СОШЛИСЬ ДВА МИРА. МЕСТО СХВАТКИ - ДЖУНГЛИ

Сергей Буковский 23 декабря 1994, 00:00

Читайте также

Стоя на краю дороги, по щиколотки увязнув в красной, теплой от тропического солнца глине, я ликовал: вот они, настоящие малайзийские джунгли, а не какой-нибудь национальный парк. Шагни и окунись в этот зеленый, кипящий жизнью океан!

Выдернув башмак из глины, я занес ногу, намереваясь сделать этот шаг, и... ужас охватил меня. Вспомнилось прочитанное в справочнике, что именно эти джунгли самые густонаселенные змеями и ядовитыми пауками. Мне казалось, что я непременно наступлю на чье-нибудь скользкое гибкое тело. А под каждым листочком мерещился скорпион.

Невозможно было поверить в то, что через пару дней я буду разгуливать по джунглям как настоящий абориген, босиком, в одной «набедренной повязке».

Настоящие малайзийские аборигены - даяки - живут в глубине джунглей в центральной части острова Борнео, где берут свое начало многочисленные малайзийские реки.

Реки в джунглях имеют особое значение. Это - незаменимые средства сообщения, все равно, что автодороги в Европе. В большинстве случаев только по реке и можно добраться из одной части джунглей в другую.

Река - это одновременно и питьевая вода, и баня, и прачечная. Она же и поставщик разнообразной рыбы и речных улиток, любимого лакомства даяков. Речные водоросли используются для создания искусных орнаментов в различных плетеных изделиях и браслетах.

Быт даяков прост и суров. Они живут маленькими общинами, насчитывающими всего несколько семей. Вождь - глава общины - наиболее уважаемый, умудренный опытом человек.

В семьях главенствуют мужчины, хотя разделения труда в домашнем хозяйстве как такового нет. Взаимоотношения в семьях и общинах самые дружеские. За две недели пребывания в джунглях я ни разу не слышал, чтобы мужчина повысил голос на женщину или чтобы женщина «огрызнулась» мужчине. Особой любовью окружены дети. Лишь один момент в семейном укладе меня поразил. Однажды во время обеда в гостях у даякской семьи я обнаружил, что за столом сидим только мы, мужчины. Ели чинно, неторопливо, беседовали, курили, пили кофе. Длилось это довольно долго.

- А женщины? - поинтересовался я.

- Вместе с нами они сидеть не должны. А есть они будут то, что останется после нас, - ответил мне хозяин дома.

С чувством неловкости смотрел я на жалкие остатки пищи, с позволения хозяина убираемые со стола. Мы продолжали беседовать, пить кофе, курить. А в стороне от нас, сидя на полу, за нами доедали мать хозяина, его жена и трое дочерей.

Я спросил, почему же женщины не обедали вместе с нами за одним столом. В ответ прозвучало исконно полинезийское слово «табу». Не могу сказать точно, какие корни имеет эта традиция, возможно, религиозные, связанные с исламом. Однако ни разу я не видел ни религиозных обрядов, ни культовых атрибутов.

Дома даяков - простейшие, сколоченные из грубых досок строения на сваях, этакие избушки на курьих ножках. Сваи такой высоты, что можно свободно ходить под днищем домов. Забираются в такие дома по наклонному бревну с насечками. Свайная конструкция надежно защищает жилища от затопления тропическими ливнями.

Внутри нет никакой мебели. Стол является редкостью. Едят даяки сидя на полу. На полу же и спят, подстелив плетеную соломенную рогожку.

Первое время трудно было привыкнуть к обилию в домах насекомых и серых ящериц, бегающих по стенам и потолку. Как-то во время еды я обронил несколько крупинок на пол. Тут же из щели вылез огромный черный жук, деловито сграбастал передними лапами рис и уполз обратно.

Особенно досаждает вся эта живность ночью. Со временем привыкаешь и к этому. Все равно спасения нет. Разве что по возможности не ложиться головой близко к стене и спать в одежде. Поразительно, что скорпионы действительно повсюду, они обитают даже в домах под крышей. Детвора ловит их ради развлечения. Но я ни разу не стал свидетелем укуса. Малайзийцы говорили, что укус среднего размера скорпиона не опасен: человек болеет одну-две недели, а большие скорпионы встречаются не так часто.

Настоящий же бич джунглей - пиявки! Они кишат во всех влажных местах. Тихой сапой караулят каждый ваш шаг и вползают к вам в башмаки. Подлым образом усыпляя своими ферментами вашу чувствительность, впиваются в тело и пьют кровь, пока не превращаются в огромных жирных упырей. Спасаясь от пиявок, даяки натирают ноги соком лиан особого вида. Но из-за большой влажности его действия хватает минут на 20. Лучше всего в джунглях ходить босиком с голыми до колен ногами и периодически соскабливать пиявок ножом. Просто отрывать их довольно болезненно. Места укусов необходимо промывать водой, желательно горячей, так как из-за впрыснутого пиявками фермента кровь длительное время не сворачивается и продолжает течь.

Даяки наравне с другими обитателями джунглей ведут нелегкую борьбу за место под солнцем. Им приходится постоянно отражать наступление джунглей, отвоевывать маленькие участки земли под посевы риса и других культурных растений. Мясо, рис и подлива из дикорастущей травы - вот и весь их скудный рацион. Фрукты: бананы, папайя, ананасы, цитрусовые - редкость! Без помощи человека культурным растениям в джунглях не выжить.

Даяки - прирожденные охотники. Они умеют бесшумно передвигаться и часами подкарауливать добычу. Духовое копье, колчан со стрелами, короткий тонкий нож на длинной ручке и меч в деревянных ножнах - вот полное боевое снаряжение даяков.

Духовое копье, позволяющее бесшумно поражать цель, - вещь удивительная. Это - труба из красного дерева длиной до 2 метров и диаметром около 5 сантиметров, на конце которой привязан обоюдоострый металлический нож. Диаметр внутреннего отверстия трубы, отшлифованного до блеска, около 1,5 сантиметра, В него вкладывается тонкая, остро заточенная деревянная стрела, имеющая вместо оперения заглушку в виде пробки. Достаточно дунуть в трубу, чтобы молниеносно вылетела стрела. Оружие настолько меткое, что из него можно попасть даже в мелкую птицу на расстоянии 10- 15 метров. Для охоты на крупного зверя конец стрелы смазывается ядом ипо. Получают ипо из коры особого дерева. Этот яд в несколько раз сильнее яда кураре, применяемого южно-американскими аборигенами.

Даяки - люди низкорослые, щуплые, не обладающие большой физической силой. Интенсивные нагрузки им не по плечу, Зато им известны секреты выживания в тяжелых климатических условиях джунглей, и главный из них - беречь силы, жить не торопясь. Ни дат, ни времени года для них не существует. У них свои временные ориентиры. Например, удачная охота, неурожай, рождение ребенка, приход чужеземца. Большинство из даяков не знает, сколько им лет, не умеет читать и писать. Но цивилизация тем не менее берет свое, и в каждой деревне можно встретить «грамотея», мало-мальски владеющего пером. Правительство страны не особо печется о грамотности даяков. Но институт сельских учителей, дающих начальные знания детям школьного возраста, все же существует.

Бесспорно, даяки имеют представление о существовании другого мира, того, который называет себя цивилизацией. Периодически их посланцы посещают крупные прибрежные города острова. В городах покупают нужные в хозяйстве мелочи: нитки, иголки, зеркала, сухое горючее, кухонную утварь. А иногда даже видеоаппаратуру. По возвращении делятся впечатлениями со своими соплеменниками. Обычно обмен информацией происходит вечером, в часы досуга. Вся деревня собирается в доме вождя племени. Если община располагает маленьким дизелем, то на часок-другой зажигают электролампу. Такие вечера заканчиваются, как правило, танцами. В начале несколько человек попеременно состязаются в исполнении обрядового танца, одев на голову ритуальную соломенную шапочку. А затем включается магнитофонная запись и танцуют все. Получается что-то вроде доморощенной дискотеки.

Европейцы, попавшие в джунгли, подвергаются большому риску заболеть малярией от укуса малярийного комара, которыми кишат здешние болота. И даже специальные антималярийные таблетки не дают стопроцентной гарантии. Я спросил у даяков, как они уживаются с таким враждебным соседом. Улыбнувшись мне,

ответили, что малярией они не болеют, так как являются исконными жителями джунглей. А главный их враг - не комар, а цивилизация. С этим врагом они ужиться не могут и борются по мере сил.

Джунгли малайзийской провинции Саравак, исконной земли даяков, беспощадно уничтожаются. Цивилизации нужна древесина. Вследствие безжалостной вырубки уже уничтожена более чем половина тропических лесов на Земле, и процесс продолжается. В самом Сараваке ежедневно вырубается 12 квадратных километров леса, а всего исчезло уже 40 процентов всей площади джунглей. По сравнению с 1971 годом ежегодный экспорт леса из Саравака утроился. Одним из крупных потребителей малайзийской древесины является Германия, куда поставляется ценная порода дерева миранти. Если повсеместное уничтожение будет продолжаться такими же темпами, то согласно исследованиям Международной организации проблем тропической древесины при ООН к концу столетия тропические леса полностью исчезнут с лица Земли.

Варварское уничтожение джунглей ведет к экологической катастрофе, вызывает изменение климата. Уже сейчас даяки в полной мере испытывают это на себе: мелеют реки, изменяется микрофлора, животные покидают привычные места обитания. А если районы вырубки леса приходятся на места проживания даяков, то их просто вышвыривают из своих домов. Тех же, кто сопротивляется насилию, и вовсе сажают в тюрьму.

Вряд ли маленькому даякскому народу удастся противостоять огромному жестокому миру, гордо именующему себя цивилизацией. В этой борьбе джунгли погибнут первыми. А цивилизация? Бесспорно, второй.

Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Нет комментариев
Реклама
Последние новости
USD 26.73
EUR 28.60