РасПриватизация

Людмила Симонова 19 ноября 2016, 00:02
аренда
nahnews.com.ua

Читайте также

Задачей правительства должно стать не только уменьшение количества госпредприятий, но и понимание целей владения оставшимися.

Недавно заместитель министра экономического развития и торговли Юлия Ковалив заявила, что в Украине 3500 государственных предприятий. Причем 46 из них владеют 94% всех активов. И хотя непонятно, от чего считались 94% (стоимости, количества или иного параметра), но цифра в 3500 весьма впечатляет. Тем более что отечественные госпредприятия зачастую убыточны и пытаются тянуть деньги из госбюджета.

Для сравнения приведем данные по количеству госпредприятий в других странах: Франция – 50, Швеция – 49, Великобритания 17. А, например, в США вообще нет государственных предприятий, там государство владеет только национальными парками/заповедниками. И не только потому, что государство плохой собственник, но и потому, что в США давно пришли к выводу, что государство не должно конкурировать с бизнесом. Ведь такую конкуренцию бизнес всегда проиграет, т.к. у государства всегда будет больше рычагов влияния, чем у бизнеса.

В преуспевающей Норвегии государство владеет диверсифицированным портфелем в 70 компаниях (с рыночной капитализацией в 70 млрд долл.) в таких отраслях: нефть и газ – 67%, энергетика – 100, телекоммуникации – 54, финансы – 34, производство алюминия – 34, минеральные удобрения – 36%.

Интересно то, что все госкомпании разделены по определенным целям. Коммерческим и другими специальными.

Очевидно, что задачей украинского правительства на нынешнем этапе является не просто существенно уменьшить число госпредприятий (в том числе и пакетов акций во владении государства), но и определиться с тем, каковы цели владения этими предприятиями.

Прогноз госбюджета на 2017 г. предполагает выручить 17,1 млрд грн от приватизации госпредприятий. Много это или мало?

В таблице приведены данные о выручке от приватизации за последние 5 лет.

Выручку от приватизации в 2016 г. приводить не будем, поскольку год еще не закончен.

Как видим, последние три года доходы от приватизации совсем невелики, а план поступлений от приватизации хронически не выполнялся. В частности, Закон о госбюджете на 2015 г. устанавливал план поступлений от приватизации в сумме 17 млрд грн., но он, как видим, не был выполнен.

Фонд госимущества, отвечающий за приватизацию, пытается не только продать, но и сдать в аренду около тысячи (их число все время меняется) различных предприятий и пакетов акций. Однако процесс идет очень медленно. И это несмотря на то, что по предложению Фонда правительство существенно упростило доступ на конкурсы по продаже госимущества. Была снята масса ограничений в процессе приватизации, а сама процедура стала абсолютно прозрачной.

В 2016-м большие надежды правительство возлагает на продажу Одесского припортового завода. Но даже здесь его надежды все еще не оправдались.

Каковы же причины провала всех титанических усилий по приватизации, несмотря на достижение высокого уровня прозрачности?

В первую очередь, безусловно, свое влияние оказывает падение экономики в условиях кризиса в так называемых "сырьевых" странах. Ведь не секрет, что Украина все еще не изобретает технологии и не продает их, что сегодня гораздо прибыльнее: наша экономика все еще базируется на товарах с так называемой "низкой добавленной стоимостью". Производимый в Украине металл не является высокотехнологичной продукцией, поэтому, когда в мире произошел обвал цен на сырьевые товары, этот кризис "накрыл" Украину, а гривна обвалилась вместе в обвалом цен на металл, зерновые и другие сырьевые товары. Как результат кризиса, многие предприятия стали убыточны и потеряли свою инвестиционную привлекательность, хотя при этом числятся в списке монополистов. И это стало одной из причин, осложняющих их продажу.

Другой существенной причиной стагнации бизнеса в Украине является сложность его ведения, оцениваемая так называемым индексом doing business. После Революции Достоинства многие надеялись на упрощение условий ведения бизнеса, но оно так не случилось. А начинать нужно было с самых основ. Например, спрашивается, зачем мы различаем предпринимательские и непредпринимательские виды бизнеса? Зачем нам в уставных документах перечень видов деятельности, который затем проверяет налоговая? Ведь виды деятельности важны только с точки зрения их лицензирования. На лицензируемые надо получить лицензию. И все. Зачем весь этот "совковый" набор? Когда же мы, наконец, от него избавимся? И таких моментов в нашем законодательстве великое множество, они достались нам от "совка", и мы до сих пор с ними живем. А ведь из таких мелочей и складывается бизнес-климат в стране.

Существенными преградами, безусловно, являются условия подключения к электро- и водоснабжению, получение разрешений на строительство, проблемы с регистрацией недвижимости и т.д.

Анализ процесса приватизации показывает, что зачастую камнем преткновения становится законодательство, которое требует, например, чтобы для проведения конкурса или аукциона по продаже имущества в качестве начальной стоимости оценщики определяли рыночную стоимость. Определяя рыночную стоимость, оценщик моделирует ситуацию, когда объект будет выставлен на рынок (например, на сайте Фонда будет опубликовано объявление о намерении его продать). При этом он считает, что условия доступа к процедуре продажи объекта являются рыночными, а объект выставлен на рынок в течение определенного времени (разумного маркетинга). И в этом случае будет сформирована рыночная стоимость. Т.е. та стоимость, которую покупатели готовы заплатить за объект, а продавец согласен ее получить.

Таким образом, оценщик моделирует эту ситуацию и сообщает, по какой справедливой для обеих сторон стоимости этот объект можно продать. Далее эту цену почему-то принимают в качестве стартовой. Но как же она может быть стартовой, если это та максимальная, за которую можно продать? Если законодательство требует проведения аукциона на повышение, то кто же даст больше?

Следует также пояснить, что стоимость и цена – это, как говорят в Одессе, две большие разницы. Цена — это свершившийся факт, сумма, за которую продано, или сумма, за которую предлагается продать. Стоимость — это некая гипотетическая величина, результат моделирования ситуации, что является весьма сложной процедурой. Международные стандарты оценки говорят прямо: цена не всегда равна стоимости. И скажу вам: это большое искусство — правильно смоделировать ситуацию, особенно когда речь идет об уникальных предприятиях, либо о тех, которые нуждаются в существенной модернизации. Поэтому окончательная рыночная стоимость определяется именно в процессе аукциона, но, наверное, многим понятно, что начинать аукцион с рыночной стоимости нецелесообразно. Наверное, я не открою Америку нашим чиновникам, если скажу, что при низком старте можно достичь гораздо большего результата, чем при старте с предполагаемой рыночной цены. При этом, безусловно, информация о предполагаемой рыночной стоимости нужна продавцу как ориентир — ну, чтобы не продать слишком уж дешево, чтобы исключить сговор на аукционе и т.д.

И тут возникает еще один вопрос: а хороша ли форма продажи — аукцион на повышение? Может, лучше иметь возможность проводить гибкий аукцион на понижение или повышение — в зависимости от ситуации? Или использовать аукцион, который длится, например, неделю?

Стремясь к прозрачности, правительство сегодня пытается проводить аукционы также и при сдаче имущества в аренду. И проблемы, здесь накопившиеся, уходят корнями в далекое прошлое.

Дело в том, что изначально в законодательстве было прописано для аренды не определение рыночной арендной платы, а определение рыночной стоимости квадратного метра недвижимости или имущества, а уж чиновник рассчитывал размер арендной платы как процент, установленный Кабмином в зависимости от вида деятельности. В те давние времена срок окупаемости недвижимости иногда составлял четыре года, или 25%. Поэтому и по сей день, в зависимости от видов деятельности, размер арендной платы составляет от 15 до 25%, что совершенно не соответствует сегодняшнему рынку. Т.е. государство предлагает взять в аренду помещения по ценам намного выше тех, что существуют сегодня на рынке, поскольку реально данный процент, называемый ставкой капитализации, составляет на сегодня 5–7% даже в Киеве. Как же можно на таких условиях сдать что-то в аренду? И кто придет на аукцион с такой арендной платой?

В результате многие здания и помещения, пустуют, а многие арендаторы готовы съехать, особенно в условиях кризиса, — им сложно оплачивать такой размер арендной платы, да и на частном рынке есть альтернатива. Было бы гораздо целесообразнее определять рыночную арендную плату, а не стоимость продажи недвижимости, которая в этой ситуации совершенно не нужна.

Таким образом, для успешного продвижения процессов приватизации и управления госимуществом наше законодательство нуждается в изменениях, которые на самом деле не очень существенны, но… дьявол, как всегда, кроется в деталях! 

Теги:
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Нет комментариев
Реклама
Последние новости
USD 26.92
EUR 29.09