Формула против "зради"

Сергей Куюн 3 марта, 00:00
цистерна

Читайте также

 

Февральские тендеры на закупку нефтепродуктов двумя крупнейшими государственными потребителями — Министерством обороны и "Укрзалізницею" в который уж раз подтвердили, что госзакупки остаются злободневной темой. 

За последний год оба покупателя прошли серьезный эволюционный процесс, каждый — своей дорогой, но в итоге позитивные изменения присутствуют. Однако проблема многих успешных украинских начинаний в том, что со временем они скатываются к прежним схемам. Дабы зацементировать прогрессивные изменения, осталось сделать несколько небольших, но очень важных шагов. Потому что действующие процедуры закупки топлива не гарантируют пока на 100% лучшую цену. А главное, не обеспечивают неизбежность поставок нефтепродуктов, что в случае с обоими стратегически важными покупателями крайне небезопасно.

Закупки нефтепродуктов железной дорогой и оборонным ведомством всегда были окружены завесой тайны, через которую наружу то и дело просачивались скандалы. После смены власти в 2014 г. ситуация стала меняться, хотя скандалы не прекратились. Качественные изменения начали происходить в 2015-м. Однако первые тендеры 2016 г. обнажили как старые, так и новые проблемы.

"Железка" работает по… справке

В сфере закупок нефтепродуктов "Укрзалізницею" в 2015 г. произошла революция. В июне крупный тендер на поставку 100 тыс. т дизтоплива неожиданно выиграла одна из структур "Концерна Галнафтогаз", подвинув своего извечного конкурента — WOG. Появились и другие поставщики. Но самое главное — тендерные цены впервые за много лет начали соответствовать рыночному уровню.

Нельзя сказать, что ломка "топливных" устоев в "Укрзалізниці" прошла безболезненно, но некоторые изменения очевидны. С усилением конкуренции на торгах на повестке дня появился вопрос формульного ценообразования, когда цена устанавливается автоматически, исходя из международных котировок дизтоплива, курса валют, ставок налогов и т.д. Фактически спор (торг) между поставщиками сводится к тому, у кого из них лучшие условия по привлечению финансирования и меньшие аппетиты. С целью внедрения этой прогрессивной практики усилиями в том числе новых специалистов "Укрзалізниці" в законе о госзакупках котировки Platts были легализированы и допущены к использованию.

Однако первая же попытка провести тендер "по формуле" была оспорена в Антимонопольном комитете — трейдер "Элемент нафта" счел дискриминационными нормы о привязке тендерной цены к курсу доллара и котировкам Platts. АМКУ это мнение поддержал.

Поспешность этого решения стала очевидной сразу же. На фоне относительно стабильных тренда мировых цен и курса доллара осенью 2015-го цена на внутреннем рынке взлетела из-за российского эмбарго на поставки дизтоплива в Украину. По формуле цена была бы относительно стабильной, но по факту "Укрзалізниці" пришлось неоднократно повышать цены вслед за конъюнктурным ростом цен на внутреннем рынке и в итоге немало переплатить.

Самое время уточнить очень интересный момент: пересмотр цен происходит на основе справок предприятия "Держзовнішінформ", которое, будучи излишне клиентоориентированной организацией, при выдаче подобных справок тяготеет к максимальным значениям. (Видимо, неспроста эта организация из орбиты Минэкономразвития фигурировала в перечне названных Абромавичусом предприятий, к которым тянулись руки коррупционеров). По сути, многомиллионные суммы "Укрзалізниці" до сих пор зависят от справки клерка в гославке под названием "Держзовнішінформ".

Неприятный осадок оставил и первый тендер 2016 г. Весь выставленный на торги объем (100 тыс. т дизтоплива) выиграла компания "Вог Аэро Джет". Не с высокой, наоборот, с ценой ниже цены рынка. Победитель заявил 13959 грн/т (с НДС), тогда как ближайшие преследователи-претенденты — "Элемент Нафта" и ТД "Сокар-Украина" предложили за ДТ по 14790–14890 грн, кременчугская "Укртатнафта" — 15000 грн, а "зеленый" конкурент "ОККО-Бизнес-Контракт" — 15150 грн/т. В то же время средняя цена на вагонные партии дизтоплива на дату торгов составляла 15300 грн/т.

С одной стороны, низкую цену для государственного перевозчика нужно приветствовать. Но с другой — известно, что чудес не бывает. "Они будут вынуждены сразу же обратиться за повышением цен, заявленная ими цена равна в лучшем случае себестоимости, а с учетом роста курса валют вскоре будет ниже себестоимости", — считает один из участников торгов.

Нюанс в том, что закон действительно позволяет повысить цену от конкурсного уровня на 10% в случае соответствующих перемен на рынке. Именно этой нормой воспользовались осенью: первое допсоглашение было подписано на следующий день после подписания самого контракта.

Если цену действительно пересмотрят (а "Держзовнішінформ" все сделает по высшему разряду), то после повышения на 10% "железка" закупит топливо в итоге дороже, чем предлагали все перечисленные конкуренты победителя названного выше тендера. Но даже если цена будет на уровне ближайшего конкурента, назвать такую систему торгов справедливой и эффективной не получается.

Но дело даже не в этом. Остается мощная роль человеческого фактора, который неизбежно создает риск коррупции. Захочет ли "Укрзалізниця" пересматривать цены в сторону роста, если вдруг к такой хитрости с 10% решит прибегнуть кто-то другой? Будет ли так же рьяно добиваться снижения цен у "своего" победителя тендеров, если рынок пойдет вниз? Все это можно правильно мотивировать.

Такая система тендеров сильно подрывает доверие к себе. Кроме того, весьма рискованной со стороны железнодорожников выглядит ставка на одну компанию. Тем более что в 2015 г. уже имели место форс-мажоры, когда перевозчик срочно вынужден был искать альтернативу действующему поставщику, оказавшемуся не в состоянии выполнить обязательства.

Подобных ситуаций в условиях нестабильности рынка и валютного курса может быть масса. Снабжение силами двух-трех поставщиков выглядит куда более прочной конструкцией, нежели ставка на одного.

В дебрях "Укрзалізниці" вроде бы продолжает тлеть тема формульной цены. Но на март снова объявлены тендеры на закупку 100 тыс. т дизтоплива по старым правилам.

Призраки против Минобороны

В 2014 г. рынок узнал, что в стране есть такой потребитель нефтепродуктов, как армия. И не только потому, что началась война, — на конкурсы позвали всех, кого смогли найти. При Януковиче и раньше потребности военных закрывали придворные "лавки", как, впрочем, и по всем другим позициям.

Путь был непростым. Закупки оказались в ведении "волонтерского десанта", который по части топлива набил немало шишек. Здесь пошли путем предусмотренной законом переговорной процедуры. Самый большой урок волонтерам преподали в феврале-марте 2015 г., когда в центре событий оказался "Концерн Галнафтогаз", согласившийся поставить большую партию арктического ДТ. В условиях резкой девальвации гривни, перевалившей за отметку 30 грн за доллар, цена топлива улетела за облака, так как товар поставлялся по импорту (ZN.UA подробно описывало эту ситуацию в статье "Формула спокойствия для Минобороны", см. №13 от 10 апреля 2015 г.).

Когда курс и цены пошли вниз, начали передоговариваться. Седых волос тогда прибавилось у всех участников процесса…

По "топливным" эпизодам, в частности, на Минобороны и волонтеров обрушился шквал депутатских запросов и обвинений, причем как конструктивных, так и откровенно лоббистских. Преуспела в этом группа депутата Пашинского, которая в разгар скандала с "исчезновением" топлива Курченко продала (не передала, как пытаются рассказывать некоторые приближенные заинтересованные лица) военным через госкомпанию "Укртраснафтопродукт" около 10 тыс. т дизтоплива из экспроприированных именем Революции объемов младоолигарха. (Всего, напомню, в рамках дела Курченко фигурирует более 100 тыс. т нефтепродуктов и сырья.) "К подписанию этого контракта депутаты специально прислали съемочную группу канала "1+1", — вспоминает сотрудник департамента госзакупок и поставок материальных ресурсов Минобороны, пожелавший остаться неизвестным.

К лету 2015 г. топливные тендеры под кураторством волонтера Нелли Стельмах вообще не вызывали вопросов у поставщиков. Хотя прессинг различных проверяющих был таким, что иногда дело доходило до абсурда. Как известно, осенью волонтерский десант покинул Минобороны.

С 2016 г. торги стали проводиться на электронной площадке Newtend, входящей в пул системы ProZorro. Первый же большой тендер, состоявшийся 17–18 февраля, вскрыл как преимущества, так и недостатки нового подхода.

Очевидный плюс — возможность участия из любой точки мира (раньше приходилось ехать в Минобороны, а это режимный объект, пропуска и т.д.). Также можно в режиме онлайн отслеживать ход торгов и документы, поданные претендентами.

Теперь о недостатках и возможных проблемах. В стартовом отборочном этапе тендера Минобороны по поставке 55 тыс. т нефтепродуктов по всем без исключения лотам победили неизвестные и малоизвестные компании с уставными фондами в несколько тысяч гривен: "Трейд Коммодити", "Нефтяная компания Петролеум Групп", "Мираж Трейд", "Оккоил", а также ФОП Автенюк В.В. Хотя названные компании не предоставили сертификаты планируемых к поставке нефтепродуктов либо предоставили документы на марки, не соответствующие значащимся в тендерной документации. Кроме того, все предоставленные этими компаниями сертификаты были выданы в разное время другим организациям — крупным участникам рынка.

Результаты не заставили себя долго ждать. На первых же переговорах ранее неизвестная "Нефтяная компания Петролеум Групп" (уставный фонд 1000 грн) подтвердила свои намерения лишь на поставку 3,8 тыс. т, хотя на первом этапе тендера закрепила за собой весь заявленный Министерством обороны объем в 18,19 тыс. т.

Согласно процедуре, очередь автоматически перешла к ближайшему преследователю — компании "Трейд Коммодити" из Днепродзержинска (уставный фонд 7400 грн). Ее представитель сообщил, что компания может предложить топливо из Греции, Турции и даже Азербайджана. Все это интересно, но до сих пор никто по морю ТС или РТ (это виды авиационного топлива), которое необходимо Минобороны, не импортировал. Сугубо теоретически такая схема возможна, но применительно к поставкам Минобороны хотелось бы опираться на реально работающий канал. Кроме того, однозначно можно утверждать, что такие поставки будут дороже, чем закупка у той же "Укртатнафты".

Вопрос с авиатопливом имеет особую важность, поскольку Российская Федерация закрыла поставки авиакеросина сразу после начала войны, а с 2016-го прекратил поставки крупнейший экспортер этого товара в Украину — Беларусь. Причина уже не там, а здесь: украинские таможенники приравнивают авиатопливо к бензину, требуя вдесятеро больший акциз, что делает это топливо абсолютно непроходным. Попытки белорусов донести абсурдность ситуации до первых лиц ГФС обернулась открытием трех уголовных производств против одного из топ-менеджеров "Белорусской нефтяной компании" в Украине. Трейдеры переключились на поставки из Европы, но там выпускают марку керосина Jet A-1, которую ВСУ не используют.

Поэтому пристальный интерес к тендеру Минобороны в части авиакеросина оправдан. Наиболее реальным поставщиком могла бы стать кременчугская "Укртатнафта", но ее обошел не один, а сразу четыре трейдера, имена трех из которых широкой общественности неизвестны.

Самое опасное в случае с тендерами Минобороны — невыполнение контрактов. При всей важности цены, но от надежности поставщика напрямую зависит обороноспособность страны. И заведомо рискованные эксперименты с поставщиками, обладающими копеечными уставными фондами, абсолютно неуместны. Пусть их фонды и были бы мизерными, но гарантии поставок — железобетонными. Но гарантий нет. Как минимум это грозит потерей времени, максимум — рискуем жизнями бойцов.

***

Бесспорным позитивом в процедуре закупок нефтепродуктов "Укрзалізницею" и Министерством обороны являются повышение открытости и снижение цен до рыночного уровня. Однако эта шаткая система постоянно норовит уйти "налево" — уж очень велики объемы, деньги, соблазны. Обоим структурам необходимо снова вернуться к изучению формульных контрактов, которые, прежде всего, позволят избежать любых претензий в предвзятости. Для "Укрзалізниці" актуально создание более устойчивой модели снабжения с привлечением нескольких поставщиков.

Минобороны стоит позаимствовать опыт железнодорожников по части залогов для участия в тендерах — это отвадит случайных участников. И никакой дискриминации: залог до 3% от стоимости предполагаемого лота допускается законом о госзакупках. При этом залог ты теряешь, если отказываешься от своего предложения, как это было в случае с упомянутой "Петролеум Групп". Поставщик должен знать, что рискует не только репутацией, но и деньгами. Не помешает и второй залог, банковский, который автоматически будет уходить в Минобороны в случае, если поставщик не выполняет контракт на поставку топлива. Не будут лишними и справки о выполнении крупных контрактов, дабы не было экспериментов над стратегически важными государственными органами.

 

Теги:
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Нет комментариев
Реклама
Последние новости
Киев 16 °C
Курс валют
USD 25.17
EUR 28.03