Зерновой синдром

зерно

Читайте также

 

Уже и фирмы по выращиванию скота, наследуя "зерновиков", предпочитают вывозить за рубеж не мясо, а… животных

Вопреки заявлениям "верхов" о необходимости переориентировать АПК на вывоз сельхозпродукции с высокой добавленной стоимостью, в стране форсируют экспорт сельхозсырья, особенно зерна. Такие недальновидные подходы, способствующие деградации внутреннего рынка и обнищанию населения, могут приобрести необратимый характер.

Что нового сезон готовит

В Украине за ходом производства и экспорта зерна и динамикой цен на него на мировом рынке следят не менее внимательно, чем в России за обесцениванием нефти. В обоих случаях речь идет о сырьевых товарах, научно-технологическая составляющая которых незначительна, а роль природы в их создании больше, чем производителей. Сырье, особенно в переходные кризисные времена, имеет свойство не оправдывать чрезмерных ожиданий, нацеленных на получение прибыли за счет форсирования количественных показателей.

Последнее десятилетие выдалось особенно благоприятным для развития зернового хозяйства в Украине. Ускоренный рост площадей возделывания и валовых сборов кукурузы, пшеницы, ячменя сочетались с удачной ценовой конъюнктурой на мировом рынке. Но последнее время ситуация стала меняться. Стремительный рост валовых сборов несколько притормозился, и по-прежнему высокие объемы экспорта обеспечиваются за счет переходных запасов и привлечения к операциям средних и мелких производителей. Одновременно обострилась ситуация с мировыми ценами на зерно. Дополняя предыдущую динамику, на начало 2015 г. они снизились на 23% из-за перепроизводства как отдельных видов продукции, так и зерна в целом. Если сопоставить данные Минсельхоза США по объемам производства зерна и показатели продовольственной организации ООН (ФАО), оценивающей уровень его потребления, то окажется, что на мировом рынке возник профицит зерна. Особенно остро дает о себе знать перепроизводство продовольственной пшеницы. В минувшем маркетинговом году ее произвели в мире 724,3 млн т при потреблении около 700 млн т.

В новом сезоне вызовов в зерновом сегменте Украины меньше не становится. Погодные условия вкупе с финансовыми неурядицами, существенно ограничивающими сельхозпроизводителей в оборотных средствах, не дают оснований для рекордных урожаев зерна. Из-за осенней засухи впервые за последние годы в стране остались незасеянными более миллиона га, предназначавшихся для выращивания озимых. На значительных площадях возникли проблемы с перезимовкой слабых и изреженных посевов. И хотя Гидрометцентр отмечает некоторое улучшение ситуации после запоздалых дождей, в ряде регионов северо-восточной и центральной частей страны сбор озимых культур резко снизится. А компенсировать потери урожая озими более высокой экспортной ценой вряд ли удастся из-за сложившейся на мировом рынке ситуации с перепроизводством пшеницы.

Консультант-аналитик компании "Феникс-агро" В.Пекин полагает, что в сложившихся условиях компании-экспортеры при закупках пшеницы старого урожая "накинут" продавцам по 5 долл./т. На этом "компенсация" и закончится. Перезаключение контрактов, в свою очередь полагает руководитель департамента Аграрной биржи А.Стоянов, будет способствовать ослаблению цен на зерно на основных биржевых площадках, что существенно отразится на физическом рынке, способствуя снижению цен в валютном эквиваленте. Аналитик консалтинговой компании "ААА" М.Колесник также не ожидает роста цен на основные зерновые культуры по сравнению с уходящим сезоном, полагая, что "дорожать будет лишь ячмень". И то, исключительно из-за сложившихся обстоятельств — урожай 2015 г. уже экспортирован, а недобор нового урожая по причине сложностей зимовки озими очевиден. Аналитик компании Eavex Capital И.Дзвинка подсчитал, что украинские аграрии из-за падения цен на зерно потеряли на урожае-2015 г. 1,9—2 млрд долл. А в наступающем сезоне, с учетом снижения будущего урожая из-за плохой погоды и дефицита оборотных средств вкупе с расходами на пересев озими, потери могут быть еще значительнее. Эксперты, как видим, по-разному оценивают отдельные фрагменты зернового рынка, но едины в том, что скорого возвращения к прежним комфортным для производителей и экспортеров ценам на зерно ожидать не стоит. Поскольку ставка на сырьевой экспорт грозит все большими потерями.

А как с переработкой?

Используя украинское зерно, многие страны создают крупные предприятия и даже отрасли, демонстрирующие на мировом рынке высокий спрос и прибыльность. Хотя Украина входит в топ-тройку по производству и экспорту зерна, но ее место в вывозе за рубеж продуктов переработки с высокой добавленной стоимостью — муки, концкормов — где-то в конце длинного списка. И диспропорции такого рода лишь возрастают. По данным кандидата экономических наук, сотрудника лаборатории маркетинга Ю.Кернасюка, отслеживающего агроэкспорт, за последнее пятилетие удельный вес аграрной продукции в общем экспорте возрос с 9,9 до 15,1 млрд долл., или на 52,5%, при этом качественная сторона происходящего вызывает вопросы. В структуре агроэкспорта доля продукции растениеводства, в основном того же зерна, имеющего мизерную добавленную стоимость, возросла с 40 до 51,5%. При этом доля готовых пищевых продуктов уменьшилась с 25,9 до 18,8%, а реализация животных и продуктов животного происхождения с 7,8 до 6,2%. Таким образом, процесс наращивания экспорта сырья и сокращения доли продукции с высокой добавленной стоимостью продолжается. По данным Госстата, за 7 месяцев 2015 г. экспорт молочной продукции сократился на 32%, яиц и продукции из них — на 7%. Из-за такого подхода аграрии и страна в целом несут огромные потери. Экспертным путем подтверждено, что в товарах зернового происхождения стоимость собственно зерна составляет лишь 33%, остальные 67% добавленной стоимости создаются в процессе его переработки. А дела с такой переработкой намного хуже, чем с экспортом сырья. За последнее десятилетие в стране ежегодно производится лишь 2,5—3 млн т муки, на которую идет меньше 4 млн т пшеницы, это где-то четверть от ее экспорта в сырьевом виде. Наличные перерабатывающие мощности, даже без модернизации, позволяют экспортировать не менее
1 млн т пшеничной муки. Но поскольку утверждаться на этом рынке сложнее и хлопотнее, чем на сырьевом, за рубеж муки вывозится всего по нескольку сотен тыс. т в год. Лидер экспорта муки — Казахстан — вывозит за рубеж 56% от производимых ее объемов, а в Украине этот показатель не превышает 5%.

Что касается переработки зерна на готовые к применению комбикорма, то тут ситуация и вовсе безрадостная. От былой комбикормовой промышленности 90-х годов, когда почти в каждом районе работало соответствующее предприятие, мало что осталось. Эксперты из профильной ассоциации насчитали всего 184 комбикормовых завода устаревшего образца, из которых действующих — 165. Сложилась практика, когда крупные животноводческие комплексы вынуждены создавать собственное производство кормов. Директор филиала "Бориспольского комбикормового завода" В.Василенко, знающий проблему изнутри, считает, что такие объекты окупаются при условии, если не менее 80% производимого используется для собственного потребления. Поэтому основные производители концкормов (около 60%) — агрохолдинги животноводческого направления.

Те инвесторы, которые рискнули вложить средства в строительство, модернизацию комбикормовых предприятий и рассчитывают со временем выйти на внешние рынки с предложением не сырья, а готовых комбикормов, разочарованы. Спрос на их продукцию в условиях, когда владельцы крупнейших земельных банков и чиновники всей властной вертикали нацелены на то, чтобы побыстрее свезти зерно на элеваторы, а еще лучше — сразу в морпорты для оперативной отправки на экспорт, невысок и проявляет склонность к дальнейшему падению. В условиях стагнации свободного рынка кормов средние и особенно мелкие производители животноводческой продукции, а также домохозяйства, по-прежнему производящие большую часть мяса и молока, вынуждены готовить корма самостоятельно. Потери от применения устаревших технологий не поддаются учету. Где уж тут завоевывать внешние рынки?

Размах без расчета

Зерновой синдром — побыстрее вывести выращенное за рубеж, получить небольшие деньги, но в твердой валюте, и при этом избежать хлопот с организацией переработки — оказывается, исподволь проникает и в другие секторы экономики, способствуя окончательному обнищанию страны. Упадок животноводческой отрасли из-за экспортных перехлестов и снижения покупательной способности населения ведет к деградации внутреннего мясного рынка, где все в большей мере доминирует бройлерная курятина. Дошло до того, что фирмы по выращиванию КРС, наследуя "зерновиков", все чаще предпочитают вывозить за рубеж не мясо, а… животных. Эксперты УКАБ отмечают, что за I полугодие 2015 г. было экспортировано около 23 тыс. голов КРС. Таким образом, на ровном месте потеряны как добавленная стоимость, так и рабочие места на отечественных мясокомбинатах. Тем не менее, у курса на форсирование сырьевого агроэкспорта немало влиятельных приверженцев. Похоже, что руководителя Министерства агрополитики А.Павленко падение цен на зерно, вызвавшее немалые финансовые потери аграриев, ничему не учит. В каждом публичном выступлении он утверждает об успешном развитии АПК Украины, который, по его словам, способен прокормить, кроме своего населения, еще более ста миллионов человек. Чиновник с пафосом говорит о необходимости через несколько лет выйти на производство 100 млн т зерна. Разглагольствования министра о заветных 100 млн т сопровождается существенным нюансом: дополнительно намолоченное зерно пойдет не для производства муки, комбикормов, значительная его часть должна пойти опять-таки на экспорт.

Если цель министра — окончательно дестабилизировать мировой рынок зерна, который худо-бедно, но "подкармливает" страну твердой валютой, то он на правильном пути. Хотя масштабы зернового рынка огромны, исчисляются многими миллиардами тонн, но при этом он чутко реагирует даже на незначительные изменения предлагаемых объемов товара. Даже незначительное изменение в реальных объемах или прогнозах в объемах поступающего на мировой рынок зерна оборачивается существенным изменением цен. Достаточно было объемам производства основных зерновых культур в мире — пшеницы, кукурузы, ячменя — в прошлом маркетинговом году возрасти против предыдущего на 3,9 млн т., достигнув 1,86 млрд. т., как с учетом возросших переходных запасов цены на зерно продемонстрировали существенное снижение. Чувствительность зернового рынка подтверждается и примером противоположного характера. После прогноза Минсельхоза США о снижении в Украине производства кукурузы в 2016 г. с 27 млн т до 25 кривая падения цены на кукурузное зерно стала выравниваться, и к весне эксперты ожидают, что цены на кукурузу хоть и не вернутся до прежнего уровня, но могут отыграть несколько позиций. А что произойдет в условиях так чутко реагирующего рынка, когда Украина станет выбрасывать на мировой рынок дополнительно к своим и так рекордным показателям по несколько десятков миллионов тонн зерна? Кто это зерно сможет купить и, главное, какой будет его цена? Не получится ли, что первой жертвой таких действий станет АПК Украины, где себестоимость зерна, особенно в средних и мелких предприятиях, балансирует на грани рентабельности?

Изображая реакцию на справедливую критику по поводу сырьевого агроэкспорта, представители власти делают вид, что они понимают и воспринимают проблему потерь из-за экспорта продукта с крайне низкой добавленной стоимостью и даже предпринимают шаги для ее решения. Не так давно А.Яценюк призвал перерабатывать сельхозпродукцию, "а не только торговать зерном". В МинАПК, подхватив тему, попытались найти положительные примеры в текущей практике. Один из замов А.Павленко даже назвал адреса, куда за 10 месяцев 2015 г. экспортирована животноводческая продукция из Украины. Дескать, яйца закупил Израиль, мясная продукция поступила в Молдову, Армению и Киргизстан, а молочная отправлена в Казахстан и Китай. Абсолютные цифры чиновник назвать постеснялся. И правильно сделал — по сравнению с экспортом зерна в 35—36 млн т., тем более с планами удвоить вывоз сырья в ближайшие три года, объемы экспортируемой животноводческой продукции выглядят чем-то вроде рекламного фейка. А вот для удвоения экспорта зерна делаются вполне конкретные шаги.

В "верхах" не прочь поговорить о необходимости торговать продуктами переработки, но торгуют-то зерном. И планы в сочетании с реально привлекаемыми инвестициями направлены на укрепление взятого курса. О строительстве крупных предприятий по переработке зерна, как и о реконструкции дышащих на ладан мельниц, что-то не слышно. Зато с опережением, с поправкой на павленковские 100 млн оперативно создается инфраструктура вполне определенного назначения — строятся перевалочные терминалы в морпортах и элеваторы по всей стране.

Основные морпорты по перевалке зерновых культур (Ильичевский и Николаевский) в пору, когда большинство капитальных строек в стране заморожены, нынче напоминают стройплощадки. К существующим мощностям по перевалке и хранению агропродукции, в основном зерна, добавляются новые терминалы. Международная корпорация The Soufflet Group, подписав меморандум с Мининфраструктуры, вкладывает 100 млн долл. в строительство нового терминала. И эта международная компания не одинока в стремлении закрепиться в стране, вопреки всему наращивающей экспорт сельхозсырья. В стране, откуда бегут инвесторы, проблем с вложениями нет, если дело касается морпортов и связано с перевалкой и хранением зерна. Почему? На ситуацию пролил свет источник ZN.UA, связанный с элеваторным бизнесом. По его словам, портовые перевалки и терминалы страны постепенно переходят в руки транснациональных компаний. Если некоторые украинские компании и ведут строительство в морпортах, то за иностранные кредитные средства. Транснациональные компании заинтересованы в быстрых продажах и крупных деньгах. А для этого не обязательно владеть густой, требующей каких-то хлопот элеваторной сетью, достаточно отслеживать главные точки движения зерна — морпорты, что позволит контролировать и даже диктовать цену на зерно посредством регулирования продаж в разных точках мира. Как стало известно ZN.UA, Мининфраструктуры, не удовлетворившись возведением дополнительных объектов в существующих морпортах, инициировало строительство нового морпорта с рейдовой перевалкой грузов. Его предполагается разместить в районе Днепро-Бугского лимана, между Тендревской и Кинбургской косами. Первая очередь будущего порта рассчитана на перевалку 10 млн т зерна.

Какая еще добавленная стоимость, когда даже экология заповедной зоны нипочем?

Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Нет комментариев
Реклама
Последние новости
USD 25.64
EUR 27.25