Наставничество: плюсы и минусы

Дарья Касьянова 3 декабря 2016, 00:00
мальчик

Читайте также

Оксана с шести лет жила в интернате. Бабушка-опекун не справлялась с шустрой девочкой и написала заявление о временном помещении ее в учреждение недалеко от дома. 

Сначала было сложно. Оксана долго не могла наладить отношения с детьми, училась защищать свои вещи, еду, иногда приходилось драться. Шло время, постепенно научилась стоять за себя. Бабушка совсем перестала ее проведывать. К другим детям приходили потенциальные родители знакомиться, некоторых даже забирали. Оксана ждала лета, когда их должны были везти в Америку. Там она рассчитывала найти семью… 

В Америке Оксана бывала каждое лето вот уже пять раз, но как-то не складывалось — кочевала по разным семьям, в Макеевку за ней никто не приехал. Когда умерла бабушка, девочке было почти 12 лет. Воспитатель сказала: "Не рассчитывай на семью, любят только малышей". И Оксана ненавидела всех, кто младше, но продолжала ждать. В интернат приходили волонтеры, спонсоры, мелькали лица, но никто по-настоящему значимым для нее так и не стал. А тепла и заботы хотелось. 

В 14 лет Оксана пошла учиться в ПТУ, там были все интернатовские. Через полгода влюбилась, а потом забеременела. Мастер сказала делать аборт, Оксана сопротивлялась. Родила — из общаги выдворили. Пожила у знакомой. С ребенком сложно: болеет, хочется гулять… Написала заявление на временное размещение в доме ребенка…

Круговорот сирот в природе. Репликация детского горя. Как помочь, какие методы эффективны, а какие — нет?

Украина уже более 10 лет реформирует систему защиты прав детей. Европейский опыт, к которому мы обычно апеллируем, имеет четкие подходы и отработанные инструменты. Это выглядит так: деинституциализация = закрытие интернатных учреждений + развитие социальных услуг для предотвращения разлучения детей с родителями и для воссоединения семей + развитие альтернативных форм опеки: усыновление, приемные семьи, детские дома семейного типа (ДДСТ), патронат (краткосрочная приемная семья экстренного размещения) + перераспределение ресурсов из интернатных учреждений на услуги для семей и детей по месту жительства.

В Украине 104 тыс. детей, которые находятся в более 600 интернатах. Это рабочие места для 68 тыс. людей. Украине такая забота о детях обходится в 6,4 млрд грн ежегодно.

Чтобы начать реальную реформу со сложным непонятным названием "деинституциализация", нужно тщательно готовить общественность. Поскольку любое посягательство на интернат обычно вызывает реакцию: а что же будет с детьми? Украинское общество в своем отношении к системе пребывания детей в интернатах разделилось 50 на 50. Чтобы не нарваться на негатив, приходится использовать понятные для широкой общественности инструменты. Например, наставничество для детей-сирот и лишенных родительской опеки.

22 ноября состоялся саммит по наставничеству, вызвавший интерес среди представителей бизнеса, общественных и религиозных организацией. Простая и понятная помощь ребенку — стать его другом. Наставничество трансформируется из волонтерского движения в социальную работу. Реалистично ли подготовить 104 тыс. наставников? Скорее, нет. Это интересный пиар-ход. Как минимум, теперь какая-то часть украинцев знает точно, сколько детей находится в интернатах. 

Нужно ли такое количество наставников? Однозначно, нет. Подготовка наставников — от процесса вовлечения до сопровождения — это ресурсы, которые нерационально расходовать на такую социальную работу, при условии, что Украина собирается начинать реформу интернатов. 

Что хорошего в этом движении? 

Во-первых, интерес украинцев — активной молодежи, представителей бизнеса, журналистов, маркетологов и пиарщиков — т.е. проблемы детей и поиск измеримых методов помощи востребованы. Поддержание этого интереса должно повлиять на отношение широкой общественности к интернатам, к фактам нарушения прав детей в учреждениях.

Во-вторых, из 104 тыс. воспитанников интернатов 90% детей имеют родителей, и чтобы к ним пришли наставники, нужно получить их согласие. Значит, есть вероятность, что социальные службы все же дойдут в семьи, и если семья неблагополучная, то ребенок сможет получить статус "лишенный родительской опеки". 

В-третьих, среди наставников всегда есть категория потенциальных усыновителей, которые с помощью наставничества попадут в интернат и примут взвешенное решение в пользу семьи.

В-четвертых, наставничество — инструмент, который может вскрыть системные проблемы нарушения прав детей в учреждениях. Важно на старте разработать механизм реагирования на нарушения — кто и куда обращается, какие действия предпринимаются, кто несет ответственность, и как реабилитируют ребенка и наставника.

В-пятых, профессиональная мотивированная команда идеолога наставничества "Одна надежда", воодушевленная идеей и умеющая вовлечь других. Их ресурса будет явно недостаточно для такой сверхзадачи, поэтому важно интегрировать, обучать общественные организации в регионах.

Активисты украинской сети по правам детей, в которую входят девять эффективных украинских и международных организаций, работающих в сфере защиты прав детей, поделились своим опытом в сфере наставничества и реформирования системы защиты прав детей. 

Василина Дыбайло, "Партнерство "Кожній дитині": "Я бы разделила эту ситуацию на два аспекта: 1) наставничество как инструмент поддержки уязвимых детей и 2) инициатива по поиску 104 тыс. наставников. 

Относительно первого. "Партнерство "Кожній дитині" является сторонником наставничества как инструмента социальной работы с уязвимой молодежью, в частности той, которая выходит из-под опеки. Опираясь на международный опыт, считаю, что наставничество может применяться ко всем уязвимым категориям молодежи — детям в институциях, приемных семьях и даже к детям из неблагополучных или кризисных семей. Но, конечно, в каждом подходе есть свои особенности. 

Наша организация определила для себя утверждение наставничества как одного из элементов социальной интеграции выпускников интернатных учреждений. Начали мы эту работу еще в 2008-м с небольшого проекта для выпускников школы-интерната в Тараще. А в 2010–2014 гг. внедряли наставничество как часть модели социальной интеграции выпускников интернатных учреждений в проекте "Уверенный старт" на четырех пилотных территориях Киевской области.  

Подчеркиваю: мы видим наставничество как элемент комплексной модели, состоящей из: 1) индивидуальной работы социального работника (государственного или негосударственного) по оценке подготовки и планирования подготовки к самостоятельной жизни; 2) прохождения обучения (групповой работы) по развитию жизненных навыков (в форме еженедельных молодежных клубов) и 3) наставничества. 

Соответственно, в рамках проекта мы разработали алгоритмы как отбора наставников, так и их подбора молодыми людьми (просто назначить наставника — не работает. Важно, чтобы это был выбор и решение молодого человека был), программа обучения наставников, договор, алгоритм взаимодействия с социальным работником, сопровождение и помощь наставником. 

В рамках проекта мы выдавали определенные карманные деньги наставникам, которые также работали над выполнением индивидуальных планов выпускников. В результате всего за четыре года нашу программу прошли 220 молодых людей (9–11 классов), из них наставников имели только 40 чел. С начальным опытом проекта можно ознакомиться в журнале "Права детей". 

На основе наработок проекта, а также опыта других организаций Украины был разработан проект Госстандарта социальной услуги "Социальная интеграция выпускников интернатных учреждений". Его обсуждение прошло еще в январе 2013 г. на конференции, проводимой совместно с организацией "СОС Детские деревни — Украина". К сожалению, потом у Минсоцполитики не было времени и вдохновения заниматься этим стандартом. И только в этом году к нему вернулись. Стандарт, наконец, утвержден. Как и все нормативные акты, он не идеален, но, что очень важно, предусматривает предоставление этой услуги разными субъектами — как государственными, так и негосударственными. 

Соответственно, основной вывод из опыта нашего проекта таков: наставничество —это необычайно эффективный инструмент поддержки молодежи, важный для стабильности, уверенности и подготовки к самостоятельной жизни молодых людей. Но это очень затратный инструмент по времени и человеческим ресурсам — отбор, обучение, сопровождение наставников, обеспечение безопасности ребенка, конфиденциальности и т.д. 

 Исходя из этого, относительно инициативы привлечения 104 тыс. чел.,  я думаю, что это нереально. И рассматривать такую инициативу следует исключительно как способ обратить внимание на проблему нахождения детей в интернате. Во-первых, не все дети будут иметь наставников, поскольку имеют полное право отказаться от такого сотрудничества. Во-вторых, соглашусь с мнением коллег, нужно выставлять приоритет наставничества для выпускников. Такая форма не совсем целесообразна для семи- или девятилетнего ребенка, хоть и не всегда. В-третьих, если у ребенка есть родители, и они не лишены родительских прав, то их согласие на наставничество, думаю, должно быть". 

Евгения Рзаева, фонд Р.Ахметова: "По своему опыту мы знаем, что возможно и нужно работать на предотвращение попадания детей в интернатные учреждения. Необходимо работать с семьями и не допускать той точки невозврата, когда биологическую семью уже невозможно спасти, когда в семье уже есть угроза жизни и здоровью ребенка, когда единственным выходом становится изъятие ребенка из семьи и лишение родителей родительских прав. 

Мы глубоко убеждены, что детям — не место в интернатах, только в семье ребенок может полноценно развиваться. К сожалению, реальность такова, что не всех детей усыновляют и устраивают в приемные семьи/ДДСТ.

Дети живут в интернатных учреждениях. Очень многие их них, так и не дождавшись своих родителей, выходят в чужой, незнакомый мир, в самостоятельную жизнь. Совершенно одни.

Фонд поддерживает идею наставничества и с 2016 г. начал реализацию проекта "Наставничество" в двух пилотных учреждениях. Мы считаем, что наставничество — это не альтернатива усыновлению и семейным формам воспитания. Не нужно подменять эти понятия. В нашем проекте наставничество — всего лишь способ помочь детям-сиротам старшего возраста (от 12 лет), у которых шансов попасть в семью меньше, чем у детей младшего возраста. Как? С помощью наставников, с которыми устанавливаются доверительные дружеские отношения. И это является основой всего. 

Отличительной особенностью проекта фонда является достижение конкретных целей в социализации, профориентации, обучении ребенка, и в этом огромную роль играет его собственный значимый взрослый — наставник.

Учитывая вышеизложенное, фонд продолжает считать своим приоритетным направлением "Усыновление и развитие семейных форм воспитания", параллельно развивая идею наставничества для детей-сирот старшего возраста, проживающих в интернатных учреждениях с обязательным акцентом на соблюдение лучших интересов детей". 

 По мнению  директора "СОС Детские деревни — Украина" Андрея Чуприкова: "1) Для ребенка важен "свой взрослый", с которым он поддерживает крепкие позитивные и продолжительные отношения, что позволяет ему развиваться. Однако такие отношения могут быть созданы, когда взрослый искренне заинтересован в ребенке, и у ребенка есть возможность в любой удобный для него момент обратиться к этому взрослому за поддержкой, советом... Это невозможно для ребенка, который остается внутри закрытой системы. В подобной ситуации развитие наставничества может дать некоторые плюсы, но они не сильно касаются самого ребенка.

2) Наставничество в предложенном "всеохватывающем" виде будет оттягивать ресурсы от деинституализации и развития семейного устройства детей. Это явно не в интересах детей.

3) Как нам видится, наиболее эффективно система наставничества может сработать с выпускниками интернатов. Уже нет возможности устройства ребенка в семью, нет препятствий для общения наставника и ребенка. Для детей, вступающих во взрослую жизнь, важна сеть поддержки. Также это совпадает с приоритизацией целей по устройству ребенка в интересах самого ребенка. Возвращение в биологическую семью — усыновление — опека — семейные формы устройства — подготовка к взрослой жизни. То есть мы обращаемся к наставничеству в последнюю очередь, когда все остальные варианты невозможны.

4) Обеспечить подобное число наставников и проконтролировать, что их отношения с ребенком безопасны, — невозможно. Это риск, который сложно минимизировать, но необходимо".

 Таким образом, наставничество как вид социальной работы с уязвимыми подростками, находящимися в интернатах, не является новым явлением для Украины. Различные организации в разный период использовали этот инструмент для помощи детям. Некоторые директора интернатов уверены, что у них давно и успешно внедрено наставничество, которое они называют "шефством". Особенно в индустриальных городах, где крупные заводы всегда поддерживали интернаты. 

Международный опыт. В октябре т.г. в Женеве прошла международная конференция "Альтернативная опека". В ней участвовали представители правительств государств, общественных организаций и ученые. Основные выводы, которые были сделаны экспертами и практиками: 1. Альтернативная опека (семейные формы воспитания) рассматривается как поражение профилактики сиротства, т.е. недостаточно качественная работа с семьей. 2. Нужно активно переубеждать доноров менять фокус финансирования с интернатов на семью. Пока в интернатах есть спонсоры, волонтеры и наставники, системных изменений не будет. 3. Альтернативная опека не может быть дешевой. Она должна быть качественной. От качества предоставляемых услуг зависит выход ребенка во взрослую жизнь, что и является целью семьи. 

На общем фоне воодушевления желанием быть другом и наставником ребенка-сироты в интернате важно помнить основные причины, по которым дети оказываются в учреждении: прежде всего, это бедность и ее производные — алко- и наркозависимость; инертность системы — интернаты всегда были, есть и будут, так проще; недоверие к приемным семьям и ДДСТ — если ты сам не можешь взять приемного ребенка, начинаешь подозревать в меркантильных целях других, тех, кто на это способен. Как правило, это отношение взрослых — тех, кто несет ответственность за судьбы детей. 

На самом деле, все давно придумано, и все рецепты известны. В том числе и в Украине. В разных регионах нашей страны реализуются успешные проекты и программы, предотвращающие попадание детей в интернаты — это центры матери и ребенка, центры поддержки семьи и детей. Есть эффективная практика возвращения детей из интернатов в биологические семьи, сложная, но важная социальная работа. Украинцы научились усыновлять, и сегодня усыновление ребенка до 10 лет — норма. Приемные семьи и ДДСТ с радостью будут принимать подростков, их опыт уникален. Однозначно, для этого необходима качественная система подготовки, сопровождения и мониторинга. И эта работа вполне по силам общественным организациям в условиях конкурентного рынка социальных услуг. Этот фундамент позволит наконец-то запустить уже разработанную стратегию деинституализации и изменить отношение к детям, ведь ребенок — не объект нашей безграничной  помощи, а человек со своими правами и, прежде всего, — правом на семью. 

Не хватает малого — реальной политической воли и профессионального пиара. И все будет. 

Но для того, чтобы защитить наших детей, следует сделать этот необходимый шаг, иначе репликация сиротства и жизненный путь Оксаны будет повторяться снова и снова, и разорвать этот круг с каждым годом будет все сложнее.

Теги:
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Нет комментариев
Реклама
Последние новости
USD 26.91
EUR 28.45