ВЕЛИЧИЕ И ТРАГЕДИЯ КАРПАТСКОЙ УКРАИНЫ

Николай Вегеш 12 марта 2004, 00:00
foto-45817-8242.jpg

Читайте также

65 лет тому назад, 14 марта 1939 года, о.Августин Волошин провозгласил государственную независимость Карпатской Украины. Закарпатские украинцы, забыв о традиционных спорах между народовцами и русофилами, сплотились вокруг Украинского национального объединения в единую монолитную силу, завершив, по словам покойного Олексы Мишанича, эволюцию от подкарпатских русинов к закарпатским украинцам. Плохо вооруженные и неопытные, в основном юноши и девушки, в том числе из-под польских Галичины и Волыни, пошли на врага — венгерских гонведов. Но силы были неравными — 18 марта прекратили сопротивление последние защитники государства, которому история дала лишь неполную сотню драгоценных часов.

Материалы о Карпатской Украине содержатся в учебниках по истории для школ и высших учебных заведений. Президент Карпатской Украины Августин Волошин удостоен посмертно звания Героя Украины, а один из его юбилеев отмечался на государственном уровне. Однако ученым еще немало предстоит сделать, чтобы в истории Карпатской Украины не осталось ни одного белого пятна...

Образование и падение правительства
Андрея Бродия

8 мая 1919 года Центральная Руська Народная Рада приняла в Ужгороде решение о присоединении Закарпатья к Чехословакии на правах автономии; однако пражское правительство постоянно медлило с выполнением своих обещаний — закарпатцы, мол, еще не «созрели» для самостоятельной жизни. Первый этап автономии был реализован только 8 октября 1938 г. Это была победа всех политических сил края, на протяжении межвоенного периода боровшихся за автономные права. Еще 2 сентября 1938 г. представители русофилов (москвофилов) и народовцев (украинофилов) подписали декларацию, на которую чехословацкое правительство не отреагировало. Требования, выставленные Э.Бачинским, предусматривали присоединение Пряшевщины к Подкарпатской Руси, предоставление финансовой помощи верховинским округам и персональную замену представителей в правительственных учреждениях.

В начале октября 1938 г. возобновились переговоры между представителями двух направлений с целью создания автономного правительства Подкарпатской Руси. 8 октября в Ужгороде была создана Национальная Рада Подкарпатской Руси, в состав которой вошли представители всех основных политических сил края.

На первом заседании Рады был принят меморандум, заканчивавшийся требованием немедленно принять закон о Подкарпатской Руси. 8 октября 1938 г. премьер-министр Чехословакии Я.Сыровы освободил от должности губернатора края К.Грабаря и назначил И.Паркания. Последний в очередной раз подчеркнул требования Национальной Рады. Тем временем представители москвофилов и народовцев обсуждали кандидатуры на должности министров Подкарпатской Руси. Украинскую делегацию возглавил А.Волошин, москвофильскую — Й.Каминский.

Аналогичные общественно-политические процессы происходили в Словакии. 6 октября
1938 г. лидеры Словакии собрались в Жилине и требовали автономных прав. 7 октября 1938 г. премьер-министр Чехословакии Я.Сыровы удовлетворил их просьбу, и Й.Тисо был назначен премьер-министром Словакии. Необходимо подчеркнуть, что Я.Сыровы, согласно параграфу 60-му конституции Чехословакии, выполнял во время отсутствия Э.Бенеша (эмигрировавшего 5 октября 1938 г. — Н.В.) президентские функции.

11 октября 1938 г. было сформировано первое автономное правительство Подкарпатской Руси, возглавляемое А.Бродием — лидером русофилов. Министрами были назначены Э.Бачинский и Ю.Ревай. Вслед за ними министерскую должность занял С.Фенцик, а А.Волошин и И.Пьещак стали государственными секретарями.

Автономно-землеробский союз (АЗС), возглавляемый А.Бродием, с момента своего создания в 1923 г. на первый план постоянно выдвигал главную политическую задачу — обретение автономии. В своей статье «Мы, автономисты, строим новую свободную автономную Подкарпатскую Русь», опубликованной в 1935 г., А.Бродий писал: «Коротко скажу, чого ми, автономісти, хочемо і за що боремось: Підкарпатська Русь в її етнографічних кордонах від Попраду до Тиси, як вказано в Сен-Жерменському мирному договорі і Конституції Чехословацької Республіки...» Автономное правительство А.Бродия провело три заседания (15, 18, 22—23 октября 1938 г.).

23 октября 1938 г. продолжалось третье заседание правительства, на котором было принято решение: «Область руських на півдні Карпат, відзначена мирними договорами як автономна одиниця, становить одне невіддільне ціле, частини якого міцно зв’язані як тисячолітньою історією, так і тисячолітніми економічними умовами і братерським співжиттям її корінного автохтонного населення... Цілість і невіддільність цієї області визнали також і великі союзні і співдружні держави в міжнародних та мирних договорах, змінити політичне становище і приналежність якої вважаємо можливим тільки в її цілості без відторгнення її південної частини від північної і навпаки, можна виключно тільки на основі права самовизначення всього корінного автохтонного населення по демократичних принципах: всенародним голосуванням». Но
А.Бродий и руководство АЗС вели двойную игру, ориентируясь на Венгрию, что вызывало недовольство представителей украинского направления. Газета «Нова свобода» обвиняла премьера в содействии антиукраинским выступлениям.

Довольно быстро выяснилось, что А.Бродий уже длительное время работал на правительство Венгрии под кличкой «Берталон». Чехословацкая контрразведка внимательно следила за его деятельностью. Начальник президиума полицейского управления в Ужгороде Герр еще 4 января 1933 г. докладывал президиуму краевого управления Подкарпатской Руси, что «редактор Бродий имеет большие связи с заграницей.., он постоянно встречается с представителями венгерских оппозиционных сил в Ужгороде». 17 октября 1938 г. Ю.Ревай предупредил министра иностранных дел ЧСР Ф.Хвалковского о связях А.Бродия с правительством Венгрии. Министр внутренних дел ЧСР Я.Черний утверждал, что сведения с совещаний министерского совета попадают в венгерское посольство в Праге. А.Бродию предъявили обвинение в нарушении «Закона об охране республики» и арестовали.

Необходимо согласиться с утверждением современного словацкого ученого И.Ваната, что «в домюнхенской Чехо-Словакии (так страна называлась до 1948 г. — Ред.) политический русинизм стал плодородной почвой ирредентских автономистских политических партий Бродия и Фенцика, получавших поддержку из Венгрии и Польши». Финансирование венгерским правительством А.Бродия подтверждается опубликованными в 1959 г. в Будапеште документами.

Возглавляемое Андреем Бродием направление прошло своеобразную эволюцию. В течение 20—30-х годов оно было прогрессивным явлением в общественно-политической жизни края, поскольку отражало стремление народа к равенству в составе Чехословакии. Начиная с конца 30-х годов оно занимало четкую провенгерскую ориентацию, хотя его лидеры продолжали публично выступать за единство страны.

От автономии до независимости

После ареста А.Бродия новым премьер-министром пражское правительство назначило А.Волошина — лидера украинского направления. В присутствии министра Э.Бачинского, чешского генерала О.Сватека и вице-губернатора края О.Бескида он принял присягу на верность Чехословацкой Республике. В провозглашенной 26 октября 1938 г. речи А.Волошин заявил, что обеспечит «народам Підкарпатської Русі їх культурні, національні та господарські здобутки... без різниці національної та релігійної». 27 октября 1938 г. в газете «Нова свобода» было опубликовано обращение Украинской Народной Рады «До всіх українців по цілому світі! До всіх українських партій, організацій, груп, товариств в Галичині, Буковині, Бессарабії, Наддніпрянській Україні, Канаді, Сполучених Державах Америки і взагалі до українців, де б вони не проживали», свидетельствовавшее о четкой украинской направленности правительства А.Волошина: «Ми віримо, — говорилось в обращении, — що великий 50-мільйоновий український народ підійме й надалі своє велике слово і не допустить, щоб наші віковічні вороги накладали на нас пута, знов садили нас в тюрми». Это обращение было расценено украинцами, в частности в Галичине, как призыв о помощи. Начались массовые демонстрации во Львове, Станиславове, Коломыи. Были зафиксированы первые нелегальные переходы границы.

А.Волошин сформировал новое правительство лишь из представителей украинского направления. Исключение составлял только Э.Бачинский. Правительству Августина Волошина пришлось действовать в крайне сложных условиях, ведь не прекращались нападения венгерских и польских террористов на города и села Карпатской Украины, своей кульминации достигла разрушительная деятельность провенгерской «пятой колонны». Если к этому добавить, что крайне неблагоприятной была международная ситуация (нечеткая позиция Германии, слабость Чехословакии, находившейся на грани распада, откровенная враждебность Венгрии и Польши), то станет понятной и ориентация на Германию, и многочисленные попытки прийти к согласию с правительством Румынии... Украинский премьер, будучи политиком-реалистом, пытался сделать невозможное: сохранить хотя бы неполную независимость края, прилагая усилия, чтобы Карпато-Украинское государство — составляющее пока что единой Чехословакии — продолжало нормально функционировать.

Правительство Карпатской Украины делало все для того, чтобы отношения между украинцами и проживавшими в крае чехами оставались добрососедскими. Назначая А.Волошина премьер-министром, чехословацкое правительство возлагало на него большие надежды как на умеренного политического деятеля, полагалось на его нейтралитет в непрекращающейся внутренней политической борьбе в крае. А.Волошин отдавал себе в этом отчет, когда призывал местное население выполнять «правильно свої повинності в межах Чехословацької Республіки».

В феврале 1939 года в крае проживали 8,5 тыс. чешских чиновников (вместе с семьями — 15 тысяч). Подавляющее большинство из них «враждебно относились к власти А.Волошина и всему украинскому», опасаясь процессов украинизации. Однако элементы конфронтации в чешско-украинские отношения вносили обе стороны. Чехи не воспринимали украинскую власть и ее решения, а украинцы пытались избавиться от «опеки», нередко используя для этого различные методы, иногда даже противоречившие конституции Чехословакии.

Украинско-чешские отношения резко обострились после назначения чешского генерала Л.Прхалы третьим министром Карпатской Украины. 20 января 1939 г. А.Волошин в письме Л.Прхале писал: «Це нарушення автономних прав К.У. (П.Р.) викликало велике обурення між карпато-українським населенням. Свідчать про це стихія демонстрацій, які дуже згіршили дотепер на загал добрі відносини між карпато-українським населенням і чеським урядництвом К.У. ...Співпраця з Вами у правительстві К.У. (П.Р.) за тих обставин є неможливою». Дело закончилась компромиссом: Л.Прхала исполнял обязанности министра транспорта.

В конце 30-х годов Чехословакия была государством, в котором свободно функционировали более тридцати различных политических партий и объединений. Но 25 октября 1938 г. пражское правительство приняло решение о роспуске политических партий. Тем не менее партии и объединения продолжали действовать. Более всего от этого решения пострадали закарпатские коммунисты.

20 января 1939 г. «уряд» (правительство, — Ред.) Карпатской Украины, «виходячи зі становища громадського спокою і порядку та з того, що діяльність політичних партій, існуючих в Карпатській Україні (Підкарпатській Русі), яких діяльність була припинена, загрожує громадській (державній) безпеці, вирішив розв’язати і розпустити всі політичні партії, що виявили діяльність до появи вищенаведеного розпорядження чехословацького уряду». Закарпатская пресса этот шаг правительства расценила как проявление политической мудрости: «Політичне керівництво й провід Карпатської України належить Українській Народній Раді. Це є орган політичної консолідації й концентрації національних сил Карпатської України... В цім органі не панує жадна доктрина, тут панує лише українська державотворча ідея...»

Распуская все политические партии, А.Волошин дал разрешение «основать политическую партию под названием «Украинское национальное объединение» (УНО)». 24 января центральный провод УНО возглавил председатель УЦНР Ф.Ревай. Образование УНО свидетельствовало о том, что правительство Карпатской Украины не смогло полностью отказаться от существования партий. Но вместе с тем это было и проявлением определенной самостоятельности украинских властей, которые распоряжением об образовании УНО нарушали предшествующие решения пражских властей.

Выборы в Сойм были назначены на 12 февраля 1939 г. Голосование должно было проходить на основе избирательного закона ЧСР, продолжавшего действовать на территории края. Очевидец писал, что «результат недільних виборів... був так надзвичайно успішний і для українського народу та українців взагалі корисний, що заскочив своєю несподіванкою не тільки ворогів, але і приятелів Карпатської України». Из 92,5% населения, участвовавшего в выборах, 92,4% проголосовали за УНО.

В соответствии с конституционным законом №328 от 22 ноября 1938 г., утвердившим автономный статус края, предполагалось проведение выборов и Сойма Карпатской Украины. В нем так определялись хронологические рамки проведения первого краевого парламента: «Сойм Карпатської України буде вибраний найпізніше в квітні 1939 р. та скликаний в місяць по виборах президентом республіки до міста, яке означить карпато-українська влада». Правительство А.Волошина планировало открытие Сойма провести в Рахове 2 марта 1939 г., однако президент ЧСР Э.Гаха сессию в тот день не созывал; неудачной была также попытка провести открытие 9 марта в Хусте. Э.Гаха разрешил созвать Сойм Карпатской Украины 21 марта 1939 г., но по просьбе А.Волошина изменил дату на 15 марта.

И вот 14 марта 1939 г. А.Волошин провозгласил независимость Карпатской Украины, известив о своем решении МИД Германии. Представителю при правительстве Чехословакии В.Шандору было предложено «выполнить акт независимости в Праге, а мы тут сделаем, что будет необходимо». На принятие такого решения, бесспорно, повлияли факторы международного характера, в частности, провозглашение независимости Словакии и вторжение венгерских войск на территорию Карпатской Украины. Названные события свидетельствовали о государственном распаде ЧСР. Однако исторически неверно утверждать, что этими факторами все ограничивалось. Закарпатские украинцы доказали, что они готовы к государственнической жизни, являются составной частью великой украинской нации.

Шести заседаниям Сойма, проходившим в течение трех часов одного дня, выпала судьба быть историческими, ведь на них были приняты документы исторической важности — о независимости, государственном устройстве, названии, языке, флаге, гербе и гимне Карпатской Украины. Тайным голосованием был избран президент. Им стал А.Волошин, за которого проголосовали все послы (депутаты).

Сойм проходил в то время, когда венгерская армия начала оккупацию Карпатской Украины. Несмотря на кратковременность существования, именно возникновение Карпатской Украины как государства еще раз продемонстрировало всему миру, что на Закарпатье живут украинцы, желающие обрести свою государственность вместе со своими братьями из Великой Украины. Это подтверждается «Проголошенням Всеукраїнської Народної Ради до всього українського народу», принятым 10 февраля 1939 г.: «Народе Український... кріпко віримо, що у новім великім бою нація Українська героїчно переможе і стане твердою стопою на тисячолітніх горах Золотоверхого, сонцем свободи осяяного, святого Києва!»

Карпатская Сечь

На ноябрь 1938 года приходится образование Организации народной обороны Карпатская Сечь (ОНОКС), хотя первые сечевые отряды еще в начале 30-х годов начал формировать Д.Климпуш из Ясиня. Они были обычными противопожарными и культурно-просветительскими обществами, как и в соседней Галичине. Также не было нужды создавать параллельные чехословацкой армии украинские вооруженные силы, ведь она справедливо считалась одной из самых современных и боеспособных в Европе. В конце 30-х годов резко обострилась международная ситуация. Нападения венгерских и польских террористов, антиукраинская деятельность провенгерской «пятой колонны», желание помочь чехословацким войскам защищать территорию края заставили правительство А.Волошина ускорить процесс создания местных вооруженных сил.

9 ноября 1938 г. в Хусте состоялось учредительное собрание ОНОКС, на котором был принят устав организации. Руководство сечевыми отделами осуществляла Главная команда, находившаяся в Хусте. Комендантом Карпатской Сечи был избран Д.Климпуш.

Военный штаб сначала возглавлял полковник М.Аркас, затем полковник Г.Стефанив. Поэт и ученый О.Кандыба (Ольжич), занимавший в ОУН должность культурного референта, стал координатором идеологической и политической работы в Карпатской Украине. Сотрудничали с Карпатской Сечью бывшие генералы Украинской Галицкой Армии В.Курманович и В.Петрив. В штаб Карпатской Сечи также вошли будущий командарм УПА Р.Шухевич (Щука), З.Коссак (Тарнавский), Г.Барабаш (Черна), Е.Врецьона (Волянский)…

Современными исследователями приводятся различные данные о количественном составе Карпатской Сечи. Только в Воловском округе (ныне —Межгирский район) насчитывалось около тысячи сечевиков. По состоянию на 30 ноября 1938 г., кроме команды Карпатской Сечи в Воловом, аналогичные подразделения были созданы в Иршаве, Великом Березном, Перечине, Рахове, Среднем, Тячеве и Хусте. В команды Карпатской Сечи массово вливалась молодежь, однако только единицы приняли участие в боях с венгерской армией. Количество вышколенных сечевиков, или так называемых действительных членов Сечи, не превышала двух тысяч.

Наиболее боеспособные военные части Карпатской Сечи находились в Хусте. Сложная ситуация была с вооружением. П.Стерчо писал, что «січовики зброї не мають. Тільки від випадку до випадку приділяється їм зброя для служби безпеки».

Развитие Карпатской Сечи требовало значительных средств. А.Волошин обратился к гражданам края и украинской диаспоре. Вскоре начала поступать ожидаемая помощь. 19 февраля 1939 г. КДКУ, действовавший в Канаде, выслал «5200 доларів на руки прем’єра о.А.Волошина... для розбудови Карпатської Січі». Поступали пожертвования от отдельных политических деятелей края, а также граждан. 13 января
1939 г. «Нова свобода» сообщала, что перечислили средства на развитие Карпатской Сечи А.Волошин — 28 000 крон чешских, «Украинский женский союз в ЧСР» — 200 кч., епископ Д.Няради — 300 кч. В январе 1939 г. в Подкарпатском банке насчитывалось 34 688 кч., присланных для развития Карпатской Сечи.

В ночь с 13 на 14 марта
1939 г. в Карпатской Украине произошли события, значительным образом повлиявшие на дальнейшую судьбу края. Речь идет о вооруженных столкновениях карпатских сечевиков с чехословацкими войсками, совпавших с вторжением хортистской армии. Эти события вылились в бессмысленное кровопролитие, сделавшее невозможным военное сотрудничество. Правительство Венгрии никогда не оставляло мысли о расширении своей территории за счет Закарпатья. В марте 1939 г. эти настроения стали особенно ощутимыми. Венгрия концентрирует свои вооруженные силы на границе с Карпатской Украиной. Отвечали за территориальную целостность Карпатской Украины чехословацкие войска, однако накануне агрессии они были деморализованы.

«Тоді, коли вісім мільйонів чехів віддало себе під панування німецької держави без найменшого спротиву, — писал корреспондент галицкого журнала «Жіноча воля», — в той час тисячі українців збройно виступили проти мадярської кількатисячної армії». О битве на Красном поле сообщал львовский журнал «Нова зоря»: «... під Хустом відбулася велика битва, в якій з обох сторін полягло багато соток вояків. Мимо всієї симпатії до мадярів не можемо не підкреслити, що український народ... хоробро боровся». Венгерские власти признали, что «під час березневих операцій на Карпатській Україні мадярська армія мала 72 убитих, 163 ранених, 4 пропавших без вісти і 2 полонених». Современные исследователи имеют возможность назвать более точные данные о потерях обеих сторон. На центральном направлении бои сечевиков с венгерскими войсками велись в Чинадиево, на окраинах городов Свалявы и Иршавы. 17 марта венгерские военные части потеряли 37 человек убитыми и 134 ранеными, сечевики соответственно около 200 убитыми и более 400 ранеными; в плен было взято около 300 человек. В боях на Красном Поле погибло около 230 сечевиков, чешских воинов и добровольцев. Потери венгров: убитыми около 160 человек и около 400 человек получили ранения. В боях по линии фронта от Королева до Хуста венгры взяли в плен много чехов и 450 сечевиков, среди которых было немало галичан.

18 марта 1939 г. последние защитники Карпатской Украины прекратили сопротивление, однако отдельные подразделения Сечи продолжали борьбу в партизанских отрядах. Генеральный штаб венгерской армии в марте 1939 г. принял решения провести ряд боевых операций по «очистке» Карпатской Украины «от чуждых элементов, а об их «очистке» докладывать каждые десять дней». «Чуждые элементы», к которым относились и галичане, выводились к венгерско-польской границе, и там передавались на расправу полякам. Хортисты увеличивали количество войск и жандармского корпуса в отдельных округах.

Деятельность партизанских отрядов была ответом на массовые репрессии и колонизаторскую политику «освободителей русинов». Первая военная администрация Закарпатья была сформирована фактически еще накануне оккупации. Ее возглавил Б.Новакович, а членами были назначены тринадцать высших офицеров венгерской армии. М.Козма вынужден был признать, что «Закарпатье мы (венгры. — Н.В.) получили только при помощи немцев. Без них это сделать было бы трудно». Руководитель террористов считал, что «немцы не хотели нас съесть», «мы еще им нужны». Правительство Германии в начале 1939 г. заявляло, что для нее Венгрия необходима в качестве сильного и дружественного соседа. Берлин требовал, чтобы «после оккупации Карпатской Украины Венгрией были приняты во внимание немецкие транспортные нужды и экономические интересы империи». Уже за первые два месяца оккупации на работу в Венгрию были отправлены 59 377 человек, а в Германию — 686 человек.

М.Козма признался: «завоевать Закарпатье с помощью немцев было легко, но трудно будет его удержать, поскольку венгры не умеют вести себя с другими народами». Жертвами репрессий хортистов становились различные категории местного населения, но наиболее жестоко оккупанты обращались с членами Карпатской Сечи. «Под нажимом оккупантов мы вынуждены были отступать, — вспоминал И.Пипаш, — патриотам пришлось добираться домой. Шли, как только могли: через горы, по лесам, потому что в селах хозяйничали местные «чернорубашечники», ловили и убивали сечевиков...».

17 марта 1939 г. попал в плен и был расстрелян гонведами руководитель иршавских сечевиков В.Галас. Такая же участь постигла команданта Воловской Сечи С.Фигуру, расстрелянного 18 марта. Предводитель хустских сечевиков А.Блестив-Гайдамака, пребывая в хустской тюрьме, «не мав олівця, тому шпилькою проколов палець і кров’ю написав записку: «Я, Олександр Блестів, 22-річний з Хуста, іду на смерть за те, що любив свою рідну Україну».

Уже пребывая в эмиграции, А.Волошин писал: «Кривава окупація, безжалісні переслідування українського народу, безтактна поведінка представників угорської влади по відношенню до корінного населення, відсутність в угорських урядників всякого соціального чуття, а також економічна відсталість Угорщини стали результатом того, що з часу свавільного захоплення Карпатська Україна перетворилась у вогнище наруги». Приведя конкретные факты о резком падении материального и духовного благосостояния закарпатцев, Волошин подытожил: «угорський королівський уряд розглядає Карпатську Україну з перспективи 1914 року. Ось чому в країні не видно ніяких ознак на покращення умов життя…»

Репрессии хортистов против карпатских сечевиков стали образцом грубого нарушения международных соглашений о военнопленных. После подписания С.Клочураком приказа о назначении 15 марта 1939 г. полковника С.Ефремова командующим Карпатской Сечью, правительство Карпатской Украины превратило полувоенную организацию в вооруженные силы края. Исходя из этого, Карпатская Сечь находилась под покровительством постановлений Женевской конвенции о ведении войны, защите прав пленных и т.п. Но для агрессора этот факт не имел никакого значения.

* * *

Автономная Подкарпатская Русь, а со временем — независимая Карпатская Украина, существовала в течение чрезвычайно краткого отрезка времени: с октября 1938 г. до 15—18 марта 1939 г. Несмотря на это, в крае происходило столь бурное развитие политических событий, что к Карпатской Украине было приковано внимание всей мировой общественности.

Провозглашение независимости 14 марта 1939 г. объяснялось стремлением украинского населения края к свободе. Несмотря на некоторую спонтанность и поспешность, это историческое событие в жизни не только закарпатских украинцев, но и всего украинского народа имело большое историческое значение. Это была вторая, после 21 января 1919 г. — Акта Воссоединения УНР и ЗУНР, попытка заявить всему миру о самодостаточности украинской нации. И хотя этот акт провозглашения независимости, ратифицированный 15 марта 1939 г. на Сойме Карпатской Украины, был скорее символическим, нежели реальным, он сыграл большую роль в формировании самосознания всей украинской нации. Именно в период существования Карпатской Украины завершился своеобразный переход в сознании — от подкарпатских русинов к закарпатским украинцам.

Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Нет комментариев
Реклама
Последние новости
Курс валют
USD 25.83
EUR 28.98