КОГДА И ЕСЛИ...

Игорь Росоховатский 10 февраля 1995, 00:00

Читайте также

Мы много чему научились, особенно в последнее время — плакаться и сетовать на плохую жизнь, на всякого рода нехватки, выпрашивать, иногда даже (в ограниченном числе) — работать. Но вот умно и экономно расходовать наработанное, суметь им распорядиться по-хозяйски — до этого еще ох как далеко. Вот примеры только из нескольких отраслей народного хозяйства, иногда их еще называют «болевыми точками» нашей промышленности и экономики.

Со времени образования комиссии по экологической политике Верховного Совета Украины и до настоящего времени, все усиливаясь раздаются отчаянные призывы о залежах частично переработанных руд. Их только в Криворожье скопилось более 11 миллиардов тонн — огромное и желанное богатство для многих стран нашей планеты, начисто лишенных железной руды. Подобные горные хребты из самых различных руд вздымаются в Украине всюду, где идет их добыча. А горнодобывающая промышленность продолжает их наращивать.

В то же время с неменьшей силой и отчаянием звучат жалобы о недостатке необходимых для электронной промышленности драгоценных и редких металлов — платины, серебра, золота, палладия, вольфрама, даже меди. Их завозят в наше государство в дорогостоящих изделиях из других стран, в частности — из России.

Однако же в нашем государстве скопилось очень много использованной, устаревшей или пришедшей в негодность техники, аппаратуры, в которых эти металлы присутствуют, иногда даже в изобилии. Правда, извлекать и разделять их не просто, требуются соответствующие техника, технологии и затраты.

На переработку техники, содержащей все эти драгоценные и редкие металлы, как осы на мед, бросились всякие дельцы из так называемых «малых предприятий» под броскими названиями, а среди них немало рвачей и жуликов. Помимо того, что «малые» совершают переработку аппаратуры в своих узкокорыстных интересах, они, естественно, мало заботятся о применении чистых технологий. Два месяца назад появился Указ Президента об ограничении числа предприятий, допущенных к этим операциям. Но будет ли он соблюдаться? Печального опыта у нас предостаточно...

Итак, с одной стороны «горные хребты» непереработанных руд, с другой — несовершенные методики переработки вторсырья, с третьей — дефицит редких металлов. Они сплетаются в некий гордиев узел. Возможно ли разрубить его?

Как ни странно, вопреки всем чиновным ветрам, положительный ответ есть. Если поискать его в обнищавшей, оставленной с мизерными средствами почти на произвол судьбы, но все еще славной хотя бы своими традициями украинской науке.

В Институте общей и неорганической химии академик Сергей Волков, член-корреспондент НАН Украины Олег Зарубицкий и другие ученые разработали новейшие, наиболее «чистые» методики переработки вторсырья. Оригинальный и тщательный подбор электролитов и растворителей при соответствующих и точно определенных температурах, плотности и силе тока, напряженности электрического поля и других условий позволяют проводить плавку, выщелачивание и фильтрацию так, чтобы как можно меньше наносить ущерб среде. В то же время методика позволяет извлекать драгоценные и редкие металлы не в количествах шестидесяти или восьмидесяти процентов, оставляя часть в отходах или смывах, а на все девяносто восемь или даже девяносто девять процентов. При этом значительно уменьшается расход реактивов и электроэнергии. Именно так из отработанных шарошечных долот добывались кобальт, медь, никель, алмазы, из электронно- и радиоплат — платина, серебро, золото, берилий, цирконий, палладий, из свинцовых аккумуляторов — свинец, олово, медь в таком виде, что их тут же можно пускать на изготовление новой техники. При этом до минимума сведены испарения и смыв сугубо опасных цианидов.

Новые методики Института общей и неорганической химии уже применяются в производстве. Развивается сотрудничество со знаменитым Южмашем, со «Свемой», приезжают гонцы из России, с Норильского горно-обогатительного комбината. Внедряются эти методики и на константиновском заводе «Укрцинк». Завод все равно простаивал из-за прекращения поставок российской руды. Вот институт и попытался его выручить. Из устаревшей радио- и военной техники можно добывать даже соединения индия и галлия. Но производство то и дело приостанавливается. Причины старые — задержки в поставках вторсырья, неотлаженность и неравномерность работы цехов, транспорта.

По мнению академика Сергея Волкова, применению новых методик необходимо придать государственный размах и снабдить его соответствующими постановлениями. Ведь и отдача будет соответствующей.

Продолжение этой темы — работы заведующего лабораторией техногенных микробиоценозов Института ботаники кандидата биологических наук Валентина Багнюка. За них он совсем недавно награжден дипломом и медалью «Лучший изобретатель Национальной академии наук Украины». Его препарат «бактозоль», составленный с применением ферментных блоков, связывает и осаждает соли тяжелых металлов из гальванических вод «Электронмаша», «Кванта», объединения имени Королева и других киевских предприятий. А в них содержится настоящий «клондайк». После фильтрации воды с применением «бактозоля» в очистной камере остаются комки, содержащие и ртуть, и серебро, и дисперсное золото, и медь. Он задерживает и связывает также радионуклиды. А пропущенная через него вода очищается до такой степени, что становится питьевой.

Мало того, этот же препарат является мощным стимулятором иммунной системы организма, он же пригоден и как кровезаменитель. Вот только испытания «бактозоля» в этом направлении, как обычно повелось, ведутся крайне медленно. Они наталкиваются на те же бюрократические рогатки, дефицит предприимчивости у государственных служащих — возможно, один из главнейших дефицитов в нашем государстве.

В дополнение — еще один поворот той же темы. Представьте себе: свой любимец-автомобиль вы помяли в аварии. «Не беда, — говорят вам на техстанции, куда вы обратились за помощью. — Поставьте машину на автостоянку, а сами пока попейте чай или кофе и понаблюдайте за своим любимцем». И вот у вас на глазах происходит чудо: через небольшое время без рихтовки борт машины начинает как бы распрямляться, вмятины исчезают, автомобиль принимает прежний вид и блестит, как новенький. Думаете — фантастика? Нет, такие картины возможны в недалеком будущем. Уже сегодня в Институте металлофизики НАН, в частности в отделе фазовых превращений, которым руководит доктор технических наук Юрий Коваль, научились использовать заложенную в структурах металлов «память» и создают сплавы так называемых переходных металлов, способные сохранять и восстанавливать форму при переменах температуры, выдерживать высокие напряжения. Кстати, эти сплавы устойчивы и к коррозии. Лаборатория работает по заказам самолето- и ракетостроителей. Из таких сплавов создают переходники труб, применяющихся в труднодоступных местах машин, различные детали. Маленькие, но от их бесперебойной работы зависит жизнь людей.

— Мы создали сплав медалим на медной основе, — рассказывает научный сотрудник отдела Виктор Коломыцев, — различные титановые соединения, сплавы циркония с медью, выдерживающие температуры до 800 градусов и поглощающие удары, сплавы из монокристаллов, позволяющие восстанавливать форму поверхностей даже после двадцатипятипроцентного повреждения. Одни детали из таких сплавов восстанавливают форму после нагрева до высоких температур, для других достаточны даже солнечные лучи. Пока речь идет только о деталях для различных машин и аппаратов, частей для светотехники, выпускаемой на заводах Винницы, Полтавы, Тернополя, но если нас по-настоящему поддержит государство, можно делать и гораздо больше.

«Если поддержит»... Даже в сегодняшних трудностях многие люди, к счастью, самоотверженно работают и надеются почти на чудо — на то, что государственные мужи начнут заботиться не только о своих узкокорыстных интересах, а обратят внимание на «золушку»-науку, привлекая ее к решению действительно государственных задач научного прогресса, поймут, что без этого нам не выйти из кризиса.

Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Нет комментариев
Реклама
Последние новости
USD 26.55
EUR 28.89