Создание рынка газа: имитация или реальность?

Алла Еременко 29 октября 2016, 00:00
Форум

Читайте также

Рынок — это определенная совокупность экономических отношений между домохозяйствами, фирмами, предприятиями, государством по покупке и продаже товаров и услуг.

Словарь терминов и определений.

II Украинскому газовому форуму, организованному в Киеве 12–13 октября 2016 г. компанией "Грант Торнтон Украина" и ООО "Нефтегазстройинформатика", предшествовало немало событий на мировой газовой арене, последствия которых станут ощутимыми, и не только для Украины, уже скоро.

Но несмотря на то, что участниками таких, казалось бы, сугубо профессиональных дискуссий, состоявшихся в ходе форума, в первую очередь являются активные игроки рынка газа и эксперты, смысл заключался в том, чтобы выяснить, как изменения на газовом рынке упростят (или ненароком усложнят) жизнь важному участнику рынка — потребителю газа.

Между тем украинский газовый рынок испытывает немалое напряжение. "Нафтогаз" возмутился, что Минэкономразвития подчинило себе оператора отечественной ГТС — ОАО "Укртрансгаз". Начались устные слушания в арбитражном споре в Стокгольме между "Нафтогазом" и "Газпромом" по контракту купли/продажи газа для потребностей Украины от 2009 г. РФ и Турция договорились о строительстве двух ниток газопровода "Турецкий поток", который в случае реализации лишит украинскую ГТС не менее 13–15 млрд кубометров транзитного объема газа в год. К тому же россияне давят на Еврокомиссию в вопросе предоставления разрешения на увеличение транспортного объема в газопроводе OPAL, несмотря на действующие ограничения европейского энергозаконодательства, в частности Третьего энергопакета. Об этом и многом другом также говорили в ходе форума.

Униговский
Леонид Униговский
II Украинский газовый форум занял достойное место среди мероприятий и событий, касающихся и освещающих развитие рынка природного газа. Если первый такой форум в октябре 2015-го принял около 180 участников, отметил его соорганизатор, генеральный директор ООО "Нефтегазстройинформатика" и постоянный автор ZN.UA Леонид Униговский, то второй — уже более 240. И не беда, что премьеру В.Гройсману, собиравшемуся послушать мнения специалистов, пришлось уехать в командировку. Его поздравления и пожелания плодотворной работы участникам форума передал глава Минэнергоугольпрома Игорь Насалик. Собственно, не о мнимой статусности благодаря присутствию важных чиновников идет речь — о прикладной пользе газового форума. А в этом убедились его участники, гости и журналисты.

География участников как первого, так и второго Украинского газового форума достаточно широка. На него съехались представители компаний разных форм собственности, инвестиционных и финансовых учреждений и экспертных организаций из Германии, Великобритании, стран Центральной и Восточной Европы, Украины — регуляторы энергорынка, газодобывающие компании, операторы ГТС, трейдеры, представители законодательной и исполнительной власти, финансисты, международные эксперты.

Белькова
Ольга Белькова
По мнению Униговского, оба газовых форума показали, что, несмотря на многочисленные проблемы и трудности, украинский рынок природного газа, хоть и не без проблем, существует и развивается. Хотя министр Насалик в какой-то момент был категоричен и высказался наподобие того, что рынка газа в Украине не существует, несмотря на принятый парламентом более года назад Закон "О рынке природного газа". Да, рынок только создается, и хорошо, что его участникам небезразлично, как и почему. Так же, как и то, что создается отечественный рынок газа не абстрактно и только в пределах границ Украины. Его участники уже сейчас стремятся к плодотворному сотрудничеству с европейскими коллегами, которые уже преодолели значительные препятствия на пути рыночных конкурентных отношений с отечественными и зарубежными партнерами. Вот если бы еще ЕС был настойчив в отношении всех без исключения (в том числе "Газпрома") участников европейского газового рынка. А то, как полушутя-полусерьезно высказалась народный депутат из комитета ВР по вопросам ТЭК Ольга Белькова, складывается впечатление, что для того чтобы Украина стала полноправным участником газового рынка ЕС, придется Евросоюз буквально "затащить" в Украину. Обещания поддержать Украину со стороны ЕС и ЕК, прежде всего в попытке "Газпрома" и РФ обойти Украину как газотранспортное государство, к сожалению, весьма условны. Хотя глава представительства ЕС в Украине высказался иначе.

Глава представительства ЕС в Украине Хьюг МИНГАРЕЛЛИ: "Евросоюз будет отстаивать газотранспортную роль Украины"

МИНГАРЕЛЛИ
Хьюг Мингарелли
Евросоюз и, в частности, Еврокомиссия рассматривают Украину исключительно как своего партнера в транзите газа, от которого Европа зависит. ЕК всеми возможными путями — и это важно — будет отстаивать газотранспортную роль Украины, заявил в ходе форума глава представительства Евросоюза в Украине Хьюг Мингарелли. С учетом подписанного 10 октября между РФ и Турцией соглашения о строительстве "Турецкого потока" такое заявление Мингарелли важно для Украины.

Посол ЕС подчеркнул, что отношения с Украиной строятся на четких принципах. По его словам, несмотря на то, что газовый контракт между "Нафтогазом" и "Газпромом" истекает в 2019-м, Еврокомиссия не собирается молча ждать этого момента и намерена начать трехсторонние переговоры Украина—ЕС—РФ о том, как будут развиваться отношения трех сторон после этой даты. При этом выступать в рамках переговоров ЕК будет не просто модератором, а надо понимать, заинтересованной стороной. Подобная позиция Брюсселя очень важна для Киева. Окажется ли Белькова права?

Украинский газовый рынок: шанс на ускорение

Чалый
Александр Чалый
После поздравлений, речей и заявлений приглашенных гостей работу форума открыл чрезвычайно обстоятельный доклад организаторов — директора ООО "Нефтегазстройинформатика" Леонида УНИГОВСКОГО и президента "Грант Торнтон Украина" Александра ЧАЛОГО. Они предложили участникам форума экспертную оценку ситуации на газовом рынке Украины. Учитывая их многолетний опыт в этой сфере, сформулированные определенные выводы и предложения очевидно полезны для всего газовой сообщества. И прежде всего для газопотребителей.

Авторы исследования напомнили некоторые моменты развития событий на газовом рынке в 2014 г. И заметили, что если кто-то возразит, что рынка в то время не было, то стоит обратить внимание на экономическое толкование этого понятия (см. эпиграф). То есть в 2014-м рынок был, но монополизированный одним продавцом. Было продано для потребления 38,9 млрд кубометров газа. В Украине было добыто 20,5 млрд кубометров, в т.ч. частными компаниями — 3,3 млрд, импортировано — 19,5 млрд, из них 14,4 млрд, или 74%, — у "Газпрома".

На восточных территориях страны шла война, РФ аннексировала Крым. Падение потребления газа в 2014-м по сравнению с 2013-м составило примерно 7,5 млрд кубометров (в т.ч. 3,4 млрд — за счет оккупированных территорий).

Зависимость от одного внешнего поставщика, дискриминационные условия контракта с ОАО "Газпром", как отмечают соорганизаторы форума, заставили Украину активно искать выход из этой ситуации.

Сегодня на рынке работает около 10 тыс. действующих промпредприятий, 174 тыс. предприятий комбыта и организаций, а также 201 предприятие теплоэнергогенерации. Газ поставляется для более 13 млн домохозяйств. По информации ПАО "Укртрансгаз", за восемь месяцев 2016-го промпотребителям поставляли газ с заказом услуг транспортировки 180 поставщиков. Если учитывать поставки предприятиям комбыта, бюджетным организациям, ТКЭ и населению, то количество поставщиков — 212. За восемь месяцев 2016 г. для потребителей было транспортировано чуть более 17 млрд кубометров газа.

В таблице приведены заказчики услуг транспортировки и объемы импортируемого газа за первые девять месяцев 2016 г. по данным ПАО "Укртрансгаз". Приведенные данные свидетельствуют, что доля в импорте непосредственно "Нафтогаза" составляет 73,5%.

Максимальная фактическая цена для потребителей Украины, не подпадающих под действие Положения о возложении специальных обязанностей на субъектов рынка природного газа для обеспечения общественных интересов в процессе функционирования рынка природного газа (без учета тарифов на транспортировку и распределение), составила в июле 2016 г. 8135,52 грн/1000 кубометров с НДС, или по среднему курсу НБУ за июль 2016-го — около 328 долл./1000 кубометров. В сентябре 2016-го газ импортировали 14 поставщиков, причем доля "Нафтогаза" составляла 77,5%.

Теперь вспомним, что именно в 2014 г. началась активная подготовка нового закона о рынке природного газа. Еще в 2010-м был принят Закон "Об основах функционирования рынка природного газа", в котором с учетом внесенных в 2012-м изменений уже имелись некоторые элементы, так сказать, либерализации газового рынка. Но в полной мере законодательно закрепить признаки либерализации рынка тогда не удалось.

Базой для работы над новым законом стал проект, подготовленный экспертами Европейского Энергетического сообщества. Над ним работала большая группа специалистов. В апреле 2015-го законопроект был принят. Через год после начала его внедрения уже можно говорить об определенных недостатках и просчетах этого закона, но главное, что им обеспечена правовая основа для создания нового конкурентного рынка газа в Украине. В октябре 2015 г. закон вступил в силу. Прошел год. Подытожим, что имеем в сухом остатке.

Позитив

1. Сформированы основные черты новой модели украинского газового рынка.

2. Разработана значительная часть нормативной базы, которая в процессе внедрения дорабатывается.

3. Началась реальная конкуренция в сегменте газоснабжения промпотребителей.

4. Наблюдается устойчивая тенденция к уменьшению доли монополиста — "Нафтогаза" в поставках газа промышленным потребителям.

5. Увеличилось количество иностранных газотрейдеров, которые поставляют (хотят поставлять) газ украинским компаниям.

6. Появились первые дочерние компании иностранных газотрейдеров — резиденты Украины.

Но, пожалуй, из позитива это все.

Такой вывод мы делали еще 21 сентября 2016 г. Но 22 сентября произошел прорыв — Верховная Рада приняла два важных закона: "О Национальной комиссии, осуществляющей государственное регулирование в сферах энергетики и коммунальных услуг", и о внесении изменений в Закон Украины "О рынке природного газа" по уменьшению максимального размера страхового запаса до 10% от месячных запланированных объемов поставок.

Негатив

1. Не внесены все необходимые изменения в целый ряд законов Украины.

2. Применение новых для украинского газового рынка механизмов (даже страховой запас в 10% и финансовые гарантии) значительно усиливает финансовую нагрузку на трейдеров (поставщиков).

3. В последнее время значительно замедлилось движение по разработке необходимых подзаконных (нормативных) актов, более того, некоторые правительственные решения в значительной мере заблокировали этот процесс.

Мы не считаем НАК "Нафтогаз Украины" ответственным за все недостатки в реализации новой модели газового рынка. Напротив, "Нафтогаз" сделал и делает много полезного в этой сфере. Дело в том, что вопрос внедрения конкурентного газового рынка в стране — это государственная задача, и решать ее должен государственный орган. К сожалению, Минэнергоугольпром оказалось пока профессионально не готово возглавить этот процесс.

Теперь перейдем к результатам экспертной оценки состояния газового рынка Украины.

I. Закон о регуляторе (НКРЭКП)

После настойчивых требований ЕК наконец принят закон о регуляторе (НКРЭКП). Без компромисса не обошлось, но все равно это шаг вперед. То, что именно этот закон является краеугольным камнем того, что мы называем рынком природного газа, не подлежит сомнению. Нам необходим регулятор, который был бы хоть как-то защищен от несанкционированных законом вмешательств как законодательной и исполнительной власти, так и финансово-промышленных групп.

Нужно также срочно разработать проект закона Украины "Об энергетическом омбудсмене", принять его как залог защиты потребителей на энергетических рынках.

II. О монополизме "Нафтогаза"

По нашим расчетам, доля "Нафтогаза" в поставках газа промпотребителям за восемь месяцев 2016 г. составила 8,02%. По приблизительным расчетам на основании информации ПАО "Укртрансгаз", для сегмента промышленности индекс Хиршмана—Херфиндаля составляет не менее 1051, что свидетельствует о средней концентрации рынка природного газа Украины в этом сегменте.

Вероятно, доля "Нафтогаза" в зимние месяцы повысится. Но монополизм этой компании может заключаться не только в этом. Оператор украинской ГТС — ОАО "Укртрансгаз" пока находится в прямом административном подчинении НАК "Нафтогаз Украины". Это ненормальная ситуация.

Постановлением №496 от 1 июля 2016 г. правительство одобрило план отделения оператора ГТС. Однако на практике это будет реализовано только после завершения арбитражного процесса в Стокгольме. Логичный вопрос: что делать до этого момента? Без отделения "Укртрансгаза" рынок нормально работать не сможет. Выход мог быть следующим. Внести изменения в устав ОАО "Укртрансгаз", предусмотрев невозможность для "Нафтогаза" единолично:

— административно (кадрово) вмешиваться в деятельность оператора ГТС;

— контролировать движение финансовых потоков "Укртрансгаза";

— вносить изменения в устав оператора.

До окончания стокгольмского процесса, то есть до начала фактического разделения, эти функции предполагалось передать Минэкономразвития. На судьбу стокгольмского арбитражного процесса, по нашему мнению, такое решение не повлияет, а на рынке будет относительно независимый оператор ГТС. Это можно было сделать, потому что новый устав "Нафтогаза" вводится в действие постановлением КМУ №1002 от 5 декабря 2015 г. только с 1 апреля 2017-го. Мы поддерживаем эту идею, потому что 100-процентной гарантии, что стокгольмский арбитраж закончится в 2017-м, нет. А рынок уже сейчас нуждается в независимом операторе ГТС.

К сожалению, слабая процедура принятия этого решения МЭРТ (отсутствие гласности, не уведомили наших иностранных партнеров, в т.ч. ВБ, ЕБРР, секретариат Энергетического сообщества, др.) скомпрометировала эту идею. Хотя мы надеемся, что будет найдено новое компромиссное решение.

III. Реформирование "Нафтогаза" (в т.ч. Unbundling)

Безусловно, НАК "Нафтогаз Украины" нужно реформировать как можно скорее. И постановление КМУ №496 от 1 июля 2016 г. "Об утверждении плана реструктуризации НАК "Нафтогаз Украины", видимо, необходимо как никогда. Но создание двух новых компаний — "Украинские магистральные газопроводы" и "Украинские подземные хранилища" — на базе структуры со штатом около 20 тыс. сотрудников, по нашему мнению, затянет этот процесс на годы. Кстати, в постановлении ничего не сказано, что будет непосредственно с "Укртрансгазом". На наш взгляд, путь, предложенный руководством "Укртрансгаза", более реальный. А именно: создать на базе филиала "Львовтрансгаз" обособленное подразделение, в котором сосредоточить все подземные газохранилища. В перспективе это подразделение превращается в отдельную независимую структуру. Это эволюционный путь вместо революционного.

Также отметим, что поиск одного инвестора (концессионера) на всю ГТС Украины является крайне сложным. Украинская ГТС сейчас работает на почти 25% мощности (с учетом внутреннего транспорта). В эксплуатации — лишь 7–9% от всех газоперекачивающих агрегатов, около 30% производственных мощностей являются избыточными. Очень проблематично, что всю эту систему возьмет какая-нибудь из "солидных европейских компаний". Более вероятно, что этот инвестор или "управляющий" (если он найдется) выдвинет условие отделения 2–4 транзитных газопроводов и дальнейшего управления именно ими. Однако это не вся ГТС: такие газопроводы могут быть отделены и от "Укртрансгаза". Но это именно то, о чем мы говорим уже достаточно давно: создание СП, передача в концессию (лизинг) отдельных фрагментов ГТС. Например, СП по обслуживанию интерконнектор Польша—Украина и отдельного ПХГ, СП для обеспечения перетоков газа из Словакии на Балканы через Румынию и Болгарию и обратно, то есть "фрагментация" ГТС. В одном мы согласны с авторами идеи из группы "Нафтогаз": без обмена активами с "европейскими грандами" (операторами европейских ГТС) судьба транзита украинской ГТС может быть очень сложной.

Отдельно стоит проблема "Укргаздобычи". Действительно, Третий энергетический пакет категорически не требует отделения торговли от добычи. Но следует иметь в виду, что "Укргаздобыча" — это и Шебелинский ГПЗ, который наладил выпуск А-95 стандарта Евро-5. Эта компания может самостоятельно работать на рынке. Особенно если цены будут уже рыночными. В перспективе она также должна быть отделена и пойти на приватизацию, но, как нам кажется, с обязательным разделением на отдельные компании. Нам не нужен новый монополист на рынке. Не может одна компания иметь на рынке долю продаж, превышающую 30%. Это должен контролировать Антимонопольный комитет Украины.

Последний вопрос в этом разделе — что делать непосредственно с "Нафтогазом"? Наша точка зрения — он должен существовать. В компании сформирована команда молодых, перспективных специалистов, и было бы неправильно все это терять.

Следует отметить, что сам "Нафтогаз" владеет непосредственно шестью лицензиями на разведку и добычу с площадью, превышающей все лицензии "Укргаздобычи". Уже сейчас на этих площадях из законсервированных (при отсутствии инфраструктуры) скважин можно добывать около 100 млн кубометров газа в год. А перспективы значительно больше. Поэтому мы видим будущее "Нафтогаза" таким: трейдерная компания и два дочерних предприятия по добыче и хранению газа.

Поясним последний тезис. Так уж случилось, что компания "сидит на двух стульях". С одной стороны, все требуют безубыточности работы "Нафтогаза", и это правильно с точки зрения предприятия. С другой — эта компания является инструментом государственной политики в газовой отрасли. Пример. Мы заставляем НАК закупать осенью избыточный газ, который, по сути, может понадобиться только для обеспечения транзита российского газа, но ничего не делаем, когда НАК должна продавать этот дорогой газ летом или нести расходы по его хранению. Например, руководство компании считает, что объема хранения газа в ПХГ в размере 14,5 млрд кубометров достаточно для прохождения отопительного сезона 2016–2017 гг. в Украине. В то же время правительство приняло решение рекомендовать закачать в ПХГ до 17 млрд кубометров. Закачка "лишних" 1,0–2,5 млрд значительно ухудшит финансовые показатели компании. Какой выход из этой ситуации? По нашему мнению, он следующий. Когда мы говорим о "чрезмерном" объеме хранения, то, по сути, речь идет о стратегических резервах природного газа на случай экстремальных обстоятельств. Нужно разработать и принять соответствующее законодательство (наподобие того, что действует в Италии или Венгрии, — аналог Директивы №2009/119 о минимальных запасах нефти и нефтепродуктов) и воплотить его в жизнь. Тогда у "Нафтогаза" не будет проблем (и рисков, прежде всего финансовых) по закупке этого газа, его хранению и обновлению запасов, потому что тогда средства на эти резервы будут выделяться из других источников и не за счет деятельности компании или полученных ею кредитов. А для хранения таких стратегических запасов нужны не все ПХГ из расположенных на западной границе, а только 1–2. Кстати, такой подход поддерживает и "Нафтогаз".

IV. Дальнейшее развитие рынка

Как уже упоминалось выше, в последнее время рынок замедлился в своем развитии. По нашему мнению, в значительной степени это обусловлено принятием постановления КМУ №315 от 27 апреля 2016 г. Дело не в том, что его разработали недостаточно профессионально, и не в том, что принята единая предельная цена на природный газ. В условиях отсутствия нормальных механизмов определения рыночной цены (биржи, аукционы) такой подход имеет право на жизнь. Дело в структуре формулы из пункта 2 постановления, согласно которой определяется цена на газ. Включение в цену тарифов на транспорт и распределение фактически делает невозможным создание современной тарифной системы "входа-выхода". В предлагаемой структуре формулы полностью отсутствует абонентская плата за пользование газораспределительными сетями. Однако обслуживать сети нужно и тогда, когда поставки газа уменьшаются или их совсем нет.

Есть и положительный аспект. НКРЭКП приняла решение о пересмотре печально известной формулы цены на газ, но отложила это до 1 апреля 2017 г.

На наш взгляд, целесообразно было бы установить предельную оптовую цену на природный газ.

Есть еще один вопрос, напрямую связанный с созданием равных условий для всех продавцов газа. Входной тариф в ГТС в случае трансграничного сообщения — 12,47 долл./1000 кубометров. Он работает для всех импортеров. Внутренний добытчик не платит входящий тариф в ГТС. Это напрямую нарушает правила соблюдения "национального режима в отношении внутреннего налогообложения и регулирования", определенного статьей III Генерального соглашения по тарифам и торговле, к которому Украина присоединилась в 2008 г.

Освобождение "Нафтогаза" от входного НДС в процессе импорта газа. Если речь идет о поставках газа защищенным потребителям и ТКЭ для населения, то, на наш взгляд, это оправданно. Но не в случае продажи газа промышленности.

V. Установление "рыночной" цены на газ

Рыночная цена — это цена, которая устанавливается как равновесная между предложением и спросом. В украинских реалиях этого нет. Как вспомогательное средство, суррогат такой цены можно определять расчетным путем, как это и сделало правительство. Лучше было бы, на наш взгляд, в перспективе использовать предложение Сергея Ермилова: законодательно обязать импортеров и местных добытчиков продавать не менее 30% объемов закупленного (добытого) природного газа не для собственных нужд через биржи. Это, с нашей точки зрения, неплохо сработало в Польше (так делает крупнейший польский трейдер — компания PGNIG).

Почему все же нужно переходить на рыночные цены на газ? Главная цель введения рыночной цены — обеспечить свободные перетоки энергии между региональными газовыми рынками. Только так возможно создать конкуренцию между импортом и местной добычей и исключить картельные сговоры.

Отдельно следует обратить внимание на применение ускоренной амортизации при определении тарифов "входа-выхода". История этого вопроса такова. После оглашения утверждения ОАО "Газпром", что после 2019-го он прекращает транзит через территорию Украины, команда "Нафтогаза" выдвинула предложение "заставить" "Газпром" заплатить за всю амортизацию транзитных газопроводов до конца 2019-го. По настоянию Минэнергоугольпрома, НКРЭКП реализовала эту идею.

Если эта ускоренная амортизация "фигурирует" во входной трансграничной цене 12,47 долл./1000 кубометров на западной границе Украины, то возникает вопрос: а почему потребители Украины должны оплачивать эту ускоренную амортизацию? Ведь они будут использовать газ и после 2019-го.

VI. Монетизация льгот

При запланированных объемах субсидий очень трудно "конвертировать" их в реальные деньги. Но вариант, который рассматривает правительство, по нашему мнению, может оказаться достаточно эффективным. Идея заключается в том, чтобы выплачивать экономию ("сэкономленные" субсидии) реальными деньгами. Это побуждает получателей субсидий экономить топливные ресурсы.

VII. Финансовые гарантии и страховой запас

Всем, кто работает на газовом рынке Украины, известны эти проблемы. Безусловно, должен быть дифференцированный подход к введению финансовых гарантий. Можно предложить воспользоваться опытом иностранных трейдеров по мерам, которые они принимают в случае, когда к ним обращаются незнакомые покупатели. Всем им предлагается пройти процедуру KУС (Know your customer — "знай своего клиента"), то есть проверку благонадежности и платежеспособности покупателя. Можно предложить, чтобы на основании аналогичной процедуры "Укртрансгаз" индивидуально, но по прозрачной процедуре определял меру необходимой финансовой гарантии для каждого перевозчика (шиппера). Возможно, от поставщиков и не придется требовать этих гарантий. Эти процессы должен контролировать регулятор, потому что могут появиться некоторые возможности для коррупционных действий.

Требование хранить страховой запас имеет достаточно длинную историю. Сначала, после принятия Закона Украины "О рынке природного газа", речь шла о 200% от месячного объема (предложение "Нафтогаза"), затем согласились на 50%. Появилось также разумное предложение от "Нафтогаза" требовать страховой запас только в случае поставки газа защищенным категориям потребителей. Это понятно и логично. Наконец, появился проект постановления КМУ "Об утверждении порядка создания страхового запаса природного газа", который реализует эту идею. Однако принятый 22 сентября Верховной Радой закон о предельном уровне страхового запаса в размере 10% для всех поставщиков нивелировал эту идею. На наш взгляд, целесообразнее было бы оставить страховой запас только при поставке природного газа защищенным потребителям. Однако, если будет принято законодательство о стратегических резервах (запасах) природного газа, то вообще можно будет отказаться и от этого.

VIII. Кодексы ГТС и ГРС

Хотя Закон "О рынке природного газа" вступил в силу 1 октября 2015 г., оба кодекса были введены в действие только в январе 2016-го. К этому моменту они уже в значительной степени изменены и стали более совершенными. На наш взгляд, главным недостатком внедрения кодексов стало полное отсутствие в них новелл об обеспечении свободного доступа "третьих лиц" к транспортным (распределительным) мощностям. Если внутренние системы загружены только на 20–25%, то в отношении трансграничных мощностей так сказать нельзя. И на словацком (40 млн кубометров/сутки), и на польском (4 млн) направлениях в определенные моменты времени отсутствовали свободные мощности. Относительно свободным было разве что венгерское направление (16 млн кубометров/сутки).

IX. Коммерческое балансирование

Узким местом в системе транспортировки и распределения природного газа является техническая невозможность суточного коммерческого балансирования (именно поэтому возникли и возникают проблемы с отрицательным дисбалансом). ПАО "Укртрансгаз" объявило тендер на разработку такой системы (программного и информационного обеспечения), провело его, но затем отменило результаты. Учитывая, что разработка и внедрение подобной системы требует 5–7 месяцев, понятно, что даже оптимистичный срок ввода ее в эксплуатацию — вторая половина 2017 г.

Если будет реализовано постановление КМУ №496 и будет создан новый оператор ГТС "Украинские магистральные газопроводы", то, возможно, такую платформу должна создавать уже новая фирма?

X. Население: будет ли рынок конкурентным?

Законом "О рынке природного газа" создана теоретическая возможность того, что на рынке может быть несколько предложений поставки газа населению. Но, к сожалению, пока чисто теоретически. Реализации такой возможности на практике препятствуют два существенных обстоятельства. Первое — неуверенность поставщиков в том, что они получат оплату за свой газ, второе — плохая осведомленность людей о возможности покупки газа у других, кроме обл-, горгазсбытов, поставщиков. Также существует и опасение, что "газсбыты", будучи тесно связанными с обл-, горгазами, будут препятствовать таким попыткам. На наш взгляд, это маловероятно, и в случае реализации регулятор имеет достаточно рычагов, чтобы пресечь подобное явление.

XI. Добыча

Мы не будем касаться этого очень важного аспекта обеспечения нашей энергетической безопасности. Хотим сослаться на Концепцию развития газодобывающей отрасли Украины, подготовленную Минэнергоугольпромом с привлечением независимых экспертов, и дорожную карту реализации плана правительства по увеличению добычи газа в Украине, разработанную Ассоциацией газодобывающих компаний при содействии Американской торговой палаты в Украине.

XII. Лицензирование

С принятием Закона Украины "О регуляторе" исчезла коллизия о несоответствии друг другу законов Украины "О рынке природного газа" и "О лицензировании видов хозяйственной деятельности". Теперь регулятор может непосредственно утверждать лицензионные условия и выдавать лицензии. Регулятор уже опубликовал проект постановления "Об утверждении лицензионных условий осуществления хозяйственной деятельности на рынке природного газа". Это позволит участвовать в тендерах на поставку природного газа бюджетным организациям значительно большему кругу поставщиков.

XIII. Распределение газа

В этом секторе работает более 75 тыс. лиц. Операторы газораспределительных сетей эксплуатируют более 409 тыс. км газопроводов, 63 тыс. газораспределительных пунктов для снижения давления газа, 271 тыс. отключающих устройств. В 2015 г. были распределены 29 млрд кубометров природного газа для внутреннего потребления. На обслуживании у операторов распределительных сетей 9,5 млн бытовых счетчиков газа и почти 28 млн бытовых газовых приборов. Около 38% этих устройств эксплуатируются с истекшим сроком эксплуатации.

От добросовестного труда этих людей зависит безопасность газоснабжения, а иногда — и наша с вами жизнь. Пора прекратить переносить оценку деятельности тех или иных владельцев операторов ГРС на работу самих операторов.

Подотрасль распределения газа срочно требует внедрения стимулирующего тарифообразования, новых технологий, пересмотра нормативной базы и, что очень важно, повышения имиджа этой работы.

XIV. Учет газа

Неоднократно многие эксперты, в т.ч. и авторы этого доклада, писали о необходимости перехода на учет газа по энергетическим показателям.

У нас на трансграничных пунктах учет газа осуществляется как по объемам, так и по энергетическим показателям. Но внутри страны все остается по-старому. Это непонятно, потому что, по нашей информации, ПАО "Укртрансгаз" имеет достаточно серьезные наработки в этой сфере. По информации пресс-службы НАК "Нафтогаз Украины", компания разработала и направила в Минэнергоугольпром и Минэкономразвития проект "Плана мероприятий по внедрению в Украине учета природного газа в единицах энергии" и соответствующий проект постановления правительства.

Проблема учета газа по энергетическим показателям тесно связана с "приемом" газа от местных газодобытчиков в украинскую ГТС. Нам нужно иметь нормативные документы, регламентирующие этот процесс. Например, надо знать, какие финансовые механизмы (доплаты, штрафы) должны применяться в случае поставки в ГТС природного газа с высокой (низкой) калорийностью. (Кстати, это касается и других физико-химических показателей природного газа.)

Также следует отметить, что авторы негативно относятся к идее установления общедомовых счетчиков газа. Это не ликвидирует проблему, а просто переносит ее решение на другой уровень.

XV. Методологическое и информационное обеспечение

Развитый конкурентный рынок не может эффективно работать без развитой вспомогательной инфраструктуры. Вместе с биржами, клиринговыми компаниями это и ценовые агентства, такие, как ICIS, Platt's, Argus, Bloomberg.

У нас пока нет такого рынка, но мы уверены, что будет. Поэтому именно сейчас нужно уделить внимание и этому аспекту. Среди важнейших задач в этой сфере — разработка методологии расчета ценового индекса, прогнозирование динамики потребления газа в зависимости от температурных показателей и цены на газ, мониторинг и профессиональный анализ ситуации на рынке — баланса спроса и предложения, максимальной и минимальной цены и т.д.

Международные агентства придут в Украину, когда для этого будут созданы соответствующие условия. Но мы считаем, что крайне необходимо иметь на этом рынке услуг и национальный сегмент.

Президент ПАО "Укртрансгаз" Игорь ПРОКОПИВ: "У Украины должны быть партнеры, которые обеспечат надлежащую загрузку ГТС"

Прокопив
Игорь Прокопив
"Северный поток" — это вызов номер один. Приватизация "Газпромом" белорусской ГТС и увеличение ее мощности на треть — это вызов номер два. "Северный поток" забрал более 40 млрд кубометров транзита газа. Белорусская ГТС за счет увеличения на 30% — еще 5–6 млрд. Совокупно с более 110 млрд кубометров транспортная работа украинской ГТС упала до 72–75 млрд. Мы уже несем эти потери. Россияне хотели бы дискредитировать Украину полностью. Им бы хотелось проложить еще и "Северный поток-2", а также обойти южное направление, построив так называемый "Южный поток" или сначала "Турецкий поток". Это большая политическая борьба и угроза для Украины.

Конечно, мы просчитываем перспективы своего развития, рассматриваем несколько вариантов, которые возможны с 2019 г. Это сохранение нынешнего транзита, падение до 30 млрд кубометров, если будет вторая нитка "Северного потока", и полное отсутствие транзита через ГТС Украины. К этому тоже надо быть психологически и экономически готовыми. Понимать, какие потери понесет государство, и какие из них может понести оператор "Укртрансгаз", чтобы продолжать эффективно работать. Поскольку все равно мы будем обеспечивать транспортировку природного газа для нужд потребителей Украины.

Налаживание импортных поставок из Европы показало, что Украина может качать газ не только с востока на запад, но и с запада на восток. Сейчас у нас есть от операторов ГТС сопредельных стран довольно интересные предложения по развитию и строительству новых транзитных маршрутов по территории Украины. Поэтому считаю, что государство должно изучать и бороться за такие направления, как боролось в свое время за реверс.

Также надо помнить, что более десяти лет россияне блокируют отношения Украины со странами среднеазиатского региона по транзиту природного газа через нашу ГТС для потребителей Европы и импорту голубого топлива из этих стран для отечественных потребностей.

Большинство наших труб эксплуатируются 50 лет. Чтобы понимать, как долго ими можно пользоваться, надо постоянно диагностировать их техническое состояние. Для этого у нас на предприятии функционирует филиал "Техдиагаз". Также закупаем через систему публичных тендерных торгов услуги на внутритрубную диагностику, позволяющую точно оценить состояние трубы. А изоляция защищает трубу и способствует ее продолжительной эксплуатации. За счет диагностики мы должны определять потенциально опасные участки. На сегодняшний день мы считаем, что труба рабочая, и у нас есть несколько десятков лет твердого запаса эксплуатации. На протяжении двух последующих лет мы должны заменить семь опасных участков за средства ЕБРР и ЕИБ.

Что же касается наших газоперекачивающих агрегатов, то уже спланирована работа по их модернизации на последующие 3–4 года. За счет реализации такой программы ожидаем закрыть все проблемные вопросы.

Учитывая значительный профицит мощностей ГТС Украины, 30% газокомпрессорных станций простаивают в режиме ожидания. Очевидно, что незадействованные производственные активы должны быть выведены из эксплуатации.

Мы уже подошли к тому, чтобы утвердить меры в Кабмине и сказать на весь мир, что мощности в 275 млрд кубометров на входе в Украину не нужны. Поскольку это лишние расходы на содержание персонала, компрессорных станций, агрегатов и пр. На десять последующих лет мы можем отказаться от эксплуатации приблизительно 400 км газопроводов.

На сегодняшний день у нас есть четкая стратегия действий на ближайшие десять лет, согласно которой уже в скором времени приступим к оптимизации ГТС, чтобы она была готова к вызовам, о которых мы с вами говорили: нулевой вариант, 30 и 70 млрд кубометров в год транзитной работы по территории Украины.

В сущности, российская труба и украинская — это одна газотранспортная система, поскольку была построена в советское время для выполнения одной задачи — экспорта газа для нужд европейских потребителей. Но наши климатические условия намного лучшие, чем у россиян. Тем более мы прикладываем максимум усилий для поддержания нашей ГТС в надлежащем состоянии, поэтому я считаю, что украинская труба в лучшем состоянии. Существует четкая статистика повреждений и аварий на газопроводах РФ и Украины — в нашей стране их на порядок меньше. Поэтому дискредитация со стороны россиян выглядит просто смешно. Я не вижу каких-либо угроз для существования ГТС Украины за исключением вызовов, имевших место за последние 2,5 года. Они не просчитаны ни в одном учебнике, в каких-либо институтах и проектах. Речь идет о войне на Востоке.

Напомню, что в прошлом году в результате обстрела возникала чрезвычайная ситуация с повреждением газопровода в направлении Мариуполя. Досрочно, в сверхсложных условиях, за 2,5 суток нам удалось восстановить газоснабжение. В этом году был такой же случай по Ужгородскому направлению в горной местности: мороз и пиковые нагрузки. Еще был случай по "Львовтрансгазу" — в направлении Польши. Буквально за несколько часов мы выровняли режимы. Наша система построена таким образом, что у нас настолько разветвленная сеть газопроводов, что с помощью аналитической работы диспетчеров и инженеров нам удается оптимизировать потоки, выровнять давление и обеспечивать безаварийную подачу в Европу, что мы и делаем уже последние полстолетия.

Логика для Украины в консорциуме очень проста — у страны должны быть партнеры, которые гарантированно обеспечат загрузку ГТС. Остальное мы можем сделать сами — и обслуживать, и эксплуатировать, и модернизировать. Основная задача: сохранить загрузку ГТС, возможно, увеличить, задействовать новые потоки, новые коридоры. Это было бы ответом на самые главные вызовы.

Глава НКРЭКУ Дмитрий ВОВК: "Задача регулятора — сделать рынок газа конкурентным"

Вовк
Дмитрий Вовк
Верховная Рада наконец приняла закон о НКРЭКУ. Это обеспечивает регулятору функциональную и финансовую независимость. За последний год многие наши идеи, полностью соответствующие лучшим практикам и Закону "О рынке природного газа", не были воплощены из-за того, что было вмешательство в функциональную независимость работы регулятора. Как только закон будет подписан (и он вступит в силу), мы планируем в первую очередь начать работу над проблемой, которую можно толерантно назвать режимом полулиберализации газового рынка.

Наша задача как регулятора — сделать рынок газа конкурентным. Если сегмент рынка поставок газа для промышленных потребителей либерализован, то в сегменте населения и предприятий теплокоммунальной энергетики, даже с сохранением существующей системы субсидий, до 50% рынка может быть конкурентным. Чтобы сделать конкурентным остальной рынок, необходимо работать совместно с правительством и Минсоцполитики над монетизацией субсидий.

Поскольку мы как регулятор утратили прямые инструменты по административному определению цен на газ, то второй блок, интересующий нас, это те естественные монополии, на которые мы влияем. Во-первых, оператор газотранспортной системы Украины ПАО "Укртрансгаз". Необходимо, чтобы решение, принятое в прошлом году по стимулирующему тарифообразованию, действительно заработало. Для этого важно, чтобы были урегулированы вопросы с транзитом газа по украинской ГТС после 2019 г. Это было бы очень положительно для страны, для компании и потребителей. Для потребителей это будет означать снижение ставки с сегодняшних 12,47 долл. (тариф на вход в ГТС. — А.Е.) в соответствии с уменьшением регуляторной базы капитала. Для компании это будет означать, что наконец она будет свободной в своей операционной деятельности.

Еще одна естественная монополия, на которую мы оказываем непосредственное влияние, — это распределение природного газа. У нас есть два вопроса. Первый — это формула, по которой сегодня рассчитывается тариф на распределение газа (облгазами. — А.Е.). Все знают, что сегодня действует формула "затраты+". Чтобы перейти к стимулирующему тарифообразованию, необходимо решение Верховной Рады относительно собственности сетей. Без него мы не можем перейти к стимулирующему тарифообразованию для этих участников рынка. 

Второй вопрос — каким образом этот тариф образуется? По нашему мнению, надо переходить к процедурам мощности. Для некоторых потребителей такой переход может быть мучительным на первом этапе в связи с тем, что на протяжении последних 20 лет происходила деградация сетей, и у многих потребителей есть избыточные мощности, за которые необходимо будет платить. Следовательно, потребители с небольшим потреблением газа вынуждены будут платить больше, но потребители с большим потреблением газа будут платить меньше.

Сейчас в нескольких регионах мы реализуем пилотный проект, охватывающий 40 тыс. потребителей, которые выделены в кластеры (категории). У этих потребителей установлены приборы для дистанционного считывания информации с приборов учета. Реализация этого пилота позволит наконец снять вопрос прозрачности начислений, даст понимание баланса газа, размеров технических потерь газа в сетях. Также этот проект даст возможность понять, каковы операционные затраты на персонал, а их очень сложно проконтролировать, поможет сократить затраты на топливо. И самое важное — позволит рассчитать потребность в финансировании при реновации или реконфигурации сетей. Следовательно, этот проект станет прологом для внедрения "смартгрид" в распределении газа. Это европейская практика, когда IT-решения наиболее целесообразны и эффективны для оптимизации производства.

Вот наши приоритеты. Надеюсь, что через год, когда мы вновь здесь соберемся, пройдет уже полгода, как произойдет полная либерализация рынка природного газа. КМУ уже не будет определять цену газа для бытовых потребителей, на рынке будет конкуренция по всей цепочке, монетизация льгот, а тариф для "Укртрансгаза" будет установлен, исходя из реальной, а не ускоренной амортизации.

Директор "Региональной газовой компании" Александр ПРИТЫКА: "Хронический дефицит инвестиций угрожает уничтожением транспортной инфраструктуры"

притыка
Александр Притыка
Сначала о нескольких положительных моментах, которые мы увидели за последние полтора года работы газового рынка.

Первый — это принятие кодексов как газотранспортной системы, так и газораспределительных сетей. Наконец появились систематизированные сборники документов и регламентов вместо ранее существовавшего большого количества разрозненных приказов, писем, разъяснений и других документов от НАК "Нафтогаз Украины", Минэнергоугольпрома, НКРЭКУ и других государственных учреждений. Обычно с новыми кодексами возникают некоторые нестыковки, но над их устранением участники рынка работают вместе с госрегулятором.

Второй положительный момент — появление типовых публичных договоров с потребителями на поставки и распределение газа. Такое нововведение облегчило отношения между поставщиками, потребителями газа и операторами распределительных сетей. Благодаря типовым публичным договорам отныне любой поставщик имеет возможность быстро и без лишних формальностей заключить договор с потребителем.

Третий положительный сдвиг — применение единой цены на газ для населения. Именно операторы газораспределительных сетей в течение трех лет убеждали несколько составов правительства и НКРЭКУ, что необходимо ввести единую цену на газ для населения. Сейчас это уже сделано. Почему это важно для операторов распределительных сетей? Потому что такое решение значительно упрощает учет и администрирование объемов потребления газа среди 13 млн бытовых потребителей в Украине. Это очень важно, учитывая отсутствие дорогих смарт-систем учета потребления газа, позволяющих наладить контроль в онлайн-режиме.

Теперь об отдельных сегментах рынка газа, в частности рынке поставок газа для промышленных потребителей. На нем и раньше была довольно развитая конкуренция, поэтому и сейчас она на достаточно высоком уровне. Сегодня в этом сегменте отсутствует монопольное положение какого-либо газового трейдера. Говоря о промышленных потребителях, имеют в виду не только промышленность, но и аграрных производителей, и прочих, т.е. всех потребителей, покупающих газ по рыночным, нерегулируемым ценам.

О существующей системе субсидий, и как она сдерживает развитие рынка

Но есть и другой, проблемный, сектор, связанный с такими категориями потребителей, как население и ТКЭ, которые обслуживают бытовые объекты. На обслуживающих этот сектор поставщиков возложены специальные обязательства, действуют специальные, регулируемые цены. Но главная проблема заключается не столько в нерыночных ценах (уровень которых приблизился к рыночным, по крайней мере так было летом). Главное, что сейчас тормозит здесь рыночные изменения, — это колоссальный объем субсидий, фактически заменяющих деньги. Около 60% денежного потока в этом секторе приходится на клиринговые взаиморасчеты в рамках системы субсидий. Вся система клиринговых расчетов по ТКЭ и населению завязана на НАК "Нафтогаз Украины", которая фактически выборочно регулирует эти потоки. Поэтому ни один газовый трейдер, который захочет зайти на этот рынок, не сможет работать независимо, ведь ему необходимо покупать газ у "Нафтогаза". Решить эту проблему возможно только после того, как правительство, Минфин изменят существующий подход к предоставлению субсидий — наилучшим вариантом была бы их монетизация. Только после этого сможем говорить о создании действительно рыночных условий.

Есть еще несколько аспектов. Например, условия деятельности поставщиков газа на рынке обслуживания населения. Такие поставщики за свою работу получают 1% от установленной правительством немаленькой цены на газ. Фактически в результате реформы газового рынка, а именно — разделения функций поставок и распределения газа, когда были созданы отдельные снабжающие компании, для них забыли выделить средства в регулируемой цене газа — забыли, что для того чтобы они полноценно выполняли свои функции поставок газа и сбора оплаты за него с потребителей, им необходимы средства.

Поэтому следующий, после субсидий, важный вопрос — это недофинансирование и дискриминационный тариф для гарантированных поставщиков. Поставщики не могут вести нормально хозяйственную деятельность за 1%, без поддержки облгазов поставщики газа для бытовых потребителей вообще нежизнеспособны, не говоря о сервисе, современной технике, контакт-центрах.

Европейская стоимость газа и неевропейские подходы к установлению тарифов на его распределение

Существует очень интересное отличие между нашим рынком газа и европейскими. Это легко можно увидеть, сравнивая оптовые цены на газ и тариф на его распределение у нас и в европейских странах. Так вот, оптовые цены на газ как товар в Европе и Украине почти сравнялись, а в некоторых странах цены на газ даже ниже, чем у нас.

А вот тарифы на распределение газа в Европе и Украине несопоставимы. В Украине до сих пор тарифы в 5–6, а то и в 10 раз ниже. То есть при сравнимых ценах на газ у европейских операторов распределительных сетей тарифы намного выше, следовательно, они могут направлять намного больше средств на поддержку сетей в надежном рабочем состоянии, на ремонты и обновление оборудования. В Украине рынок газа для одних участников рынка строится за счет других участников — потребителей и операторов ГРС.

В результате потребители газа в Украине платят европейскую цену за газ, но не получают соответствующего уровня сервиса и безопасности транспортировки газа.

Какое же отличие в подходах к формированию тарифов в Европе и Украине? В Европе это прозрачная система тарифообразования на базе многолетнего бенчмаркинга при использовании RAB-регулирования, или учет обоснованных затрат при системе "затраты+".

Что происходит в Украине? Из-за того, что розничная цена на газ у нас включает чрезвычайно высокие оптовые цены, финансирование газораспределительных сетей происходит по остаточному принципу, даже в системе "затраты+" плюс уже отбросили, не говоря о многолетних RAB-тарифах.

Из-за этого уже не первый год наблюдается хроническая убыточность газораспределительных компаний. В связи с этим возникает вопрос безопасности в газовой отрасли. Для понимания состояния компаний приведу только одну простую цифру — средний возраст автомобилей в газораспределительных компаниях составляет 20 лет. Это средний, а не максимальный — часть из этих авто, необходимых для экстренных ремонтов, вообще не ездит.

Хронический дефицит инвестиций приводит к росту вероятности того, что к 2020 г. придется вообще забыть о газовом рынке из-за уничтожения транспортной инфраструктуры.

Во избежание этого сейчас необходимо утвердить срочные решения, позволяющие привлечь критически важные инвестиции, которые стабилизируют газораспределительную систему, обезопасят ее от разрушения. Необходимо, чтобы все, в частности и в правительстве, поняли, что оператор газораспределительных сетей прежде всего занимается не бизнесом, не зарабатыванием прибыли, а удовлетворением общественных потребностей, сервисными функциями для всех участников газового рынка. Аварийно-диспетчерская и метрологические службы, клиентский сервис, подключение новых объектов, обслуживание внутридомовых сетей, поддержка информационных систем — это все ежедневная работа газовиков, это все составляет сервис для потребителей, и к зарабатыванию денег приведенные выше функции отношения не имеют.

О статусе газораспределительных сетей и платности их использования

Независимо от того, как изменится статус собственности газораспределительных сетей, они останутся естественной монополией. Юридическая сторона этого вопроса парадоксальная — о платности сетей нет ни слова ни в одном законодательном документе. В Законе "О рынке природного газа", на который все ссылаются, есть норма о том, что государственные газораспределительные системы не могут находиться в бесплатном пользовании у оператора. То есть надо будет выделить из газораспределительной системы именно государственную часть. Но газораспределительная система — это весь комплекс трубопроводов, сооружений на них, начиная с ГРС и заканчивая счетчиком у потребителя. Домовые вводы, уличные газопроводы, часть ШРП, часть ГРП — все это имеет разные формы собственности. Иными словами, целостной газораспределительной системы в собственности государства нет.

Если каждый владелец своего участка сети заведет на ней отдельного оператора для обслуживания — а эксплуатировать сети может только оператор ГРС, у которого есть соответствующая лицензия НКРЭКУ, — придется на каждом таком "суверенном" участке устанавливать узлы учета.

Если учесть чехарду с собственностью (а в распределительных сетях отдельные участки принадлежат или государству, или частным лицам, кооперативам, распределительным компаниям, или же находятся в коммунальной собственности, а почти треть вообще бесхозные), у нас вся страна покроется узлами учета, на которые надо еще найти средства, а это недешево. И все эти затраты на разделение между владельцами и учет нужно будет включить в тариф, который оплатит потребитель газа. Надо ли это? Станет ли ситуация лучше по сравнению с сегодняшней, когда все трубы всех владельцев находятся на балансе оператора, который их обслуживает, отвечает за их состояние и работу, исходя из установленного тарифа?

Второй момент — плата за использование сетей для компаний-операторов ГРС. Здесь все просто. Введение такой платы приведет к росту тарифа. И опять же, платить за это придется потребителю.

Мы приглашаем все заинтересованные стороны, экспертов, чтобы более детально разобраться в нюансах статуса собственности и оплаты на круглых столах, в рамках публичных обсуждений. Надо найти наилучшее решение для страны и расставить все точки над "і".

Партнер VIS Economic and Energy Consultants Эвангелос ПЕНГЛИС: "Как тарифное регулирование влияет на инвестиционную привлекательность газораспределения"

В первой половине 2016 г. мы провели исследование с целью разобраться с тем, как различные подходы к регулированию тарифов влияют на инвестиционную привлекательность газораспределительных сетей. Для анализа были выбраны регуляторные системы, действующие для операторов таких сетей в Чехии, Франции и Великобритании, и их мы сравнили с Украиной.

Что регулировать — доход или затраты?

Главное отличие указанных выше стран Евросоюза от Украины в том, что там госрегуляторы при расчете тарифов ориентируются на нормы прибыльности. Такая методология означает, что оператор ГРС должен получать на свои инвестиции средний для местной экономики доход. К тому же норма прибыльности должна отображать и степень ожидаемых рисков для инвестора. Таким образом, тариф должен обеспечить такую норму прибыльности, которая достаточна для поступления инвестиций, для развития газовых сетей.

В отличие от методологии на базе нормы прибыльности, в Украине тариф для операторов ГРС устанавливают по системе "затраты+". У этого подхода следующие недостатки:

— тариф на следующий год рассчитывают на основании заявленных данных о затратах в предыдущем году, что усложняет развитие операторов ГРС;

— сложно включить в тариф запланированные инвестиции, ведь их невозможно включить в утвержденную базу активов;

— сложно учесть изменения в объемах транспортировки газа, что критично при спаде потребления газа;

— отсутствуют действенные инструменты для эффективного контроля затрат операторов ГРС.

Продолжительность регуляторного периода

Во всех исследованных европейских странах тарифы для операторов ГРС устанавливают на несколько лет вперед. И такой подход полностью оправдан при использовании методики на базе нормы прибыльности. Срок действия тарифа называют регуляторным периодом. Сейчас в Чехии регуляторный период составляет три года, во Франции — четыре. Но это не предел — в Великобритании оператор газораспределительных сетей получает тариф на восемь лет (увеличили с ранее действующих пяти лет).

Продолжительные регуляторные периоды необходимы в случаях, когда есть потребность в использовании долгосрочных инвестиций, ведь такие периоды позволяют улучшить прогнозирование, повышают качество не только финансовой, но и технической экспертизы.

Вместе с тем в Украине регуляторный период для операторов ГРС — один год.

Как проявляется отличие в указанных регуляторных подходах? В странах Евросоюза операторы ГРС демонстрируют прибыльность на капитал, вложенный в активы, на уровне 8–11% годовых. Такие показатели резко контрастируют с результатами украинских операторов ГРС, которые уже несколько лет отчитываются об убытках и отрицательной доходности активов.

В рамках текущего регуляторного режима в Украине нет притока инвестиций в модернизацию и развитие газораспределительных сетей, что делает невозможным качественные улучшения в этой сфере.

Поэтому методология тарифообразования в Украине должна быть пересмотрена с учетом лучших практик в странах Евросоюза и отображать риски, с которыми сталкиваются местные операторы ГРС. Это обеспечит приток крупных инвестиций в проекты с длительным сроком реализации. Если в дальнейшем реализованные проекты будут корректно отображены в базе активов ГРС, то это будет стимулировать приток капиталов.

Президент "Грант Торнтон Украина" Александр Чалый о результатах ІІ Украинского газового форума

Участники ІІ Украинского газового форума смогли, на мой взгляд, найти сбалансированные, объективные ответы на вопрос, вынесенный в его название: "Создание украинского газового рынка: имитация или реальность?".

С одной стороны, констатировали, что за год с момента вступления в силу Закона "О рынке природного газа" сформированы основные черты газового рынка, разработана значительная часть нормативной базы, началась реальная конкуренция в сегменте промышленных потребителей газа, увеличилось количество иностранных газовых трейдеров, поставляющих газ украинским компаниям и предприятиям. Часть из них зарегистрировала свои первые дочерние компании в Украине. Ключевую роль в достижении этих положительных свершений на этапе принятия Закона "О рынке природного газа" и его начальной имплементации сыграла НАК "Нафтогаз Украины" и ее дочерние компании.

С другой стороны, участники форума указали, что внедрение в Украине рынка газа на началах конкурентности и в соответствии с требованиями Третьего энергопакета ЕС происходит крайне медленно, а некоторые действия НАКа создают реальные угрозы построению демонополизированного рынка газа в стране. В частности, участники Форума отметили, что во всех ключевых сегментах рынка сохраняется значительная монополизация, а именно: в сегменте добычи "Укргаздобыча" (УГД) контролирует около 74% рынка, в транспортировке "Укртрансгаз" (УТГ) контролирует 100%, в сегменте поставок "Нафтогаз" контролирует до 76%, облгазы контролируют 85% распределительного сегмента рынка, в сфере импорта НАК имеет долю в 73%. Если принять во внимание, что менеджмент НАКа на сегодняшний день практически полностью контролирует свои дочерние предприятия (УГД и УТГ), то станет понятно, что три основных сегмента украинского рынка газа почти на 75% контролируются "Нафтогазом Украины".

Сам по себе этот факт можно было бы воспринять, поскольку рынок газа существует (практически создается) только год. Но наибольшее беспокойство участников форума вызвало то, что утвержденная постановлением правительства №496 структура "анбандлинга" (авторство которой принадлежит команде НАКа) предусматривает, что "Нафтогаз" и в дальнейшем будет контролировать государственную добывающую компанию — ПАО "Укргаздобыча", к нему отойдут ПХГ, а управленческого контроля над "Укртрансгазом" он реально лишится после окончания Стокгольмского арбитража. Очевидно, что упомянутый арбитраж не завершится в последующие 3–4 года. То есть, если правительство не внесет изменения в упомянутое постановление №496, то последующие 3–4 года на рынке газа нас ожидает фактическая монополия НАК "Нафтогаз Украины". Это негативно повлияет на цены и процесс перестройки всего рынка в соответствии с европейскими стандартами и принципами.

Поэтому участники II Украинского газового форума в своих выступлениях призвали правительство ускорить демонополизацию отечественного рынка газа от "Нафтогаза", а НАК — кардинально переосмыслить свою нынешнюю стратегию на украинском газовом рынке, чтобы не превратиться из ключевого реформатора в основной тормоз в его дальнейшем реформировании на принципах Третьего энергопакета.

***

Даже перечислить десятки интересных докладов, а тем более изложить аргументы участников всех круглых столов и дискуссий, состоявшихся за два дня работы II Украинского газового форума, невозможно. Хотя основные темы форума обозначили А.Чалый и Л.Униговский в своем докладе. Это пища для ума и задел на будущее, которые ZN.UA будет предлагать своим читателям. Принципиально то, что о неотложных проблемах формирования рынка газа в Украине ведется откровенная дискуссия и анализируются достижения и проблемы формирующегося рынка. В некоторой степени это является залогом и свидетельством хоть и более медленного, чем многим хотелось бы, но все же постепенного развития рынка газа. Наши ближайшие соседи из Центральной и Восточной Европы прокладывали этот путь почти десятилетия и все еще продолжают реформирование энергетических, в частности газовых, рынков. Так что надежда есть.

 

Теги:
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
9 комментариев
  • Николай Скрыпник 10 декабря, 00:57 Позиция Вовка мне нравится, главное придерживаться этой стратегии и не поддаваться на провокации. Думаю Вовку это по силам. Ответить Цитировать Пожаловаться
  • Yura Stepanov 9 декабря, 23:26 Уже сейчас есть позитивные сдвиги в этом направлении. При нынешнем составе регулятора есть определенный оптимизм. Ответить Цитировать Пожаловаться
  • Дмитрий Саченко 8 декабря, 11:18 Я думаю, что у Вовка все получится. А уж теперь, когда полномичия НКРЭ расширили - и подавно. Ответить Цитировать Пожаловаться
  • Сергій Гринейко 11 ноября, 21:28 Сегмент ринку розподілу газу потребує системного підходу, станом на сьогодні важлива енергетична галузь виснажена. Ответить Цитировать Пожаловаться
  • Павел Димчук 10 ноября, 17:25 Теперь когда нацкомиссии развязали руки, реформы пойдут более активно, Вовк не будет сидетьсложа руки это уж точно! Ответить Цитировать Пожаловаться
  • Николай Скрыпник 10 ноября, 16:22 Ну Вовк ведь дело говорит, все реформы НКРЭ сейчас направлены на реабилитацию рынка энергоресурсов и увеличение конкурентоспособности! Ответить Цитировать Пожаловаться
  • Никита Скоренко 9 ноября, 09:19 Хочу, чтобы у Вовка получилось реализовать все задуманное и вывести энергетику страны на новый уровень. Ответить Цитировать Пожаловаться
  • Влад Микитчук 8 ноября, 14:14 Хорошо, что Раде хватило голосов и мозгов, чтобы принять закон о НКРЭКУ. Теперь полномочий у регулятора еще больше. Жду новых эффективных решений. Ответить Цитировать Пожаловаться
  • Yura Marinyak 31 октября, 10:18 Нарешті на розподіл увагу звернули, а не тільки на видобуток і транзит..... Ответить Цитировать Пожаловаться
Реклама
Последние новости
USD 27.44
EUR 29.28