ЗАЧЕМ НАРОДУ РЕФЕРЕНДУМ?

Ирина Погорелова 13 января 1995, 00:00

Читайте также

Ходят слухи, что с общественно-политическим строем, который он (простите за тавтологию) строит, Кучма уже определился: он строит «Демократию». Это означает частно-монополистическую экономику, махрово-бюрократически-авторитарную систему управления, широкую гамму серости в политических структурах (преимущественно теневых), нарастание влияния спецслужб во всех сферах общественного бытия... Народная молва из всего вышеизложенного вытолкнула на поверхность только слово, стоящее в кавычках, но и этим продемонстрировала, что версия об аполитичности украинского гражданина, мягко говоря, надуманна.

Мужественно перенесший избирательную кампанию 1994 года, украинский гражданин отказался являться на последние довыборы в парламент не по глупости своей и политической безграмотности, а в знак протеста. Ему, очевидно, стало одинаково тошно проталкивать к власти как либералов-рыночников, так и социал-коммунистов, которые с одинаковой последовательностью идут только к одной реальной цели - прихватить себе стоящую «монопольку» (в производстве ли, на государственной ли службе) и чихать затем на своих и чужих избирателей. Это, конечно, со стороны простого гражданина и есть признак политической безграмотности, ибо он еще только узнает, что так, и не иначе существует вся политическая жизнь в любой демоцивилизации... Однако злостность именно нашего, украинского, гражданина в его демонстративно низкой явке на избирательные участки к концу 1994 года заключается в том, что он отчасти спутал карты центральным игрокам на ристалище борьбы за власть.

А именно: продемонстрировал, что манипуляции бюллетенями на всякого рода избирательных референдумных мероприятиях исчерпала свои возможности. Это значит, что всякие разговоры то ли президента, то ли спикера парламента, то ли отдельно взятой политической организации (например, Гражданского конгресса - о возврате к СССР) по поводу общенародного референдума - суть пустое сотрясание воздуха. И ни произносящие слово «референдум», ни внимающие ему, ни секунды не сомневаются, что чем чаще оно звучит, тем вернее будет отказ граждан явиться в 1995 году к пресловутым урнам, чтобы положить в них пресловутую бумажку с пресловутым вопросом.

Но грамотностью или безграмотностью диктуется бедному народу эта его политическая пассивность, а наши просвещенные в вопросах демократической процедуры политики, кажется, уже смекнули, что у них есть уникальный шанс, не отменяя демократии, провернуть тот или иной полузаконный переворот в стране, и не позднее уже текущего 1995 года. То есть очередной раз сменить власть, не прибегая при этом ни к референдуму, ни к выборам...

После того, как парламент, вместо грубого отказа Президенту принять его Закон о власти и тем спровоцировать обращение к народу, наоборот, принял законопроект в свое лоно, обещая довести его до небывалого совершенства, у президентской команды пыл несколько поостыл. Заявление Дмитрия Табачника о том, что у авторов проекта достаточный запас вариантов выигрышных действий, прозвучало скорее как... мина при... игре, чем как настоящая убежденность посвященного. Во всяком случае ясно, что обойти парламент на повороте не удается и уже не удастся, с ним придется и дальше вести затяжную, даже не игру, а возню.

Причем кажется маловероятным, что борьба, игра или возня сосредоточится на содержании несогласованных и в принципе несогласуемых 13 позиций законопроекта о власти. Всех заботит процедура принятия или отвержения президентской концепции системы власти. А процедура в условиях действующей Конституции и нынешнего парламента - тупиковая.

Не случайно в связи с идеей «малой конституции» возродилась идея созыва так называемой Конституционной ассамблеи. Однако, в отличие от классического варианта «учредительного собрания», опять-таки требующего избрания его членов, даже для одноразового акта принятия им некоего закона, идеологи созыва Конституционной ассамблеи в Украине предлагают образовать его из уже избранных деятелей - народных депутатов, глав местных органов власти, добавив к ним представителей президентской, правительственной и судейской структур. При этом замечательно то, что подобную же, но с противоположным знаком, структуру предлагал чуть раньше создать и спикер парламента. Он имел в виду съезд Советов всех уровней, который принял бы Конституцию, но потом собирался регулярно для контроля ее действия, внесения в нее поправок и т.д.

У идеологов Конституционной ассамблеи (назовем здесь лидера ПДВУ Владимира Филенко) также сквозит мысль о возможности превращения ее в некий постоянно действующий орган. А советник Президента по региональной политике Владимир Гринев еще при своем назначении назвал Совет регионов - собрание «губернаторов областей» некой «нижней палатой» будущего (когда? при каком государственном устройстве?) парламента. Ныне же, как пишет в «ЗН» его пресс-секретарь, ведется работа по расширению этой «нижней палаты» за счет мэров городов... Нетрудно догадаться, что «верхней палатой» этого фантастического парламента послужат как раз избранные (но уже не народом) сегодняшние парламентарии и назначенные Президентом люди из исполнительных структур. Прототип подобного образования мы уже наблюдаем в лице «согласительной» комиссии, работающей над Законом о власти в Конституционной комиссии. Следом, очевидно, и должна прийти Конституционная ассамблея.

Следующий абзац можно считать ненаучной фантастикой, и все же он напрашивается...

Подобранная по указанным выше принципам КА собирается, имея полномочия принять «малую конституцию» (а может даже и «большую»?). Текст, который она должна утвердить, не может быть заранее окончательно согласован, иначе теряется смысл самой КА. И именно на своем заседании эта КА объявляет ныне действующий парламент распущенным, а себя - провозглашает новым парламентом, записывая тут же данные новшества в принимаемый Основной Закон. Сразу же становятся на свои места заранее подготовленные «верхняя» и «нижняя» палаты, Президент получает все желаемые полномочия, звучат фанфары... А упраздненные народные депутаты избранного в 1994 году парламента (их, кстати, останется не так уж много, если все, кто работает одновременно в правительстве и в местных органах власти займут там полноценные места, более выгодные, чем постоянная работа в нынешнем ВС) получат статус госслужащих в соответствии с принятым в конце 1994 года постановлением. Чтобы им не обидно было. Ну, если обидятся коммунисты - тут уж ничего не поделаешь...

Описанный сюжет не так уж нереалистичен. Во всяком случае не более, чем разгон парламента Президентом, начало оккупации Крыма российскими войсками и прочее. Самое неприятное, что не незаконность подобного сценария может помешать его осуществлению. Просто внутри структур, которым для проведения подобного плана в жизнь нужно бы о чем-то договориться, существует гораздо больше противоречий, чем их видно невооруженным глазом.

Во всех демократических странах для выяснения этих противоречий и проводятся выборы, референдумы и прочее. Однако, там принято не только культивировать механизмы реализации таких мероприятий - деятельность политических партий, - но и четко формулировать проблемы, которые нужно решать народу. У нас, к сожалению, именно четкие формулировки отсутствуют. Точнее, их готовят лишь к моменту, когда та или иная, по сути полутайная, сила одержит верх. Вот осуществись предложенный нами фантастический сюжет - будет у нас президентско-парламентская федеративно-региональная республика. А победит Мороз с его съездом Советов - будет парламентско-советская система с регионально-унитарным устройством...

Увы, трудно предположить, что 1995 год будет годом референдума. Едва ли у воюющих за власть сторон хватит политического мужества поставить перед гражданами Украины серьезный принципиальный вопрос о том, каким он видит свое государство. А жаль - на серьезный вопрос и наш «безграмотный» народ, быть может, поднапрягся бы да всерьез и ответил. А там, глядишь, и строить что-то взялся бы, что-то попрочнее да поинтереснее «демократии»...

Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Нет комментариев
Реклама
Последние новости
USD 26.92
EUR 29.09