Десять мифов о международной трудовой миграции

Богдан Юськив 24 февраля 2012, 14:35
stroyka_lopata.jpg
Андрей Товстыженко, ZN.UA

Читайте также

Сегодня в сознании людей вокруг миграции формируются ничем не подтвержденные мифы, приобретающие признаки разнообразных фобий. Хуже всего, что они распространились не только в обществе, но и среди политиков и членов правительства. Более того, в процессе создания этих мифов активное участие принимают СМИ, причем делают это нередко с подачи тех же политиков.

Миф 1. Наверное, первым и наиболее распространенным мифом может считаться мнение, что зарубежная миграция украинцев стала основным типом миграционных движений в Украине. Однако простые соображения опровергают этот миф. 

Еще в советское время трудовая маятниковая миграция была одной из форм внутренней миграции в стране. Ее основу всегда составляли трудовые перемещения сельских жителей в город. В начале 1986 г. почти каждый пятый сельский житель работал в городе. Эта тенденция продолжается и поныне. Причина — поиск работы. В последнее время люди ищут еще и менее загрязненные территории для обитания, то есть можно говорить о так называемой экологической миграции. 

Со времени обретения независимости, а особенно — после развала колхозно-совхозной системы, жители сел просто обречены искать работу за пределами постоянного местожительства. На 1 января 2005 г. почти в половине (49,3%) населенных пунктов сельской местности не было никаких субъектов хозяйственной деятельности. Поэтому и доля сельских жителей, работавших за пределами местожительства, возросла до 40,2%. Также актуализировалась проблема поиска работы в малых городах страны. 

Однако это совсем не свидетельствует о высоком уровне международной миграции. Данные Государственного комитета статистики Украины (табл. 1) убедительно свидетельствуют, что сегодня во всех миграционных потоках около 96% тех, кто передвигается, делают это в своей стране. Доля миграции за рубеж (в страны СНГ, Балтии, Западной Европы) — значительно меньше. 

Заметим, что в конце 1990-х — в начале 2000-х годов международная миграция была выше. Так, в 1999 г. она составляла 11,2%.

Миф 2. Вторым по распространенности является миф о том, что ситуация с внешней миграцией — кризисная. Даже сегодня можно услышать, что 5—7 млн. украинцев работают за рубежом, из них почти 4 млн. выехали из страны навсегда. Это неправда, ведь нередко как органы государственной власти, так и политики вносят сумятицу в объективную картину действительности вместо того, чтобы беспристрастно проанализировать ситуацию. 

Официальные государственные органы называют ничтожно малые цифры, тогда как политики — наоборот. Например, Министерство труда и социальной политики в 2007 г. опубликовало данные, согласно которым количество украинских граждан, официально работавших за рубежом, составляло 73 тыс. человек. Министерство же внутренних дел утверждало: в 2008 г. около 231 тыс. украинцев узаконили свое пребывание в странах назначения.

С другой стороны, эксперты-экономисты называют цифру до 5 млн. человек, а политики поднимают ее выше. Еще в 2003 г. украинский омбудсмен Нина Карпачова назвала соизмеримой с количеством мигрантов цифру 7 млн. человек. Во время парламентских слушаний в 2004 г. первый заместитель председателя Верховной Рады Украины Адам Мартынюк оценивал так количество украинских трудовых мигрантов — от 3 до 5—7 млн. человек.

Более взвешенными и, наверное, приближенными к реальности представляются оценки международных и негосударственных организаций. Так, по расчетам Международной организации по вопросам миграции, количество трудовых эмигрантов из Украины в 2007 г. составляло 2,1 млн. человек, то есть 5% украинского населения. Украинский центр социальных реформ утверждает, что на протяжении 2005—2008 гг. за рубежом работали 1,5 млн. жителей Украины.

О масштабах международной миграции свидетельствует статистика поступлений средств от трудовых мигрантов. Но и здесь данные очень отличаются. Украинский исследователь А.Гайдуцкий на основе материалов Всемирного банка доказывает, что ежегодные объемы денежных переводов украинских трудовых мигрантов достигают аж 21,3 млрд. долл. США. Институт демографии и социальных исследований НАНУ оценивает объемы заработков украинских граждан за рубежом в начале XXI в. суммой 4,7—7,6 млрд. долл. США ежегодно или 7—11% ВВП Украины.

Социологи подходят к оценке масштабов с другой стороны. По данным опросов населения Института социологии НАН Украины, опыт работы за рубежом имеют 36,8% жителей западных областей или более чем каждая третья семья, 26,4 и 21,4% жителей, соответственно, Центрального и Восточного регионов, 15,4% — жителей южных областей. 

Говоря о миграционной ситуации в целом, можно утверждать, что с 2000 г. она постепенно меняется. Уже в 2005 г. Украина становится страной приема мигрантов, а ее эмиграционные потери в 2004—2005 гг. компенсируют бывшие соотечественники из стран СНГ. В 2006 г. впервые после создания независимого государства наблюдается прирост населения за счет миграционного обмена. В последующие годы эта тенденция закрепляется. В 2008 г. в Украине проживало около 264 тыс. зарегистрированных иностранцев. 

Теперь миграционная ситуация остается стабильной. По мнению социолога И.Прибытковой, страна находится в состоянии нового миграционного равновесия. Однако трудно сказать, сколько времени это равновесие продержится. 

Следует отметить, что в течение 2000-х годов в Украине происходила диверсификация потоков межгосударственной миграции. Сегодня же география межгосударственных потоков начинает смещаться на Восток, а не в Западную Европу, как это было в начале 1990-х годов. 

Миф 3. Все, кто должен был выехать из Украины за рубеж, уже выехали. И этот миф можно признать ложным, однако с определенными оговорками. Действительно, сегодня в государстве сохраняется миграционный баланс. Однако в последнее время появляются тревожные сигналы — возрастает количество украинцев, желающих выехать за границу, если не в эмиграцию, то по крайней мере для того, чтобы заработать денег. Об этом свидетельствуют данные разных социологических исследований. 

По данным Института социологии НАН Украины, в 2000-х годах почти каждый пятый украинец был потенциальным мигрантом и хотел выехать из населенного пункта, в котором жил. 

Особого внимания заслуживает миграционный потенциал молодежи Украины. Исследование украинского центра «Демократические инициативы», центра «Левада» в Москве и Азербайджанского центра свидетельствует, что желание молодежи работать за рубежом возрастает. Причем у украинцев оно самое большое. 

По данным опросов, 13,8% молодых (в возрасте от 18 до34 лет) были намерены навсегда выехать из своей страны. Еще больше (29,9%) ориентировались на временное пребывание за рубежом. Молодые украинцы планировали среднюю продолжительность заграничного путешествия в пределах одного—пяти лет. В 2003 г. срок эвентуального пребывания за рубежом потенциальных мигрантов из Украины был значительно короче. Главная цель посещения других стран: трудоустройство (65,1% — по сравнению с 2003 г., рост в 2,9 раза); туризм (30,1%); обучение за рубежом (5,5%).

Основные страны реализации миграционных интересов молодежи в 2010 г.: Россия (19,0%), Великобритания (12,2), Германия (11,7), США (11,2), Италия (10,2%). В 2003 году: Германия (14,1%), США (12,3), Россия (5,8%).

Миф 4. В украинских селах и городах дети становятся сиротами при живых матерях, они лишены материнской заботы. Миф 5. Лучшие кадры трудоспособного возраста выехали за рубеж.

Анализируя эти мифы, мы фактически попробуем создать социально-демографический портрет украинского мигранта

Вопреки распространенным в СМИ сюжетам об оставленных матерями-мигрантками на произвол судьбы детях, на самом деле они значительно чаще остаются без заботы отцов: контингент зарубежных трудовых мигрантов лишь на одну треть состоит из женщин, а на две трети — из мужчин. 

В трудовой миграции принимают участие преимущественно люди лучшего трудоспособного возраста: 70,2% мигрантов находятся в возрасте 30—55 лет, а еще 17,7% не достигли 30 лет. Средний возраст украинского трудового мигранта составляет 41—42 года, тогда как средний возраст остальных граждан Украины 46 лет. Заметим, что после пятидесяти лет мужчины резко снижают миграционную активность, тогда как у женщин она сохраняется на высоком уровне. 

Большинство мигрантов имеют или общее среднее (38,6%), или среднее специальное (32,3%) образование. Высшее образование получили 12,6% украинцев, работающих за рубежом. Образовательный уровень трудовых мигрантов ниже, чем занятого населения в Украине. 

Миф 6. На заработки едут те, кому нечего терять дома. Рассматривая этот миф, снова обратимся к результатам соцопросов за 2010 г. Две основные причины побуждают украинцев к выезду: желание найти новое место работы и вредные для здоровья экологические условия.

Социологи называют трудовых мигрантов своеобразными миссионерами рыночных идей. По их мнению, трудовые мигранты — это социально-профессиональное сообщество (группа), объединяющее людей с очень высоким уровнем адаптации к условиям рыночной экономики. Именно мигранты: реализовывают рыночные стратегии, прежде всего — самозанятости и предпринимательской деятельности; готовы к рискам и ориентируются на собственные силы и ресурсы; культивируют ценности, которые определяют, как правило, представители среднего класса, хотя по уровню благосостояния они ближе к «новым бедным», чем к «новым средним»; отличаются рационализмом выбора жизненных стратегий, исходя из имеющихся и доступных социально-экономических ресурсов; мотивационно стимулированы к преодолению трудностей в жизни; владеют новыми стандартами и образцами поведения на рынке труда, имеют достаточную практику социального поведения по европейским образцам, владеют опытом работы с современными технологиями. 

Еще один интересный вопрос: каковы сегодня динамика, структура и интенсивность потоков трудовой миграции украинцев и ее перспективы в связи с мировым финансово-экономическим кризисом? 

В общем, быстрого выздоровления экономики и улучшения уровня и качества жизни украинцы не ожидают. Однако трудовые мигранты отличаются более высоким уровнем адаптации к трудностям. Например, 17,1% трудовых мигрантов в течение последующих двух-трех лет намерены создать или расширить собственный бизнес (это же планируют и 7,2% остальных граждан). Кроме того, 60,1% трудовых мигрантов оценивают такую перспективу как важную или очень важную для себя лично, среди остальных украинцев — только 40% приверженцев этой мысли. 

Миф 7. В Польшу едут на «трускавки», в Италию — ухаживать за больными и немощными, в Москву — строить дачи российским богатеям. Этот миф в определенной мере является правдивым, но его все же следует дополнить статистикой и объяснениями. 

До середины 1990-х годов чаще всего осуществлялась «челночная» миграция, а с середины 1990-х возрастает продолжительность пребывания за рубежом (от нескольких месяцев до нескольких лет). 

Большинство трудовых миграций осуществляется в страны СНГ (49,2%) и ЕС (47,1%). Основными странами «назначения» украинских трудовых мигрантов являются Россия, Италия, Польша, Чехия, Венгрия, Греция, Испания, Португалия.

Наблюдаются существенные различия в направлениях трудовых миграций мужчин и женщин: первые преимущественно едут в Россию, Польшу, Испанию, Португалию, вторые — в Италию. Мужчины в основном заняты в строительстве, торговле, промышленности, транспорте и сельском хозяйстве, тогда как женщины чаще всего трудятся домработницами (Италия, Португалия и Испания), а также заняты в строительстве (Венгрия, Португалия, Чехия, Россия) и в торговле (Россия и Венгрия). Основным видом деятельности украинок в Польше является сельское хозяйство. 

Структуру занятости украинских мигрантов за рубежом можно увидеть (табл. 2) на примере семи основных стран и семи основных видов деятельности, составляющих около 90% от общего объема трудовой деятельности за рубежом. 

Миф 8. Возвращаются домой те, кто заработал достаточно денег. На самом деле причин вернуться домой значительно больше. Это, как видим, семейные обстоятельства — прежде всего желание соединиться с семьей на родине (каждый второй); тоска по дому и одиночество (каждый четвертый); заработал достаточно денег (каждый пятый); кончилось разрешение на пребывание за рубежом по работе (каждый пятый); подвело здоровье (каждый шестой); желание отдохнуть перед следующей поездкой на работу за границу (каждый седьмой); не понравилась жизнь за границей (каждый десятый); желание открыть собственное дело дома, кончился контракт, не посчастливилось найти работу за границей, депортировали за нарушение закона (отдельные случаи). 

Миф 9. После подписания с ЕС соглашения о реадмиссии (возвращении) нелегальных мигрантов Украина превратится в «отстойник» мигрантов из всех стран. Отметим, что вообще-то Украина не является «страной назначения», хотя в 2008 г. во время экономического подъема имела все шансы ею стать. Сейчас нелегалы рассматривают нас лишь как страну, где можно ненадолго остановиться перед переездом в ЕС (см. рис. на сайте ZN.UA).

Соглашение между Украиной и ЕС от июня 2007 г. о реадмиссии граждан третьих стран и лиц без гражданства, незаконно проникших на территорию ЕС через границы нашего государства, вступило в силу 1 января 2010 г. Были опасения, что Украина превратится в «отстойник» со множеством спецлагерей для нелегалов. Сейчас таких лагерей есть только два. Построены они на средства ЕС и США и стоят полупустые. 

Согласно статистике реадмиссийных возвращений между Украиной и ЕС, на сегодняшний день ни одного гражданина третьей страны не вернули в Украину. Вместе с тем на украинской границе задерживают или не пропускают ежегодно 30—40 тыс. человек.

Характер нелегальной миграции и ее потоков в последние годы изменился. Если раньше мы говорили о довольно серьезном миграционном давлении из стран Юго-Восточной и Центральной Азии (Афганистана, Пакистана, Индии), то на сегодняшний день около 90% таких мигрантов — это представители Средней Азии и стран СНГ (очень много россиян и чеченцев). 

К главным направлениям незаконного перемещения мигрантов относятся брянско-черниговское и сумское на границе с Россией, гомельско-черниговское на границе с Беларусью, на западе Украины — береговское, великоберезнянское и виноградовское на границе со Словакией и Венгрией. 

Миф 10. В Украине фактически нет ни государственной миграционной политики, ни миграционной службы. Кое-кто считает, что нет и основ миграционной политики. По этому поводу хочется высказать две мысли. Во-первых, основы миграционной политики были и есть. В советское время — это институт «прописки». Наем людей на работу и предоставление жилья были невозможны без «прописки». Сегодня все это упразднено, но появились три других основы миграционной политики — свобода передвижения, права человека и регистрация вместо института прописки. Они работают и влияют на миграционные процессы в стране. 

Во-вторых, миграционная политика никогда не существовала сама по себе и не была приоритетом внутренней политики. Управление миграционными процессами всегда подталкивалось извне — под давлением или Европейского Союза, или международных инициатив, например ООН. Отечественное правительство реагировало на это давление довольно рефлекторно. В начале украинской независимости наибольшим миграционным давлением была репатриация крымских татар, потом достаточно серьезно встал вопрос нелегальной транзитной миграции, сегодня — вопрос миграции украинских граждан за рубеж.

На миграцию в Украине, как правило, обращают внимание не в связи с ее масштабами и последствиями, а в контексте далеких от миграции событий. Например, выборов, когда речь идет о голосах граждан, находящихся за рубежом, или во время принятия государственного бюджета, пытаясь уменьшить его дефицит за счет налогообложения заработков трудовых мигрантов. Довольно часто миграция используется в политической и межведомственной борьбе за влияние, полномочия или как аргумент для получения международной помощи. 

Поэтому не удивительно, что процесс управления международной миграцией в Украине сопровождается рядом проблем. Среди них первичными, по нашему мнению, являются проблемы правового и институционного обеспечения, а уже на этой основе возникают и другие производные проблемы, в частности формирование и реализация миграционной политики государства. 

Формально сегодня определенные сдвиги есть. В декабре 2010 г. указом президента Украины наконец создана единая Государственная миграционная служба. Однако результатов работы этой службы пока не чувствуется. Да и создана миграционная служба не как целевое миграционное решение, а лишь как одно из средств «оптимизации» (то есть как нужно действующей власти) системы центральных органов власти. 

Еще один формальный сдвиг — принятие Концепции государственной миграционной политики. Ее пытаются выработать еще с 1997 г. Однако все попытки наталкиваются на сопротивление тех или иных органов или представителей власти. 30 мая 2011 г. не Верховной Радой (как это должно быть), а указом президента «Концепция государственной миграционной политики» наконец принята. 

Что ж, даже беглый взгляд на проблемы, сопровождающие процессы трудовой миграции в Украине, позволяют сделать определенные выводы.

Во-первых, процесс трудовой миграции более-менее стабилизировался, институционализировался, украсился мифами и получил крепкую репутацию острой национальной проблемы. Эта проблема горячо дискутируется в политических, журналистских и экспертных кругах. 

Во-вторых, сегодня армия трудовых мигрантов не растет и не уменьшается. В эпоху глобализации и особенно сегодня, когда мировой финансово-экономический кризис охватил практически все страны мира, опыт, полученный трудовыми мигрантами на зарубежных рынках труда, неоценим и достоен глубокого изучения и применения. 

В-третьих, самое грустное: современную государственную миграционную политику Украины вряд ли можно назвать адекватной в разрезе вызовов, возникающих перед страной.

Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Нет комментариев
Реклама
Последние новости
Курс валют
USD 25.33
EUR 28.60