Украинская Повстанческая Армия: 70 лет одиночества

Юрий Шаповал 12 октября 2012, 13:51
12-5.jpg

Читайте также

Обычно об Украинской Повстанческой Армии (УПА) начинают говорить или с нескрываемым пафосом, или с нескрываемой ненавистью. В любом случае начинают говорить эпически. Хочу разрушить эти стереотипы и начать с другой тональности.

Однажды нелегкая судьба ученого забросила меня с несколькими коллегами на окраину Киева в ресторан под названием «Партизан». Официант принес нам меню. И оно меня как историка удивило. Я увидел на его обложке портреты Джузеппе Гарибальди, Эрнесто Че Гевары, Нестора Махно, Сидора Ковпака и почему-то Василия Ивановича Чапаева (во-первых, он в действительности не Чапаев, а Чепаев, а во-вторых, партизаном вроде и не был). В ресторане мы обнаружили специальные именные залы в честь упомянутых лиц.

Нас завели в зал имени Махно, официант даже начал что-то там про Нестора Ивановича рассказывать. Тут я не выдержал и спросил, почему на меню нет портрета Тараса Бульбы-Боровца. В ответ послышалось: «А кто это?» Я объяснил, что Боровца называют «пионером украинской партизанской борьбы», собственно, он таковым и был. И вообще, с него началась история УПА. «Слышали о такой?» — спросил официанта. Он помолчал, потом сказал, что вроде что-то слышал. А завершил вообще замечательно: «У нас дизайнер был из Москвы, поэтому вряд ли он что-то о нашей истории знает».

Отец УПА

Боровец, который взял себе псевдоним «Тарас Бульба», по одним источникам — на самом деле назывался Максимом, по другим — Василием, а может, и Тарасом. Родился в 1908 году в селе Быстричи на Костопольщине (ныне это Березновский район Ривненской области) в малоземельной семье, в которой было девять детей. Вынужденный с юных лет работать на каменоломне, он, вопреки всему, интересовался политикой. Отметим, что в 1920-х годах Боровец колебался в своих политических симпатиях между коммунистами и украинскими самостийниками. Однако сведения о реалиях в Советском Союзе помогли ему сделать выбор и избавиться от прокоммунистических иллюзий.

Боровец основал подпольную организацию Украинское Национальное Возрождение. Его преследовали польские власти. В 1932 году Боровец через сотника армии УНР В.Раевского знакомится с полковником армии УНР И.Литвиненко. Тот работал в разведывательном отделе военного штаба УНР в изгнании. Очевидно, по заданию разведки УНР Боровец нелегально переходил на территорию СССР в начале 1930-х годов.

В 1934—1935 годах Боровец был заключенным польского концлагеря в Березе Картузской. После освобождения организовал собственный каменный карьер в селе Карпиловка. Но политику не бросал, проводя нелегальную работу, которая преследовала цель создания независимого Украинского государства. Ничего не изменилось для Боровца и с приходом в сентябре 1939-го «братьев с Востока», то есть коммунистической власти.

В конце 1939 года Боровец нелегально приезжает в Варшаву, где активно сотрудничает с Государственным центром УНР в изгнании и получает задание готовить восстание на территории Украины с целью установления украинской власти после начала войны третьих государств против СССР. Это совпадало с внутренними убеждениями Боровца. Он не сомневался, что нацистский мировой «новый порядок» и коммунистические амбиции по завоеванию мира тождественны. Понимая, что война вот-вот перекинется на Восток, Боровец решает опередить события.

Он пересекает границу, чтобы начать работу по организации подполья, способного действовать партизанскими методами, на Полесье и Волыни. Летом 1941-го, в начале нацистско-советской войны, Боровец, получивший псевдоним «атаман Тарас Бульба», сформировал и возглавил партизанские подразделения «Полесской Сечи» в городе Олевске. Стратегию этих отделов он определял так: «Мы не знали, какую политику поведут немцы в Украине, от которой будет зависеть наша тактика. Ясно было, что во время современной молниеносной войны Украина будет переходить из рук в руки то одного, то другого оккупанта. Политической или военной пустоты, подобной той, которая была в 1917 году в Украине, наверняка не будет. Я был в этом уверен и прилагал все силы это убеждение распространять среди своих коллег и среди народа. Отсюда и вытекала проецируемая на будущее наша тактика: бить постоянно того, кто постоянно бьет нас. Помогать тому, кто воюет против бьющего нас, даже если он — наш явный враг. Маневрировать так, чтобы обоим оккупантам нанести больше потерь».

Сначала отряды «Полесской Сечи» боролись против отступающей Красной армии и советской администрации. Согласно первоначальному замыслу, такие «окружные Сечи» должны были формироваться во всех регионах Украины, однако нехватка кадров и сложная геополитическая ситуация не позволили реализовать замысел.

В первые месяцы немецкой оккупации Боровец действовал легально, но с декабря 1941-го, из-за конфликта с немецкой оккупационной администрацией, ушел в подполье. На протяжении 1942 года на базе «Полесской Сечи» он создал соединение, назвав его Украинской Повстанческой Армией. Еще раз процитирую Боровца, который (как, кстати, и Нестор Махно) успел написать воспоминания: «Революционные идеалы Украинской Народной Республики, которые вынесли с собой и сеяли по всему миру гонимые врагом из центральных земель Украины пылкие патриоты, нашли благодатную почву в полесских болотах и лесах. На голых скалах и в трясине эти идеалы выросли в национально-государственное объединение в форме Украинской Повстанческой Армии. Вот где нужно искать генезис УПА объективному историку нашей бурной эпохи. В национальном ренессансе целой Полесской Округи, начиная от идейно-политических основ, а не от того, чтобы «завоевывать» Полесье для своей партии тогда, когда оно было уже завоевано немецким оружием для партии Гитлера. Высшее командование УПА составляли бывшие воины армии УНР, а человеческий материал — Полесская Округа и Волынь».

Подытоживая эту часть рассказа, констатируем, что Бульба-Боровец не был бандеровцем, то есть не был националистическим «большевиком». К тому же он маневрировал, как настоящий партизан. В 1942—1943 годах активно контактировал с представителями мельниковской фракции ОУН. В августе-сентябре 1942-го вел переговоры с командованием советских партизан о совместных боевых действиях. Однако договориться о единой политической платформе для борьбы с гитлеровцами не удалось. На рубеже 1942—1943 годов Боровец пытался навязать контакты с командованием польской Армии Крайовой (АК) для урегулирования все более обостряющегося украинско-польского конфликта. Наконец, он пытался скоординировать усилия других оуновских вооруженных формирований, что роковым образом повлияло на его судьбу.

Передел УПА

Любопытно, что руководство Организации Украинских Националистов (ОУН), точнее — двух ОУН, поскольку она раскололась в 1940 году на мельниковцев, ОУН(М) и бандеровцев ОУН(Б) — не очень-то стремилось иметь собственные воинские структуры. Бандеровцы осуждали, как они выражались, «партизанку». Расчет был на то, что гитлеровская Германия и сталинский СССР в борьбе истощат друг друга, тогда и наступит время для построения независимой Украины.

Однако в конце 1942 года под Львовом проходит нелегальная конференция военных референтов территориальных звеньев (проводов) ОУН(Б), которая высказалась за формирование собственных войск. В октябре того же года на Волыни начинается формирование первых боевых отрядов под командой Сергея Качинского («Остапа»). (Забегая наперед, скажу, что этот факт даст повод Роману Шухевичу в октябре 1947 года объявить своим приказом днем ​​основания УПА именно 14 октября 1942 года). Тогдашний глава бандеровского Провода Николай Лебедь не одобрял эти действия, а официальная санкция на развитие партизанской борьбы была дана только в феврале 1943 года на III конференции ОУН(Б).

Тарас Бульба-Боровец

Несмотря на это, уже осенью 1942 года первые оуновские ряды начали операции в окрестностях города Сарны. В декабре 1942-го и в феврале 1943 года их деятельность перекинулась в район Костополь — Людвиполь — Березное. А с первой половины марта 1943-го охватила территорию южнее Ровно — Дубно — Звягеля. Во второй половине марта и в апреле того же 1943-го эта деятельность распространилась на все западные и южные районы Волынской, Ровенской, северные районы Тернопольской и Каменец-Подольской областей.

Все это сопровождалось довольно драматическими коллизиями. Военные структуры начали формироваться независимо от политической окраски. И бандеровцы, и мельниковцы, и атаман Тарас Бульба-Боровец, который, как мы увидели, достиг значительных успехов в формировании войска, действовали по собственному усмотрению. Однако вскоре начались переговоры всех трех сил об объединении усилий. Объединиться не удалось, переговоры зашли в тупик. И тогда бандеровцы (как и положено настоящим радикалам) прибегли к силовому методу решения вопроса. На Волыни и Полесье в течение мая — августа 1943 года они насильственно объединили подразделения Боровца. Сам он переименовал свои подразделения, назвав их «Украинская народно-революционная армия» (УНРА). Но это не помешало бандеровцам «забрать» их себе.

19 августа в селе Черница Корецкого района Ровенской области главные силы Боровца были окружены. Кроме нескольких командиров, в плен попала его жена Анна Опочинская, которую после пыток казнили. Боровца в декабре 1943-го в Варшаве арестовало гестапо и заключило в концлагерь Заксенхаузен. Присоединили к УПА и мельниковцев с их военными структурами. Добавили к ним подразделения Фронта украинской революции и «вольных казаков». Ко всему этому, буквально за одну ночь в УПА влилось до пяти тыс. украинцев, ранее служивших в полиции.

С апреля 1943 года бандеровские вооруженные формирования начинают носить позаимствованное у Тараса Бульбы-Боровца название — Украинская Повстанческая Армия. К середине лета 1943 года была практически завершена работа над созданием Главной команды, Главного военного штаба, командования и штабов групп, структурированием тыла (или, как его называли, «запілля»). Как известно, ранее в публикациях, а в выступлениях левых политиков — и до сих пор, сокращение ОУН-УПА широко употреблялось без различия. Между тем, по утверждению украинского исследователя Юрия Киричука, в УПА насчитывалось только около 50% членов ОУН(Б). Остальные рядовые воины и старшины были людьми других политических взглядов и убеждений, хотя УПА действовала под постоянным и неусыпным контролем бандеровского руководства.

Теперь эту мощную структуру возглавлял Дмитрий Клячкивский, он же «Клим Савур», он же «Охрим». Родился Клячкивский в 1911 году в городе Збараж на Тернопольщине, в семье зажиточного банковского служащего. Окончил юридический факультет Львовского университета, служил в польской армии, работал в кооперативных учреждениях Галичины, стал активистом украинского молодежного спортивно-патриотического движения, а впоследствии — членом ОУН. Его преследовали польские власти, а с началом «советизации» Западной Украины — и НКВД. Однако он держался мужественно, и ни разу причастность Клячкивского к националистическому подполью доказать не удалось. Однако, в отличие от поляков, коммунисты приговорили его в январе 1941 года к расстрелу. Расстрел заменили десятью годами лишения свободы. Воспользовавшись хаосом первых недель войны, Дмитрий Клячкивский бежал из Бердичевской тюрьмы и вскоре стал областным руководителем ОУН(Б) во Львове. С 1942 года под псевдонимом «Охрим» возглавил Провод ОУН на «Северо-западных украинских землях» (Волынь и Полесье) и серьезно занимался формированием первого подразделения УПА.

«Клима Савура» партизаном уже не назовешь. Это был действительно военный, жесткий, волевой, беспощадный, мало подверженный эмоциям, человек. Заботясь о том, чтобы УПА превратилась в настоящую силу, которая бы опиралась на поддержку населения, он вводит строгую дисциплинарную и военно-правовую практику. Например, 15 мая 1943 года «Клим Савур» издал распоряжение, которым устанавливалась «высочайшая кара военного времени — смерть» за такие поступки, как сотрудничество с врагом, саботаж и диверсии против УПА, шпионаж, убийства, дезертирство из армии или с «места работы в тыловой сети», за кражи военного и личного имущества, вооруженные ограбления и т.п..

Особое внимание уделял «Клим Савур» разведке и деятельности Службы безопасности (СБ), шефом которой был сам. Построение и задачи специальных органов определяла «Инструкция разведывательной и контрразведывательной службы». Работа разведывательных подразделений штабов и формирований разных уровней опиралась на разветвленную агентурно-информаторскую сеть среди населения, получала сведения о силах и планах советских партизан, немцев, польских националистических вооруженных группировок.

С польским «фактором» имя Клячкивского имеет особую связь. Утверждают, что это именно он (вопреки мнению Провода ОУН) отдал приказ, развязавший трагический польско-украинской межэтнический конфликт 1942—1944 годов (включая кровавые события на Волыни в 1943 году). Сам приказ еще, правда, не найден, но его последствия вполне реальны. В безжалостном обоюдном противостоянии поляки потеряли до 40 тыс., а украинцы — до 16 тыс. человек.

27 января 1944-го, учитывая необходимость объединения руководства повстанческим движением и ОУН, Клячкивский передал свою должность Роману Шухевичу, оставаясь командиром УПА-«Север».

Новый командирРоман Шухевич

Готовя публикацию, я пересмотрел (преимущественно в Интернете) немало публикаций о Романе Шухевича, он же «Тарас Чупринка». Боже мой, сколько глупости, предвзятости, ненависти, включая с утверждениями, что его награждал якобы лично Гитлер...

Родился Шухевич в 1907 году на Львовщине. Еще с 6-го класса гимназии стал подпольщиком Украинской военной организации (УВО). В 1920-х годах участвовал в антипольских акциях, организовывал и руководил ими. Вступил в ОУН в качестве одного из первых членов, был боевым референтом краевой экзекутивы ОУН, которую возглавлял Степан Бандера. Именно Шухевич организовал известную первую боевую акцию ОУН в городе Городок в 1930 году. Шухевич окончил Львовский политехнический институт, но при этом имел военную подготовку, был спортсменом, добился успехов в лыжном спорте, ставил рекорды в соревнованиях по бегу, играл в футбол, руководил в свое время во Львове рядом украинских спортивных организаций. Словом, это был человек, подготовленный для боевых действий. Решительный, волевой, если надо — безжалостный.

В 1933 году Шухевич организовал нападение на советское консульство во Львове. В 1934-м его арестовали поляки, но в  1938-м — амнистировали. В 1938—1939 годах он был старшиной в штабе Карпатской Сечи, а в 1939—1941 гг. в проводе ОУН отвечал за организацию подпольной сети на западноукраинских землях. В 1941-м в качестве командира Украинского легиона вошел во Львов. В начале советско-нацистской войны, в 1941 году, когда «чистили» западноукраинские тюрьмы, был расстрелян его брат, впоследствии арестовали его жену, а дочь и сына отправили в специальный детский дом.

Шухевич как убежденный антикоммунист был готов на союз хоть с самим чертом, чтобы только победить в борьбе за не зависимую от России Украину. После политического разрыва с нацистами, не признававшими независимую Украину, Шухевич руководил УПА, а до того еще и возглавлял ОУН в Украине. И делал он это весьма успешно.

УПА стала мощной силой, с которой теперь приходилось считаться и нацистам, и советам. Фактически подконтрольные УПА районы (площадью 150 тыс. квадратных километров и с населением около 15 млн. человек) превращались в своеобразные республики с национал-патриотическим режимом.

Донесения советской партизанской разведки серьезно оценивали антигерманские выступления УПА, то есть противостояние между повстанцами и немецкими оккупантами. Вооруженные выступления УПА и подразделений местной самообороны населения ощутимо беспокоили немцев. Всего, как утверждают серьезные исследователи, произошло почти три тыс.и столкновений УПА с немцами, потери которых составили около 18 тыс. человек.

В то же время УПА боролась против советских партизан. Среди них, кстати, по официальным данным, было непропорционально мало украинцев. Среди бойцов пяти крупнейших соединений советских партизан в Украине насчитывалось только 46% украинцев, тогда как в составе всего населения их было почти 80%. Русские составляли непропорционально большую долю — 37%. В некоторых советских работах утверждалось, что количество красных партизан в Украине достигала 250 или даже 500 тыс., другое мнение — около 50 тыс.. Специалисты придерживаются последней цифры. Установлено также, что в конфликтах УПА и советских партизан погибло примерно по пять тыс. человек с каждой стороны (включая и гражданское население).

Командование УПА в декабре 1943 года издало инструкцию, которая запрещала вести атаки против Красной армии. Несмотря на это, отряды УПА в начале 1946 года осуществляли такие атаки, чтобы завладеть оружием, медикаментами, продуктами.

Однако в процессе вытеснения немецких оккупантов, с возвращением Советской армии, ситуация начинает меняться не в пользу УПА. Например, с целью усиления армейских соединений до апреля 1944 года на Волынь были переброшены Сухумская и Орджоникидзевская дивизии Внутренних войск (ВВ), пять бригад и кавалерийский полк, танковый батальон дивизии имени Дзержинского из Москвы, бронепоезда. Постепенно тактика действий УПА перешла к малым подразделениям, широко развернулось строительство подземных укрытий — бункеров.

На завершающем этапе войны УПА и националистическое подполье боролись против внутренних войск НКВД и коммунистической администрации. С января 1943 по ноябрь 1945 ОУН и УПА потеряли до 16 тыс. человек, а коммунистический режим — до 10 тыс. человек.

Тут стоит напомнить, что сеть мельниковской ОУН в течение 1943—1944 гг. не сумела приспособиться к непростым условиям нелегальной борьбы и поэтому была почти полностью уничтожена немцами. Это заставило руководителей мельниковского подполья в 1944 году объявить о необходимости выезда остатков своих кадров в эмиграцию.

Другую линию отстаивал и проводил Главнокомандующий УПА. Ольга, жена близкого друга Романа Шухевича, одного из руководителей бандеровской ОУН, Алексея Гасына («Лицаря»), поинтересовалась, почему им, усталым и изможденным, не уйти на Запад. С иронически горькой улыбкой Шухевич ответил, что они нужны здесь, в Украине, и никому не нужны там, на Западе. УПА продолжала борьбу на тех землях, которые считала украинскими.

Morituri te salutant

И тут нельзя не вспомнить о так называемом Закерзонском крае. Его выделило бандеровское руководство ОУН в 1945 году, после определения границы между Польшей и СССР. Это сделали специально, поскольку именно здесь началась грандиозная по масштабам переселенческая акция, осуществляемая правительством СССР и прокоммунистическим правительством Польши. На Закерзонье был создан Провод ОУН, в который входили: проводник Ярослав Старух («Стяг»), его заместитель и референт пропаганды Василий Галаса («Орлан»), командир УПА Мирослав Онышкевич («Орест», «Богдан», «Олег», «Білий») и руководитель Службы безопасности Петр Федорив («Дальнич»). Осенью 1945 года в их распоряжении было порядка 9—10 тыс. человек, противостоявших польским армейским силам.

Сейчас мы с польскими коллегами завершаем работу над 9-м томом совместной издательской серии «Польша и Украина в тридцатых-сороковых годах ХХ века», который будет посвящен борьбе польской коммунистической спецслужбы против Провода ОУН на Закерзонье и уничтожению структур УПА. Это поразительная и трагическая история, но правда заключается в том, что, благодаря использованию регулярных воинских частей и спецподразделений, благодаря депортации украинского населения с территории Закерзонья польские власти, которых постоянно консультировали советники из Москвы, смогли уничтожить украинское националистическое подполье и повстанческое движение в этом регионе. Результат был таков: в 1944—1947 годах в Закерзонье было убито до 12 тыс. украинцев, почти полмиллиона депортировано на территорию СССР и 150 тыс. (в результате операции «Висла», начатой ​​весной 1947 года) распылено на севере и западе Польши.

Отдельным отрядам УПА в Польше Шухевич приказал перейти на территорию СССР, а отдельным — прорваться на Запад. В этот рейд отправилось 750 воинов. Они должны были преодолеть огромные расстояния — перейти через Чехословакию, советскую оккупационную зону Австрии и выйти в Баварии. Специалисты считают, что этот рейд был необходим, в первую очередь, для пропагандистской цели. Ведь вооруженной борьбой и печатными материалами повстанцы заявляли о себе, заставляя писать западную прессу о борьбе украинцев за свою независимость. Шухевич определил, что оптимальная численность воинов одного рейда не должна была превышать 40 человек. От места последней остановки бойцы должны были отходить не менее чем на 15 километров, хотя на самом деле многие проходили и по 50.

Против повстанцев вели борьбу советские, польские и чехословацкие части. Министерство обороны Чехословакии для борьбы с украинцами создало специальную группу «Теплице». В июле 1947-го были задействованы более 4 000 человек, а также авиаотряд «Кобра», насчитывающий семь самолетов.

Первым в Баварию пришел отдел под командованием Михаила Дуды («Громенко»). Остальные участники рейда появились в американской зоне только в мае 1948-го. Всего на Запад пробились 360 повстанцев. Группа бунчужного Буркуна принесла с собой даже хронику своей сотни, а также другие уникальные документы и фото. Наверное, этот прорыв на Запад стал последней удачной масштабной операцией УПА.

Хотя кровавое противостояние со сталинским режимом на западноукраинских землях продолжалось. 30 мая 1947 года своей директивой Главнокомандующий УПА Роман Шухевич объединил ОУН и УПА. Они стали называться вооруженным подпольем. Шухевич решил также взять на вооружение принцип «валенродизма», то есть проникновения во вражеские структуры под видом лояльности к ним. И пошли оуновцы и уповцы в коммунистические партийно-государственные структуры, чтобы, став «инсайдерами», вредить ненавистному режиму.

С началом «холодной войны» у бандеровского руководства возникли надежды на возможный конфликт между союзниками по антигитлеровской коалиции. Шухевич был реалистом. В частности, он понимал иллюзорность надежд на глобальное столкновение США и СССР. Упомянутая уже супруга Алексея Гасына («Лицаря») рассказывала, что Шухевич высмеял мечты ее мужа о советско-американской войне. Америка, саркастически заметил он, почему-то никак не прислушивается к мнению «Лицаря».

УПА вновь оставалась наедине с мощным и профессионально коварным врагом в лице сталинской России...

Финал и баланс

Bloodlands — этим неологизмом обозначил американский историк Тимоти Снайдер земли, больше всего пострадавшие от нацистской и коммунистической диктатуры. В «кровавые земли» он, в частности, включил Украину. Снайдер отмечает, что динамика массового уничтожения со стороны Советского Союза и нацистской Германии была обусловлена ​​именно опорой обоих режимов на утопические идеологии, ориентированные на имперский политический курс. Этот курс в полной мере воплотился в Западной Украине в послевоенное время, в настоящей войне против УПА.

Превосходящая военная сила, агентурная работа, провокации (достаточно вспомнить чекистские спецгруппы, совершавшие преступления под видом отрядов УПА) — все это составляющие, обеспечившие победу коммунистической власти. Еще в феврале 1945 года погиб Дмитрий Клячкивский, в марте 1950-го советская госбезопасность выследила Романа Шухевича, который тоже погиб. После этого УПА быстро потеряла боеспособность. 24 мая 1954-го МГБ был захвачен преемник Шухевича Василий Кук, настоящая роль которого в обеспечении трагического финала драмы УПА еще не прояснена до конца...

И хотя отдельные повстанческие вооруженные отряды продержались до конца 1950-х годов, как отмечалось в одном из официальных документов, уже в начале 1956 года была закончена «ликвидация вооруженных банд и организованного подполья украинских буржуазных националистов». Военная сила, умноженная на силу репрессивных органов, стала решающим фактором усмирения населения, ликвидации сопротивления ОУН и УПА оккупационному коммунистическому режиму. А вот и результат: по официальной советской статистике, с 1944-го по 1952 год в западных областях Украины репрессиям (в различных формах, включая расстрелы) коммунистических репрессивно-карательных структур подверглись почти 500 тыс. человек, в том числе было арестовано более 134 тыс., убито более 153 тыс. человек, выслано пожизненно за пределы Украины более 203 тыс. человек. При этом изъят один самолет, две бронемашины, 61 артиллерийское орудие, 595 минометов,  77 огнеметов, 358 противотанковых ружей, 844 станковых и 8 327 ручных пулеметов, около 26 тыс. автоматов, более 72 тыс. винтовок, 22 тыс. пистолетов, более 100 тыс. гранат, 80 тыс. мин и снарядов, более 12 млн. патронов. Разыскано и изъято более 100 типографий с печатной техникой, более 300 радиопередатчиков, 18 автомобилей и мотоциклов, значительное количество продуктовых складов и храни-лищ националистической литературы. По официальным данным, украинское подполье устроило 14,5 тыс. диверсий и террористических акций, в которых погибло не менее 30 тыс. представителей коммунистического режима, военнослужащих, местных жителей.

Всего, по официальным советским данным, в составе УПА за все время ее существования воевало более 100 тыс. человек.

...УПА была формированием, которое, по большому счету, никому не было нужно. Ни нацистам, ни коммунистам, хотя все они с ней контактировали. УПА была нужна тем, кому была и является необходимой независимая Украина. Очевидно, ее нельзя считать безгрешной структурой, и люди в ней воевали разные. А разве реальная, а не припудренная байками Советская армия была идеальной, и ангелы в ней служили? И, вообще, не надо сравнивать государственно-военное формирование, которое могло миллионами мобилизовать своих граждан и класть их на полях сражений (которыми впоследствии почему-то нужно было только гордиться) с безгосударственной силой, бросившей вызов тоталитарным силам во имя создания собственного государства.

В 1991-м государство вроде бы создали. И кому эта УПА нужна теперь? Разве что московским и промосковским политическим дизайнерам (помните официанта из ресторана «Партизан»?). Они-то нам об УПА правду расскажут. Ну-ну, послушаем...

 

Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
10 комментариев
  • Алекс 14 ноября, 21:21 Дуже цiкаво. Героям Украiни - Слава!!!! (вибачьте за помилки- але пишу з Росii)
    алексей 3 января, 10:40
    территориальное нахождение влияет на твою грамматику?
    Ответить Цитировать
  • Антикоммунист 21 октября, 07:45 "Дедушка" это тебе мозги изнасиловали "Кратким курсом истории КПСС", да еще к тому же в извращенной форме, потому ты таким Азировым и ходишь т.е. полным придурком. Статья написана нейтрально, почти без эмоций и предназначена она для людей умеющих думать. Ты не из таких людей и только зря потерял время. Ответить Цитировать Пожаловаться
  • дедушка 20 октября, 23:35 крыса не станет воином, как и жаба птицой! а их марш более отвратителен чем пард геев! Ответить Цитировать Пожаловаться
  • ДЕДУШКА 20 октября, 23:06 ЭТИ УРОДЫ НАСИЛОВАЛИ НАШИХ ЖЕНЩИН, А ТЕПЕРЬ ХОТЯТ СДЕЛАТЬ ЭТО СО СТРАНОЙ Ответить Цитировать Пожаловаться
  • Murzik@mail.ru 28 апреля, 09:24 Те саме що и фашисти.Ростриляв би уродів мать їхню, мені не стидно це говорити мені стидно за Укриїнців, і зараз дивлюсь вони вилазять з нор своїх тіпо вони воювали бидлятена а народ вірить. Я за ростріл таких людей.
    ДЕДУШКА 20 октября, 23:40
    Я ОЧЕНЬ РАД ЧТО ЕСТЬ ЛЮДИ КОТОРЫЕ ТРЕЗВО МЫСЛЯТ И НЕ ВЕРЯТ ПРОПАГАНДЕ СОВРЕМЕННЫХ ФАШИСТОВ.
    Ответить Цитировать Пожаловаться
  • victjh456 31 марта, 14:43 Дякую, дуже пізнавально. Ответить Цитировать Пожаловаться
  • Daniel 19 февраля, 00:22 Какими-то бедными, несчтастными и безгрешными они тут выставлены.
    Natali Lysenko 7 мая, 14:33
    Автор называет убийства, геноцид и мародерства "польским фактором" - это недопустимый цинизм. Спасибо, конечно, за подробный рассказ о формировании и грызне "героических банд", но эти факты и так давно известны, ничего нового. Вот что порадовало: "Шухевич как убежденный антикоммунист был готов на союз хоть с самим чертом, чтобы только победить "... достойное оправдание! Тянет на Героя Украины!
    Ответить Цитировать
Реклама
Последние новости
Киев 23 °C
Курс валют
USD 25.11
EUR 27.99