ДЕЛО ТОНКОЕ, А ЛЕД СКОЛЬЗКИЙ

Владимир Маевский 30 декабря 1994, 00:00

Читайте также

Из внешних признаков интеллигента - очков, бороды, шляпы и галстука - одессит Валентин Николаев при встрече со мной имел только первый. Тем не менее, произвел впечатление весьма интеллигентного человека. Во всяком случае, разговаривать с незнакомым корреспондентом после того, как только что вынес со льда на руках свою травмированную ученицу, вряд ли кто-нибудь из тренеров согласился бы. А Николаев пошел на контакт достаточно легко, и разговор у нас вроде бы получился. Судите сами.

- Вы бываете в Одессе? Вам ведь как тренеру сборной Украины приходится разъезжать по белу свету...

- Разумеется, бываю.

- Что осталось от знаменитой школы после отъезда тренера Галины Змиевской и двух самых знаменитых выпускников - Оксаны Баюл и Виктора Петренко?

- Остался Слава Загороднюк, бронзовый призер чемпионата мира прошлого года, Вася Яременко - чемпион мира среди юниоров три года назад, теперь вот второй на чемпионате Украины, получил место во взрослой сборной. Ну, Люда Иванова - вы сейчас видели, как она выступала с больным коленом и снова травмировалась. К сожалению, завтра она выступать не сможет, а это главные отборочные соревнования...

- А что изменилось в условиях подготовки фигуристов в Одессе после того, как они прославились?

- В принципе делается все возможное, чтобы мы катались, но Дворец спорта находится в аварийном состоянии, полю уже почти 18 лет, трубы гнилые, постоянно протекающих латают все время.

Осенью мы смогли выйти на лед на две недели позже, чем хотелось бы. Когда вернулись из Лиона с розыгрыша Кубка Франции и должны были готовиться к крупнейшим традиционным соревнованиям в Японии, то неделю не могли кататься. Не было льда. Вообще, аренда Дворца невероятных денег стоит.

- А в каких условиях тренируются Баюл и Петренко в Америке?

- Насколько они рассказывали, там прекрасный каток, все условия для работы.

- Кто же все это оплачивает?

- Помогает Украинская финансовая группа, диаспора.

- А в каком состоянии Баюл? Увидим ли мы ее в прежней прекрасной форме?

- Была у нее травма колена, ей делали операцию. Сейчас она восстанавливается. У нее период трудный для девушки - 1 7 лет, надо переждать. Кроме того, она еще продолжает расти. К счастью, есть время до Олимпиады.

- А чемпионат Украины, во время которого мы с вами беседуем, это уже отбор на Олимпиаду?

- Точнее, это необходимый этап на пути к Играм - это отбор на чемпионаты мира и Европы будущего года, где завоевывается право на участие в Олимпийских играх. Если говорить о моих учениках, им уже четко спланированы все турниры до самой Олимпиады. Под этот календарь есть подробный план тренировок с указанием количества часов на льду, определены задачи для каждого - что прибавить в программе, что оставить, что выучить вновь. Наша цель - чтобы состав команды Украины на чемпионате мира и Европы 1997 года был максимально полным.

- А какая квота на Олимпиаду?

- Призовое место на чемпионате мира в одиночном катании дает право выставить на Олимпиаду трех человек, попадание в десятку - два места.

- Вы лично работаете с мужчинами?

- Почему? Вот Люда Иванова, моя ученица. Вообще у нас никогда не было такого деления-только с мужчинами, только с девушками. Работали со всеми. Далеко не все зависит от тренера.

- Петренко уже второй раз переходит в профессионалы и, вроде бы, потерял возможность выступить на Играх. А Баюл может вернуться в любительский спорт?

- Конечно может. Да и Виктор не потерял еще право выйти на олимпийский лед.

- Но, вроде бы, второй раз уже не выпускают...

- Видите ли, выпустят или не выпустят - это вопрос спорный. Но должна быть целесообразность. Витя на протяжении 14 лет находился в составе сборной СССР, выступал на всех крупнейших турнирах, у него нервная система попросту изуродована. Ведь в большом спорте человек проживает, наверное, за год три, как на войне. Нервная система изношена. Ему сейчас 25 лет, через три года будет 28 - это уже очень серьезно.

- А Загороднюк как выглядит?

- Славик очень прибавляет, буквально каждый месяц. Вот сейчас мы вернулись с очень крупного турнира в Японии, я интересовался у судей, как его новая программа. И мне сказали, что теперь, глядя на Загороднюка, не хочется снять вторую оценку в произвольной программе. Есть желание поставить ее больше или сохранить на уровне первой. Мы решили очень серьезный вопрос. Славик, благодаря своей высокой технической оснащенности, получал высокую первую оценку, скажем 5,8. и вторую оценку 5,7-5,6, а сейчас у него у некоторых судей первая и вторая оценки равны, некоторые склонны уж к тому, чтобы ставить вторую оценку выше.

- Есть ли какой-то прогресс в материале или конструкции самих коньков?

- Что-то новое в коньках трудно придумать, а вот ботинки совершенствуются постоянно. А коньки мы много лет используем английской фирмы «Джон Вильсон», которыми пользуются далеко не все спортсмены, не потому что они дорогие, а потому что это конек очень капризный и на нем кататься может только большой мастер. А кому катание не дается, то и коньки эти не нужны.

- А вот Дмитрий Дмитренко какой-то потухший...

- Дело в том, что он не то что замкнутый, а очень сосредоточенный, он таким образом готовится к выступлению.

- Я имел в виду, что он сразу попал на европейскую вершину и повторить успех не может...

- Фигурное катание вид тонкий, лед скользкий. На том чемпионате, где он победил (причем, что невероятно, катаясь в числе первых), фигуристы уж сильно падали, а он на ногах устоял. Когда же другие стоят, и он стоит - ему тяжелее. Нервная система подвергается большей нагрузке, и он не всегда выдерживает. А на чемпионате мира, где он неудачно выступил, у него попросту болела спина, он был травмирован и то, что он вышел, катался и обеспечил Украине хотя бы одно место на Олимпиаде - это в любом случае поступок настоящего мужчины.

- Какие центры фигурного катания у нас остались - это Киев, Днепропетровск, Одесса?

- Хорошо работает тренер одиночного катания Елена Романова в Харькове - у нее два мальчика были на юниорском чемпионате мира. Днепропетровская школа работает просто прекрасно. Там школа не потеряна, у них большое количество занимающихся. Эти занимающиеся все стоят на льду. То есть, то, что мы имеем в Киеве и Одессе, они года через три будут элементарно перекрывать. Потому что из того количества, что у них катается, обязательно появится кто-нибудь сильный. Независимо даже от того, хорошие или плохие тренеры - все равно кто-то будет обязательно.

- Вы все-таки верите в принцип пирамиды, который еще Пьер де Кубертен придумал?

- Его сформулировали в Советском Союзе, но он существует везде, независимо от общественного и государственного строя. Есть он и в Америке, только там основание пирамиды базируются на деньгах. Там занимаются не лучшие, а более богатые, но из этих нелучших обязательно найдутся такие, у которых нужная координация движений, лучшая способность к работе, большая терпимость к боли, большее честолюбие, стремление к высокому результату. И там выживают сильные.

- Но ведь бывают странные исключения, когда пловец с небольших островов выигрывает вдруг стометровку у американцев...

- Мы говорим о фигурном катании, сугубо техническом виде спорта. Законы технических и циклических видов спорта различны. Циклические виды базируются исключительно на природных данных человека. И у чемпионов совсем не обязательно идеальная техника. Помните, в Сеуле на Олимпиаде наш комментатор говорил: - Посмотрите, Боже, как безобразно плывет Бионди! Как горбато!

А Бионди проплыл с мировым рекордом.

- Наверное, этот случай характеризует не столько Бионди, сколько нашего комментатора...

- И все же в циклических видах спорта многое зависит от генетического состава населения. Скажем, у эфиопов или кенийцев сказочное предрасположение к стайерскому бегу. А в фигурном катании целый комплекс требований разнородных, вплоть до музыкальных и артистических, кроме отточенной техники, без которой ничего не добьешься. Вы посмотрите, сколько сейчас прыгающих фигуристов в мире, особенно после отмены обязательных упражнений, в частности в азиатских странах. Но нет катающихся, нет таких явлений, как Витя Петренко. Вот француз Канделоро нашел себя в каких-то образах, хоть кривой и горбатый. Сумел свои данные подставить под образ.

- А вот Стойков - лично я, ну, никак не пойму, как он может быть чемпионом мира!

- Он очень сильно технически подготовлен, он хорошо катается, скользит, хорошо двигается, вращается, прыгает, он в хорошей форме. Просто он сам по себе плохо выглядит.

- А как вы думаете, есть количественный предел оборотов в прыжке - ну, четыре уже делают, а пять, шесть?

- Четыре прыгают и Стойков, и Урманов. Существуют какие-то периоды развития в мире, накопления информации. Давайте вспомним 50 -60-е годы, такие фигуристы, как Канадец Дональд Дженкинс, исполняли по пять тройных прыжков, а чемпионат 1965 года в Москве выигрывает человек без двойного акселя! Потом сразу появляется много с двумя тройными прыжками. Далее появились люди, делающие по пять тройных прыжков. Потом один показал тройной аксель. Дальше тройной аксель стал просто нормой для всех. Отдельные личности пробуют четыре оборота - Сабовчик, Фадеев. Фадееву еще снизили оценку за плохое исполнение. Судьи не успели сосчитать, сколько он оборотов сделал - это стало легендой. А Сабовчик сказал, что, мол, когда я прыгну четыре, об этом все узнают. И на чемпионате мира в Токио он делает четверной тулуп, останавливается - и показывает судьям четыре пальца, чтоб не перепутали! Потом этот период накопления прошел и появляются такие фигуристы, как Бойтано, Петренко - явления в катании. Возможна опять какая-то пауза, потом очередной технический скачок и на этом фоне новая личность. Не просто с трюком в пять или шесть оборотов, а новый гений.

- А Канделоро может прорваться в этом сезоне?

- Он очень готовится, при этом еще делается совершенно дикая реклама, но все же не думаю, чтобы он прорвался. Очень сильно готовится Урманов, хорошо принимают Загороднюка с новыми программами. У нас нет рекламы, но есть нечто свое.

- Вы не могли бы вспомнить из своей жизни рекордный случай безобразного судейства?

- Давайте вспомним уж совсем недавний случай в олимпийском Лиллехаммере, когда после произвольной программы Витю Петренко просто лишили бронзовой медали. Тяжелее удара придумать было нельзя. Он не хотел кататься после этого. Он не хотел тренироваться, говорил, что никому не нужен. Пришлось успокаивать, что вот поедешь в турне, и когда 20 тысяч человек при виде тебя встанут, ты убедишься, что ты всем нужен, что ты не пропал, что ты великий фигурист.

- Спасибо вам за беседу!

Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Нет комментариев
Реклама
Последние новости
USD 26.55
EUR 28.89