ЭФФЕКТ МАХАРИШИ ВОЗВРАЩЕНИЕ НА ЗАБЫТЫЙ ВЕЛИКИЙ ПУТЬ К ИСТИНЕ

Виктор Хохлачев 3 февраля 1995, 00:00

Читайте также

Материя и сознание. Выделением этих базовых сущностей бытия примерно два с половиной тысячелетия назад было ознаменовано зарождение античной философии. Соединение этих двух сущностей в человеке воспринималось по-разному: признавая факт бренности тела, древние мудрецы остро поставили вопрос о вечности «Я», бессмертии души.

В ХVI столетии Николай Кузанский возродил древнюю идею монады как одухотворенного первичного «кирпичика» бытия, признав способность материи к энтилехии - самотворчеству. В успехах экспериментального естествознания ХVII века натуралисты увидели «растворение Бога в Природе». Между тем, П.Лаплас, создавший с И.Кантом теорию происхождения Солнечной системы, вновь поднял идею саморазвития материи, но уже без божественного вмешательства, а в рамках механики И.Ньютона. Венцом научной теории эволюции стал труд Ч.Дарвина «Происхождение видов» (1859).

Долгое время дарвиновский принцип естественного отбора давал простое и безукоризненное по своей логике объяснение механизма многих актов творения, включая и загадку самопроисхождения мира. Сегодня же у Дарвина, пожалуй, больше критиков, нежели приверженцев. Дело в том, что, будучи основанной на слепом, бесцельном методе «проб и ошибок», дарвиновская концепция саморазвития материи уже привела к явному противоречию с новейшими открытиями, сделанными и микро- и в макрокосмосе.

В самом деле, биомолекулярное строение живой материи на поверку оказалось куда более сложным. В то же время возраст Вселенной, хотя и увеличенный учеными против библейского в два миллиона раз, все же явно недостаточен для самопроизвольного, случайного, по существу, зарождения, а главное - для поддержания жизни путем бесцельной игры природных стихий. Ибо даже повторяющиеся счастливые случайности не могут быть стабильным гарантом спонтанно возникших процессов и устойчивости наметившихся тенденций развития. Где же тогда та, естественная, творческая сила, которая организует материю от простого к сложному?

Ответ на этот вопрос, оказывается, можно найти в забытом интеллектуальном наследии далеких пращуров. Оригинальные «раскопки» такого рода провел энтузиаст-одиночка доктор технических наук А.Силин. Вопреки распространенному среди естествоиспытателей тезиса о первичности бытия профессор НИИ авиационных технологий и организации производства (Россия) проявил особую симпатию к древнеиндийской философии Вед, основанной на единстве базовых категорий материи и сознания. О своих «находках» Аскольд Александрович рассказал в статье «Возвращение в минувшее столетие», опубликованной в №2 «Вестника Российской академии наук» за 1994 год.

Автор публикации обращает внимание на концепцию, которую сегодня развивает индийский философ М.Махариши, - основатель всемирного движения трансцендентальной медитации (ТМ). Стержнем учения Махариши Махеш Йоги служит решающая роль самадхи - высшего, четвертого (после бодрствования, сна и сновидений) состояния человеческого разума. В таком состоянии, чистом или полностью свободном от предрассудков и химер, сознание способно на озарение, то есть на истинное постижение сущего. Человеческий мозг, по утверждению М.Махариши, способен действовать как вселенский фактор, бессознательно и задолго до ясного понимания мировой гармонии. Это может напоминать непроизвольное, интуитивное нажатие кнопки или отпускание вожжей в метель и туман, когда лошадь сама вывозит на верную дорогу. Итак, при переходе сознания с помощью ТМ (для этого разработана специальная методика) молодой человек может напрямую приобщаться к абсолютному знанию, не прибегая к услугам учителей и учебников, а ученый - обходясь без всякого научно-лабораторного инструментария.

В связи с этим профессор А.Силин замечает, что класическая традиционная наука, якобы открывающая законы природы, на самом деле лишь открывает законы естествознания. Но и такие законы объективны лишь в той мере, в какой они опираются на эксперимент и подтверждаются практикой общения с природой. А поскольку опыт и практика неотделимы от человека, получаемые новые знания о мире неизбежно субъективны.

При этом ученый обращает внимание на явное принижение чувственного момента в познании, на игнорирование нравственного аспекта научной деятельности. Профессор напоминает, что еще в ХVII веке натурфилософия (естествознание) и первые европейские академии наук демонстративно отделились от проблем морали. В результате этика осталась исключительно прерогативой церкви. Такое положение в основном сохранилось и по сей день. Самый свежий тому пример - возложение на религию всего дела нравственного, духовного возрождения наций и отдельного индивидуума. Забыто пророчество М.Монтеня: для тех, кто не постиг науку добра и зла, всякая другая наука станет бесполезной.

По мнению автора статьи в «Вестнике РАН», эффект Махариши открывает перед человечеством дополнительные перспективы прорыва не только к новому уровню знаний об устройстве мироздания и к пониманию сути происходящего, но и к высокой ступени гуманизации науки и общества.

Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Нет комментариев
Реклама
Последние новости
USD 26.55
EUR 28.89