Почему жертвы домашнего насилия не бросают своих тиранов

Оксана Билык 17 февраля, 23:00
123
novoye-vremya.com

Читайте также

С проблемой домашнего насилия так или иначе знакома каждая украинская женщина. 

Счастливицы узнали о ней из социальной рекламы, печатной прессы, семейных рассказов или сплетен. Ну а несчастливым пришлось ощутить ее на своей шкуре — и в переносном, и в прямом смысле. О том, что женщин регулярно и массово бьют как в браке, так и вне его, знают даже те, кто никогда не сталкивался с таким поведением и считает его совершенно неприемлемым для себя. Однако, несмотря на осведомленность, широкую публику — особенно тех, кого лично проблема насилия не затронула, — не покидают вопросы: "Почему женщины продолжают жить с такими партнерами? Почему забирают заявления из полиции? Как можно жить с тем, кто тебя бьет?".

"Надо быть идиоткой, чтобы оставаться с таким подонком", "Я бы на ее месте давно уже написала заявление и выставила его с вещами" или "Ей, наверное, это нравится, раз она ничего не делает" — типичная реакция на новость, что какая-то из знакомых страдает от агрессии парня или законного мужа. Типичная для людей, которые не знают, как это — находиться в токсичных, зависимых отношениях, потерять самоуважение и веру в собственные возможности, как оно — жить каждый день в страхе. Еще больше удивляет и раздражает нежелание пострадавших женщин признавать проблему, принимать помощь и делать шаги к ее решению. "Спасибо, у меня все хорошо" или "Не лезь в мои дела" — в голове не укладывается, почему так отвечает девушка с синяком на щеке, который пробивается сквозь слой тонального крема. Но дело здесь вовсе не в том, что ей не хватает мудрости, или что она склонна к мазохизму.

Мне некуда идти

Очевидная и довольно распространенная причина того, что женщина продолжает терпеть избиения, — это то, что у нее нет дома, куда она могла бы вернуться, и работы, которая не только прокормит, но и даст возможность снимать жилье. Бывает так, что вернуться к родителям означает попасть в еще худшие условия, либо в родительском доме четко озвучили: твой брак — твои проблемы, назад не примем. Именно поэтому восприятие брака как союза соискателя материальных благ и домохозяйки может привести к крайне неприятным последствиям — финансовая зависимость женщины лишает ее возможности в любой момент прекратить отношения с партнером, и она оказывается в ситуации, когда терпеть насилие не так страшно, как оказаться на улице без денег и жилья. Мужчины-тираны очень заинтересованы в такой зависимости, поскольку она дает им максимальный контроль над жизнью жертвы, поэтому сладкие речи на манер "ты не должна работать, дорогая, я сам нас обеспечу" могут иметь скрытое содержание.

Появление ребенка в такой ситуации делает шансы на бегство еще эфемернее. Если быстро найти работу, чтобы иметь возможность снять хотя бы комнату в общежитии, еще более-менее реально, то сразу устроиться на должность с зарплатой, которая перекроет не только аренду, но и няню для ребенка, женщине без достаточного профессионального опыта чрезвычайно сложно. Хуже всего то, что даже если женщина осознает недопустимость домашнего насилия, но у нее нет возможности сразу уйти, и она продолжает и дальше жить в таких отношениях, то постепенно к ним привыкает, теряет остаток уверенности в себе, а значит и шансы изменить жизнь к лучшему. Единственным выходом остаются приюты для женщин, которые дают возможность спрятаться от агрессивного партнера и воспользоваться услугами консультантов-психологов и юристов. Однако таких учреждений, учитывая количество женщин, страдающих от домашнего насилия в Украине, катастрофически не хватает, и доступ к ним имеют лишь жительницы самых больших городов.

Все так живут

Если ссоры родителей заканчивались криками и звуками ударов, соседские конфликты были слышны через стены, а в подростковой компании пощечина считалась признаком настоящей любви, то неудивительно, что уже взрослые девушки воспринимают мужское насилие как норму. И кое-кто из них искренне удивляется, когда благополучные подруги, увидев ее очередной синяк, советуют развестись с мужем — разве из-за такой мелочи разрушают семью? Тем более что после вспышки гнева обычно наступает раскаяние, т.н. медовый месяц, во время которого агрессор старается компенсировать свое поведение повышенным вниманием, заботливостью и подарками.

Но нередко нападения становятся все более жестокими, а периоды затишья — короткими, и даже с самого детства привыкшая к насилию женщина начинает понимать, что ее семья окончательно потеряла признаки счастливой. Однако и тогда обратиться за помощью не спешит — в игру вступают заученные установки: "сор из избы не выносят", "детям нужен отец", "женщина должна сохранить семью любой ценой". А если в анамнезе есть еще и воспоминания о том, как милиция отказывалась приезжать на "семейные дела", или как мама или другая родственница регулярно забирала заявление, потому что боялась, что станет еще хуже, мысль обратиться к правоохранителям и подавно пропадает. В такой ситуации довести дело до конца — заставить агрессора ответить по закону или хотя бы просто бежать от угроз и жестокости — сложно еще и из-за того, что близкие люди, вместо того чтобы поддержать, уговаривают потерпеть, не позорить семью и смириться с тяжелой женской судьбой. 

Я не выживу сама

Казалось бы, вот оно — объяснение: от домашнего насилия страдают женщины из бедных и маргинальных слоев населения, которые не знают другой жизни и лишены поддержки семьи. Но чем объяснить то, что образованные и обеспеченные девушки из хороших семей, высококвалифицированные специалисты с широким кругом общения и трезвым взглядом на жизнь, успешные и умные тоже попадают в зависимость от мужей-агрессоров — и, к сожалению, чаще, чем хотелось бы верить?

"Когда в отношениях нарушаются физические границы — муж бьет жену, это означает, что психологические границы уже однозначно были нарушены, — утверждает опытный психолог-практик и гештальт-терапевт Ольга Чигирь. — Психологически целостная личность способна себя защитить: после первого-второго проявления агрессии такая женщина разорвет отношения. Если же речь идет о хронической ситуации, то можем утверждать, что женщина уже потеряла контроль над ситуацией". 

Разрушение психологических границ не происходит мгновенно. Тактика поведения семейных агрессоров хорошо описана не только в профессиональной, но и в популярной литературе. Но кто же читает такие книги в конфетно-букетный период? Домашние тираны постепенно разрывают связи между женщиной, ее семьей и близкими друзьями, тем самым лишая пока еще будущую жертву помощи и поддержки. Они заставляют женщин сомневаться в своей адекватности, навязывают чувство неполноценности и искажают реальность с помощью газлайтинга — манипуляций сознанием партнера. В результате женщины, вопреки очевидным фактам, начинают угрожающие для здоровья и жизни отношения считать безопасными и стабильными, а иногда даже уникальными, лучшими, чем рутинная будничность других пар. 

"Женщина в такой ситуации слишком надломлена и напугана, она боится изменений, которые ожидают ее, если она отважится уйти от мужа. Также она боится одиночества — не из-за общественного осуждения, а из-за страха остаться с проблемами один на один, — продолжает Ольга Чигирь. — К тому же она уже настолько привыкла к дискомфорту, что для того чтобы "перезапустить" ее, должно произойти что-то действительно ужасное — реальная угроза детям, тяжкие телесные повреждения, пожар — что угодно, что испугает больше, чем насилие, которому она и так регулярно подвергается". В случае благополучных, успешных женщин от признания проблемы — первого шага к ее решению — их удерживают стыд и то же чувство неполноценности: "Как же это, я ведь не такая, как женщины, которых бьют мужья-алкоголики, мне нужно справиться самой". Но на каком-то этапе справиться самой уже не получается.

Ты не сама

Могут ли близкие помочь женщине, страдающей от домашнего насилия? Это непросто, особенно когда жертва сама считает и убеждает других, что в ее семье все нормально. Поэтому наилучший выход — это когда общество заботится прежде всего о профилактике, а не лечении. Мы должны воспитывать детей — не только мальчиков — так, чтобы им и в голову не приходило, что в семье допускается насилие, что гнев и агрессия могут направляться на тех, кого любишь, что можно избежать наказания за поднятую на кого-то руку. А еще растить — и не только в девушках — чувство собственного достоинства, приучать категорически не допускать и не терпеть насилия ни в отношении себя, ни в отношении других, дарить детям любовь и уютный, свободный от агрессии дом, в который всегда можно вернуться, где тебя будет ожидать поддержка, а не осуждение. 

Если же время превентивных мер уже прошло, первое, что могут сделать семья и друзья, — не прерывать общение, даже несмотря на провокационное поведение жертвы или агрессора. Женщина должна знать, что ее всегда ждут близкие, готовые помочь и выслушать. Если контакты между вами еще не порвались, помогите жертве сохранить связь с реальностью: против убеждений мужа, что ударить женщину, которая его "довела", — это вполне нормально, железобетонной стеной должна стать ваша позиция: семейное насилие — это не норма, и виноват в нем тот, кто бьет. Если речь идет о подруге — дайте ей понять, что в вашем доме она всегда найдет по крайней мере временное прибежище. И не опускайте руки, если она все же вернется назад к обидчику. Попробуйте убедить подругу обратиться к специалисту, а если не удастся, не прекращайте разговоров о семейной жизни. 

И, пожалуйста, никогда не перекладывайте вину на жертву, и тем более не казните ее. Возможность говорить о своих проблемах и не бояться осуждения — первый шаг к освобождению.

Теги:
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Нет комментариев
Реклама
USD 27.12
EUR 29.45