Ученым можешь ты не быть, но кандидатом стать обязан

Александр Демченко 24 февраля 2012, 13:50
bumaga_ruchka_doc_podpis_dogovor.jpg
Андрей Товстыженко, ZN.UA

Читайте также

Мы живем в интересное время. В нашей стране люди много говорят и не слишком слушают собеседников, много пишут, не читая написанного другими, и даже издают законы, не полностью понимая их суть. Такое происходит и с законом о высшем образовании, внесенным на обсуждение в парламенте. Он призван регулировать подготовку и аттестацию научных кадров. Любые изменения на государственном уровне должны быть оправданны, а люди, которых они затронут, подготовлены. Это в полной степени касается подготовки научных кадров. Критикуя нынешнюю систему, многие апеллируют к опыту стран Запада, нисколько не пытаясь в этом опыте разобраться. К сожалению, у многих наших научных сотрудников и преподавателей вузов нет собственного опыта получения научной степени на Западе, и именно потому многие из них — носители мнения о том, что «у них все лучше».

Так случилось, что автору этих строк пришлось принимать участие в защите диссертаций в разных странах мира — в США, Франции, Турции, Голландии, Польше — то ли как члену «жюри», приглашенному «ревьюэру», или же просто  как наблюдателю. В двух случаях (в Турции и Франции) я был и научным руководителем диссертантов. В разных странах Европы, а также в США и на Тайване читал лекционные курсы для аспирантов. А мой отечественный опыт — это защита собственной кандидатской диссертации (в 70-х годах), защита докторской (в 80-х годах), защиты моих учеников и участие в работе ученых советов того времени и в более позднее время. Итак, утверждаю: у них не лучше и не хуже, а существенно иначе. И не просто иначе, а по-разному в разных странах и даже в разных университетах одной страны.

Впечатления здесь очень интересные. В Амстердаме церемония защиты, очевидно, не изменилась со времен средневековья. Члены жюри, одетые в особые мантии, чинно выходят на сцену и садятся полукругом. Диссертант (во фраке) зачитывает свои тезисы, не демонстрируя никаких иллюстраций. Рядом с ним стоит ассистент (также во фраке), чтобы церемониально перелистывать страницы его тезисов (это тот, кто стоит в очереди на следующую защиту). Дальше идет академическая дискуссия, как я понял, больше на общие философские темы. После этого жюри церемониально оставляет зал, чтобы снова появиться в полном составе и объявить свой вердикт. Вместо этого в США диссертант может быть в футболке и шортах. Защита начинается с его публичного выступления, как на обычном семинаре. Затем его приглашают на закрытое «интервью» с членами жюри, которое состоит из пяти-шести профессоров. Они задают любые вопросы, зондируя способность диссертанта анализировать полученные результаты и общую эрудицию. Потом просят его выйти и принимают решение консенсусом. Есть ли здесь что-то общее, кроме банкета, который традиционно проходит во всех случаях?

Очевидно, есть. В обоих случаях отражается тот факт, что получение Phd — прежде всего элемент образования. Научный процесс здесь вторичный, и это создает соответствующую дистанцию между теми, кто такие образовательные услуги предоставляет, и теми, кто их получает. Ведь в основе защиты здесь не научная дискуссия, а интервью. Далее оценивание результатов диссертации проходит в закрытом режиме узким кругом лиц. С одной стороны, это хорошо, ведь меньше людей отрывается на время аттестации от основной деятельности. С другой — какой-либо иной ученый не имеет даже формальной возможности вмешаться в обсуждение и принятие решения. Но сами диссертации вполне доступны, и после защиты их можно найти в открытом режиме через Интернет.

Наша система аттестации создавалась и совершенствовалась во времена тоталитарной системы, когда научная работа в математике и естественных науках была едва ли не единственной возможностью самореализации личности без мощной идеологической «череподавилки». Поэтому она и вобрала в себя наиболее демократические принципы. А унификация процедуры нуждалась в пускай формальном их распространении и на другие науки. (Я буду говорить только о кандидатских диссертациях. Докторские нуждаются в специальном рассмотрении.) Так вот, защита у нас проходит на заседаниях специализированного ученого совета, то есть значительно более широкого круга ученых, подобранных по профессиональным признакам, иногда — из разных университетов и даже из разных городов. Обеспечиваются формальные условия для максимальной открытости всей процедуры защиты. В принципе, каждый человек с улицы может прийти и выступить на защите, узнав о ней из публикации в специальном бюллетене или из авторефератов, которые рассылаются по библиотекам. Но… все эти люди, включительно с членами совета, принимающими решение тайным голосованием (снова максимальная демократичность процедуры), диссертации не читали. Они ориентируются на выступление диссертанта, его умение вести дискуссию и на ее оценку официальными оппонентами, которые диссертацию читали. Таким образом, акцент в оценке смещается к оценке самого диссертанта, его эрудиции и умению вести дискуссию.

Чрезвычайно важной здесь должна быть роль официальных оппонентов. В этой системе они призваны стать модераторами такой дискуссии, которая максимально раскрыла бы способности диссертанта и его талантливость к научному творчеству. Поэтому очень обидно, что часто к своей роли в спектакле защиты не готовы именно оппоненты. Если им не по силам высокий уровень дискуссии, если они могут только анализировать структуру работы по ее разделам и подразделам, выискивать мелкие ошибки, повторять выводы, то чего можно ожидать от диссертанта?

А вот для чего пишутся, а потом зачитываются отзывы на автореферат, а именно те, которые не содержат замечаний? Если ученый совет принял работу к защите, а оппоненты согласились выступить в этой роли, то положительная оценка уже есть. Нужна только критическая оценка и такая, которая бы могла вызвать дискуссию и помогла бы членам совета в принятии решения. И вот, по моим наблюдениям, чем слабее работа, тем больше благоприятных отзывов на автореферат собирает диссертант вместе со своим руководителем. Общая дискуссия также предусмотрена регламентом процедуры защиты. Но что иногда наблюдаем реально? Выступают приглашенные друзья научного руководителя, иногда очень эмоционально и очень одобрительно, едва сдерживая слюну от предчувствия замечательного банкета. Но, очевидно, и им следовало бы поработать творчески, взяв на себя оценку не только диссертанта, но и научного направления, выбранного руководителем.

От чего зависит качество диссертационной работы? Конечно, от идей руководителя и от способностей и трудолюбия диссертанта. От материальных и информационных ресурсов обеспечения его работы. А еще — от общественного контроля за этим качеством. В западной системе все очень просто. Аспирантская работа выполняется на средства научного гранта, полученного ее руководителем. А этот грант ученый должен выбороть в конкурентной борьбе в инстанциях, не зависимых от его непосредственного руководства, показывая конкурентную способность предложенного проекта на мировом уровне. Поэтому тема работы не может быть не актуальной. А в нашей системе аспирантские места распределяются по ведомственной вертикали, и элемента конкурентности в научных идеях здесь может и не быть. Поэтому не удивительно, что в основе кандидатских работ мы часто видим устаревшие идеи и методы. На этапе выполнения работ существует только ведомственный контроль, а общественный может быть задействован только на этапе защиты. После защиты таким ученым бывает трудно влиться в современный научный процесс. А вот что касается Phd, то на этапе защиты контроль за качеством диссертаций практически невозможен, а может, и не нужен. Ведь в открытом доступе появляется и диссертация, и связанные с ней публикации. Каждый может дать им оценку.

Как же реально срабатывают дипломы кандидата наук и Phd? В этом есть одно очень важное различие. Где бы ни был получен диплом Phd, он признается во всех странах мира. Кроме нашей: у нас требуется нострификация этих дипломов (подтверждение путем бюрократической процедуры). Не понятно, зачем сегодня демонстрировать неуважение к иностранным учреждениям и создавать дополнительные препятствия для возвращения домой украинских ученых, получивших Phd на Западе. Формальный переход к системе Phd, если он состоится, должен снять эту проблему.

Пусть в меня бросит камень тот, кому нужна была нострификация диплома кандидата или доктора наук для работы в западной лаборатории. Я никогда не слышал о таких случаях. Всегда, во всяком случае, в естественных науках, кандидатский диплом считается таким, который соответствует Phd. Отбор потенциальных кандидатов на вакантную должность в науке или в системе высшего образования там был и есть, проходит он путем диалога с работодателем, оценки публикаций, выступления на семинаре и, наконец, путем конкурсного отбора. Конечно, рейтинг университета, который выдал диплом, или имя руководителя по диссертации также имеют значение, и это побуждает университеты бороться за уровень своих дипломов. Но сегодня в условиях тотальной информатизации, когда за два-три клика по клавишам компьютера можно найти все публикации кандидата на должность, его личный задел становится все более существенным для принятия всех решений относительно него.

С учетом этих новых обстоятельств попробуем ответить на вопрос, обязательно ли надо писать кандидатские или Phd диссертации, а если это так, то какими они должны быть. Предположим, что основные результаты напечатаны в широко доступных статьях. Этого достаточно или нет? Оказывается, нет. Соавторами многих научных работ являются целые коллективы научных сотрудников, и определить личный вклад автора очень трудно. Кроме этого, написание диссертации является тестом на умение автора оформлять и анализировать результаты. Автор может высказывать свои мнения и наблюдения, что трудно сделать в кратких рамках публикации.

Но вернемся к нашим реалиям. Отечественных журналов, могущих обеспечить рецензирование статей на мировом уровне, очень мало. Публикации за границей иногда непривычны не только для диссертантов, но и для их руководителей. Наблюдаются и здесь сдвиги, но медленные. Так, во львовском Институте биологии клетки НАНУ стали принимать на защиту только такие кандидатские, где научные сотрудники имеют авторство в двух заграничных публикациях. Близость к границам Евросоюза все же дает о себе знать. Но это исключение, часто же публикации бывают в нерецензированных сборниках работ, которые издаются мизерным тиражом на средства авторов. Они практически недоступны мировой массе ученых. Но диссертация же (если успешная!) защищается один раз. Рано или поздно критерии относительно уровня кандидатских и Phd уравниваются, а такой ученый всю свою дальнейшую жизнь будет нести клеймо неполноценности.

Исходя из этого, абсолютно недопустимой является защита по «закрытым» темам, независимо от того, чем она мотивирована. Понятно, в наше время может выполняться множество исследований на государственные заказы, и полученная информация, бесспорно, нуждается в защите. Прибавим к этому частные заказы, которые зачастую требуют соблюдения коммерческой тайны. Это так. Но учить диссертантов на выполнении таких работ нельзя. Да и закрытая защита кандидатской никогда не сравняется с защитой Phd. Собственными глазами видел много тяжелых и даже трагических случаев, которые происходили с советскими «невыездными» учеными, в 90-х годах массово эмигрировавших в США. Те из них, у которых были солидные публикации, легко находили работу. А вот «закрытые» стояли перед выбором — или снова идти учиться в аспирантуру, или же всю дальнейшую жизнь работать на уровне технического персонала. Я знал даже одного коллегу с профессорским дипломом, который в течение многих лет так и не смог нигде устроиться и жил на социальную помощь. Поэтому самое страшное, что больше всего портит нашу систему подготовки кадров, — защита диссертаций по закрытым темам.

Может ли быть диссертация научной работой? Иначе говоря, может ли она быть нужной не только диссертанту, но и другим научным сотрудникам, и не только для одноразовой оценки его задела, но и как источник информации? В системе Phd, где защита считалась экзаменом об окончании аспирантуры, до недавнего времени таких вопросов не возникало. Но в последнее время, когда стало очень просто найти нужную диссертацию в Интернете, выяснилось, что она может понадобиться и как источник информации. Чтобы убедиться в этом, достаточно войти в Google Академия, набрать Phd thesis и получить 1 млн. 900 тыс. результатов! Это преимущественно результаты цитирования. Наши же кандидатские в большей степени, чем Phd, являются научными работами, но найдете ли вы их в открытом доступе в Интернете? В нашей стране был ВАК, теперь есть соответствующее подразделение в Минобразования, это дает большие преимущества в создании общенациональной электронной базы диссертаций с открытым доступом, но такой базы нет. А что есть? В Киеве в районе площади Толстого вам могут предложить купить диссертацию. Конечно, ее не напишут для вас, ее стибрят из архива ВАКа. Но представим, что такая база существует. Кто же тогда будет покупать то, что можно получить просто и бесплатно? Кто отважится на плагиат, если поиск соответствия электронных документов занимает в Интернете несколько секунд? Единственная возможность победить плагиат — сделать легко доступными все первоисточники, из которых могут «сдираться» научные результаты. Если мы хотим иметь полноценные Phd, то надо двигаться и в этом направлении.

Научный мир не замер на месте. Появились технические возможности для электронного доступа не только к диссертациям, но и ко всем комментариям к ним. И здесь наша система защиты диссертаций может оказаться впереди Phd. Если диссертация появляется в Интернете за месяц до защиты и все существенные комментарии к ней зачитываются на защите прямо с экрана компьютера, то это, очевидно, и будет вершиной демократической процедуры в современных условиях. Исчезнет необходимость в печатании автореферата, в разных бюрократических процедурах.

Наука стала массовой профессией, во многих ее областях работают большими коллективами. А это в значительной степени сказывается на творческом характере научной работы. Ученых надо готовить индивидуально, что является огромной проблемой в подготовке научных кадров во всем мире. Сугубо схематично здесь можно сравнить процедуру «у них» и «у нас». В системе Phd обучение в аспирантуре — продолжение вузовского образования. Аспирантам читаются лекции, у них принимают экзамены. Как правило, это происходит в первый год обучения, чтобы потом сосредоточить их на научном проекте. Чтобы поощрить слушателей, лекционные курсы не повторяют вузовских, имеют синтетический характер, направлены на новые научные направления. Для их чтения иногда приглашают известных ученых из других университетов, из-за границы. Приходилось читать такие лекции и мне. Как правило, это небольшая группа слушателей, с которыми можно вести диалог. Они не придут к вам повторно, если вы начнете пересказывать учебник. В нашей же системе ударение делается на самоподготовку, учебных курсов для аспирантов не читают, и надо сдавать только один экзамен по специальности. Существует (но не везде) только практика консультаций во время подготовки к этому экзамену. Аспирант сам планирует свое время, поскольку исследовательская работа — основная. Трудно сказать, какая система лучше. Могла быть и наша, если бы учебники и материалы для подготовки не были такими устаревшими.

И еще один важный момент. Для сближения с системой Phd возможность защиты диссертаций без аспирантуры должна быть отменена, но ее можно заменить расширением заочной аспирантуры.

Интеграция Украины в мировое научное и образовательное пространство — это направление, которое не изменить. Оно может проходить и благодаря, и вопреки политике нашего государства. До сих пор многое проходило вопреки. Трудные материальные обстоятельства и условия работы ученых стимулировали массовую эмиграцию, но этим и обогатили мировую науку. Замкнутость нашего научного сообщества и несоответствие общепринятым критериям оценки результатов исследований создают дополнительные проблемы, но в неформальных отношениях критерии профессионального уровня научного сотрудника срабатывают довольно четко. Действующей программы возвращения в Украину научных кадров из-за границы нет, а то, что творится, дает четкий сигнал к невозвращению. Но кое-кто все же возвращается. Конечно, приложение «доктор» (Dr.) к имени ученого более звучно, чем «кандидат», но не нужны ли здесь изменения по сути? По моему мнению, очень нужны, особенно с учетом того, что некоторые концепции в нашей системе аттестации более передовые и содействуют дальнейшему развитию. Давайте их придерживаться.

Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
1 комментарий
Реклама
Последние новости
Курс валют
USD 25.44
EUR 28.72