ТАЙНА «ГЛЕБОВСКОЙ ЖИЛЫ» СТО ЛЕТ В ДОНБАССЕ РАЗРАЗИЛАСЬ ПЕРВАЯ В УКРАИНЕ «ЗОЛОТАЯ ЛИХОРАДКА»

Виктор Хохлачев 18 ноября 1994, 00:00

Прибавить заветный аурум в список пятидесяти полезных ископаемых, добываемых в Донецком бассейне, и даже побить золотые рекорды Клондайка, Калифорнии и Австралии взялся в свое время донецкий инженер путей сообщения и геолог, владелец небольшого свинцово-цинкового завода на Нагольном кряже А.Глебов.

Для этого он купил Гострый Бугор - участок холмистой степи, где, по новейшим геологическим данным, таилась золотоносная кварцевая жила. Кроме того, арендовал участок у помещика Прохорова, выложив за это довольно крупную сумму, запрошенную местным владельцем.

Пробурив несколько скважин, Глебов извлек первые крупицы желанного желтого металла. Окрыленный фартом и заручившись поддержкой французского кредитора Кутюрье, он в 1894 году заложил в узкой долине речушки Нагольчик шахту, построил при ней электростанцию и золото-амальгамационную обогатительную фабрику. Наконец, организовал акционерное общество по разработке цветных металлов Донбасса.

Почти два года игрушечный паровозик «кукушка» возил по узкоколейке, проложенной от шахты до фабрики, состав вагончиков, груженных белым кварцем. Но извлечь из них удалось в общей сложности лишь около 20 фунтов (почти 8 килограммов) аурума. Жила... пропала.

Между тем деньги уже были на исходе. В поисках большого золота Глебов начал было лихорадочно разведывать новое место -в селе Нагольном. Однако там золота не оказалось вовсе. Перед угрозой полного банкротства Глебов бросился за помощью к соседям - помещикам и шахтовладельцам. Те отказали. Иностранные специалисты разъехались. Имущество и даже драгоценности жены - все пришлось отдать в уплату долгов.

Глебов запил. А однажды поехал на охоту - и не вернулся. Его нашли мертвым. Голова была прострелена из собственного ружья.

Увы, этот роковой выстрел был тогда не единственным. Быстро иссякло золото и в некоторых других кварцевых жилах, «нащупанных» иными искателями удачи на том же, Нагольном, кряже. Последовала целая серия банкротств и самоубийств несостоявшихся донецких золотопромышленников. Сохранился горький юмор тех лет: «Мечтали о тоннах золота, а получили граммы свинца».

Причины этих неудач уже в нашем веке пытался выяснить геолог Юрий Алексеевич Кузнецов. Его выводы были оптимистичны: золото в Донбассе все-таки есть. Только к потаенным его кладовым нужен особый ключик.

В начале 60-х годов тогдашний министр угольной промышленности Украины Николай Худосовцев решил еще раз испытать судьбу и распорядился заложить разведочную скважину на том самом месте (Гострый Бугор), где потерпел фиаско первопроходец Глебов. Пробы показали: руда есть, но содержание благородного металла в ней незначительно, и, стало быть, промышленная добыча его экономически невыгодна.

Однако не все геологи смирились с этим пессимистическим вердиктом. Пожалуй, самым большим оптимистом стал лауреат Государственной премии, доктор геолого-минералогических наук Борис Панов, давно и активно занимающийся разгадкой тайны исчезновения «глебовской жилы». Методологической основой для его исследований стала концепция линии разлома, сформулированная в свое время известным ученым-геологом А.Карпинским.

Почти сто лет назад академик высказал предположение о том, что в материковой части Евразии земная кора должна иметь гигантскую расщелину, в которой могут концентрироваться месторождения нефти и газа, полиметаллических руд и драгоценных металлов. Эта интуитивная догадка подтвердилась потом не только теоретическими расчетами, но и данными сейсмографии и геологоразведочного бурения. Великий разлом, протянувшийся от Северного моря через Нидерланды, Данию, Германию, Польшу, Беларусь, Украину, Калмыкию, Казахстан, Узбекистан и Китай к Тихому океану, получил имя Карпинского. Именно в его зоне были открыты нефть Североморья, клады Приднепровско-Донецкой впадины (с ее нефтяными и газоконденсатными месторождениями в Харьковской, Полтавской и Сумской областях), сокровища полуострова Мангышлак и Бухарско-Хивинская провинция с ее всемирно известными промыслами в Газли, наконец, нефтегазовые залежи Южного Китая.

По наблюдениям Б.Панова, Донецкий бассейн, на севере и юге которого уже открыты два десятка небольших кладовых нефти и газа, геологически очень напоминает Мангышлак, а Нагольный кряж является аналогом анклава Мурунтау с его крупными запасами ценных металлов. Эту точку зрения разделяют и коллеги ученого из кафедры разведки полезных ископаемых Донецкого технического университета, где он работает.

На Нагольный кряж указывает и геолог-энтузиаст Анатолий Иванов, предложивший свой метод поиска донецкого золота. В его методе учтены не только геологические, но и географические особенности местности. Например, рельеф. По «геометрии Иванова» геотермальные растворы, несущие в себе свинец, золото, серебро и другие металлы, должны были стекаться к Нагольному кряжу и образовать здесь рудное тело.

Эти доводы показались до того убедительными, что несколько лет назад тогдашнее Министерство геологии Украины изыскало 120 тысяч карбованцев на проходческие скважины в том самом, «заговоренном» месте, где трагически разбились лучшие надежды А.Глебова. Точку закладки скважины назвали Б.Панов и А.Иванов. Семь раз корректировали они курс буровых долот луганских геологоразведчиков, пока, наконец, на глубине 550 метров не был найден второй «этаж» рудного тела, потерянного сто лет назад.

Изучение поднятого на поверхность керна показало, что искаемая руда залегает на глубине до 1200 метров. Причем на отдельных участках содержание золота составляет 28, а серебра - 100 граммов на тонну руды.

Однако эти данные, переданные Б.Пановым в средства массовой информации, не то, что не вызвали очередной волны «золотой лихорадки» - даже не дали никакого общественного эффекта. Новые экономические реалии уже убедили всех: ничто, в том числе и золото, даром не дается. На проходку новых разведочных скважин и на строительство шахты на Гостром Бугре требуются огромные средства. Да и отдача будет не такой уж скорой.

Между тем, энтузиасты донецкого золота убеждены: овчинка стоит выделки, тем более что она - чистое золотое руно. Б.Панов и его коллеги замахнулись намного дальше - предлагают разработать проект освоения полезных ископаемых по всей линии палеорифта Карпинского. Пригласили к участию единомышленников из Института геологических наук Национальной академии наук Украины в Киеве и из далекого Утрехтского университета, что в Нидерландах. Выбор на голландцев выпал неспроста: их страна находится в зоне разлома Карпинского и в геологических условиях, адекватных Донецкому бассейну. Инициаторы заманчивого проекта надеются «пробить» его с помощью иностранных коллег в Европейское экономическое сообщество и включить в программу ЕЭС «Европроба».

Итак, дело Глебова, получившее столь широкий размах, продолжает жить в новых дерзновенных помыслах искателей-энтузиастов.

Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Нет комментариев
Реклама
Последние новости
USD 26.63
EUR 29.00