Юлия Мостовая

Главный редактор

497 статей
  • Ныряют все!

    "И примешь ты смерть от коня своего", — почему-то именно эта строка приходит в голову после ознакомления с "пробниками" откровений народного депутата Александра Онищенко, тайно задокументировавшего аудио- и видеофакты политической коррупции Петра Порошенко и двух его конфидентов — загонщика Игоря Кононенко и ловца Макара Пасенюка. 
  • Временное правительство

    14 апреля в Верховной Раде коалиция, состоящая из тех, кто не хочет идти на досрочные выборы, утвердила правительство, состоящее из тех, кого им не жалко. 257 депутатов позорно проголосовали за отмену своего предыдущего решения о признании работы правительства Яценюка неудовлетворительной, утерев с лиц "божью росу", которой Арсений Петрович пометил территорию своей, запланированной в будущем, борьбы за президентство.
  • Мы делили апельсин...

    После скандала "Абромавичус—Кононенко", "Яценюк Бессмертный" стал вторым ударом за месяц, нанесенным по Петру Порошенко. 194 голоса, высветившихся на табло, породили две версии произошедшего. Согласно первой, такой результат был задуман президентом, вступившим в сговор с олигархами, заинтересованными в сохранении Яценюка на посту премьера. Вторая — менее распространенная, но также крайне неприятная для имиджа Порошенко, состоит в том, что впервые в истории Украины президент, замахнувшийся на премьера, не смог "добить" его в зале парламента. Я могу только представить, как обидно Петру Алексеевичу слышать все эти, по сути, верхоглядные обвинения. Ведь он же знает, что никакой он не заговорщик и не слабак, ибо на самом деле он — марионетка. 
  • За ширмой

    Петр Порошенко не оставил план сменить премьера. Скандал с Абромавичусом и Кононенко лишь подтолкнул его к мысли о том, что действовать нужно быстрее, не размазывая кадровые решения на весь март. Оценивая вероятность развития событий, столпы Банковой высказали предположение: "Отставка Яценюка и переформатирование правительства — 60% вероятности. Переформатирование без смены премьера — 40%".
  • Год очищения

    Да что же за настроение такое?! Санки по мокрому асфальту не скользят. Елка не пахнет. Цены кусаются до крови. Еще и в мандаринах косточки. Демократия у нас гречневая. Преступный режим — чисто комикс. Любой кандидат на пост опостылевшего премьера — тот же Яценюк, только в профиль. Европа смотрит испуганно. Америка — зло. Россия — злорадно. У многих надежда на чудо под названием "якось буде", этакое всесамособойрассасывающее чудо. Но его, похоже, под елкой не найти. А вот для пользы дела кое-что потерять, оставить в 2015 году было бы очень важно. Как балласт, как лишний вес, как прошлое.
  • Инструментариум

    Отставка Яценюка в представлении президента — это психологическая, эмоциональная перезагрузка ожиданий общества, которая даст ему чистый лист, где он сможет написать новую историю. Опять-таки, теоретически: а почему нет? Наша история пестрит провалами электоральной памяти. А кроме того, средства саккумулированы, ручные инвестфонды роют копытом землю и рвут узду, осталось дать отмашку на большую приватизацию и хитрое землепользование. А сам — реформировать, реформировать и еще раз реформировать... Но пока это светлое будущее не наступило, есть и третья причина: политический рейтинг Яценюка находится в возмутительном несоответствии с долей в потоках. Эту несправедливость необходимо исправить. И отставка — лучший способ для этого.
  • Глава администрации президента Борис Ложкин: "К госслужбе отношусь, как к службе в армии"

    Почти четверть века мы с Борисом Ложкиным реализовывались в медиа-сфере. А познакомились только несколько лет назад. Видимо, не было повода пересекаться: он выпускал газеты, чтобы зарабатывать деньги; мы зарабатывали деньги, чтобы выпускать газету. Ложкин оказался интересным собеседником. Он может не только говорить, но и слышать. Что редкость. От государственной службы человека, который гуляет сам по себе, я, как и многие, отговаривала. Но, поняв бесперспективность, попросила лишь об одном: "Выследите, поймайте и убейте того, кто так сильно мнет Порошенко костюмы". С этой задачей Борис Ложкин почти справился. А с чем справляется еще?
  • Не в "деле" Корбана дело

    Ошарашенные событиями прошлой субботы тяжеловесы украинского политикума гадали: задержание Корбана — это последнее предупреждение Коломойскому или уже война? Ответа на этот вопрос нет до сих пор. Дело в том, что в день задержания Корбана Порошенко готов был идти до конца, подразумевая под этим и назревшее изменение статуса "Приватбанка", и арест залогового имущества, и выжимание законного финансового потока, а не слез из "Укрнафты". Но уже в тот же день вечером между приватовцами и президентом зачелночили посредники, а прилетевший в Киев Геннадий Боголюбов встретился с президентом. Окончательное решение о купировании или разворачивании противостояния с группой, как утверждают источники, у Порошенко выкристаллизуется в течение одной-двух недель. А над различными опциями реализации этого решения трудятся команды как в прокуратуре и СБУ, так и в Нацбанке.
  • Битва крысоловов

    В настоящий момент олигархи разделены на две группы. Первая получила мажоритарный пакет власти. Вторая — миноритарный. Долгий путь олигархов в политике создал целые матрешечные структуры. Например, Ахметов и Коломойский сидят в Яценюке; Яценюк сидит за разделочным столом в партии Порошенко, но у Яценюка с Порошенко отношения весьма непростые, ибо Порошенко руками Яценюка стремится перераспределить в свою пользу то, что дорого Ахметову и Коломойскому. Или же: Кличко сидит в партии Порошенко, который пригрел Яценюка, пытающегося вместе с Мартыненко и Иванчуком похоронить химические предприятия Фирташа и, завезя из России удобрения, нанести серьезный урон праотцам Кличко-политика. Таких вариантов с запутанным взаимопроникновением очень много. А уж молчаливых коррупционных взаимозачетов — просто не счесть.
  • Шпион, выйди вон!

    Как политическая заготовка, Валентин Наливайченко попал на перекресток многих дорог: его любят американцы; он, как профессиональный разведчик, умеет нравиться людям; его считают правоцентристом, борцом с коррупцией и патриотом; у него прекрасные отношения со всеми владельцами электоратоманипулирующих СМИ; он может создать свою партию, расцвести в "Укропе" или прийтись ко двору в "Ударе". Он — амбициозная форма, чью пустоту могут заполнить крупные спонсоры, заполнявшие эту самую пустоту в "лидерах" Майдана — Яценюке, Кличко и Тягнибоке.  
  • Лохмотья гнева

    Развязка острой фазы конфликта между Петром Порошенко и Игорем Коломойским произошла по самому мягкому из имевшихся вариантов. Утверждают, что у президента их было три. И два непримененных предполагали не только ГПУшную и СБУшную облавы на ряд членов команды губернатора (для чего имелось немало оснований), но и серьезное (до несовместимости с жизнью) поражение интересов группы "Приват".
  • Корсет для мечты

    Иного выхода, нежели взять власть в клещи западного контроля и контроля гражданского общества — я пока не вижу. Синхронизировать действие "челюстей" будет не просто. И у Запада есть в Украине интересы, не во всем совпадающие с нашими национальными, и гражданское общество — не косяк рыб, действующий быстро, четко и слажено. Зато у них есть финансовая разведка, а у нас нет другой страны. Мы должны заставить власть работать, а не имитировать; бороться за страну, а не за собственные рейтинги и доходы. Молчать "потому что война" — предательство. Мы не можем позволить, чтобы на месте нашей страны появилась надпись: "Погибла из-за глупости и жадности".
Реклама
USD 25.64
EUR 27.25