Карманная общественность для органов власти

123
nagg.in.ua

Читайте также

Примерно в полдень 8 апреля 2017 г., несмотря на холодный дождь, у входа в Киевский городской дом ветеранов наблюдалось странное оживление, похожее на то, что происходит возле театра перед началом спектакля. 

И действительно, из-за полного отсутствия афиш, в первый и, надеемся, в последний раз здесь готовился театрализованный спектакль под названием "Учредительное собрание общественного совета при Минсоцполитики". Как и положено, театр начинался уже с лестницы, на которой теснились люди, большей частью в военных или полувоенных формах. Попасть внутрь можно было, лишь назвав пароль — свою фамилию, которую проверяли по списку и, наконец, впускали кандидата или задерживали его. Задержанные возмущались вслух, иногда не подбирая слов и выражений. Подготовка к учредительному собранию была в полном разгаре. 

А тем временем отсев кандидатур начался еще на этапе представления документов для участия в упомянутом учредительном собрании. Дальше — больше. В вестибюле Дома ветеранов потенциальные члены общественного совета разделились на небольшие группы. Наклоняясь друг к другу, они о чем-то перешептывались. Все это напоминало какой-то шпионский фильм. Впечатление усилилось, когда (чтобы подняться на третий этаж в зал) мне пришлось пройти между восемью (по четверо с каждой стороны) мужчинами в военной форме: они смотрели на меня с недоверием и даже недоброжелательно, будто подозревали в каких-то злых намерениях. На этом, если придерживаться театральной терминологии, завершился первый акт спектакля. 

А теперь предисловие, чтобы были понятны дальнейшие события. Постановлением Кабмина  "Об обеспечении участия общественности в формировании и реализации государственной политики" (№996 от 3.11.2010 г.) с изменениями и дополнениями, утвержденными постановлением №234 от 8.04.2015 г., было утверждено "Типичное положение об общественном совете при министерстве, другом центральном органе исполнительной власти (…), районной, районной в г. Киеве и Севастополе государственной администрации". По сути говоря, этот документ и регламентирует участие общественности в работе органов власти всех уровней, а также принципы и основы создания и деятельности общественных советов (ОС). Вначале общественные советы могли иметь любое количество членов, чтобы был кворум на собрании и при принятии решений. Но упомянутым постановлением №234 Кабмин законодательно, на всех уровнях, легализировал процесс создания карманных общественных советов, которые, вместо того, чтобы развивать гражданское общество и контролировать работу органов госвласти, защищают олигархично-коррупционные интересы исполнительных органов, попутно решая собственные проблемы. 

Дьявол, как известно, кроется в мелочах. В данном случае такой мелочью является ограничение на законодательном уровне (согласно постановлению №234) количества членов общественного совета до 35 чел. Именно на этом моменте и построены несколько схем, суть которых в том, что, вследствие искусственного заведения на учредительное собрание необходимого количества "ручных" организаций или же банального "договорняка", при голосовании большинством за пределы квотной численности выталкиваются все или почти все организации, которые готовы работать для государства и общества, но по каким-то причинам неудобны для министерства. Зато в состав совета вводятся 35 членов, которые всегда поддержат "нужную политику" соответствующих органов исполнительной власти. Нередко члены избранных таким образом общественных советов не имеют никакого желания работать в избранных органах, из-за чего некоторые советы на разных уровнях становятся недееспособными, мертворожденными и реально не работают, поскольку не могут собрать кворум. По сути говоря, дальнейшая деятельность такого общественного совета уже не имеет никакого значения. Все вопросы его легитимный председатель решит с органом власти, при котором он избран, так, как нужно. В случае, если общественный совет работает, он своим голосованием легализирует договоренности, а если нет, то его председатель совместно с правлением легализируют договоренности без лишних хлопот. 

Таким образом, главное по узаконенной постановлением Кабмина схеме — избрать нужный состав общественного совета, который изберет нужного председателя, и на два последующих года все довольны: любая деятельность конкретного органа власти (законная, незаконная, с признаками коррупции, нарушений действующего законодательства и т.п.) освящена "общественностью", а следовательно, защищена законом. Понятно, что председатель общественного совета и члены его правления, независимо от того, работает совет или нет, имеют возможность решать и собственные вопросы, контролируя, по крайней мере на бумаге, работу органа исполнительной власти, но фактически будучи не его контролером, а партнером. 

С момента создания общественных советов защитники интересов общества (а не органов власти) ревностно отстаивали квоту на численность общественных организаций при общественном совете, мотивируя свою позицию тем, что большое количество членов априори делает орган недееспособным (просто не соберется кворум). Уже тогда оппоненты, в частности и наша организация, уверяли, что, во-первых, нет ничего страшного в большом количестве претендентов. Практика доказала, что в отдельных общественных советах г. Киева таких претендентов было около 200 чел., и то из-за искусственного причисления к числу претендентов ИГО (института гражданского общества, проще говоря — общественной организации) для построения схем под нужный результат голосования. А во-вторых, и самое главное — это единственный способ избежать создания коррупционных схем для проталкивания по квотному принципу конкретных организаций и затем — нужного председателя. 

То есть сколько бы организаций ни представили заявки на вхождение в общественный совет, если их документы отвечают требованиям законодательства, все они должны стать членами совета на основании поданного заявления. Пусть каждый член общественного совета доказывает свою преданность громаде, которая его делегировала, не словом, а делом. Более того, квотный принцип фактически мешает вхождению в общественные советы молодых организаций, со свежим взглядом и новыми, возможно неудобными для органов власти, идеями и направлениями деятельности, превращая упомянутые советы в болото, члены которого не сменяются годами. 

Единственным ограничением, даже при полной легитимности ИГО, должно быть его соответствие уровню органа власти, в общественный совет при котором он избирается. Это означает, что в центральные органы власти, согласно статусу, могут входить всеукраинские общественные организации, в местные — местные (городские, районные). Таким образом, в общественный совет при КГГА должны войти объединения граждан, которые действуют на уровне Киева, в общественные советы при райгосадминистрациях — районные организации. Если общественный совет избирается в Харькове, то громаду города представляют городские организации именно Харькова, а не Киева, Львова или других городов. Такой подход, кроме иных преимуществ, более уместен, поскольку такие объединения граждан ориентированы на решение проблемных вопросов целевой группы населения на конкретном уровне. 

Если пойти описанным выше путем, то при невозможности создать схему автоматически отпадет необходимость насыщать учредительное собрание общественных советов подконтрольными организациями для того, чтобы искусственно увеличить количество голосов, а значит, обеспечить необходимые результаты голосования. Выполнять указанные функции призваны десятки "технических" организаций. Таким образом количество кандидатов в общественные советы может быть сведено до минимума. 

Возникает вопрос: а что же делать, если в общественные советы все-таки войдет не одна сотня общественных организаций? При ряде министерств или Киевской горгосадминистрации были избраны общественные советы общим количеством до 200 чел. После того как подставные (технические) организации выполнили свои функции по голосованию, они быстро исчезли из числа реально работающих членов общественного совета, а затем были из них исключены. Осталось несколько десятков тех, кто действительно хочет и может работать в пользу украинской громады. А в советах, сформированных по квотному принципу, кворум кое-где вообще не набирается — из-за того, что у них просто нет членов, которые желают работать. Так что практика подтверждает наши аргументы, изложенные в пользу ненужности квоты на членство в общественных советах.

Внимательный читатель поставит еще один важный вопрос: "Ну хорошо, с членами общественных советов все понятно. Но ведь чтобы общественный совет был или не был подконтрольным, необходимо избрать нужного председателя. И тут количество людей будет играть роль". На этот вопрос также есть ответ, к тому же совсем несложный. Во-первых, в случае, если членов общественного совета много (а не 35, как по квотному принципу), то с ними намного сложнее договориться, чем с подконтрольными 35 лицами. Во-вторых, в процессе отбора кандидатов на участие в учредительном собрании следует отклонить тех представителей ИГО, которые, будучи избранными в общественный совет, позже были исключены из его состава. 

А теперь вернемся к нашему спектаклю, т.е. учредительному собранию для избрания нового состава общественного совета при Минсоцполитики. Режиссура его была сделана почти идеально, по отработанной схеме. 35 кандидатов заранее знали о том, что они станут членами совета. Если не учитывать отдельные мелочи, то театрализованный спектакль шел по накатанному сценарию, без сбоев. Но, наверное, желание, с одной стороны, максимально быстро завершить собрание, о чем нетерпеливые согласованные члены совета время от времени сообщали залу, а с другой — минимизировать риски все же сыграло злую шутку с режиссерами. Либо режиссура на наивысшем (министерском) уровне была неквалифицированной, либо актеры-исполнители спектакля требуют ротации. Кстати, напомню, что одни результаты выборов в общественный совет при Минсоцполитики уже были аннулированы. Чтобы мои слова были более понятными, замечу, что, согласно п. 5 "Типового положения об общественных советах (…)", члены ОС избираются учредительным собранием. После того как их избрали, избирают председателя общественного совета, а уже потом — его членов в комитеты с дальнейшим избранием председателей комитетов. 

Однако уже в момент регистрации кандидатам в члены общественного совета выдали мандаты и бюллетени для тайного голосования разных цветов — согласно желательному направлению деятельности, указанному ими в анкетах. Таким образом инициативная группа уже до начала собрания сформировала пять комитетов с четким пониманием, кто в них будет входить. А между тем, согласно п. 5 Типового положения, общественный совет действительно "имеет право образовывать постоянные и временные рабочие органы (правления, секретариат, комитеты, комиссии, экспертные группы и т.п.)". Но это касается общественного совета, состав которого уже утвержден. 

Следовательно, за членство в общественном совете голосовали не все члены учредительного собрания (т.е. не общим количеством голосов, как должно было быть), а конкретные претенденты на членство в определенных комитетах избирали среди себя самых достойных. То есть вместо того, чтобы 58 участников учредительного собрания избирали 35 членов общественного совета, один  (еще не существующий) комитет избирал 7 членов из 14 кандидатов, другой — 7 из 10 и т.д. Таким образом, 10, 12 или 14 потенциальных членов несуществующего комитета рейтинговым голосованием утвердили решение об избрании семи претендентов, а потом общее собрание узаконило это решение. Все максимально просто и якобы хрустально прозрачно. По сути же общее собрание фактически утвердило беззаконие, об организации которого министерство просто не могло не знать. Ведь вместе с мандатами на участие в учредительном собрании их участникам раздали бюллетени, должным образом проштампованные инициативной группой, которая действовала под эгидой министерства и базировалась в его помещении, используя служебные телефоны. Интересно, подтвердит ли министр социальной политики Украины результаты описанного театрализованного спектакля своей подписью? За дальнейшим ходом этой истории заинтересованные представители гражданского общества будут следить и делать соответствующие выводы. 

Но это лишь один пример, хотя в целом такие спектакли, с некоторыми вариациями, уже стали будничностью, и их можно наблюдать как на учредительном собрании ряда министерств, так и в КГГА, а также на выборах в общественные советы в Киеве и других городах. Хотелось бы надеяться, что с этой статьей ознакомятся не только журналисты и члены гражданского общества, но и представители соответствующих органов законодательной и исполнительной власти нашего государства. Если Украина действительно хочет развивать гражданское общество и строить не коррупционное и не олигархическое государство, то в упомянутое выше постановление №996, регламентирующее создание и деятельность общественных советов, безотлагательно следует внести изменения, которые, с одной стороны, устранят дискриминационные, коррупционные и недемократические подходы к созданию механизмов гражданского общества, призванных осуществлять контроль над органами государственной власти, а с другой — сделают невозможным разрушение гражданского общества изнутри, с помощью коррупционных механизмов. Напоследок замечу, что подобные театрализованные спектакли мы наблюдали неоднократно, на многих учредительных собраниях, но Минсоцполитики "творчески доработало" общеизвестную схему, доведя ее цинизм до наивысшего уровня совершенства. 

Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Нет комментариев
Реклама
Последние новости
USD 26.63
EUR 29.00