"Вы же знаете, что весь бизнес — это воры!"

Василий Худицкий 20 июня 2014, 19:15
фото

Читайте также

После заочного общения с налоговым инспектором Железнодорожного района г. Львова 32-летняя предприниматель, мать двухмесячного ребенка выбросилась с десятого этажа здания ГУ Миндоходов во Львовской области. Погибшая — Марьяна Несторович, 1982 г. рождения. Как сообщили некоторые СМИ, женщина наложила на себя руки из-за того, что в налоговой ей заявили о наличии долга на сумму 500 тыс. грн. Как уточнил и.о. руководителя ГУ Миндоходов Львовщины Денис Шмыгаль, женщина была добросовестным налогоплательщиком и речи о штрафах быть не могло. Но, по словам ее коллег, женщину несколько месяцев травили...

Очевидно, мы уже никогда не узнаем всех деталей этого дела. Таких случаев в Украине сотни, если не больше. Многие предприниматели, попавшие в аналогичную ситуацию, продают последнее, что у них есть.

Как сообщило Миндоходов, по состоянию на 19 мая работники следственного подразделения финансовых расследований Главного управления Миндоходов во Львовской области с начала года расследовали 204 уголовных правонарушений, из которых в Единый реестр досудебного расследования внесено 108. Досудебное расследование завершено в 67 уголовных производствах, по которым доначислены обязательные платежи на сумму более 9 млн грн. В результате возмещено около 8,5 млн грн, что составляет 93% от суммы причиненного государству ущерба. Это на 37% больше, чем в прошлом году. Кроме того, наложен арест на имущество на сумму свыше 3 млн грн.

Нужны деньги

На содержание многомиллионного чиновничьего и контролирующего аппарата, выплаты пенсий и помощь безработным. Единственный реальный источник средств — предприниматели. Поскольку налогов не хватает, в ход идут другие методы.

Одна из причин большого количества штрафных санкций в бизнесе — сложность налогового законодательства и его толкования. Поводом к дополнительным начислениям и штрафам может стать любая формальная зацепка. Знакомый предприниматель на 3 дня опоздал со сдачей годовой декларации о доходах, информация о которых и без того есть у инспектора. "Должны заплатить штраф на сумму 170 грн", — сообщила главный государственный ревизор-инспектор управления налогов и сборов с физических лиц ГНИ. В шесть раз увеличивается сумма штрафа (до 1020 грн), если срок сдачи отчета нарушен в течение года дважды. Никакие слова о том, что у него была важная причина, что эти несколько дней опоздания ничего существенно для налоговой не решают, ничего не дали. Наконец, главный аргумент: сам налог уплачен своевременно — никому не интересен.

Как считает глава комитета по налогам Львовского отделения Европейской бизнес-ассоциации Игорь Пихурко, у бизнеса сегодня нет реальной поддержки от налоговых органов. "Часто, когда мы обращались в налоговую за помощью в сложных ситуациях, то ответа не получали. И даже когда она приходила — это были очень общие вещи. Например, какой-то абзац из закона, который мы сами давно прочитали и на который хотели бы получить более четкое толкование".

Налоговики считают, что их функция — собирать налоги и контролировать бизнес. В частных разговорах говорят о планах сбора штрафов, называют конкретные суммы в зависимости от оборота фирмы. Но новый руководитель Львовской налоговой недавно заявил, что этому пришел конец.

"Нынешнее законодательство позволяет различное толкование статей закона, и это наибольшая проблема бизнеса, — говорит Игорь Пихурко. — Предприниматели оформляют свою документацию, а потом оказывается, что в ней есть ошибки. Такая проблема была и раньше, и в значительной мере она использовалась для давления на предприятие. Если поведение его руководства не устраивало власть, налоговые органы организовывали очередную проверку, находили нарушение и могли наложить миллионные штрафы, сделать его абсолютно нелегитимным".

По мнению предпринимателей, толкование законов с точки зрения налоговика и предпринимателя — совершенно противоположное. Кроме того, украинское законодательство негибкое, оно не приспособлено к современным условиям ведения бизнеса. С другой стороны, существует прямолинейное восприятие госслужащими требований налогового законодательства. Они не понимают, что если предприниматель не нанес ущерба государству, то можно ограничиться предупреждением.

К тому же следует иметь в виду, что, кроме налоговой службы, существует множество других служб, которые не против погреть руки на реальном секторе экономики. Законодательство надо упрощать. Ненормально, когда есть такое количество документов отчетности. Это убивает любое желание заниматься бизнесом.

В частном разговоре один из налоговиков рассказал, что в предыдущие годы работники налоговой службы ввели гибкую и очень мощную систему экономического анализа, на основании которого могут делать выводы, где есть утаивание доходов от налогообложения. Более 90% бизнеса сегодня отчитываются о
своей работе в электронном виде. "Декларации, подаваемые нам предприниматели, дают возможность без выхода на предприятие провести довольно глубокий и грамотный анализ и увидеть, кто и как работает. Это помогло, с одной стороны, более чем на 50% уменьшить количество проверок, с другой — идти с проверками туда, где видны схемы уклонения от уплаты налогов". По его словам, конечная цель трансформации налоговой службы — преобразование ее из фискального органа в сервисную службу.

Но, похоже, с сервисом у налоговиков не сложилось.

Отложенный штраф

В СМИ часто попадаются сообщения о подозрениях или возбуждении дел в отношении предприятий по поводу их давних бизнес-операций. Для предприятий такие риски действительно существуют. Проверки могут быть организованы не только через 2—3 года после сделки, но и спустя более длительное время. "По моему мнению, здесь должен работать срок исковой давности — 3 года со времени уплаты налогов. Если это касается растраты бюджетных средств, то такие проверки должны проводиться сразу. Но если правоохранительные органы возбуждают дело через несколько лет — это похоже на сведение счетов. И может разорить бизнес", — говорит Игорь Пихурко.

Чаще всего проверки проводятся в реальном секторе экономики, на тех предприятиях, которые формируют бюджеты всех уровней, то есть там, где есть оборотные средства, реальная прозрачная хозяйственная деятельность.

А основанием для такой проверки является якобы получение налоговой информации о возможных нарушениях, допущенных предприятием в период, который уже был проверен налоговой службой, что составляет более 1095 дней в соответствии с Налоговым кодексом.

"Все это происходит потому, что должностные лица налоговой службы за нарушения законодательства не несут никакой ответственности", — говорит Николай Северенчук, генеральный директор СП ЧАО "Софрахим".

Нынешняя практика, когда налоговики приходят на предприятие и начисляют доплаты за предыдущие годы, незаконна, убеждены предприниматели. Большинство оснований для штрафов сомнительны, а порой и вообще надуманны. Карается малейшая бухгалтерская ошибка. Не допустить их в бухгалтерии очень трудно, поскольку законодательство постоянно меняется. Уследить за ним не всегда удается. Доходит до того, что законодатели принимают изменения в законы, которые создают проблемы для бизнеса.

Об одном таком случае рассказал предприниматель Олег Мацех.

"Как известно, с начала независимости Украины на лекарства действовала нулевая ставка налогообложения. Налога на добавленную стоимость вообще не было. И вот несколько месяцев назад Верховная Рада в рамках антикризисных мер решила ввести с 1 апреля НДС на лекарства. Вместо нулевой ставки налогообложения ввели 7% НДС. При этом в законе забыли указать, что речь идет не только о поставках, но и о ввозе их из-за рубежа. Это привело к тому, что импортеры лекарств были вынуждены импортировать и платить на границе 20% НДС (платится сразу на границе, а потом возвращается при реализации поставщиком в Украине). Но, уплатив на границе 20% НДС, он мог продать только под 7%. Получилась "вилка": ввоз под 20%, а продать мог под 7%. 13% деть было некуда. Такое нововведение сделало невозможным нормальную уплату НДС.

В начале нововведения таможня действовала по логике вещей и растамаживала лекарства по ставке 7% НДС. А после того как законодатели внесли поправки в закон и устранили противоречия, таможня требует от меня как импортера доплатить разницу постфактум! Эта разница составляет около 200 тыс грн! Кроме того, от меня требуют "добровольно" уплатить 3% штрафа. Если я этого не сделаю, грозятся прийти впоследствии с постаудитом и взыскать с меня, кроме разницы, дополнительно 50% штрафа. Но почему я должен нести убытки по вине законодателей?

В поисках правды

Конечно, с налоговиками можно судиться.

"Скажу на основе собственного опыта: результат зависит от того, на какого судью попадешь, — считает Николай Северенчук. — Но чем больше сумма начислений, тем сложнее доказывать свою правоту. Бывает, что судья под надуманным предлогом отклоняет иск. У нас был случай, когда судья в отказе написал, что наш иск отклонил только потому, что на машине, которой поставляли на наше предприятие сырье, были не красные, а белые номера! Бороться за свои права можно и нужно, но это съедает нервы и не способствует развитию бизнеса. Недаром, начиная с 2010 г., наше предприятие совсем не развивается".

В то же время инициатор и гарант защиты от налогового беспредела заместитель начальника ГУ Миндоходов во Львовской области Денис Шмыгаль на днях выступил с инициативой проведения на территории области акции "Взяточников в тюрьму!" В случае вымогательства или намека на взятку предпринимателям предложено обратиться к руководителю налоговой по телефону, посредством сообщения на Фейсбуке или по е-мейл. А дальше налоговая совместно с соответствующей службой сама займется документированием факта преступления, возбуждением уголовного дела и передачей его в суд.

Но, по его словам, ни один из предпринимателей до сих пор "не согласился на сотрудничество со службой безопасности или прокуратурой, не написал заявления и не задокументировал факта вымогательства". Хотя в частных разговорах они приводят сотни примеров. Максимум смелости предпринимателей — "эмоциональные, но абсолютно безосновательные обвинения в СМИ, Интернете и во время встреч".

Впрочем, ничего удивительного в отказе предпринимателей сотрудничать с правоохранительными органами нет. "Предприниматели не верят в судебную систему, — отмечает Игорь Пихурко. — И считают, что налоговые органы как ответчик в этих делах будут выискивать другие способы давления на предприятие. Воспользовавшись элементарной зацепкой, налоговики могут наложить на предприятие такой штраф, что это поставит его на грань закрытия".

Новая фискальная структура

"Налоговая система нуждается в немедленном реформировании", — говорит участник общественной инициативы "Реанимационный пакет реформ" Олег Мацех.

В предпринимательстве есть несколько аспектов, тормозящих его развитие. Первый аспект, по его словам, — это непомерное налоговое давление, что побуждает к тотальному уклонению от налогов и функционированию так называемых налоговых ям. Убери их — и бизнес в Украине остановится. Кроме того, в Украине не собирают налоги, а "выдавливают", — считает эксперт. У налоговиков есть план сбора налогов, в том числе штрафов. Во всех цивилизованных странах поступления в бюджет планируются через развитие экономики. В Украине — через налоговую и таможенную службы, которым безразлично, как работает ваш бизнес. У этих служб есть куча законодательных "люфтов", где они могут поживиться.

Если в западных странах главная функция налоговых органов — помочь предпринимателям правильно начислить налоги и указать на ошибки, поскольку предприниматель там имеет право голоса, то в Украине налоговая служба работает как рэкет. Штрафование за ошибки в отчетах или за опоздание с их сдачей — нонсенс. Например, предприниматель заплатил налог, но сделал ошибку, заполняя документы. Документ считается недействительным, хотя государство получило свои деньги.

Второй аспект — сложность администрирования налогов. Это вынуждает предпринимателей держать большой аппарат и тратить огромные ресурсы. Что съедает прибыли и ложится огромными затратами на конечного потребителя.

"Возможно, дело не только в законах, — говорит исполнительный директор ассоциации украинских производителей лакокрасочной продукции Александр Бричко. — Это начинается со студенческой скамьи. Когда-то мне пришлось побывать на одной встрече в Налоговой академии, откуда родом печальноизвестный экс-ректор Петр Мельник. На вопрос к студентам, как им живется, чему учатся, одна из студенток сказала приблизительно следующее: "Вы же знаете, что весь бизнес — это воры. Они обманывают государство, и мы должны научиться заставить их платить все налоги".

Стоит ли после этого удивляться нынешнему отношению к бизнесу...

Комментарий

Данил ГЕТМАНЦЕВ, доктор юридических наук, профессор

— На самом деле конфликт между налогоплательщиком и налоговым органом заложен в природе налоговых отношений. Именно в процессе реализации сторонами правоотношений своих прав и обязанностей они должны найти необходимый баланс, обеспечивающий справедливость налогообложения. Наверное, нет такой страны, в которой налогоплательщики были бы довольны налоговыми органами. Однако именно в Украине существует проблема тотального злоупотребления налоговыми органами своими правами. Именно это придает налоговой системе нашей страны репрессивный характер и восстанавливает украинский бизнес против государства. Кардинальное изменение такой ситуации является приоритетной задачей украинского правительства, без реализации которой нам не удастся избежать нового Майдана.

Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Нет комментариев
Реклама
Последние новости
Курс валют
USD 24.79
EUR 27.26