Порочная практика

сельхоз

Читайте также

Какая экономическая модель в отечественном агропроме наиболее эффективна и перспективна, и, следовательно, заслуживает наибольшей поддержки? Этот вопрос за два десятилетия земельной реформы не только не утратил актуальности, но даже после продления моратория на покупку-продажу земли сельхозназначения существенно обострился. Тем более что процессы вокруг украинских черноземов привлекают внимание не только отечественного бизнеса, но и межнациональных корпораций, поскольку демонстрируют динамику, которая просматривается как в растущем производстве и экспорте агросырья, так и в изменениях в организационно-хозяйственной структуре отрасли.

Земля для латифундий и семейных ферм

Претенденты на лидерство по масштабам землепользования и привлечения ресурсов, получения преференций и льгот от государства существенно различаются. В пользовании крупнейшего агрохолдинга страны — более 650 тыс. га, сельхозтоварищества и крупные фермерские хозяйства хозяйствуют в пределах бывших колхозов, совхозов или их подразделений на нескольких тысячах гектаров земли каждое. А недавно заявившие о себе семейные фермы, создающиеся на базе личных крестьянских хозяйств (ЛКХ), довольствуются несколькими десятками гектаров, а то и меньше.

В законодательном процессе на завершающем этапе реформы просматриваются разные, в т. ч. и противоположные тенденции, отражающие соперничество стоящих за разными моделями хозяйствования сил. С одной стороны, настойчиво и не без успеха "пробиваются" законопроекты, открывающие пути к установлению окончательного доминирования крупного экспортно ориентированного агробизнеса в виде вертикально интегрированных компаний. С другой — осуществляются попытки на законодательном уровне дать шанс среднему и малому агробизнесу, расширив их поддержку со стороны государства и общества.

Время, в сочетании с поразившим страну системным кризисом, существенно корректирует оценки. При том, что агрохолдинги, применяя современные технологии и новую технику, смогли утвердиться на вершине экономической пирамиды, способствуя притоку валюты в страну, они должным образом не проявили себя ни в становлении внутреннего рынка, ни в развитии сельских территорий. Апологеты латифундий пытаются представить их в виде новаторских структур, нацеленных в будущее, а их отцов-учредителей чуть ли не романтиками, преодолевшими все препятствия и "сами себя сделавшими". На самом деле над созданием монстров землепользования они дружно трудились вместе с чиновниками и банкирами, поставив дело так, что законные собственники земли, селяне-паевики, стали беднейшей категорией сельских жителей, не получая на развитие собственного хозяйства никаких преференций или кредитов. Льготы же и заемные средства щедро выделяются тем, кто за копейки пользуется арендованной землей. Первичный капитал нынешних миллиардеров от АПК сформировался на основе не им принадлежащего главного актива — земель селян-паевиков, государственных и коммунальных угодий.

Некоторые эксперты полагают, что большинство украинских агрохолдингов создавались, в первую очередь, для формирования крупных земельных банков, открывающих дорогу к банковским кредитам и к благосклонности чиновников. Удручающая дешевизна аренды земельных угодий породила погоню за накоплением земли. Консолидация селянских паев вкупе с землями запаса в обширные поля происходила без расчетов, зачастую бессистемно и хаотично. Земли "выхватывали" без учета их расстояния от центров управления и снабжения, иногда брали даже про запас, и плодородные поля годами не использовались.

Из кого хозяин лучше

Дешевизна арендованной земли и "вольности" в ее использовании способствовали непомерному разрастанию агрохолдингов. По данным исследований, проведенных Украинским клубом аграрного бизнеса (УКАБ), в один из пиковых периодов земленакопления (2013 г.) под контролем агрохолдингов было 5,85 млн га, или 28% всех сельхозугодий, пребывающих в использовании сельхозпредприятий. За последние два года, по экспертным оценкам, объемы официального землепользования латифундий несколько снизились, составив около 20% от общего объема. Но на самом деле влияние агрохолдингов распространяется на гораздо большие площади. Латифундисты давно отработали схемы, по которым под их контролем пребывают не только те сельхозпредприятия, которые они классическим образом поглотили, но и ряд других, которые попали в зависимость от вчерашнего партнера и вынуждены рассчитываться за материально-техническую помощь выращенным зерном, подсолнечником, нередко применяя при этом "теневые" схемы.

Преференции государства крупным землепользователям достигли такого масштаба, что большинство латифундистов, презрев потребности общества в развитом и доступном внутреннем рынке, а взятой в аренду земли — в органических удобрениях, превратили комплексное по своей природе сельхозпроизводство в примитивный механизм извлечения доходов. Беда только усугубилась от того, что по колее, пробитой агрохолдингами, пошли и другие землепользователи. Внедрилась порочная практика, когда из комплекса сельхозработ предприятий почти полностью исчезает животноводство, а растениеводство ограничивается выращиванием экспортно ориентированных сельхозкультур. В результате процесс хозяйствования на земле сводится к полному примитивизму: "посеял — убрал — отправил"… в ближайший морской порт или на элеватор. Таким образом "работает" большая часть отечественных сельхозземель, развивая в чужих странах животноводческую отрасль и переработку. В плане ведения животноводства за большинство сельхозпроизводителей "отдувается" малый бизнес, в основном ЛКХ. Там и ныне производится 75% сырого молока, потребляемого перерабатывающими предприятиями, львиная часть свинины и говядины, овощей и фруктов.

Представители власти сыпят словами, выражая готовность поддержать малый и средний агробизнес, но, во-первых, выделяемых государством средств явно недостаточно, к тому же они год за годом сокращаются, и во-вторых, даже столь скудное финансирование идет не тем, кто в этой помощи более всего нуждается. Из созданного согласно закону о госбюджете 2016 г. основного фонда поддержки АПК в 350 млн грн 300 млн направляются на удешевление кредитов, а 50 — на развитие животноводства. Поскольку мелким фермерам и селянам-единоличникам кредитов не выделяют, а под "развитием животноводства" подразумевают создание крупных комплексов, а не семейных ферм, малому агробизнесу из этих средств не достается ничего. Как и из спецфонда, львиная часть которого почти в 1,5 млрд грн предназначена для финансирования интервенционной составляющей Аграрного фонда. Что касается Госфонда, непосредственно предназначенного для поддержки фермерства, то и от него особой поддержки никто не ожидает, даже при том, что он работает на возвратной основе и, по существу, выполняет роль кредита, который необходимо через 5 лет вернуть. Получить даже такую помощь удается все меньшему числу мелких аграриев. За прошлый год этой услугой воспользовались всего 158 фермеров, получивших около 40 млн грн. В нынешнем году получателей помощи будет еще меньше, т. к. для финансирования выделено 15,8 млн грн, — в два с лишним раза меньше прошлогоднего.

Под управлением кредиторов

Из-за допущенных просчетов агрохолдинги, вопреки утверждениям, что именно они определяют стабильность и перспективы развития отечественного АПК, во время кризиса, снижения мировых цен на агросырье оказались особенно уязвимыми. Выход ряда на скорую руку сколоченных агрохолдингов на зарубежные биржи с ценными бумагами не уберег их от финансовых провалов. Нашумевшая история "Мрии" — одной из наиболее крупных вертикально интегрированных компаний, вышедшей с котировкой акций на международную фондовую биржу, — тому свидетельство. В конце 2014 г. ее хозяева вынуждены были признать технический дефолт, а с февраля 2015 г. операционный контроль над структурой и вовсе перешел к Союзу кредиторов, вознамерившихся реанимировать объединение и вернуть заемщикам вложенные в него средства.

Не добавили престижа украинским агрокомпаниям и "приключения" на международной арене крупнейшего в стране агрохолдинга О. Бахматюка. Огромные масштабы землепользования не помешали латифундисту попасть в долги, обманув возлагаемые на него надежды инвесторов. От полного банкротства агрокомпанию уберегли переговоры с кредиторами и реструктуризация долга, превышающего 1 млрд долларов с "перспективой" дальнейшего увеличения задолженности. Это не помешало Бахматюку определить реструктуризацию долгов как собственный успех и сигнал бизнесу о том, что с украинскими партнерами "можно продолжать сотрудничество". Правда, большинство наблюдателей за происходящими процессами скептически отнеслись к такому оптимистическому утверждению, а эксперты УКАБ сделали вывод, что из-за последних событий с внешними заимствованиями украинским агрокомпаниям придется ждать их возобновления "как минимум 3—4 года". При этом выводы предстоит сделать не только заемщикам — агрохолдингам тоже полезно извлечь уроки, приступив к давно назревшей реорганизации объединений, с одновременным уточнением их места в отечественном агропроме.

Недоверие к агрохолдингам лишь усилилось после того, как новый менеджмент "Мрии", созданный Союзом кредиторов, обнаружил просчеты бывшей команды, характерные и для других отечественных латифундий, особо не заморачивающихся экономией дешево доставшихся ресурсов, и приступил к их ликвидации. Оказалось, что бывшие владельцы "Мрии" при выходе на внешние рынки в несколько раз завысили активы компании. Особенно взвинтили оценочную стоимость того, что досталось им дешевле всего — права на заключение договоров на аренду земли. При том, что земля использовалась неэффективно. На нескольких тысячах гектаров арендованных земель сельхозкультуры и вовсе не выращивались, земельные участки были арендованы про запас. Кроме того, 9 тыс. га арендованной земли были настолько удалены от центров управления и снабжения, что от их аренды новый менеджмент предпочел отказаться и взамен решил арендовать 5—6 тыс. га с более удачной дислокацией. К происходящему в "Мрии" приглядываются, делая свои выводы, и команды ряда других отечественных агрохолдингов, стремящихся извлечь свои уроки. Разработанная в "Мрии" стратегия внутренней реорганизации, рассчитанная до 2021 г., кроме оптимизации земельных банков, предполагает специализацию отдельных подразделений по четко определенным направлениям хозяйствования. Для чего, в частности, вместо ранее существующих 17 производственных блоков создано 7 кластеров.

У агрохолдингов — своя децентрализация?

Эксперты обращают внимание на то, что в последнее время в ряде агрохолдингов активизировалась работа по оптимизации арендованных земель, совершенствованию организационно-экономической структуры объединений.

В УКАБе полагают, что существуют несколько сценариев дальнейшего развития агрохолдингов. Период чрезмерного накопления земельных банков пришло время заменить организационно-хозяйственным совершенствованием подразделений на местах и объединений в целом. В этом деле поможет, полагают эксперты, специализация производств, с одновременным расширением прав местных подразделений в организации операционной и хозяйственно-экономической деятельности. В таком случае главные усилия, конечно, будут сосредоточены на основных направлениях. Но при этом входящие в агрохолдинг сельхозпредприятия смогут принимать деятельное участие в местной экономике, т. е., кроме основного направления, заниматься и другими производствами, которые "будут рассматриваться как вспомогательные".

Руководитель экспертной группы УКАБ И. Остапчук полагает, что агрохолдинги могут совершить свою децентрализацию, в т. ч., для того, чтобы заинтересовать работников в конечных результатах труда, чтобы входящие в состав объединений сельхозпредприятия "принимали участие в распределении прибыли". По его словам, при таком подходе агрохолдинги "трансформируются в своеобразные сельхозкооперативы", в которых центральные офисы будут выполнять общие функции: финансовые, коммерческие, юридические, решение же прочих вопросов передастся на места. В результате такой децентрализации, если она будет проходить на взаимовыгодной основе, в составе агрохолдингов можно представить и автономные сельхозтоварищества, и самостоятельные фермерские хозяйства. Но результаты и масштабы такой, прямо скажем, неожиданной реорганизации латифундий будут зависеть от позиции и установок государства и общества, которые должны, наконец, определиться, в каком направлении двигаться, каким моделям хозяйствования на земле отдать предпочтение.

В поисках баланса

Усиливающийся в последнее время интерес бизнеса и общества к инициированной госинститутами разработке и вводу в действие единого земельного налога важно использовать не только для укрепления позиций малого и среднего агробизнеса, но и для устранения образовавшихся перекосов и диспропорций, угрожающих самому существованию АПК. Тем более что четко просматриваются намерения представителей профильного министерства и ряда других официальных ведомств во время развернувшихся в последнее время информационно-разъяснительных мероприятий обходить острые углы в сложившейся системе землепользования, когда в орбиту одних сельхозпроизводителей введены огромные земельные банки, а другие пребывают на голодном земельном пайке, которого порой не хватает даже для создания семейных ферм.

Углубляя диспропорции, ряд агрохолдингов позволяет себе сосредоточивать усилия на выращивании и экспорте всего нескольких наиболее выгодных сельхозкультур, полностью игнорируя животноводство — основной источник восполнения плодородия почв. Чтобы нормализировать ситуацию в АПК, защитить земли от хищнического использования, единый земельный налог должен стимулировать оптимальные размеры землепользования, заинтересовывать производителей в комплексном ведении обеих, взаимодополняющих одна другую отраслей, во все времена развивавшихся вместе. 

Затянувшееся восстановление дисбаланса между высокорентабельным растениеводством и малодоходным и даже убыточным животноводством оставляет большую часть обрабатываемых земель страны без органических удобрений. "Недокормленные" почвы, которые, к тому же, страдают от "упрощенных" севооборотов и перегруженности подсолнечником и другими высокоинтенсивными культурами, недолго смогут выдерживать такие нагрузки. Если ситуацию не исправить, битва за такую землю может закончиться поражением всех. Селяне, отдающие свои паи в аренду временщикам и надеющиеся в перспективе хотя бы для детей или внуков получить плодородную землю в реальное пользование, как и азартные накопители арендных земельных банков, могут остаться ни с чем.

Теги:
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Нет комментариев
Реклама
Последние новости
USD 27.06
EUR 29.18