Какого цвета был сентябрь 1939-го? Размышления по поводу 65-летия со дня вступления Красной Армии в Западную Украину

Юрий Шаповал 17 сентября 2004, 00:00
foto-47761-9431.jpg

Читайте также

Невежество необходимо побороть, эмоции — уважать.

Адам Михник

В августе этого года меня пригласили выступить перед учителями. К сожалению, из-за плохого самочувствия я не смог прийти на эту встречу. Действительно, к сожалению, поскольку организаторы сказали, что следующим докладчиком будет представитель не то комитета, не то движения «За правду истории». Мне очень хотелось сказать учителям: «Гоните тех, кто утверждает: «Только я знаю историческую правду и сейчас вам ее поведаю!» Именно те, кто так говорит, не желают знать правды о прошлом». Одним из подтверждений того, что это именно так, являются события, о которых мы вспомним.

Немецкие и советские офицеры обсуждают план совместных действий на территории Польши. 1939 год.
Немецкие и советские офицеры обсуждают план совместных действий на территории Польши. 1939 год.

«Освободительный поход» Красной армии, «золотой» для Западной Украины сентябрь 1939 года, «братское воссоединение» — эти сталинские историко-политические атавизмы звучат и сегодня. Попытки их преодоления вызывают бурные дебаты на темы: «Сталин — объединитель украинских земель», «Нас встречали цветами» и т.п. Один уже немолодой научный работник утверждает: «… Я был во Львове и своими глазами наблюдал «передел» Польши. Я считаю, что пакт Молотова—Риббентропа не был ошибочным». Обратите внимание на взятое в кавычки слово «передел». Это что — намек на то, что никакого передела не было? А слова о том, что августовский пакт 1939-го «не был ошибочным»… Разве может серьезный ученый по таким категориям оценивать сговор двух тиранов, разделивших между собой сферы влияния от Балтийского до Черного моря, от Финляндии до Бессарабии, в частности, договорившихся уничтожить Польшу как государство?

Впрочем, есть другой комментарий, также участника похода в Западную Украину, не ученого — Александра Довженко. В дневнике он записал: «Вся наша нечувствительность, трусливость, наше предательство и пилатство, и грубость, и глупость во время всей истории воссоединения Восточной и Западной Украины является, по сути говоря, полнейшим обвинительным актом, чем-то, чего история не должна нам простить, чем-то, за что человечество должно нас презирать, если бы оно, человечество, думало о нас».

В этом материале на весьма непростую и пространную тему подниму лишь два вопроса. Первый из них таков: 1 сентября 1939-го началась Вторая мировая война, а на чьей, собственно говоря, стороне тогда был СССР?

С кем?

В поисках ответа не обойтись без уже упомянутого пакта Молотова—Риббентропа. Утверждают, что пакт позволил оттянуть войну. На этом коммунистическая пропаганда десятилетиями строила основной аргумент против упреков, что руководство СССР вступило в безнравственный альянс с нацистами. Тезис об оттягивании войны нельзя однозначно отрицать. Временно было остановлено продвижение нацистских вооруженных сил на восток. Вхождение западноукраинских земель в состав «великой Украины» и деполонизация общественной жизни, сопровождавшая этот процесс, имели положительное значение. Но говорить сегодня только об этом — значит не видеть иных аспектов упомянутых соглашений, не понимать тогдашней сложной историко-политической амальгамы.

Сталин и его соратники, заключая с Гитлером тайные соглашения в виде секретных протоколов, нарушали завещание руководителя, являвшегося для коммунистов авторитетом №1, т.е. Владимира Ленина. Как известно, в ленинском Декрете о мире декларировалось, что большевистское правительство отвергает любую форму тайной дипломатии. Следовательно, решая судьбу третьих стран, сталинское руководство действовало, по сути, теми же методами, что и государства, которые в СССР принято было называть империалистическими.

А как можно забыть противоправные, хамские по форме заявления Молотова в сентябре 1939 года на сессии Верховного Совета СССР против Польского государства, которое, по его словам, пало под ударами немецкой, а потом и Красной армии? 9 сентября 1939 года немецкий посол в Москве отправляет в Берлин телеграмму такого содержания: «Я только что получил от Молотова следующую телефонограмму: «Я получил ваше сообщение о том, что немецкие войска вошли в Варшаву. Пожалуйста, передайте мои поздравления и приветствия правительству Германской империи. Молотов».

Вследствие договоренностей с нацистами СССР захватил значительную часть территории и населения тогдашнего Польского государства. Вот как в газете «Правда» оправдывались эти действия: «Польско-германская война обнаружила внутреннюю несостоятельность Польского государства... Учитывая такую обстановку, советское правительство отдало распоряжение Главному командованию Красной армии дать приказ войскам пересечь границу и взять под защиту жизнь и имущество населения Западной Украины и Западной Белоруссии».

Чуть позже «Правда» сообщала: «Немецкое население единодушно приветствует решение советского правительства взять под защиту родственное советскому народу белорусское и украинское население Польши, оставленное на произвол судьбы бежавшим польским правительством. Берлин в эти дни приобрел особенно бодрый вид. На улицах у витрин и специальных щитов, где развешены карты Польши, целый день толпятся люди. Они живо обсуждают успешные операции Красной армии. Продвижение Красной армии обозначается на карте красными флажками».

С точки зрения международного права это была откровенная агрессия, нарушавшая ряд международных договоренностей. Эти факты не перечеркнуть разговорами о «золотом» для Западной Украины сентябре 1939 года. Этот сентябрь был коричнево-красного цвета, а СССР находился на стороне нацистов.

26 декабря 1939 года, отвечая Риббентропу на поздравление с 60-летием, Сталин отметил, что советско-германская дружба скреплена совместно пролитой кровью. И действительно, было много общего. Так, для реализации договоренностей о совместных действиях против польского подполья наладили сотрудничество гестапо и НКВД. В городе Закопане был создан общий учебный центр. В марте 1940 года здесь состоялась встреча работников НКВД и Главного управления имперской безопасности, на которой обсуждались упомянутые договоренности. В ходе военных действий командиры передовых частей нацистской и советской армий осуществляли обмен специальными офицерами связи. В Гродно, Бресте и других городах состоялись совместные военные парады. Например, в Гродно с немецким генералом парад принимал командир корпуса В.Чуйков, а в Бресте — генерал Г.Гудериан и командир бригады С.Кривошеин.

Теперь — вопрос второй: какими методами осуществлялось «братское воссоединение»?

Как это делалось

Наверное, самым лучшим эпиграфом к этой части были бы слова незабываемого Чеслава Милоша о трепете «перед империей, продвигающейся и продвигающейся на запад, вооруженной луками, копьями, бэтээрами, на «газиках», в папахах, с картотекой освобожденных стран…»

Благодаря недоступным ранее документам и материалам можно понять, как готовились события 17 сентября 1939 года. 8 сентября появился приказ наркома внутренних дел СССР Л.Берии №001064 под несколько загадочным названием «Об оперативных мероприятиях в связи с осуществляемыми учебными сборами». Этот приказ обязывал наркомов внутренних дел Украины И.Серова и Белоруссии Л.Цанава к 22 часам 9 сентября собрать соответственно в Киеве и Минске по 50 лиц оперативных работников НКВД и по 150 лиц оперативно-политических работников погранвойск. Кроме того, начальник Управления НКВД Ленинградской области С.Гоглидзе должен был откомандировать в Киев 30 оперативных работников УНКВД и 30 оперативно-политических работников погранвойск, а из Москвы, из центрального аппарата НКВД в Киев и Минск должны были прибыть соответственно 10 и 15 оперативных работников.

Приказом создавались девять оперативно-чекистских групп: пять в Киевском особом военном округе (по 50—70 человек в каждой) и четыре в Белорусском особом военном округе (по 40—55 человек в каждой). Приказ обязывал выделить из войск Киевского и Белорусского пограничных округов в распоряжение оперативно-чекистских групп для выполнения специальных задач по одному батальону численностью в 300 человек каждый. Другой заместитель Берии С.Круглов должен был обеспечить резерв из территориальных органов НКВД численностью 300 человек.

Вскоре Серов доложил Берии о выполнении полученных указаний. 15 сентября в Киев из Москвы поступила шифрограмма, содержавшая совершенно секретную директиву Берии в связи с предстоящим вторжением Красной армии на территорию Западной Украины и Западной Белоруссии. Этот документ отражает масштабы заранее запланированных репрессивно-карательных действий, дает возможность понять, для чего, собственно, под видом учебных сборов создавались оперативные группы, а именно: «С продвижением наших войск и занятием тех или иных городов будут создаваться временные управления (временный орган власти), в состав которых войдут руководители опергрупп НКВД».

Сотрудники НКВД должны были осуществлять работу в контакте с военным командованием и под руководством временных управлений. Именно опергруппы должны были создавать на местах аппарат НКВД путем выделения из состава основной опергруппы небольших групп численностью, зависевшей от значимости данного населенного пункта. К ним присоединялся небольшой отряд пограничников.

Однако без преувеличений сенсационной является та часть директивы, которая содержала конкретные указания:

«1. Немедленно занять все учреждения связи: телеграф, телефон, радиостанции и радиоузлы, почты, поставив во главе органов связи надежных людей.

2. Немедленно занять помещения государственных и частных помещений банков, казначейств и всех хранилищ государственных и общественных ценностей и взять на учет все ценности, обеспечив их хранение.

3. Оказать всяческое содействие политотделам армии и прикомандированным к ним работникам в немедленном занятии типографий, редакций газет, складов бумаги и налаживании изданий газет.

4. Немедленно занять все государственные архивы, в первую очередь архив жандармерии и филиалов 2-го Отдела Генштаба (экспозитуры, пляцувок — органов разведки).

5. В целях предотвращения заговорщической предательской работы — арестуйте и объявите заложниками крупнейших представителей помещиков, князей, дворян и капиталистов.

6. Арестуйте наиболее реакционных представителей правительственных администраций, руководителей местных полиций, жандармерии, пограничной охраны и филиалов 2-го Отдела Генштаба, воевод и их ближайших помощников, руководителей к(онтр)р(еволюционных) партий...

Аресты духовных лиц пока не производить, особенно католиков.

7. Занять тюрьмы, проверить весь состав заключенных. Всех арестованных за революционную и проч. антиправительственную работу освободить, использовав при этом мероприятия для вербовки агентуры и проведения политработы среди населения. Организовать новую тюремную администрацию из надежных людей во главе с одним из работников НКВД, обеспечив строгий режим содержания арестованных.

8. Одновременно с проводимыми операциями разверните следствие заключенных, к/р организаций с задачей вскрытия подпольных к/р организаций, групп и лиц, ставящих целью проведения диверсии, террора, повстанчества и к/р саботажа. Лиц, изобличенных следствием в организации политических эксцессов и открытых к/р выступлениях, арестовывать немедленно.

9. Приступите к созданию агентурно-осведомительной сети с расчетом охватить в первую очередь государственный аппарат, к/р буржуазные помещичьи круги и политические партии.

Особое внимание уделить быстрой организации осведомительной сети в редакциях газет, в культурно-просветительских учреждениях, продскладах, в штабах, рабочих гвардиях и крестьянских комитетах.

10. Принять меры к выявлению и аресту агентов провокаторов, жандармерии, политической полиции и филиалов 2-го Отдела Генштаба, использовав для этого изъятый архив.

11. Обеспечить четкую организацию охраны общественного порядка. Организовать надежную охрану электрических станций, водопроводов, продовольственных складов, элеваторов и хранилищ горючего. Организовать борьбу с грабежами, бандитизмом, спекуляцией. Организовать работу по противопожарной охране, назначив нач. пожарных команд надежных людей.

Провести регистрацию и изъятие у всего гражданского населения огнестрельного оружия (нарезного), взрыввеществ и радиопередатчиков.

12. Опергруппам НКВД необходимо занять помещения, соответствующие требованиям работы НКВД. Для содержания подследственных арестованных организуйте внутренние тюрьмы, обеспечив их охрану и обслуживание.

13. В целях обеспечения безопасности и бесперебойности работы ж.д. транспорта работникам дорожно-транспортных групп НКВД на каждой крупной станции организуйте агентурно-оперативную работу по борьбе с диверсией, шпионажем и к/р саботажем, проводя эту работу под руководством начальников опергрупп НКВД. Совместно с комендантом и комиссаром станции организуйте охрану станции, депо ремонтных заводов, станционных складов водокачек, желдормостов, путей и связи.

14. Работникам НКВД принять активное участие в подготовке и проведении временных управлений — народных собраний — украинского, белорусского и польского. Для обеспечения усиленного проведения народных собраний наладить необходимую агентурно-оперативную работу по выявлению и репрессированию к/р организаций, групп и лиц, противодействующих и срывающих организацию новой власти.

15. Принять активное участие в организации временного управления рабочей гвардии и крестьянских комитетов, обратив при этом серьезное внимание на предотвращение проникновения в их состав, во враждебных целях, к/р и провокаторских элементов.

16. Конфискации фуража и продовольствия у населения избегайте. Необходимый фураж и продовольствие покупайте у населения за наличные в советских рублях, объявив населению, что стоимость (курс рубля) равняется стоимости (курсу) злотого».

Итак, режим основательно готовился к «освобождению». Не случайно на поход понадобилось всего девять дней.

Освобождение?

Из оперативных сводок Генштаба Красной армии, печатавшихся в прессе с 17 до 25 сентября, лишь одна содержала фразу о том, как местное население восторженно встретило красноармейцев. В дальнейших сообщениях этот сюжет отсутствовал. Его заменили репортажи о занятых городах, победных маршах (30—40 км в день), захваченных пленных.

Вступление Красной армии на территорию Западной Украины вызвало неоднозначную реакцию у местного населения: кто-то воспринимал его как панацею, а кто-то — как оккупацию. Значительная часть польских государственных служащих — офицеров, инженеров, врачей, адвокатов — и члены их семей с первых дней отправились в эмиграцию. Только в оккупированную немцами часть Польши, по приблизительным оценкам, перебралось от 20 до 30 тысяч украинцев и поляков. Преимущественно это были молодые люди.

Упомянутая директива Берии несла в себе зародыш будущих трагедий, среди которых расстрелы поляков в Катыни, Харькове и Твери, уничтожение заключенных в тюрьмах Украины и Белоруссии. Имея огромный опыт в борьбе с «врагами народа», НКВД организовал массовые расправы. Опергруппы НКВД и пограничников (к началу октября в них на Белорусском фронте состояло около 90 тысяч, а на Украинском фронте — приблизительно 105 тысяч человек) проводили тотальные аресты. Для запугивания взятых в плен опергруппы широко использовали выборочные расстрелы. К 6 октября 1939 года войска Украинского фронта взяли в плен 304 334 человека, Белорусского — 60 202 человека. По окончании военных действий аресты и задержания не прекращались, хотя тюрьмы были переполнены.

Уже с декабря 1939 года началась подготовка к депортации населения западных областей Украины и Белоруссии в отдаленные районы СССР. Первые жители были депортированы в феврале 1940 года вместе с семьями польских военных осадников и лесничих. Вторая депортация в апреле 1940 года охватила семьи репрессированных. Третья и четвертая соответственно в июне 1940-го и в мае-июне 1941 года — преимущественно беженцев. Всего депортировано было около 320 тысяч человек. До сих пор не подсчитано количество умерших в транспортах, тюрьмах, лагерях и расстрелянных на основании различных приговоров. Кроме того, после начала советско-нацистской войны в 1941 году были расстреляны тысячи заключенных и военнопленных.

Короче говоря, — как бы это сказать? — «золотой сентябрь» и «освобождение»…

Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Нет комментариев
Реклама
Киев 25 °C
Курс валют
USD 25.10
EUR 28.03