Декабрьский референдум как высшая форма легитимации украинской государственной независимости

Владимир Василенко 10 декабря 2010, 15:36
826-vasil.jpg

Читайте также

Принимая 24 августа 1991 года Акт провозглашения независимости Украины, Верховная Рада одновременно одобрила постановление «О провозглашении независимости Украины», в котором предусматривалось: «1 декабря 1991 г. провести республиканский референдум в подтверждение Акта провозглашения независимости». Референдум должен был показать, что источником украинской независимой государственности являются не кулуарные договоренности представителей отдельных политических сил, а воля украинского народа, и тем самым стать высшей формой легитимации Акта провозглашения независимости Украины.

Подтверждение Акта провозглашения независимости Украины на всеукраинском референдуме было призвано обеспечить неотвратимость процесса создания Украинского независимого государства и содействовать его завершению в условиях свободы вне границ Советского Союза. Референдум должен был обеспечить скорейшее утверждение Украины как полноправного и полноценного суверенного государства и восстановление ее места в Европе и мировом сообществе государств.

Продолжение развития независимой украинской государственности после 24 августа 1991 г.

Период между провозглашением независимой Украины и референдумом был решающим и завершающим в развитии основ украинской государственности и создании условий для развития Украины как независимого демократического государства. В день провозглашения независимости Украины Верховная Рада приняла ряд нормативных актов, призванных повысить эффективность государственных институтов и начать формирование национальных силовых структур.

Прежде всего речь идет о Законе Украины от 24 августа 1991 года «О предоставлении дополнительных полномочий Председателю Верховной Рады Украины». Закон предусматривал до избрания президента Украины наделить председателя Верховной Рады Украины правом издавать в пределах законодательства Украины обязательные для исполнения на территории республики распоряжения; останавливать постановления и распоряжения Кабинета министров Украины, приказы министров и других должностных лиц в случае их несоответствия Конституции и законам Украины, а также останавливать действие решений областных, районных, городских Советов народных депутатов, принятых с нарушением Конституции и законов Украины, до рассмотрения таких актов Верховной Радой.

Чрезвычайно важное значение имело постановление Верховной Рады Украины от 24 августа 1991 года «О военных формированиях в Украине». Постановление предусматривало подчинение Верховной Раде Украины всех военных формирований, дислоцированных на территории республики, и образование Министерства обороны Украины, а также уполномочивало правительство Украины начать создание Вооруженных сил Украины, республиканской гвардии и подразделения охраны Верховной Рады, Кабинета министров и Национального банка Украины.

Символом разрыва с имперским центром и отказа от советской символики стало постановление Верховной Рады от 4 сентября 1991 г. о поднятии над зданием парламента сине-желтого флага.

Большое принципиальное и практическое значение для развития государственности Украины и правового оформления ее статуса как независимого государства имели принятые Верховной Радой Закон «О правопреемственности Украины» (12 сентября 1991 г.) и заявление «Об основных принципах правопреемственности Украины относительно долга или активов Союза ССР (23 октября 1991 г.); Закон «О гражданстве Украины» (8 октября 1991 г.) и Закон «О государственной границе Украины» (4 ноября 1991 г.).

В соответствии с этими актами четко, конкретно и однозначно устанавливалось, что Украина имеет свою собственную систему органов государственной власти и управления, действующих в соответствии с ее Конституцией и законами; свое собственное единое гражданство; свою собственную государственную территорию, отделенную государственной границей. Иначе говоря, нормативными актами Украины были определены классические атрибуты, присущие каждому суверенному государству.

В упомянутых актах Украина подтвердила свои международные обязательства по международным договорам, заключенным Украинской ССР до провозглашения независимости Украины, заявила, что она является правопреемником прав и обязанностей по международным договорам Союза ССР, не противоречащим Конституции Украины и интересам республики, и определила свою позицию относительно распределения долгов и активов бывшего Союза ССР, указав, что такое распределение должно осуществляться по принципам, согласованным между всеми государствами — субъектами бывшего Союза.

После принятия Акта провозглашения независимости Украины ее внутренняя и внешняя политика была направлена на продолжение развития институтов национальной государственности в соответствии с требованиями европейской политической и правовой культуры и общечеловеческих демократических ценностей. Действуя в соответствии с Декларацией о государственном суверенитете, Украина подтвердила свое намерение стать безъядерным государством и налаживать дружественные отношения с соседними странами и другими государствами мира.

Испытание шантажом России

Первая реакция России на Акт провозглашения независимости Украины была недружественной и провокативной. 26 августа 1991 г. пресс-секретарь президента РСФСР П.Вощанов заявил, что Российская Федерация не ставит под сомнение право каждого народа на самоопределение, но «оставляет за собой право ставить вопрос о пересмотре границ» перед республиками, провозгласившими независимость. Действия России были обусловлены имперской ментальностью ее властной элиты, которая в принципе не воспринимала дезинтеграцию Союза ССР, всегда была настроена на его сохранение в той или иной форме и стремилась удержать в его рамках республики, и прежде всего Украину. Это красноречиво подтверждала концептуальная модель Декларации о государственном суверенитете РСФСР от 12 июня 1990 г., провозглашающая «...решимость создать правовое государство в составе обновленного Союза ССР» и намерение объединения России с другими республиками «на основе Договора».

Упомянутое заявление было актом шантажа, преследовавшее цель вынудить руководство Украины отказаться от развития независимого государства и согласиться на восстановление участия в создании реформированного Союза. Вместе с тем это было средством активизации противников независимости в Украине и попытка повлиять на остальные республики.

В Украине заявление пресс-секретаря президента России вызвало возмущение и неприятие. Но официальная реакция была спокойной и решительной. В заявлении президиума Верховной Рады Украины, опубликованном 27 августа 1991 г., отмечалось, что территориальные вопросы между двумя странами урегулированы в Договоре между Украиной и Россией, подписанном 19 ноября 1990 г., в котором стороны признали незыблемость их границ. В связи с этим следует отметить, что во время переговоров по вопросу заключения упомянутого Договора российская сторона стремилась заложить в его текст формулировки, которые создавали бы юридические основания для территориальных претензий к Украине в случае ее выхода из СССР.

Российская делегация настаивала на принятии положения о том, что обе договорные стороны «признают и уважают территориальную целостность друг друга в границах Союза ССР».

Как член украинской делегации я прямо спросил: а если какая-то из сторон захочет выйти из состава СССР, то ее территориальную целостность можно будет не уважать? — и предложил исключить из формулировки слова «в границах Союза ССР». Ответ российской стороны — как на мой вопрос, так и на предложение — был отрицательным, а следовательно, лишенным логики. Состоялась напряженная и продолжительная дискуссия, в результате которой была принята компромиссная формулировка, зафиксированная в ст. 6 договора: «Высокие Договорные Стороны признают и уважают территориальную целостность Украинской Советской Социалистической Республики и Российской Советской Федеративной Социалистической Республики в ныне существующих в пределах СССР границах».

В конструкции этой статьи есть упоминание об СССР, но речь в ней идет не о признании и уважении территориальной целостности сторон в пределах СССР, а о взаимных признаниях и уважении территориальной целостности в пределах тех границ республик, которые фактически существовали в пределах СССР на момент подписания договора.

Иначе говоря, ст. 6 украинско-российского договора от 19 ноября 1990 г., который к тому времени был действующим и регулировал отношения сторон, свидетельствовала о явной неправомерности намерений России поставить вопрос о границах Украины и служила надежной и убедительной основой для заявления президиума Верховной Рады Украины.

В тот же день состоялась пресс-конференция председателя Верховной Рады Украины Л.Кравчука, во время которой он сделал ударение на опасности территориальных претензий и сообщил, что Б.Ельцин пообещал ему «дать разъяснение относительно заявления пресс-секретаря». Но официально и публично президент России не опроверг заявление своего пресс-секретаря. Вместо этого 28 августа 1991 года в Киев прибыла делегация Российской Федерации, возглавляемая вице-президентом А.Руцким, и делегация Верховного Совета СССР, представленная Ю.Рыжовым, С.Рябченко, А.Собчаком и Ю.Щербаком. В Украине также была сформирована делегация высокого уровня, которую возглавил председатель Верховной Рады Л.Кравчук.

В тот же день в зале заседаний президиума Верховной Рады Украины между обеими делегациями начались переговоры. Они продолжались до утра следующего дня и завершились согласованием Коммюнике, которое подписали Л.Кравчук и А.Руцкой и которое по своей форме и содержанию представляло скорее международное соглашение, чем сообщение об итогах переговоров.

Признавая неотъемлемое право Украины и Российской Федерации на государственную независимость, стороны подтвердили свою верность договору между Украиной и РСФСР от 19 ноября 1990 г., в частности его статьи 2 и 6 о правах граждан и территориальной целостности. В практическом плане это означало официальную дезавуацию (опровержение) заявления пресс-секретаря президента Российской Федерации.

Впервые в официальном международном документе был употреблен термин «бывший Союз ССР». В Коммюнике речь шла о международном сотрудничестве не ради сохранения или обновления СССР, а с целью создания новых межгосударственных, а не сверхгосударственных, временных, а не постоянных, структур, формирующихся на представительских паритетных основах только заинтересованными государствами, независимо от того, провозгласили они независимость или нет. Наконец, целью их сотрудничества было определено заключение экономического, а не политического соглашения.

Все без исключения положения Коммюнике полностью согласовывались с Актом провозглашения независимости Украины и не могли быть использованы для отрицания его правомерности или против развития Украинского независимого государства. Объективно Коммюнике содействовало мобилизации общественного мнения в пользу поддержки Акта провозглашения независимости Украины на референдуме.

Таким образом, первая попытка откровенного шантажа Украины Россией на официальном уровне потерпела полнейшую неудачу.

Но российские импершовинисты не успокоились. В России развернули оголтелую пропагандистскую кампанию, направленную на дискредитацию самой идеи независимости и запугивание негативными последствиями выхода Украины из состава СССР. В сущности, это был шантаж граждан Украины с целью повлиять на результат референдума.

Антиукраинская кампания, масштабность которой указывала на ее организованный характер, вынудила президиум Верховной Рады Украины выступить с заявлением, направленным против попыток дискредитации Украинского государства. В этом заявлении, опубликованном 1 ноября 1991 г., в частности, отмечалось: «Со времени принятия Акта провозглашения независимости Украины в ряде средств массовой информации бывшего Союза ССР появляются публикации, дискредитирующие действия парламента и правительства Украины, сеющие раздор на межнациональной почве среди населения республики, пугающие политическим и экономическим хаосом в условиях самостоятельного существования Украины, усиливающие слухи о «возможном обмене ядерными ударами между независимой Украиной и РСФСР».

Противодействие последней попытке реанимации СССР

Несмотря на тот факт, что до конца августа 1991 г. акты о провозглашении независимости приняло большинство союзных республик, руководство Союза ССР продолжало попытки его реанимации. В начале сентября 1991 г. по инициативе М.Горбачева в Москве был созван Чрезвычайный съезд народных депутатов СССР, который призвал к быстрейшему заключению Договора о Союзе суверенных государств. Выступая на съезде 2 сентября 1991 г., председатель Верховной Рады Украины Л.Кравчук четко дал понять, что Украина не будет принимать участия в таком договоре. «Относительно Договора о Союзе суверенных государств, то переговоры могут начинать те республики, которые к этому готовы и определились», — заявил он.

Украина, провозгласив Акт о независимости, может высказать свою позицию только после референдума по этому вопросу. Хотя уже сейчас понятно, что реально можно вести обсуждение только конфедеративных принципов союза или содружества».

Однозначный отказ Украины от участия в подготовке Договора о Союзе суверенных государств делал невозможной реанимацию централизованного союзного государства. Поэтому постановление Чрезвычайного съезда народных депутатов СССР, касающееся ускорения подготовки и подписания союзного договора, осталось мертвой буквой.

В этих условиях кремлевское руководство сосредоточило усилия на заключении межреспубликанского экономического соглашения, которое, по его замыслу, в будущем должно было стать фундаментом для политического договора о новом союзе.

В начале октября 1991 г. в Алма-Ате состоялась инспирированная Горбачевым встреча, хотя формально ее официальным инициатором был президент Казахстана Н.Назарбаев. Предметом обсуждения на встрече, в которой приняли участие представители 12 республик, стал проект договора об экономическом сообществе. Но серьезные расхождения участников встречи в вопросах ключевых положений проекта сделали невозможным его подписание, хотя некоторые его статьи были согласованы. Отдельные участники переговоров, в частности Украина, парафировали проект договора. Причем украинская делегация сделала многочисленные замечания и предложения к его статьям.

11 октября 1991 г. вопрос договора об экономическом сообществе обсуждался на заседании Государственного Совета СССР, принявшем решение вынести парафированный в Алма-Ате проект договора на подписание в Москве 18 октября.

Накануне московской встречи, 17 октября 1991 г., президиум Верховной Рады Украины принял специальное постановление «О Договоре об экономическом сообществе», в резолютивной части которого было, в частности, указано: «Предоставленный проект Договора об экономическом сообществе не может предлагаться к подписанию полномочными представителями Украины, поскольку в нем не учтены принципиальные замечания Украинской стороны».

Украинская делегация, возглавляемая первым зампредом Верховной Рады И.Плющом, приняла участие в церемонии подписания договора, которая, как и планировалось, состоялась 18 октября 1991 г. в Москве, но от его подписания отказалась. В тот день Договор об экономическом сообществе подписали восемь республик бывшего Союза ССР. Договор также не подписали Азербайджан, Грузия, Эстония, Латвия, Литва, Молдова.

В сущности, Украине предлагали подписать договор, из которого изъяли согласованные в Алма-Ате положения, а оставшиеся противоречили ее статусу независимого государства. На пресс-конференции в Москве 18 октября 1991 г. И.Плющ заявил, что статьи Договора об экономическом сообществе противоречат как Акту провозглашения независимости, так и Декларации о государственном суверенитете Украины, и что его текст не имеет ничего общего с тем, который обсуждался ранее. Действительно, анализ договора, предложенного для подписания, свидетельствовал: этот документ предусматривал создание единой централизованной системы управления экономикой и должен был быть дополнен договором о военно-политическом союзе, что исключало возможность существования Украины как полноправного суверенного государства.

Отказ Украины подписать Договор об экономическом сообществе стал поводом к усилению антиукраинской истерии, сопровождаемой назойливым навязыванием украинскому обществу мнения, что в случае его неподписания оно окажется в опасной изоляции. Эти угрозы в определенной мере материализовались в ненадлежащем исполнении российской стороной соглашений и контрактов на поставки Украине газа, нефти, леса, бумаги, комплектующих для многих украинских предприятий.

Целенаправленная дезинформация и дезориентация украинского избирателя, особенно в юго-восточных регионах страны, в условиях резкого ухудшения экономической ситуации могли весьма негативным образом сказаться на результатах референдума.

При таких обстоятельствах Верховная Рада Украины 6 ноября 1991 г. приняла постановление о парафировании Договора об экономическом сообществе с предостережением, в соответствии с которым договор в будущем будет подлежать ратификации. В тот же день договор был парафирован премьер-министром Украины В.Фокиным. Комментируя это событие, Л.Кравчук сказал, что парафирование является отображением поддержки Украиной только идеи экономического сотрудничества, а не явно высказанным согласием на одобрение текста договора.

В сущности, это был отказ Украины стать стороной договора, который закладывал устои для реанимации Союза как централизованного государства. Лучшим подтверждением этого было отклонение председателем Верховной Рады Украины Л.Кравчуком приглашения принять участие в совещании руководителей семи бывших союзных республик, которое состоялась 14 ноября 1991 г. в Ново-Огарево с целью образования нового централизованного объединения — Союза суверенных государств. Отвечая
15 ноября на вопрос корреспондента «Комсомольской правды» об этом совещании, он сказал: «Мне звонили по телефону, спрашивали, приеду ли я. Но я не верю, что новоогаревский процесс увенчается успехом... Центр себя скомпрометировал. Поэтому, по моему мнению, все надо начинать на принципиально новой основе».

Надежды на участие Украины в обновленном Союзе могли оправдаться только в том случае, если бы ее граждане не поддержали Акт провозглашения независимости. Но это было маловероятно, поскольку к тому времени уже проявилась стойкая тенденция положительного отношения большинства украинского общества к идее независимости Украины.

Вопрос признания Украины международным сообществом

С момента принятия Акта провозглашения независимости вопросом первостепенного веса для Украины становится признание ее независимой государственности международным сообществом и обеспечение поддержки со стороны ведущих государств мира, прежде всего США, и государств — членов ЕС и НАТО.

Между тем западные лидеры, пребывая в состоянии восторга от демагогии М.Горбачева и ожидая чудесного преобразования «империи зла» в современную демократию, демонстрировали свою заинтересованность не в дезинтеграции СССР, а в его сохранении. На самом высоком уровне в двусторонних форматах и в рамках международных форумов, в частности на заседаниях «большой семерки», обсуждались планы предоставления Советскому Союзу масштабной экономической помощи, для определения которой даже начали использовать, по аналогии, термин второй «план Маршалла» для СССР.

Западная пресса изобиловала прогнозами политологов и аналитиков с описаниями катастрофических последствий распада СССР и предложениями по его спасению. Г.Киссинджер предрекал ядерный Армагеддон в случае дезинтеграции СССР и призывал не поощрять движение советских республик к самостоятельности. Совет национальной безопасности США принял директиву, которая требовала от американской администрации направлять всю помощь центральному советскому правительству в Москве, а не отдельным республикам, преследуя цель предотвратить крах Советского Союза.

Отношение западных государств к независимости Украины было неблагоприятным и явно предвзятым. Так, после выступления в Верховном Совете Украины в июне 1990 г. премьер министр Великобритаии М.Тэтчер, отвечая на вопрос депутатов, безапелляционно заявила, что Украина имеет не больше прав на независимую государственность, чем американский штат Калифорния. Еще более показательной была речь Дж. Буша, произнесенная им в Верховном Совете Украины 1 августа 1991 г., за три недели до провозглашения независимости Украины. В этой речи, которую из-за ее одиозности западная пресса окрестила «котлетой по-киевски» (chiken Kyiv speach), он подчеркнул, что «свобода не тождественна независимости» и что Соединенные Штаты «не будут поддерживать тех, кто стремится к независимости ради утверждения, вместо тирании центра, местного деспотизма». Симптоматично, что речи Дж. Буша в Киеве предшествовал его визит в Москву, в ходе которого М.Горбачев уверил американского президента: процесс подписания Союзного договора будет продолжаться вплоть до подписания его Украиной.

И после провозглашения независимости Украины ведущие западные государства продолжали поддерживать М.Горбачева в его попытках реанимировать СССР. Об этом убедительно свидетельствуют опубликованные записи разговоров М.Горбачева с руководителями Испании, Германии, США, Франции, которые солидаризировались с ним в том, что Союз должен быть сохранен, а Украина — остаться в его составе (журнал «Главред», октябрь 2009 г.).

Заставить их изменить позицию невосприятия Украины как независимого государства мог только демократически выраженный выбор украинского народа в пользу государственной независимости своей страны в ходе референдума.

Референдум

Подготовке к назначенному на 1 декабря 1991 г. Всеукраинскому референдуму была подчинена деятельность всех государственных органов, структур Народного руха Украины, других организаций
национально-демократического направления. Депутаты Верховного Совета, независимо от их политической ориентации, активно работали в своих избирательных округах.

В день проведения референдума одновременно должны были состояться выборы первого президента Украины.

Все участники президентской гонки (В.Гринев, Л.Кравчук, Л.Лукьяненко, В.Чорновил, Л.Табурянский, А.Ткаченко, И.Юхновский) несмотря на идеологические расхождения, на протяжении трех месяцев единодушно выступали с государственнических позиций.

Деятельность государственных институтов и общественных организаций, народных депутатов, кандидатов в президенты Украины и их команд была направлена на достижение единой цели — обеспечения положительного голосования в поддержку Акта провозглашения независимости. Объединению общества в достижении этой цели способствовал запрет Компартии Украины и подчинение всех силовых структур, включительно с КГБ, украинской власти.

В общем в Украине были созданы надлежащие условия для свободного волеизъявления граждан и реализации ими свободы выбора согласно основам демократии.

Граждане, принимавшие участие в голосовании, должны были ответить на один четко сформулированный вопрос: «Подтверждаете ли вы Акт провозглашения независимости Украины?»

По сравнению с формулировкой вопроса Всесоюзного референдума, проведенного по инициативе М.Горбачева 17 марта 1991 г., вопрос Всеукраинского референдума не вводил избирателя в заблуждение и был корректным с точки зрения социологии, а его инициирование и проведение полностью отвечало требованиям Закона Украины от 3 июля 1991 г. «О Всеукраинских и местных референдумах».

Референдум состоялся в атмосфере пробуждения политического сознания граждан, подъема политической активности общества и его включения в политический процесс, связанный с борьбой за украинскую национальную государственность. Все это обусловило высокий уровень участия граждан в голосовании и положительный результат референдума.

В голосовании приняли участие 31 млн. 891,42 тыс., или 84,18% общего количества избирателей. Утвердительный ответ на вопрос бюллетеня дали 28 млн. 804,071 тыс., или 90,32% из тех, кто принял участие в голосовании. Важно было, что, несмотря на региональную разницу в результатах голосования, большинство граждан всех регионов Украины, включительно с Крымом, дали утвердительный ответ и поддержали Акт провозглашения независимости Украины.

Подготовка и проведение референдума осуществлялись в соответствии с европейскими стандартами, без принуждения, фальсификаций и нарушений установленной законом процедуры. Как единодушно отметили многочисленные международные наблюдатели, представлявшие парламенты многих стран мира, неправительственные организации и такие авторитетные международные институты, как Европарламент и Бюро свободных выборов НБС, в ходе референдума состоялся свободный и демократически выраженный выбор народа Украины, выбор в пользу украинской независимой государственности.

Таким образом извечное стремление украинского народа к свободе, которое в новейшее время нашло свое историческое воплощение сначала в Декларации о государственном суверенитете Украины, а со временем — в Акте провозглашения независимости Украины, было убедительно подтверждено свободным и мощным народным волеизъявлением.

Результаты Всеукраинского референдума показали намного более высокий уровень поддержки украинскими гражданами полной государственной независимости Украины, чем уровень поддержки необходимости сохранения Союза ССР как обновленной федерации (первый вопрос бюллетеня референдума 17 марта) или даже ее пребывание в Союзе суверенных государств на основах Декларации о государственном суверенитете (второй вопрос бюллетеня референдума 17 марта).

При почти одинаковом количестве граждан, участвовавших в обоих референдумах — свыше 31 млн. человек, — за государственную независимость Украины высказалось 28 млн. 804,071 тыс. (90,32%), за сохранение Союза ССР как обновленной федерации — 22 млн. 110,889 тыс. лиц (70,16%), а за участие Украины в Союзе суверенных государств — 25 млн. 224,687 тыс. лиц (80,17%).

Следовательно, общенациональная поддержка подавляющим большинством украинских граждан Акта провозглашения независимости Украины сняла какие-либо сомнения в его легитимности и праве украинского народа жить в собственном независимом государстве.

Народное волеизъявление в пользу независимости государственности Украины обеспечило необратимость процесса создания украинского государства и дало крепкую основу для официального признания ее государственной независимости членами международного сообщества.

Широкое международное признание Украины

После декабрьского референдума начался процесс международного признания Украины, который стал особенно интенсивным в конце 1991 г. — в начале 1992 г. Анализ этого процесса свидетельствует, что его динамика обуславливалась как результатами референдума, так и другими факторами и вызванными референдумом событиями.

Первые акты официального признания Украины de jure имели место 2 декабря 1991 г., когда ее как самостоятельное независимое государство признали Польша и Канада.

В тот же день в Брюсселе министры иностранных дел государств — членов ЕС приняли «Заявление об Украине». Но в заявлении не шла речь о признании Украины, а только констатировалось следующее: «Европейское сообщество и его государства-члены принимают во внимание проведение референдума в Украине, в ходе которого четкое большинство высказалось в пользу независимости. Они приветствуют демократический способ, в который украинский народ заявил о своем желании того, чтобы его республика достигла полного суверенитета».

В заявлении отмечалось, что в процессе трансформации Советского Союза представители Украины, Союза и других республик должны решать свои проблемы мирным, демократическим и упорядоченным способом. Европейское сообщество и его государства-члены призывали Украину проводить с Союзом и иными республиками открытый конструктивный диалог, направленный на обеспечение выполнения всех действующих международных обязательств Советского Союза.

Наконец, в заявлении высказывалось ожидание того, что Украина будет выполнять все обязательства по Хельсинкскому заключительному акту, Парижской хартии и другим документам СБСЕ, особенно по тем, которые касаются защиты национальных меньшинств, будет уважать и выполнять все международные обязательства Советского Союза по контролю над вооружением и ядерному нераспространению и вместе с остальными республиками возьмет на себя иностранные долги Союза ССР.

Из содержания заявления следовало, что ЕС исходил из презумпции существования Советского Союза и Украины как отдельных государств, но в вопросе ее официального признания занимал выжидательную позицию.

Аналогичной позиции придерживались и Соединенные Штаты, хотя американский президент
Дж. Буш 30 ноября 1991 г. в телефонном разговоре неофициально предупредил М.Горбачева: США будут вынуждены признать Украину, поскольку есть все признаки, что «завтра подавляющее большинство проголосует в поддержку независимости». «Если референдум принесет ожидаемые результаты, — говорил Дж. Буш, — единственный вопрос заключается в том, когда и каким образом мы и другие страны признаем Украину».

Несмотря на неопределенность позиции ЕС и США относительно момента признания Украины, процесс продолжался. К середине третьей декады декабря ее признали, кроме Польши и Канады, еще 13 государств — Венгрия (3.12.1991), Литва, Латвия, Россия (4.12.1991), Болгария (5.12.1991), Эстония (6.12.1991), Чехословакия (8.12.1991), Швеция, Израиль (19.12.1991), Швейцария, Казахстан (21.12.1991).

Между тем в этот период произошло несколько важных событий, которые значительно повлияли на ход процесса признания Украины. Среди них знаковым было подписание в Минске 8 декабря 1991 г. Украиной, Россией, Белоруссией Соглашения о создании Содружества Независимых Государств, в котором констатировалось, что «Союз ССР как субъект международного права и геополитическая реальность прекращает свое существование».

Со временем на саммите СНГ, который состоялся 21 декабря 1991 г. в Алма-Ате, сторонами Соглашения стали еще восемь государств — Азербайджан, Армения, Молдова, Казахстан, Киргизстан, Таджикистан, Туркменистан, Узбекистан.

25 декабря 1991 г. М.Горбачев сложил с себя полномочия президента СССР, подписав соответствующий указ.

Союз ССР прекратил свое существование как фактически, так и юридически.

В период между принятием Акта провозглашения независимости и формальным прекращением существования Союза ССР Украина однозначно и неоднократно подтверждала сформулированное еще в Декларации о государственном суверенитете намерение стать безъядерным государством.

Реагируя на эти события, Европейский Совет, созванный в Брюсселе на уровне министров иностранных дел государств — членов ЕС, 16 декабря 1991 г. принял Заявление под названием «Директивы относительно признания новых государств в Восточной Европе и в Советском Союзе». В этом документе определялась общая позиция ЕС и государств-членов в отношении процесса и критериев признания указанных новых государств без ссылок на какие-либо конкретные государства.

23 декабря 1991 г. Европейский Совет, ссылаясь на принятые в Алма-Ате решения, обнародовал Заявление «О будущем статусе России и других бывших республик», в котором отмечалось: Европейское сообщество и государства-члены принимают во внимание то, что международные права и обязанности бывшего СССР, включительно с правами и обязанностями по Уставу ООН, будут осуществляться Россией (на самом деле в одном из алма-атинских решений речь шла о продолжении осуществления Россией только прав и обязанностей по Уставу ООН, прежде всего — прав членства в Совете Безопасности ООН) и «готовы признать другие республики, которые составляют содружество, как только получат уверение от этих республик в их готовности выполнить требования «Директив относительно признания новых государств в Восточной Европе и в Советском Союзе», принятых министрами 16 декабря 1991 г.».

Конечно, указанные события повлияли и на позицию Соединенных Штатов, но они связали официальное признание Украины с моментом отставки М.Горбачева с поста президента СССР. Дж. Буш вспоминает: после того как утром 25 декабря 1991 г. ему позвонил М.Горбачев и сообщил о своей отставке, президент США в обращении к американскому народу признал Соединенными Штатами независимость Украины и заявил о готовности к немедленному установлению с ней дипломатических отношений. В письме президента Соединенных Штатов Америки президенту Украины от 26 декабря 1995 г. говорилось: «В свете состоявшихся в Вашей стране исторических изменений и прекращения существования Союза, который объединял республики бывшего Советского Союза, я с радостью сообщаю Вам, что Правительство Соединенных Штатов признает Украину как независимое государство».

После Соединенных Штатов Украину официально признали такие влиятельные европейские государства, как Германия (26.12.1991), Франция (27.12.1991), Италия (28.12.1991), Великобритания (31.12.1991). До конца декабря к этому списку присоединились Китай, Япония, Бразилия, Мексика, Перу, Индонезия, Иран, Австралия, Таиланд, Алжир, Тунис, Иордания, КНДР, Южная Корея, Вьетнам, Бангладеш, Дания, Финляндия.

Таким образом, в последнюю неделю 1991 г. произошел количественный, а главное, качественный прорыв в признании Украины международным сообществом. Ее государственную независимость признали все государства — постоянные члены Совета Безопасности ООН и члены «большой семерки», ведущие члены НАТО и ЕС, крупнейшие страны Азии и Южной Америки, основные страны расселения украинской диаспоры.

Активная динамика признания Украины сохранилась и в начале 1992 г. В конце января 1992 г.
Украину признали свыше 90 государств. На конец года количество государств, которые признали Украину, возросло до 132. Причем со 106 из них было договорено об установлении дипломатических отношений.

Подтвержденное Всеукраинским референдумом возобновление независимой государственности Украины и ее широкое международное признание было феноменальным успехом украинских национально-демократических сил, которые действовали единым фронтом и опирались на мощную общественную поддержку. В дальнейшем их лидеры, прежде всего лидеры Народного руха Украины, не продемонстрировали способности к стратегическому мышлению и сохранению единства действий, что привело к торможению движения Украины и реализации ее европейского и евроатлантического цивилизационного выбора. Парадоксально, но первые признаки раскола в национально-демократическом лагере проявились сразу после принятия Акта провозглашения независимости Украины, когда лидеры Руха не смогли выдвинуть единого кандидата на первых президентских выборах.

Вскоре произошел организационный раскол НРУ, который сопровождался появлением многочисленных мелких политических партий с почти одинаковыми программами. В ходе борьбы национально-демократических сил против режима Кучмы и событий оранжевой революции наметилась тенденция к их консолидации. Но эта тенденция была разрушена безответственной и беспомощной политикой В.Ющенко, чьим самым высоким «достижением» на должности президента Украины стало содействие победе В.Януковича на минувших президентских выборах.

Как следствие в Украине утвердился режим, который в угоду имперским притязаниям России по сути проводит политику разрушения устоев украинской государственности и отказа от европейского цивилизационного выбора под прикрытием демагогических лозунгов и имитации курса на европейскую интеграцию. Ключевой фактор, поощряющий нынешнюю власть к проведению антиукраинской политики, — отсутствие единства среди оппозиционных сил. Сегодня цена вопроса единства оппозиции — существование Украины как независимого государства. Непонимание необходимости как можно быстрее наладить координацию действий оппозиционных партий с целью сопротивления антиукраинским проявлениям политики режима В.Януковича объективно свидетельствует о несостоятельности их лидеров надлежащим образом оценить фатальные для Украинского государства последствия такой политики и отсутствие у них ответственности за судьбу Украины. Доказать противоположное они могут только созданием единого фронта борьбы за сохранение и развитие украинской независимой государственности в русле европейского цивилизационного контекста.

Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Нет комментариев
Реклама
USD 27.12
EUR 29.45