КИЕВСКИЕ КАТАКОМБЫ

Дмитрий Киянский 24 февраля 1995, 00:00

Читайте также

В понедельник меня вызвал заместитель главного редактора.

— Для субботнего номера нужно найти крокодила, — сказал он тоном, не допускающим возражений.

— Вы, конечно, имеете в виду не обитателя отдела рептилий нашего зоопарка? — на всякий случай уточнил я, учитывая непредсказуемый характер своего начальника.

— Естественно, — улыбнулся он. — Требуется нечто загадочное, будоражащее воображение и таинственное. Когда-то я слышал, что под Аскольдовой могилой существуют древние подземелья. А попасть в них якобы можно из ротонды, что рядом с Петровской аллеей...

Понимая, что слухи — весьма ненадежный источник информации, я решил обратиться к специалистам — в Институт археологии Академии наук Украины. Оказалось, что, кроме знаменитых подземелий Печерской лавры, в столице существуют и другие галереи, о которых, к сожалению, мы знаем куда меньше. На протяжении 100 километров вдоль правого берега Днепра в районе Киева известно около 50 пещер. Иные из них были обитаемы еще в эпоху позднего неолита. В средневековье под некоторыми районами города возникли подземные кладбища — катакомбы, многие из которых не исследованы и по сей день. Такие галереи, как правило, проложены в толще лессовой породы на глубине от 5 до 20 метров. Выбор этого геологического пласта обусловлен тем, что лесс почти не пропускает воду и обладает очень устойчивой структурой. Выкопанный в нем ход сохраняется сотни лет без каких-либо существенных изменений...

О киевских подземельях газета рассказала в одном из субботних номеров, и на редакцию обрушился град писем. Читатели сообщали адреса, где, по их мнению, расположены входы в катакомбы, просили организовать их исследование, предлагали свои услуги. А вскоре по инициативе газеты «Вечерний Киев» была создана специальная общественная комиссия для изучения подземелий и состоялась первая экспедиция. Неподалеку от поселка Корчеватое — одного из пригородов столицы Украины — ее участники исследовали монастырские пещеры, относящиеся к древнерусскому периоду, лабиринт со многими десятками ходов, в которых обнаружили ценный исторический материал.

Археологов (а их в комиссии представлял молодой, энергичный Петр Толочко — нынешний маститый академик, директор Института археологии, крупнейший знаток Киевской Руси) особенно интересовали неизвестные науке древние галереи, обрушившиеся семь-восемь веков назад. Дело в том, что в таких подземельях могли сохраниться различные предметы бытового назначения, фрагменты одежды, древние надписи и, наконец, пергаментные свитки. А с ними многие ученые связывали особые надежды. Чтобы понять их интерес, нам придется сделать некоторое отступление.

... Весной 1916 года над Киевом разразилась сильная гроза, по улицам бежали целые реки. В результате в нескольких местах образовались промоины, а кое-где почва осела, обнажив отверстия, ведущие в подземные пустоты. Один из таких провалов открылся неподалеку от Софийского собора. Исследовать подземелье поручили археологу А. Эртелю. О результатах работы подробно сообщалось в его отчетах Киевскому обществу охраны памятников старины и искусства. Ученый справедливо считал, что открытая им галерея — лишь часть неизвестного еще сооружения, возможно, военного характера либо укрытия на случай опасности.

При обследовании одной из ниш подземного коридора археолог увидел колодец, от стенки которого ответвлялся небольшой круглый лаз. Он привел в отдельную камеру, заканчивающуюся тайником. Судя по всему здесь недавно побывали люди, возможно, кладоискатели. На одной из стен была надпись: «...викопанi грошi, рiк...» и знак неопределенного абриса. Бороздки букв прорезали темную корку лессовой стены. Стало ясно, что надпись сделана относительно недавно. Это подтверждало и начертание букв, типичное для ХVII—XVIII веков.

Но самым удивительным оказалось другое. Под вентиляционной трубой лежала небольшая дощечка из березовой коры, на которой было выведено: «аще кто найде сей ход, той найде великий клад Ярослав». Как следовало понимать данную надпись? Обнаружен путь к легендарным сокровищам? Как ни заманчиво было такое предположение, Эртель ответил отрицательно. По его мнению, дощечку забросили в подземелье через верхний люк, когда он еще не был засыпан. Мистификация? Очевидно. Во всяком случае история знает немало подделок подобного рода.

Повышенному интересу к работам А. Эртеля способствовало еще одно обстоятельство. Ни в одном документе ХVII—XVIII веков о подземельях Софийского собора не говорится ни слова. О них, наверное, знали лишь немногие из его служителей. Но они по неведомым нам причинам предпочитали молчать. Между тем, «великий клад Ярослав» — отнюдь не легенда. Он существовал вполне реально.

Имя великого князя Ярослава, основавшего Софийский собор, недаром вошло в историю с эпитетом «Мудрый». В «Повести временных лет» в сообщении, датированном 1037 годом, можно прочесть: «Сий же Ярослав, сын Володимерь, насея книжными словесы сердца верныхь людий, а мы пожинаемь, учение приемлюще книжьное...» В 1037 году князь Ярослав основал первую на Руси библиотеку. Летопись сообщает: «Ярославь жесь, яко же рекохомь, любимь бе книгамь, и многы списавь положи вь церкви святой Софьи...» Обратите внимание, летописец сообщает, где именно находились книги в Софийском соборе.

Библиотекой Ярослава пользовались почти две сотни лет посвященные люди Киевской Руси. Можно не объяснять, какое величайшее сокровище представляло собой в то время это собрание! Находка книг Ярослава составила бы целую эпоху в науке. Ведь еще ни одному современному ученому не удалось держать в руках подлинную древнерусскую книгу, написанную, скажем, в XI либо XII веках. И летописи, и другие произведения тех времен дошли до нас в позднейших списках. Какова же судьба знаменитой библиотеки?

...Тревожные дни переживал древний город поздней осенью 1240 года. В скрипе десятков тысяч телег, ржании бесчисленных табунов тонули голоса его жителей. В один из первых декабрьских дней они услышали мощные удары татарских стенобитных орудий. Шестого декабря 1240 года Киев пал. Ни один из его защитников не остался в живых.

Что же стало с бесценными книгами? Об этом можно только гадать. Естественно предположить, что в трагические дни 1240 года, когда татары только подошли к городу, или немного позже, когда их стенобитные орудия начали сокрушать его стены, киевлянам удалось спрятать знаменитую библиотеку. В таком случае возникает вопрос: «Куда?» Скорее всего самым надежным и тайным укрытием могла быть только земля. Причем, если книги прятали в последний момент, такой тайник должен находиться где-то на территории центральной части древнего города, например в подземельях Софии...

Но возможен и другой вариант. Появление орд Батыя в 1240 году не было для киевлян неожиданностью. Двумя годами раньше на левом берегу Днепра показались всадники в длиннополых тулупах: хан Менгу привел свой отряд на разведку. Уже тогда жители стольного града могли догадаться о грозящей опасности и спрятать наиболее ценное. А значит, книги следует искать не только в подземельях Софийского собора, но и в других надежных укрытиях, скажем, галереях, находящихся на окраинах древнего Киева.

Теоретически это вполне допустимо. В подобных пещерах сухо, в них не бывает резких колебаний температуры. Кстати, ставшие теперь широко известными Кумранские рукописи найдены в пещере поблизости Мертвого моря, где они пролежали много веков.

Есть ли хоть какой-то шанс найти библиотеку Ярослава Мудрого? Этот вопрос в свое время я задал ныне покойному академику Борису Рыбакову — известному специалисту по Древней Руси. Если бы книги оказались спрятанными, ответил он, мы впоследствии встретили бы хоть какое-то упоминание об этом. Но ничего подобного нет. Скорее всего библиотека погибла в огне.

Почти так же расценивает шансы обнаружить «великий клад Ярослав» директор Института археологии Национальной академии наук Украины академик Петр Толочко. «Категорически утверждать, что библиотеку Ярослава Мудрого обнаружить никогда не удастся, — говорит он, — я, пожалуй, не стану: чего не может случиться! Но считаю более вероятным, что книги из этого собрания разошлись по хранилищам разных церквей и монастырей (в частности Печерского) и потом большая часть бесценных рукописей погибла во время пожаров...»

Иной точки зрения придерживался известный ученый, доктор исторических наук Илья Дзюбко: «Конечно, убеждать всех, что библиотека сохранилась, серьезный исследователь не будет. Как, впрочем, и настаивать на том, что она безвозвратно потеряна. Я отношу себя к числу оптимистов, — говорил он. — Хочется верить, что это величайшее сокровище еще попадет в руки ученых...»

Что к этому можно добавить? Мне довелось побывать во многих киевских подземельях, увидеть собственными глазами замурованные ниши, ходы, заканчивающиеся завалами, галереи, уходящие в неизвестность. Подземные улицы древнего города еще таят немало тайн. Что же до нашествия на древний Киев татаро-монгольских орд, то оно оставило страшный след и в Зверинецких катакомбах, о которых большинство современных жителей украинской столицы почти ничего не знает.

...Когда владельцу одной из частных усадеб, расположенных поблизости от моста Патона, сообщили, что в его дворе находится вход в древние подземелья, он сделал вид, что впервые об этом слышит. И только на следующий день в присутствии сотрудника милиции «вспомнил», что возле его дома, действительно, есть какая-то старая «яма».

Спускаемся. Узкий лаз круто уходит вниз. Лезть приходится почти лежа. Но вот ход расширяется и приводит в длинную галерею. По обе стороны подземного коридора расположены ниши и кельи, некоторые с человеческими костями.

Зверинецкие подземелья обнаружили весной 1888 года, когда после таяния снега образовался провал. Обследовавшие его местные жители увидели жутковатую картину: в пещере беспорядочно лежали человеческие скелеты, причем в самых причудливых позах. Но больше всего костей оказалось в кельях, расположенных рядом с входом...

Такое зрелище предстало и перед членами общественной комиссии, созданной для изучения киевских подземелий, о которой говорилось выше. Антрополог, входивший тогда в состав нашей экспедиции, обнаружил в некоторых нишах останки женщин и детей. Это подтвердили и совсем недавние антропологические исследования. Но, как известно, женщин на монастырских подземных кладбищах не хоронили. Очевидно, здесь, в пещерном лабиринте, много столетий назад разыгралась трагедия. Скорее всего во время нашествия врагов тут искали спасения монахи Выдубецкого монастыря и жители окрестностей.

Первые исследователи считали, что они погибли в 1096 году — во время нашествия на Киев половцев. Иную точку зрения высказал академик Толочко. Нападение половцев было кратковременным. А поэтому трудно предположить, что оставшиеся в живых киевляне не расчистили заваленный вход в подземелье и не похоронили погибших. Иное дело, если люди, знавшие о его существовании, сами погибли. Именно такая трагедия постигла город во время нашествия татар. А когда страшный смерч пронесся над Киевом, раскапывать пещеры было уже просто некому...

Прошли века, и древние галереи снова послужили жителям города убежищем от врагов. Вот и верь тем, кто утверждает, будто история не повторяется! В одном из коридоров этого подземелья, относящегося к древнерусскому периоду, мы обнаружили... разбитые тарелки, погнутую жестяную кружку, полуистлевший обрывок газеты.

Как выяснилось, во время последней войны немецкое командование объявило территорию, прилегающую к нынешнему мосту Патона, запретной зоной. Всем жителям района, господствующего над Днепром, предложили немедленно эвакуироваться. И тогда несколько десятков человек, среди которых были женщины, старики и дети, укрылись в Зверинецких пещерах. Об этом мне рассказали сами участники тех событий (их сегодня, к сожалению, осталось совсем немного). Поднимаясь наверх только ночью, они провели во мраке подземелья много томительных дней. Свечи приходилось экономить, поэтому их зажигали на считанные минуты. Не хватало продуктов, многие болели. Но эти люди выстояли...

О неожиданностях, с которыми можно столкнуться в киевских катакомбах, дает представление и такой случай. После грозы поблизости от Зверинецких пещер на территории Центрального республиканского ботанического сада Академии наук образовался провал. Его должны были исследовать специалисты. С одной стороны свод галереи, в которую они попали, давно обрушился. С другой — ход упирался в глухую стену. Казалось бы, ничего интересного здесь нет — надо поворачивать назад. И вдруг, осветив свод фонариком, один из участников экспедиции отчетливо увидел нацарапанную каким-то острым предметом надпись: «Юрий Колп...» Но больше всего присутствующих поразила дата — «1941».

Сегодня ни один киевлянин не знает, где находится вход в таинственные галереи Выдубецкого монастыря, легенды о которых местные жители передают из поколения в поколение.Как же в пещеру попал человек, оставивший тут свой автограф? И, наконец, что привело его в подземелье, где, судя по остаткам соломенной подстилки, он провел не один день?

Несколько лет назад стало известно, что вскоре Зверинецкие катакомбы станут филиалом Музея истории города Киева. Прежде чем начать реставрацию, их исследовали ученые Института геологических наук НАН Украины. Специалисты дали рекомендации, как правильнее экспонировать подземелье, чтобы не причинить ему вреда. В течение трех лет велись строительные работы, шли археологические исследования, пещеру электрифицировали. Но, к сожалению, музей до сих пор так и не открыт. Дело в том, что вход в галереи расположен на территории частной усадьбы и ее хозяев нужно переселить. Увы, это препятствие и сегодня остается непреодолимым...

Какие же перспективы у исследователей киевских катакомб? Поскольку они изучены недостаточно, здесь можно сделать еще немало открытий. Подземные улицы древнего города давно ждут своих Колумбов.

Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Нет комментариев
Реклама
Последние новости
USD 26.55
EUR 28.89