Как остановить "Северный поток-2": политика против экономики

nord stream
energypost.eu

Читайте также

— Мой дорогой друг, кто вам позволит?

— Это не главное. Главное — кто меня остановит?

Айн Рэнд. "Источник"

Планы "Газпрома" по созданию финансового и политического инструмента давления на Украину через энергетический сектор были, как следует думать, разработаны в начале 2000-х и одобрены на самых высоких этажах кремлевских башен. Планы эти включали целый комплекс мероприятий по внедрению коррупционных схем, дискредитации Украины как надежного партнера, ценовому шантажу и созданию обходных маршрутов транспортировки газа. Активная фаза реализации этих мероприятий началась в новогоднюю ночь 2006 г., когда Украине была навязана простая и "эффективная" коррупционная схема с участием "РосУкрЭнерго", "ГазУкрЭнерго" и "Газпрома". Существующие на тот момент межгосударственные соглашения по поставкам и транзиту были разорваны при активном участии тогдашнего руководства "Нафтогаза" и при благословении свыше. Им на смену пришли значительно более "серые" корпоративные договоренности и коммерческие контракты.

Уже тогда из Москвы прозвучали первые обвинения в "ветхости", "изношенности" и "неэффективности" украинской газотранспортной системы, которые в дальнейшем переросли в более "уголовные" обвинения в воровстве газа. Все это закончилось газовой войной зимой 2008–2009 гг., как раз в разгар мирового финансового кризиса и после войны в Грузии, ознаменовавшей начало реализации мюнхенских, 2007 г., тезисов В.Путина о неприятии существующей модели "однополярного мира". Как известно, без Украины российской империи не бывать, поэтому наша страна и стала предметом детальнейших разработок Кремля, как только там приняли решение о "вставании с колен".

Отсутствие консолидации в "помаранчевом" лагере и явные просчеты в нашей энергетической политике позволили В.Путину начать газовую атаку на Украину, и небезуспешно. Ее главной целью было вовсе не сверхобогащение узкого круга лиц с обеих сторон, как принято считать. По российским меркам, на украинском рынке "варились" не такие уж и большие деньги.

Целью российской верхушки было получение контроля над украинской газотранспортной системой. Ибо именно транзит российского газа через Украину создавал, с одной стороны, существенную заинтересованность ЕС в нашей стране, а с другой — причинял постоянную головную боль России в связи с наличием между "Газпромом" и европейским рынком достаточно беспокойной в политическом плане Украины. Ведь разговоры о совместном с компаниями Запада консорциуме по управлению ГТС велись чуть ли не с 2004 г., и тарифы на прокачку постоянно пытались поднять, да и с учетом газа не все ладилось.

И при этом долгосрочные контракты, которые "Газпром" подписывал с Европой, были устроены, если хорошенько задуматься, просто удивительно. Европейские потребители соглашались принимать газ на западной границе Украины, хотя Украина не была участником контрактов. Доставку газа в точку приема через нашу территорию гарантировал "Газпром". При этом газпромовские эмиссары показывали западным партнерам некие подписанные контракты на транзит, но что это были за контракты — история умалчивает. Через два года после Переяславской рады московский царь тоже говорил, что договор, подписанный Б.Хмельницким, существует, вот только его никто не видел, а тот, что показывали и видели, был совсем не тем договором, который подписывал Хмельницкий…

За последующие десять лет Украина пережила многое. И новые крайне невыгодные соглашения с Россией, и баснословное обогащение газовых магнатов с последующим их разоблачением, и даже уничтожение созданных с участием "РосУкрЭнерго" финансовых схем. С другой стороны, миновали три года "президентства" В.Януковича, Украина устояла против всех обвинений "Газпрома", стала полноправным участником европейского газового рынка и даже научилась обходиться без российского газа. По мере того, как В.Путину и его верному оруженосцу А.Миллеру становилось понятно, что газотранспортной системы Украины "Газпрому" не видать, в ход были пущены механизмы лоббирования и продвижения обходных маршрутов, которые сделали бы транзит через Украину физически невозможным. Так появился "Северный поток" по дну Балтийского моря, который был построен, и "Южный поток" через Черное море, который с треском провалился. Однако ущерб таки был нанесен, и транзит через Украину сократился примерно на тот же объем, который перенаправили через "Северный поток" и Беларусь. Однако при этом, как справедливо отмечал один из лучших "газовых" аналитиков М.Корчемкин, со временем даже европейским потребителям и Еврокомиссии стало понятно, что базовый газ "Северного потока" не может заменить гибкие поставки через Украину. В свете фанатичного давления России на ЕС по поводу реализации "Северного потока-2" этот тезис может оказаться очень важным. В чем же заключается проблема?

Надежность поставок газа означает не только их непрерывность и обеспечение качества сырья, но и способность экспортера прокачивать объемы, соответствующие колебаниям спроса потребителей, например, в случае резких колебаний погоды. В то же время анализ суточного экспорта газа через "Северный поток", проведенный М.Корчемкиным, показывает, что газопровод поставляет газ "базовой нагрузки", то есть постоянные объемы вне зависимости от времени года и, тем более, краткосрочных колебаний спроса. Объемы прокачки снижаются либо в связи с плановым техническим обслуживанием, либо по приказу свыше, чуть ли не из Кремля.

В отличие от "Северного потока", ГТС Украины способна удовлетворить как сезонное, так и краткосрочное повышение спроса на российский газ. Например, резкий рост спроса на газ в октябре и ноябре прошлого года был удовлетворен только за счет увеличения транзита через Украину. При этом надо иметь в виду, что за более гибкие условия покупатели платят более высокую цену. Поставляемый по "Северному потоку" газ "базовой нагрузки" приносит акционерам "Газпрома" меньше доходов, чем "пиковый" и "полупиковый" газ украинского транзита. Однако когда речь идет о политической целесообразности, в Москве денег не считают. Система газопроводов, поставляющих газ к "Северному потоку", перегружена, особенно зимой, и на этом маршруте нет достаточных мощностей подземных хранилищ. В то же время транзитные газопроводы Украины, как и российские газопроводы от Западной Сибири до украинской границы, имеют достаточные резервы мощности по прокачке, а на Западе Украины расположены огромные подземные газохранилища. Таким образом, именно украинская ГТС позволяет обеспечивать гибкость поставок, и этот вопрос часто выпускается из виду при обсуждении "Северного потока-2" в Европе.

В конце марта с.г. в Брюсселе состоялась закрытая встреча — обед и дискуссия по поводу "Северного потока-2", организованная бывшим заместителем министра обороны Германии Ф.Пфлюгером, ныне директором Европейского центра по энергетике и безопасности ресурсов при Кингс-колледже Лондона и СЕО компании Uniper К.Шафером (Uniper — крупный потребитель российского газа). Целью мероприятия было обсуждение с четырьмя влиятельными членами Европейского парламента — Э.Броком, М.Гахлером, Р.Бутикофером и П.Карасом — ситуации с российским газом на европейском рынке и проекта "Северный поток-2".

Любопытно, что Пфлюгер и Шафер хорошо известны своей поддержкой этого проекта, в то время как все четыре парламентария — своим крайне негативным отношением к нему. Встреча продолжалась четыре часа и была фактически прямым столкновением политической и экономической точек зрения. Один из организаторов встречи в конце заметил: "Возражения против "Северного потока-2" не носят экономического характера. Но Россия для вас просто враг".

По сообщениям участников встречи, все четыре парламентария дали очень ясно понять, что в Брюсселе крайне негативно относятся к политике В.Путина, и любые инициативы по реализации масштабных проектов рассматриваются через призму именно политической целесообразности. "Путин использует энергетику как оружие. Он вторгся в Украину. И он делает все, что возможно, для подрыва ЕС и нашей демократической системы", — заявили члены Европарламента в ходе дискуссии.

В то же время возникает вопрос, имеет ли ЕС достаточно инструментов, чтобы остановить "Северный поток-2"? Прямой ответ на этот вопрос, по мнению членов Европарламента, отрицательный. Другое дело, что в ЕС намереваются очень тщательно и последовательно добиваться применения к этому проекту всех существующих требований законодательства, в частности Третьего энергопакета. Именно по этому поводу в европейских столицах идут ожесточенные споры.

Сторонники проекта утверждают, что так как газопровод офшорный, к нему не могут применятся условия Третьего энергопакета, как они не применяются, к примеру, к газопроводам в Средиземном море, да и к "Северному потоку-1".

Противники "Северного потока-2" утверждают, что монопольное положение "Газпрома" в этом проекте является угрозой стабильности поставок, и поэтому необходимо требовать, чтобы россияне обеспечили доступ к трубе третьих поставщиков газа. Одно это требование будет означать, что "Газпром" не сможет использовать мощности трубы в полной мере, что серьезно подорвет экономику проекта. При этом обе стороны соглашаются, что требования антимонопольного законодательства Еврокомиссия должна применять к тем трубопроводам, которые предназначены для обслуживания наземной — в Германии — инфраструктуры импорта российского газа, а это уже существующий газопровод OPAL и планируемый Eugal.

Вопрос о том, применим ли Третий энергопакет к "Северному потоку-2", является предметом дискуссии между немецким регулятором рынка Bundesnetzagentur и Евросоюзом. 3 марта президент регулятора Й.Хоман отправил в адрес генерального директора по энергетике ЕК Д.Ристори письмо, в котором подчеркнул, что "Северный поток-2" не подпадает под действие Третьего энергопакета. При этом он ссылается на прошлогоднее заключение брюссельских юристов, которые поддерживают эту точку зрения. В то же время еврокомиссар по энергетике М.Шефкович заявил 13 марта на встрече с репортерами, что "комиссия считает, что как только этот офшорный газопровод попадает в эксклюзивные экономические зоны и территориальные воды ЕС, ключевые принципы законодательства ЕС должны быть к нему применены". По его мнению, "следует избежать ситуации, когда весь офшорный газопровод будет построен по законам России".

"Северный поток-2", как и его ранее появившийся близнец "Северный поток-1", проходит через эксклюзивные зоны Финляндии, Швеции, Эстонии, Латвии, Литвы, Дании и Германии. Эти страны должны будут выдать разрешения на строительство трубы в индивидуальном порядке. Крайне любопытно, что этот проект в ЕС вынуждены рассматривать как "частный бизнес", поскольку Россия и Германия не собираются заключать по этому поводу межгосударственное соглашение (хотя обычно это делается, как, например, между Россией и Турцией по "Турецкому потоку"). На прошлой неделе Еврокомиссия направила странам-членам запрос, в котором предложила высказать свое мнение по проекту в связи со сложившимся правовым вакуумом, о чем сообщило агентство Reuters, хотя ранее Венгрия, Польша, Румыния, Словакия, Чехия, Латвия, Литва и Эстония уже высказывались против "Северного потока-2" в письме на имя президента ЕК Ж.-К.Юнкера.

Крайне любопытными оказались аргументы сторонников расширения сотрудничества с Россией во время брюссельского обеда. "Нужны ли Европе дополнительные объемы газа, о которых говорит "Газпром"?" — спрашивают политики. "Возможно, да, возможно, нет, — отвечают предприниматели. — Но это проблема "Северного потока", а не европейских потребителей. Весь риск — на России". "Северный поток-2" увеличивает зависимость от России и поэтому наносит ущерб энергетической безопасности", — говорят парламентарии. "Нет, — отвечают им "эксперты". — В ЕС создан хорошо диверсифицированный рынок газа, поэтому "Газпром" не сможет злоупотреблять своим положением крупного поставщика". "Мы должны показать солидарность с Польшей и Украиной", — говорят парламентарии. "Но они не нуждаются в российском газе сами, — отвечают предприниматели, — их интерес чисто коммерческий — сохранить транзит и плату за него, поэтому солидарность тут не при чем. Да и говоря о безопасности поставок, чем лучше зависеть от Украины, чем от России?". "Украина — наш друг, а Россия — нет", — так звучал, по свидетельствам очевидцев, последний довод членов Европарламента в ходе дискуссии.

По мнению экспертов, понимающих всю опасность "Северного потока-2" для единства Европы, у Еврокомиссии возникнут существенные сложности в правовом поле для того, чтобы заблокировать этот проект. Скорее всего, будет избрана тактика оттягивания решения по этому вопросу как можно дольше за 2019 г., когда истекут транзитные договора и "Газпром" будет вынужден вновь договариваться с Украиной, или, наконец, будет принято единственно верное решение о перенесении пунктов приема российского газа на восточную границу Украины. Тем временем "Газпром" активно скупает трубы для прокладки газопровода длиной 1225 км, арендует производственные площади в Швеции, Финляндии и Германии и рассылает официальные запросы с просьбой дать разрешение на строительство газопровода.

Важнейшей во всей этой истории является позиция Германии (как сказал один чиновник в Брюсселе, "если Германия чего-то хочет, она это получит"). На сегодняшний день Германия занимает очень твердую позицию в отношении антироссийских санкций и поддерживает Украину в противостоянии агрессии России. В то же время в деловых кругах Германии все чаще раздаются голоса о том, что рыночные принципы ЕС гарантируют свободу конкуренции и предпринимательства, и политические соображения не должны мешать "чисто коммерческому проекту". В этом году в Германии очень непростые выборы, и А.Меркель будет непросто отстаивать принципиальность, учитывая "гибкую" позицию ЕК.

В сложившихся условиях Украина может и должна внести свою лепту. Поскольку многое будет зависеть от того, дадут ли страны Балтии и Скандинавии согласие на строительство, необходимо развернуть в местных СМИ широкую кампанию против этого проекта. Общественное мнение в этих странах — важный фактор принятия решений. В частности, целесообразно сделать акцент на том, что строительство "Северного потока-2" не принесет ни рабочих мест, ни инвестиций, однако точно способно ухудшить экологию Балтийского моря. Россия уже занимается военными провокациями в регионе, а при наличии критической инфраструктуры эти провокации станут регулярными, так как появится "легальный" предлог.

При этом крайне важно активизировать дискуссии с ЕС по поводу совместного управления ГТС, подписание транзитных контрактов с европейскими компаниями, а не с "Газпромом", и перенесение пунктов приема газа на восточную границу. Очень важно, что "Нафтогаз" уже подал иск по поводу решения об увеличении поставок российского газа по газопроводу OPAL. Еще более важно уже сейчас детальнейшим образом проанализировать правовую сторону будущего Eugal, чтобы быть готовым к новым искам. При этом теснейшая координация со странами, расположенными вдоль маршрута "Северного потока-2", является ключевым элементом успеха. Действовать надо немедленно.

Теги:
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Нет комментариев
Реклама
Последние новости
USD 26.67
EUR 28.94