Юлия Тимошенко: с больной спиной, но с крепким хребтом

01-1.jpg
Василия Артюшенко

Читайте также

Признаться, мы уже не рассчитывали получить ответы на вопросы, переданные в неволю. Мы подозревали, что застенки Качановской колонии — не самое комфортное место для хладнокровных размышлений и взвешенного анализа. 

Тем удивительнее оказался итог наших ожиданий. Юлия Тимошенко откликнулась на просьбу ZN.UA, подробно и обстоятельно высказавшись по всем предложенным нами месяц назад темам. Юлия Владимировна осталась собой. В предложенном вашему вниманию тексте присутствует и ритуальный пафос, и привычная двусмысленность в обсуждении некоторых тем, и фирменная беспощадность по отношению к оппонентам, и, наконец, традиционная, подчеркнутая признательность соратникам. Автор был угадан легко, даже если бы забыл подписаться. 

И все же это интервью выглядит во многом нетипичным. Лидер оппозиции впервые за долгое время не устало комментирует текущее, а энергично рассуждает о грядущем. Акценты расставлены четче, слова подобраны точнее, а темы раскрыты полнее, чем можно было бы ожидать от Тимошенко. Тем более, от Тимошенко нынешней, утомленной неволей и нездоровьем, невнятностью союзников и неуемностью противника. Да, у Юли больная спина, но у нее абсолютно здоровый хребет.

Фото Александра ПРОКОПЕНКО

Юлии Тимошенко есть, что сказать. Политикам есть, над чем подумать. 

— В декабре в своем известном письме вы написали: «Обращаюсь ко всем лидерам оппозиционных партий с нижайшей просьбой… наконец по-настоящему, а не в лозунгах объединиться». Считаете ли вы, что возможный совместный список «Батьківщини», «Фронту змін», ПРП и Руха — это и есть эта объединенная оппозиция?

— Объединение «Батьків­щини» с «Фронтом змін» — второй по мощности оппозиционной партией, с «Народной самообороной» Юрия Луценко, с «Реформами и порядком», с легендарным Рухом — это очень сильный объединительный шаг, беспрецедентный в современной Украине, но этого на сегодняшний день недостаточно.

Считаю, что процессы деградации и деформации общественной жизни в Украине настолько очевидны и трагичны, что на их фоне даже эпоха Кучмы, с убийством Георгия Гонгадзе, рождением новоукраинской олигархии, выглядит менее трагично по сравнению с сегодняшней реальностью. И это я не о себе лично. Не экстраполирую личные проблемы на исторический процесс. Я о стране.

Да, при Кучме не давали подняться в полную силу росткам нашей национальной идентичности, экономической и политической свободы, но ведь не уничтожали корней. Их оставляли в общественном грунте вместе с шансом на возможное возрождение.

Сегодня системно, целенаправленно не только ликвидируется корневая система свободной европейской страны, хранящая генетическую память, но и заливается бетоном потенциальная возможность жить в свободном нормальном государстве. Происходит «бетонизация» Украинского Шанса!

Современная Украина — это «остров доктора Моро» и «1984» Оруэлла в одном флаконе. Нам меняют группу крови, подвергают ревизии ДНК, делают из нас нацию лузеров — без исторической памяти, без национального достоинства, без положительной экономической перспективы и европейского будущего.

Строится страна одной семьи, семьи с большими аппетитами, скорее, даже булимией, мизерным IQ и претензией на пожизненную власть.

Такого положения дел может не замечать или не понимать часть наших граждан, занятых ежедневной борьбой за собст­вен­ное выживание, но не лидеры оппозиционных партий, на которых лежит прямая ответст­венность за то, чтобы это изменить.

Оппозиционные лидеры не могут не понимать, что люди, правящие страной, не сдадут своих позиций без боя, что они сильные и готовы на все. Это диктуют их инстинкт самосохранения и дарвинизм, который они исповедуют.

Надо будет убивать непокорных в тюрьмах — будут убивать, надо массово уничтожать тех, кто мешает, — будут уничтожать. В том числе и своих. Они не обременены моральными предрассудками и воспринимают Украину ХХІ века как Енакиево эпохи «свободных меховых шапок».

Пока в начале 90-х в Дон­бассе они не установили свои правила игры, у них по стадионам и терриконам летали руки в «ролексах» и ноги в «адидасах», оторванные кустарной взрывчаткой.

С тех пор в их душах ничего не изменилось. Вместо «Ади­даса» — «Зилли», вместо «Ро­лекса» — «Бреге». Вот и все…

Понятно, что в такой ситуации честных выборов не может быть по определению. Будет война без правил. Хотя — почему будет? Она уже идет. Подвергнут ревизии закон о выборах, возвращена продажно-феодальная мажоритарная система, закреплены за округами милиционеры и миллиардеры вместе с тупым админресурсом. Часть оппозиции в тюрьмах, Конституционный суд, как и планировалось, обслуживает мафию по графику; печатный станок Нацбанка работает на полную мощность — печатает счастье для граждан. Думаю, после 500-гривневых купюр с портретом Сковороды на выходе банкноты номиналом
1000 грн. с портретом земляного межигорского зайца и купюра 10000 грн. с Януковичем «на пеньках».

Как в этой ситуации победить? Как остановить очевидное зло? Только интеллектуально, выработав стратегию и четко реализовав ее. И такая стратегия лишь одна — полное объединение оппозиционных сил в единые партийные и мажоритарные списки вокруг четкой концепции настоящих изменений в Украине. Необходимо мобилизовать народ на выборы и гнать всех межигорских, енакиевских и другую «малину» подальше с нашей земли.

Думаю, что за партию власти, вместе с коэффициентом фальсификации, отдадут голоса 15—20% граждан. Все остальное ОБЯЗАНА получить оппозиция. Мы не можем потерять ни одного голоса. А это означает — ЕДИНЫЙ СПИСОК! Нельзя допустить, чтобы отдельные оппозиционные силы поразвлекались самостоятельным участием в выборах и набрали по два-три процента голосов, распылив совместные усилия. Потому что в итоге мы будем иметь — минус 20% от возможного конечного результата.

Но самая главная угроза — это самостоятельный поход «УДАРа» и «Свободы». Знаю, и Виталий, и Олег уверены, что преодолеют проходной барьер с большим запасом. Я тоже уверена, но немного разбираюсь в украинской политике и понимаю, что жесткие методы фальсификаций для того и применяются, чтобы не дать этим двум партиям пройти в Раду, даже если фактически они наберут необходимое количество голосов. Их сделают донорами для Партии регионов. Простите за некорректное сравнение, но Варлам Шаламов, кажется, когда-то писал, что в сталинские времена криминальные преступники, убегая из лагерей, брали с собой политических. Их называли «консерва». Потому что они их просто ели по дороге, в тайге… Я не хочу, чтобы партия власти делала из оппозиции на парламентских выборах «консерваторию» и подпитывалась, перекладывая незащищенные голоса оппозиции в свои избирательные корзины.

Партия власти именно поэтому запретила партийным блокам принимать участие в выборах, чтобы специальными законами закрыть нам путь к объединению.

Но мы должны отвечать достойно — объединиться в единый список на базе одной партии. Это именно то, от чего у партии власти нет «антидота».

Когда я говорю о единой оппозиции, то имею в виду объединение в один партийный список, кроме перечисленных выше партий, еще и «УДАРа», «Свободы», «Гражданской позиции», «Нашей Украины» во главе с Валентином Наливайченко. Считаю, что это единственно возможный формат участия оппозиции в парламентских выборах, по крайней мере, в том случае, если мы хотим победить и сберечь страну.

Уже сейчас предчувствую, как «независимые» политологи и социологи на всех каналах ТВ будут аргументированно доказывать, что Арсению Яценюку нельзя идти в одном списке с националистом Олегом Тягнибоком, что самому Олегу смертельно опасно объединяться с «олигархической» «Батьківщиною», а Виталию Кличко не стоит светиться в шеренге «старых лиц». Именно так нас и хотят не допустить к объединению. Но это — примитивная манипуляция. Пе­ре­фразируя выражение о верблюде и ушке иглы, могу сказать, что легче Арсению Яценюку попасть в Качановскую колонию (ко мне, имею в виду, на свидание, он где-то здесь ходит за забором, я ему признательна за это), чем разъединенной оппозиции выиграть выборы…

И для нас, ответственных оппозиционных партий, поход двумя-тремя-четырьмя… двадцатью колонами — недопустим.

Хочу привести всего три аргумента.

Во-первых, существует очень большой риск, что «Свободу» и «УДАР» не пустят в парламент в последнюю минуту. А это означает, что проиграют не Кличко, и не Тягнибок, и даже не оппозиция, — проиграет страна. Их голоса просто переложат за ПР, особенно в Восточном и Южном регионах, где монополия власти в комиссиях почти тотальная (они контролируют там все, вместе с наблюдателями и членами комиссий от оппозиции, — ну такова реальность, зачем я буду здесь перед вами что-то имитировать).

Во-вторых, природа демократических оппозиционных партий в Украине такова, что когда они пойдут на выборы отдельно, то по пути забудут, с кем на самом деле нужно бороться. Они так крепко сцепились в борьбе между собой, так убедительно будут доказывать людям олигархичность, провластность, «тушкованость» и прокремлевскость друг друга, что, будьте уверены, таки докажут. Это мы умеем… К сожалению…

Поэтому сейчас мы обязаны убрать все, даже минимальные предпосылки и причины для взаимоуничтожения среди оппозиционных партий. А без единого партийного списка кандидатов в народные депутаты — это невозможно.

При любом другом варианте мы существенно снизим рейтинг каждой отдельной оппозиционной силы; намного увеличим лагерь «протывсихов», в котором и так демографический кризис не наблюдается; не сможем мобилизовать значительную часть потенциальных приверженцев оппозиции, которые пойдут голосовать, «если…» А это «если» сегодня только в наших руках.

В результате же оппозиция просто проиграет, а кланы укрепят свои позиции. «Самые умные» оппозиционеры получат по ордену от Януковича, народ ответит пренебрежением и равнодушием. Все.

В таком случае удостоверения оппозиционных депутатов станут только пропуском в парламентский буфет и средством запугивания гаишников.

В-третьих, идти отдельными колонами недопустимо, потому что мы не сможем проконтролировать результаты выборов и пред­отвратить фальсификации. Опыт участия в выборах свидетельствует, что партия власти, действуя скоординировано на всей территории Украины, с помощью админресурса всегда найдет способы, как натравить друг на друга или купить членов избирательных комиссий. От оппозиции — все люди, со своими слабостями. И честь и достоинство — это честь и достоинство, а тысяча долларов — это тысяча долларов… Разве не так?

На одном участке поделят «по-братски» голоса «Батьків­щини», на втором — «Фронту змін», на третьем «УДАРа». Вот и все, «закончились голоса»… Каждая оппозиционная партия будет думать, что выкрутила себе что-то в отдельном округе, но в финале окажется, что «выкрутила» так, как надо, только Партия регионов.

Ну нельзя таким славным и умным оппозиционным лидерам допустить проигрыш в наперед победной игре. Результат сегодня программируете только Вы. Не объединиться сегодня — это прибли­зительно то же, что Лио­нелю Месси «упиться вдрызг» перед финалом Лиги чемпионов с «Реалом»ϑ.

Мы не имеем права проигрывать. Украинцы нам этого не простят. Никогда…

— Вы утверждали, что «действительно реальным может быть только объединение в единый партийный список на основе нейтральной партии». Можно ли считать такими нейтральными партиями «Батьків­щину» и «Фронт змін»?

— Нет, нельзя. «Батьків­щина»« и «Фронт змін» — сильные и влиятельные оппозиционные партии, у них есть свои планы и интересы, и они не являются нейтральными в том понимании, которое я имела в виду. Но сегодня время для реализации нейтрального проекта, конечно ж, утрачено. Сегодня у нас — цейтнот, и организационно невозможно найти или создать нейтральную силу. Это уже утопия. Все надо было делать вовремя!

«Батьківщина» не нейтральная, она скорее нейтронная для действующей власти, и я горжусь тем, что пять политических сил приняли решение объединиться вокруг нее. Это — пример способности оппозиции ставить дело выше личных амбиций. Я искренне и от души благодарю за это Юру Луценко, Сергея Соболева, Бориса Тарасюка, Арсения Яце­нюка и их команды.

Но и партия «Батьківщина», в свою очередь, откладывает в сторону свою партийную символику, флаги и амбиции. Мы идем в этот бой вместе под национальным флагом и национальным гербом. И в сердце и на щите.

Есть еще один важный элемент организационных договоренностей. Партия «Батьківщина» никого не поглощает и не ассимилирует. У нас нет такой амбиции. После победы на парламентских выборах все оппозиционные партии создадут свои отдельные группы и фракции, которые войдут в единую демократическую коалицию. Это позволит всем оппозиционным партиям нарабатывать свой авторитет, принимая правильные решения согласно собственным программам и идеологиям.

— В своем письме вы выразили пожелание, что «общий список такой команды нужно было бы обнародовать заранее для общественного обсуждения и пригласить возглавить этот список высоконравственного и патриотичного человека уровня Лины Кос­тенко». Считаете ли вы, что вероятный первый номер объединенного списка Арсе­ний Яценюк отвечает заданной вами планке? Можете ли вы объяснить, почему через три месяца после вашего обращения общий список коман­ды так и не обнародован для общественного обсуждения?

— Здесь ответ очевидный. Совместный партийный список кандидатов в народные депутаты от оппозиции до сих пор не обнародован по одной причине: его еще нет. Ведь еще не завершено объединение.

Кроме этого, есть еще одна причина. Партия власти в последние минуты по-шулерски разрушила достигнутые договоренности по закону о выборах и изменила условия составления списка. Как всегда, помогла прислуга в Конституционном суде. Поэтому списки нужно полнос­тью переделывать.

Но при любых обстоятельствах я буду настаивать на обнародовании списков, на публичном обсуждении кандидатов с правом выбраковывать тех, кто этого заслуживает.

Я даже считаю, что сегодня мало объединяться оппозиционным партиям, пришло время оппозиции объединяться с гражданским обществом. Не со свадебными генералами, а с теми людьми и группами, которые неподкупные, настоящие, с теми, кто не будет подстраиваться под сомнительные кулуарные договореннос­ти, не встанет в очередь за чаевыми от власти и не будет из-за них называть черное — белым.

Нам, думаю, следует пригласить и в партийные, и в мажоритарные списки от объединенной оппозиции тех лидеров и представителей общественных организаций, которые в период нынешней смуты, в период авторитарного и украинофобского римейка не пошли обслуживать мафию в разные советы и ассамблеи, маскируясь благими намерениями. Они поднялись на борьбу за настоящую свободу и идеалы, за право быть человеком.

Надо пригласить к совместному управлению страной именно тех, настоящих, которым режим ломает спины на митингах и разбивает лица на площадях и в лесах, таскает на допросы в СБУ, бросает в тюремные боксы, отбирает теле- и радиочастоты, устраивает «маски-шоу» в офисах и стреляет в спину. Нам нужно привлечь к совместному управ­лению своей жизнью — УКРАИНУ! Живую, нашу, реальную Украину!

Режим боится таких людей, потому что они не испытывают страха, как, говорят, не ощущают физической боли бультерьеры. Но эти «бультерьеры» свободы кожей чувствуют бесчестие и обман и готовы восстать против неправды.

Если мы не изменим отношения между властью и гражданским обществом, не сломаем монополию политиков на право строить жизнь, то наши победы не стоят побед. Мы останемся такими же, как сегодняшняя власть. А мне подобные метаморфозы не нужны.

Мне кажется, что сегодня мы, политики, уже не имеем права брать единоличную ответственность за качество мажоритарных и партийных списков. Потому что это не наша собственность. Это — право людей, которые об этом даже не знают.

Мы можем допустить промах и ошибиться. Мы уже не раз подводили людей, которые нам поверили. Взяточники, приспособленцы и крысы — это, к сожалению, наши крысы.

Мы, политики, вывели новую породу — «тушки», которые способны только есть и справлять нужду. Я хочу верить, что это тупиковая ветвь политической эволюции. Пусть себе живут, но не размножаются и не развиваются.

Мы легко найдем объяснение, почему так случилось, почему эти тушки появились в наших спис­ках. Объяснение всегда найти легко. Но это никогда и ни при каких обстоятельствах нас не оправдывает.

Я — первая, кто несет ответст­венность за каждую крысу. Мне тяжело и больно это признавать, но должна…

Именно поэтому сегодня я настаиваю, чтобы оппозиция открыла списки для публичного обсуждения и корректирования. Но не после утверждения списков на съездах, а до, еще до лета, чтобы украинская община смогла публично всех нас оценить, дать советы.

Если партия власти не позволила принять закон о выборах на основе открытых списков, то откроем их сами, по своей воле.

Оппозиционные кандидаты должны дать публичную присягу обществу, которое их делегировало. И совсем не ту, которая формально подписывается в парламентских кулуарах, которую никто не читает, а другую, настоящую, которая прошла бы через сердце, ум, которую услышит небезразличная украинская среда.

Ни один предатель или приспособленец не должен в этот раз пройти в парламент по спискам оппозиции. Мы вместе с гражданским обществом вычеркнем их из Красной книги отечественной политики. Наш объединенный «Ной» не возьмет их в ковчег, мы против их выживания…

Вы спрашиваете, кто должен быть первым номером списка объединенной оппозиции. Я и раньше, и сейчас считаю, что было бы очень хорошо, если бы такой список возглавил высокодуховный и высоконравственный человек уровня Лины Костенко.

Она для меня — живая легенда, эталон гражданина и общественного деятеля. Это была бы честь для оппозиции — иметь первым номером Человека такого масштаба.

Но сразу после обнародования этого предложения я получила публичный отпор. Нет, не от госпожи Костенко, она не любит светскую суету и шум. А от некоторых представителей творческой интеллигенции, заявивших, что объединенная оппозиция настолько несимпатична, что возглавлять ее они не могут.

Что ж, в некоторой мере я могу их понять. Слишком много в последнее время было разочарований и ошибок.

Мы должны своей деятельностью в новом парламенте исправить ситуацию так, чтобы к нам не было претензий со стороны моральных авторитетов нации И мы исправим ее, я уверена.

А сегодня, я считаю, список объединенной оппозиции может возглавить Арсений Яценюк. Арсений безусловно заслуживает уважения, потому что смог преодолеть нашу хро­ническую национально-демократическую болезнь — гетманство. Он включился в процесс объединения.

— Считаете ли вы возможным (в отдаленной перспективе) объе­динение «Батьківщини» и «Фронту змін» в одну партию?

— Да, считаю такое объединение перспективным. Демо­кратические силы должны перестать размножаться, потому что так скоро и до мышей дойдем.

— Каким, по вашему мнению, должен быть оптимальный принцип выдвижения кандидатов от оппозиции в мажоритарных округах — квотный или рейтинговый?

Хотелось бы, чтобы рейтинговый. Этот принцип выглядит так демократично и красиво! Но считаю, что в нынешних реалиях рейтинговый принцип выдвижения кандидатов от оппозиции в мажоритарных округах — это авантюра, которая приведет к полному краху.

Кто будет в последнюю минуту арбитром рейтинговости для всех оппозиционных кандидатов? Ведь вы знаете, что в последнюю минуту у каждой оппозиционной партии будут собственные социо­логические опросы с разными результатами. А это приведет к выдвижению десятка кандидатов от оппозиции в каждом округе. Другими словами, мы здесь можем получить 225 обуховских выборов, где от власти — один кандидат, а от оппозиции — как всегда… Бело-голубые начинают и выигрывают в такой партии.

Поэтому я думаю, что в сегодняшних условиях рейтинговый принцип для оппозиции — эта русская рулетка с полной обоймой — гарантированное самоубийство.

Я за прогнозируемый и уп­равляемый квотный принцип распределения мажоритарных округов между оппозиционными партиями и за сотрудничество в этих округах с представителями гражданского общества.

Если в отдельных округах будут баллотироваться известные и уважаемые беспартийные лидеры общественного мнения, то оппозиция должна их безусловно поддержать и снять свои кандидатуры. Точнее, они-то и должны стать нашими кандидатами.

— Комитет отпора диктатуре предложил нерейтинговым партиям, входящим в объединение, отказаться от выдвижения кандидатов в одномандатных округах. Считаете ли вы такой шаг оправданным?

— Я против такого подхода. Если такое решение есть — оно ошибочное. Его необходимо немедленно пересмотреть и пригласить все оппозиционные партии к участию в выдвижении кандидатов в одномандатном округе, даже в том случае, если эти партии не имеют шансов преодолеть проходной барьер в Верховную Раду. Сейчас я веду эпистолярные переговоры с лидерами этих политических сил.

— Что, по вашему мнению, может стать главной угрозой успеху оппозиции на будущих выборах?

— Главное препятствие для победы оппозиции на парламентских выборах 2012 года — это ее генетическая неспособность объединяться даже для спасения страны. Если демократы обычно объединяются за минуту до расстрела, то украинские демократы — после, да и то с собственным мнением. Считаю, что нам хотя бы в этот раз удастся изменить эту плохую традицию.

— В случае выдвижения Вита­лия Кличко кандидатом на должность киевского городс­кого головы должна ли «Бать­ків­щина», по вашему мнению, его поддержать?

— «Батьківщина» поддержит Виталия на должность киевского городского головы. Убеждена, что и вся объединенная оппозиция его тоже поддержит. Думаю, он выиграет эти выборы. Но, насколько я вижу, Виталий еще не пришел к окончательному решению — баллотироваться ему на должность мэра столицы или нет? Кто-то убеждает его в том, что следует отказаться от мэрских амбиций для лучшего политического будущего.

Не хотелось бы, чтобы Вита­лий отказался от участия в выборах мэра Киева, потому что в этом случае выборов как таковых не будет: Партия регионов прос­то назначит на должность мэра «легионера» Попова.

За два или три месяца подготовить нового кандидата для Киева — это утопия. До уровня поддержки Кличко такой кандидат не вырастет, что бы мы ни делали.

Я хочу посоветовать Вита­лию идти смело на выборы мэра и побеждать. Если киевляне изберут его мэром, то это только поможет ему в политическом будущем.

— В свое время вы выступали принципиальным приверженцем сильной президентской власти. Потом инициировали внесение в Конституцию изменений, которые предусмат­ривали фактическое установление парламентаризма. Ка­кая модель политического устройства государства вам видится оптимальной теперь? 

Я всегда придерживалась точки зрения, что модель политического устройства государст­ва должна быть логичной, сбалансированной, с надежным распределением власти, с работающими механизмами сдерживаний и противовесов, действенной системой ответственности всех ветвей влас­ти перед гражданским об­щест­вом. 

По таким принципам может быть организована как парламентская, так и президентская форма правления. Но может быть и наоборот — бездарно организованная как первая, так и вторая. 

Согласитесь, что президентские формы правления, скажем, в Украине и в США, отличаются между собой так же, примерно, как грубая подделка и шедевр конституционного устройства, хотя и называются одинаково.

Вместе с тем, если сравнить президентскую форму правления в США и парламентские формы правления в некоторых европейс­ких странах (Германии, Велико­британии), то найдем значительно больше общего, чем в первом примере.

Здесь надо учитывать ментальность нашего народа, который, вследствие всех эволюционно-исторических процессов, крепко держится за свое право избирать президента всенародно. И я не назову такого политика или партию, которые бы без потери авторитета предложили отнять это право у народа и передать народным депутатам.

Поэтому, я полагаю, что право людей на всенародное избрание президента Украины должно быть сохранено, но со всеми сос­тавляющими истинной демократии.

Очевидно, что все эти демократические преобразования невозможно сделать сейчас, когда действующий режим уверенно гребет в другую от демократии сторону. Это нереально. 

Нельзя внедрить вегетарианство там, где правят каннибалы. Именно поэтому я еще раз призываю оппозицию, ответственных общественных деятелей, независимых ученых и политиков не принимать участия в конституционной ассамблее имени Яну­ковича и не легализировать его план построения конституционной автократии. Как бы ни старался Янукович внедрять какие-то реформы, у него всегда выходит глубокое Межигорье.

Первый шаг к истинным изменениям — это импичмент Яну­ковичу сразу после победы оппозиции на парламентских выборах.

— Есть ли у вас основания считать, что в объединенном (или «полуобъединенном») списке оппозиции не будет кандидатов, которые попадут туда «на коммерческой основе»? 

А что, у нас уже ввели финансирование парламентских партий из государственного бюджета — так, как во всех демократических странах? Я в тюрьме как-то пропустила этот исторический момент. Или, может, у нас стал значительно богаче народ за то время, пока я здесь, и уже может покупать не только хлеб, но и оплачивать и содержать политиков? Я полагаю, сегодня народ более близок к тому, чтобы не партийные взносы платить, а громить партийные офисы и государственные дачи.

Возможно, вы верите тому, что какую-то оппозиционную партию благотворительно финансирует средний класс? Так у него после властных реформ уже нет ничего, кроме долгов.

Поэтому не хочу вас дезинформировать. Мы будем искать финансовую поддержку для проведения выборов, но таким образом, чтобы «иуд» в комп­лекте с этой помощью больше не было.

Я также за то, чтобы источники финансирования партий были обнародованы. Я за то, чтобы моральность политики начиналась в том числе и с публичности финансовых источников.

— После обнародования недавних «социальных инициатив» Януковича не появилось ли у вас желание подать на Викто­ра Федоровича в суд за плагиат? 

Пусть хоть так, перед выборами, что-то сделает для людей, если на все другое не хватает мировоззрения. Но, если все же плагиат, то следует, как это делала я, еще и вернуть государству шельф Черного моря, гидроэнергетику, «Укртелеком», «Укр­залізницю», Межигорье, оригиналы украденных картин из национальных музеев, газ, подаренный Фирташу, и другие «мелочи», которые они за два с половиной года натырили из госу­дарст­венных карманов.

На следующем своем политическом этапе я тоже планирую плагиат некоторых решений Виктора Федоровича. А именно: никогда не позволю себе вмешиваться в работу украинского правосудия и «независимой» прокуратуры, создам еще более комфортные условия в отдельных зонах, сохраню Киреева и Вовка для подсобных работ… Шучу… А может, и нет ϑ.

— Не кажется ли вам, что нынешние события усиливают влияние России на экономические и политические процессы в нашей стране и могут привести к установлению полного контроля Кремля над Украиной?

К сожалению, все возможно. Но сегодня установлен полный контроль над страной со стороны не Кремля, а одной семьи. Это контроль примитивный и клептократический, непревзойденный по своей аморальности и без какого-либо вкуса — с земляными зайцами, теремами на воде и золотыми унитазами. И мне кажется, что «отец семейства» будет защищать эти райские кущи от любой вражеской интервенции и со стороны Кремля,  и со стороны Евросоюза.

Только прошу экзальтированных интеллектуалов не путать это с патриотизмом. Нам просто «посчастливилось», что интересы Украины и интересы владельца «Хонки» относительно недопустимости полного контроля со стороны других государств временно совпали.

Но если Россия будет гарантировать независимость Межи­горья, Украину сдадут легко и не задумываясь. Будем бдительными. Нельзя пропустить этот момент.

Я думаю, что Янукович на территорию «своей страны», за приватизацию которой он так трудно боролся еще с 2004 года, никаких бизнес-конкурентов не допустит, потому что именно так он воспринимает интеграционные предложения Москвы.

Янукович действует так, как действовали при его руководстве в Донбассе в начале 1990-х: хороший конкурент — мертвый конкурент. Именно так они зачистили свою вотчину от Щербаня, Брагина, Момота и многих других.

Сейчас они так же инстинк­тивно защищают периметр своей новой бизнес-империи — Украи­ны, в том числе и от Кремля.

Как ни удивительно это звучит, но до устранения правящего режима это положение вещей может помочь нам сохранить для страны европейские перспективы.

— Что, по вашему мнению, способно существеннее всего повлиять на ситуацию в Украине: 

— активизация действий оппозиции; 

— массовые народные акции протеста; 

— жесткая позиция Запада, которая бы предусматривала введение санкций; 

— внутренний конфликт в партии власти, способный привести к расколу в рядах приверженцев режима? 

В меню, которое вы предложили, один пункт лишний и одного не хватает.

Я убеждена, что внутрипартийный конфликт в партии влас­ти, такой, чтобы мог привести к расколу в рядах приверженцев режима, просто невозможен.

И вовсе не потому, что партия власти делает что-то правильно и честно ведет себя по отношению к своим приверженцам или членам своей команды, а потому, что единство основных основателей Партии регионов держится на животном страхе и меркантильных интересах.

Никто из депутатов от Пар­тии регионов или членов их правительства не забудет урока имени Евгения Кушнарева или урока имени премьера Крыма Ана­толия Гриценко. Ключевые фигуры Партии регионов могут тихо ненавидеть Януковича, терять свои бизнесы, финансировать «оппозиционные проекты будущего» в глубоком подполье, но никогда они не выпрыгнут из этого окопа с гранатой. Они же не смертники — они кнопкодавы, и не только в Верховной Раде. Из псевдодемократической, псевдопатриотической политической среды может перетекать в Партию регионов серый ручей беспринципного политического болота, но обратный процесс невозможен. Среди кнопкодавов героев не бывает. Чечетов — это их планка личного героизма.

В вашем перечне факторов, которые могут существенным образом повлиять на ситуацию в Украине, нет главного — необходимости выработки объединительной ИДЕИ для нации, для всех граждан, для демократических политиков и представителей гражданского общества, для молодежи и для разумных людей, для среднего класса и крупного бизнеса, для тех, кто хочет работать и быть счастливым не в чужом доме, а на своей родной земле.

Да, мы можем выиграть еще несколько революций «против», но важнее иметь главную мотивацию «за».

Я думаю, что наше общество очень сильно истосковалось без справедливости и возможности жить спокойно. Все хотят наконец начать жить без ежедневной изнурительной борьбы за сущест­вование против собственной государственной машины.

Мы, к сожалению, пропустили начало того момента, когда государство объявило войну своим гражданам и когда все общественные возможности между органами государственной власти и остальным обществом были распределены очень неправильно, нечестно. И теперь государство одерживает победу за победой над собственными гражданами, накладывая на последних все больше и больше разных аннексий и контрибуций.

И мы не выйдем из этого заколдованного круга до тех пор, пока коренным образом не изменим отношения между государст­вом и обществом в пользу последнего. Пока не перераспределим права и свободы, узурпированные государством, в пользу граждан в таком количестве и качестве, которые позволили бы людям выиграть в этой войне раз и навсегда.

Пока мы не объединимся вокруг принятия такой Консти­туции, которая покончит с бесправием людей, с безнаказаннос­тью представителей государства (кланов, семей, друзей), никакие революции и победы на выборах ничего не дадут. Считаю, что надо сделать так, чтобы каждый украинец в каждую минуту своей жизни (а не от выборов до выборов) имел в руках надежные, а главное, реально работающие инструменты и права, которые всегда будут обеспечивать ему статус хозяина своей жизни, а чиновникам всех уровней — статус исполнителей его воли, и только… Граж­данское общество должно получить возможность крепко держать государственные органы власти и периодически перекрывать ей поступление кислорода.

Сегодня такая идея уже родилась, мы объединимся и сделаем все правильно.

— Преданность Виктора Федо­ровича политике выборочных политических репрессий, в частности вынесенный вам приговор, серьезно усложнили его отношения с Западом, ничего не добавили к отношениям с Россией, не повысили его рейтинг. Упрямство, с которым Янукович хочет упечь вас за решетку, — за гранью здравого смысла. Что именно, по вашему мнению, служит истинным мотивом этого упрямства? 

Защита «своей» территории от очевидной угрозы любой ценой. Это не осмысленные действия, это рефлекс. 

— По информации СМИ, Выс­ший специализированный суд по рассмотрению гражданс­ких и уголовных дел рас­смот­рит кассацию на ваш приговор 15 мая. Как вы думаете, каким окажется окончательное решение? 

О, какие высокие и красивые слова — Высший специализированный суд, кассация, заключительное решение!.. Все это — метафоры. У нас, в Украине, никогда этого реально не было. А сейчас — тем более нет. У нас не Высший специализированный суд, а родной брат генерального прокурора Пшонки; не кассация, а профанация; не заключительное решение суда, а результат международного давления на Януковича для прекращения агрессии против оппозиции.

Дожмут — 15 мая я буду на свободе. Не дожмут — так оба Пшонки сделают так, как скажет Янукович. Думаю, будем надеяться на решение Европейского суда по правам человека, победу на парламентских выборах и организованные действия украинцев ради защиты свободы и жизни. Но что абсолютно точно могу сказать: независимо от того, на свободе я или здесь, за решеткой, я не дам никому превратить Украину в темную вотчину отечественной Коза Ностры.

Всегда ваша —
Юлия ТИМОШЕНКО

Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Нет комментариев
Реклама
Последние новости
USD 25.77
EUR 27.74