоять неполный запрет прерывания беременности. 

 Для женщин право на аборт всегда сопровождается активной борьбой за защиту репродуктивных и сексуальных прав. Но прежде всего мы должны понять содержание понятия "репродуктивные права". Это — право мужчин и женщин принимать свободные и самостоятельные решения, без дискриминации, угроз и насилия, относительно своего репродуктивного здоровья (в том числе рождения детей, времени их рождения и промежутков между рождением детей), а также право на получение информации по этим вопросам. 

Конфликт между носителем репродуктивного права и тем, кто должен эти права обеспечивать и защищать (а это государство), возникает тогда, когда последнее пытается повлиять на выбор женщины, которой законом разрешено самовольно осуществлять контроль над вопросами, касающимися ее сексуального поведения, включая сексуальное и репродуктивное здоровье. Женщина имеет право свободно и ответственно принимать решение относительно своего сексуального и репродуктивного здоровья без какого-либо принуждения, дискриминации и насилия. Все без исключения законодательные акты подчеркивают равные взаимоотношения женщин и мужнин в вопросах сексуальных отношений и репродуктивного поведения. Речь идет об уважении неприкосновенности личности, взаимном уважении, согласии и общей ответственности за сексуальное поведение и его последствия. Таким образом, Украина как гарант гражданских прав своего населения под видом обеспечения права на жизнь еще неродившегося ребенка пытается решить демографические, социальные и гуманитарные проблемы на фоне продолжающегося военного конфликта и сверхсложного пути евроинтеграции, вместе с тем нарушая право своих граждан на частную жизнь — право женщины на прерывание беременности.

Механизмы сдерживания этого конфликта лежат в плоскости определения пределов реализации права женщины на выбор, частную жизнь и распоряжение собственным телом. Скажем, это крайний предел, за который государству заходить нельзя, но при этом предел разрешенного контроля должен удовлетворять минимальные нужды государства, направленные, прежде всего, на сохранение потенциальной жизни и здоровья, которым может угрожать аборт, сделанный при отсутствии определенных медицинских стандартов.

По моему мнению, ограничения, существующие на сегодняшний день  в Украине, вполне оправданны, это идеальный баланс политики государства и репродуктивных прав человека. В Украине искусственное прерывание нежелательной беременности по желанию женщины может осуществляться в срок до 12 недель.

Возможность вмешательства государства в частную жизнь женщины определяется законами: ограничение выбора женщины относительно аборта, согласно современным медицинским показаниям, наступает после трехмесячного срока беременности. До этого срока смертность от аборта ниже, чем смертность при родах. Именно такие показания дают государству право регулировать процедуру аборта с тем, чтобы сохранить здоровье матери. Условием запрета аборта являются показатели жизнеспособности плода, т.е. его способность жить вне утробы матери. Аборт в этом случае делают лишь в связи с угрозой жизни матери.

Украинское законодательство определяет, что опасный аборт — это процедура прерывания нежелательной беременности специалистом, не владеющим необходимыми навыками, или в условиях, не отвечающих медицинским стандартам. Таким образом, запрет официальных абортов сделает каждый второй аборт опасным, поскольку женщина найдет способ избежать нежелательной беременности, и в таких случаях найдутся и заведения, и, так сказать, специалисты, и те, кто за деньги будет выдавать комиссионные разрешения на искусственное прерывание беременности.

Почему я уверена в этом? Все просто. Запрет абортов никоим образом не повлияет на рождаемость, потому что роскошь иметь трех, четырех и больше детей будут иметь те же слои населения, что и сейчас: бесстыдно богатые, бесстыдно бедные и чрезмерно религиозные. Никого обидеть не хочу, но это обычная жизненная статистика, с который мы встречаемся ежедневно. Население среднего благосостояния чаще всего ограничивается одним ребенком, ну, максимум — двумя. 

При этом количество абортов не уменьшается, и их причины остаются теми же, что и 20 лет назад, когда независимая Украина начала на законодательном уровне внедрять государственные программы для сохранности и улучшения репродуктивного здоровья населения.

Мы еще до сих пор стыдимся средств контрацепции на фоне аморальной распущенности и порнографической доступности. Наши дети знакомятся с многообразием сексуальной жизни, когда их знания о контрацептивах ограничиваются в лучшем случае презервативами.

Несколько дней назад в метро я увидела двух подростков. На первый взгляд они показались мне такими милыми, даже несмотря на розовые волосы и сережки во всех доступных местах. Пили какао, нежно улыбались друг другу. И вот паренек спрашивает у подруги, оценила ли она игрушки, которые он выбрал для них. Игрушки… для секса. Он, оказывается, удачно их приобрел оптом: наручники, кнут, кляпы и еще что-то, чего я не запомнила. От услышанного я просто стушевалась, подумала, что мальцы насмотрелись "оттенков серого". Но потом разговор пошел о встрече у девочки дома, когда ее мама-труженица поедет на дачу. 

Не буду вдаваться в подробности, но в итоге я подумала: "Как хорошо, что аборты у нас еще разрешены, поскольку результат подростковых экспериментов почему-то стал очевидным, как и то, что она ему не откажет, а о контрацепции постесняется что-то сказать, чтобы понравиться и не разочаровать...".

И еще один пример. В некоторых селах дети рождаются, словно от дождя, потому что люди нигде не работают, злоупотребляют спиртными напитками и ведут аморальный образ жизни. Им много не надо. Такие родители признательны государству за беспроблемную жизнь: они государству — детей, а государство им — социальную помощь. И так до тех пор, пока репродуктивные возможности женщины не исчерпаются гранью ее аморальности…

Так вот, к таким деткам, которые чаще всего попадают в детские дома, могут добавиться и дети, от которых вынужденно будут отказываться матери, не сумевшие прервать нежелательную беременность из-за запрета абортов. 

Подводя итоги, скажу лишь одно: государство должно направить свои усилия на главное — повысить уровень жизни и образованности населения, тогда и случаев нежелательной беременности станет меньше. Осведомленность населения относительно его репродуктивных и сексуальных прав, доступность контрацептивов не уменьшат рождаемости — они уменьшат количество абортов.

А запрещать аборты не нужно, потому что случаев нежелательной беременности бывает намного больше, и наивно мужчины считают, что это лишь беременность в результате изнасилования… Изнасилование посторонним лицом случается в несколько раз реже, чем насилие и изнасилование в семье… Об этом женщины стыдятся говорить, как и о многих других вещах, которые побуждают их к такому болезненному шагу — прерыванию беременности. 

Уважаемые мужчины-законотворцы, оставьте женщине право на тайну своего выбора, ведь в этих тайнах много и ваших неприятных историй. 

Теги: Юлия Дузь
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Нет комментариев
Реклама
Последние новости
USD 26.76
EUR 28.75