Виктор Янукович: бой с тенью

Юлия Мостовая 12 августа 2011, 14:22
01-1.jpg

Читайте также

Удивительную страну мы за 20 лет построили: в ней словом «обездоленные» называются бизнесы, в которых представители власти еще не получили долю; в ней чиновники нервничают из-за журналистских расследований не потому, что боятся прокуратуру, а потому, что боятся: босс из статей поймет, сколько они ему не доносят; в ней любой реформатор — человек, желающий недекларативных перемен, — выглядит загонщиком, который гонит держателей схем теневого бизнеса и коррупциеемкого чиновничества с чемоданами взяток на номера руководителей страны... В ней доступ к информации — через забор, доступ к правосудию — через звонок, доступ к яхтам — через бюджет.

Стоит ли удивляться тому, что два первых номера блоков — Юлия Тимошенко и Юрий Луценко, — получивших большинство на прошлых парламентских выборах, арестованы? Собственно, к этому и вела практика политического каннибализма. Возникает лишь один вопрос: понимает ли Янукович, что он пилит сук, на котором сидит? Вот об этом и поговорим.

В действиях Януковича в отношении Юлии Тимошенко частично присутствует рацио, но преобладает, безусловно, эмоцио. Лидер БЮТ воспринимается им как главный конкурент, способный не только расшатывать его власть, не только отобрать ее, но и, в случае победы, загнать не то что за Можайское — за бразильское шоссе. Существующие контрдоводы, коих на самом деле множество, Янукович не воспринимает абсолютно. Устранить, обезвредить Тимошенко — для него навязчивая идея. Настроение шефа тонко улавливает окружение. Показательная деталь: на дне рождения гаранта, как утверждают очевидцы, было произнесено немало, в частности вице-премьерских тостов, за то, чтобы «она сидела уже до Дня независимости».

«Я — зэк, я — коррупционер, я — предатель национальных интересов? Ща внесем коррективы в твой послужной список!». Президента не заботят нюансы: если Тимошенко будет осуждена, то она станет для всего мира политическим заключенным; ее корысть в подписанных газовых соглашениях до сих пор ни прокуратурой, ни судом не доказана, а среди свидетелей, выступающих на стороне обвинения, присутствуют отпетые коррупционеры, нажившие на интересах страны, в том числе и в газовой сфере, состояния.

Арест Юлии Тимошенко, ставший в мировой прессе на неделю событием №1, уже принес некоторые результаты внутри страны. Во-первых, Николай Азаров заявил на заседании Кабмина об обязательном консенсусе при принятии решений правительством. Кроме того, предупредил, что будет автоматически отметать проекты решений, в коих Минюст усмотрит потенциальное нарушение закона либо коррупционную составляющую. Произносившие тосты чешут затылок: а как же теперь работать?.. Во-вторых, те, кто имеет голос, задались риторическим вопросом: «Если так можно с Юлей, то как могут поступить с любым?». Те, кто имеет счет и должность, задумались о другом: «За теми, кто сажает, приходят те, кто расстреливает. Что мы делаем?!» В-третьих, даже со скидкой на август, картошку и отпуска, стало ясно, что политические репрессии в отношении лидеров оппозиции — не искра, способная разжечь пламя народного негодования. За Юлию Тимошенко на президентских выборах проголосовало 11 млн. человек. Если бы к Печерскому суду пришел один из ста, то Крещатик перекрыли бы 110 тыс. человек…

Однако арест и, главным образом, возможный вердикт суда, будут иметь куда более серьезные последствия для президента Украины. У этих последствий существуют внутриполитическая и внешнеполитическая стороны. И очень часто они переплетаются.

Как известно, Виктор Янукович — человек без убеждений. Например, он шесть раз менял свою позицию по русскому языку и как минимум дважды — по НАТО. Внешнеполитические векторы руководимой им страны определяются, исходя исключительно из его представлений о том, какой из них даст больше шансов для сохранения власти. Янукович прекрасно понимает, что союз с Россией для него — окончание президентства де-факто. Как уже писалось, неприятие данного вектора проистекает из убежденности в том, что «Техас должны грабить техасцы». Кроме того, весьма сложные отношения Януковича с Путиным не могут компенсироваться относительно гладкими с Медведевым. Хозяин России не смог установить с украинским президентом теплых отношений. Во-первых, Янукович не выполнил после победы на выборах ряд взятых на себя обязательств. Во-вторых, Путина раздражают попытки Януковича найти и удерживать контакт с Западом как альтернатива намерениям собирателя советских земель в Таможенный союз. И, в-третьих, Путин и Янукович на сегодняшний день являются разномасштабными, но, по сути, одинаково действующими типажами. Однако не стоит забывать, что формировались они по разные стороны «колючки», что также не могло не сказаться на отсутствии доверительных отношений.

О чем говорили четыре часа президенты Украины и России в Сочи, вряд ли кому-то доподлинно известно. Но можно не сомневаться в том, что это была не очень удачная попытка ревизии отношений. По информации ZN.UA, еще до долларово-нефтяного кризиса Москва сделала Киеву предложение: 15 млрд. долл. на десять лет под 3,8%. Доллары девать некуда, а просьба всего одна — забудьте о Запа­де. Для сравнения: «пьющий кровь» МВФ изначально готов был давать 16 млрд. на пять лет под 3,5%.

Условия россиян лучше, они дают возможность выполнить заветную мечту: поднять президентский рейтинг путем повышения зарплат бюджетникам на 20—30% и минимальной пенсии до уровня 1000 грн. Но означают все ту же кабалу и потерю реальной власти. Зачем рейтинг вассалу? Впрочем, Янукович думает над этим и другими предложениями Москвы. Однако Юлия Тимошенко стала очередным серьезным камнем преткновения в отношениях.

Газовые контракты. Как и предполагало ZN.UA, одной из целей процесса над Тимошенко (о превышении ею полномочий в 2009 году при подписании газовых контрактов) должно было стать появление аргумента для Стокгольмского суда, в котором, не исключено, Украина захочет разорвать кабальный и неравноправный договор. На самом деле теперь уже для обращения в суд данный повод не нужен, ибо формально, согласно условиям контракта, была создана рабочая группа по изучению спорных моментов, чья работа в течение 30 дней не завершилась нахождением взаимоприемлемого решения. Значит, дорога в Стокгольм для Киева открыта. Давление при подписании договора присутствовало, о чем неоднократно упоминали свидетели во время суда над Тимошенко. Вперед! Но Янукович не торопится. Разор­вать контракт полдела. Подпи­сать новый, определив иные условия, весьма непросто.

Разумеется, заявление ми­нист­ра иностранных дел РФ Лавро­ва, выразившего возмущение по поводу суда и ареста Тимошенко, продиктовано нежеланием менять крайне выгодный для «Газпрома» контракт.

Некоторые поспешили заявить, что таким образом Путин защищает своего политического партнера. Ничего подобного. Хотя бы потому, что есть более веская причина обеспокоенности российских кормчих украинской ситуацией. Война между Януковичем и Тимошенко приобрела формы, способные подорвать минное поле, на территорию которого бесконтрольно никто и никогда не заходил — офшоры, зарубежные счета, система теневых взаиморасчетов. Януко­вич сделал заступ за линию, начав копаться в неприкосновенном: сумочки, шубы, отели. За этим стоит не мелочность Ген­прокуратуры, а намек на верхушку айсберга. Тимошенко ответила куда ярче, обратившись в нью-йоркский суд с иском против «РосУкрЭнерго». Под угрозой оказалась общая «матрешка» — Дмитрий Фирташ и компания РУЭ со всеми ее бенифициарами, создавшими в 2004 году холдинги CentraGaz AG и ArosGaz AG. Как сказал один знающий человек, «бои на арене Колизея предполагают, что гладиаторы мочат друг друга на глазах зрителей, но в казармах каждый из них чувствует себя уверенно и в безопасности. Нынешняя ситуация перенесла бои в казарму. Все стороны должны сделать шаг назад».

Упрощенная схема могла бы выглядеть так. Шаг первый: Тимошенко выпускают «на подписку», закрывают уголовные дела, а по самому громкому выносят условный приговор сроком на год. Ведь может же судья Киреев вспомнить о второй части  статьи 66 Уголовного кодекса, позволяющей на усмотрение суда выносить приговоры ниже предусмотренных статьей, по которой рассматривается дело. Шаг второй: Тимошенко случайно оказывается не в состоянии доказать юрисдикцию нью-йоркс­кого суда относительно поданного иска. Шаг третий: Россия, сохранившая газпромовские секреты, к которым не получил возможности дотянуться нью-йоркский суд, на радостях пересматривает газовые контракты с Украиной. Шаг четвертый: Янукович теряет необходимость тратить профицит бюджета на ежемесячные гигантские выплаты «Газпрому» и пускает его на поднятие социальных стандартов уже с нового года. В любом случае мысль о раскупоривании офшорного ящика Пандоры должна подействовать на Виктора Федоровича сильнее заявления пресс-секретаря Госдепа либо чешского президента. Если он, конечно, эту мысль думает. Впрочем, охотник на Тимошенко может считать иначе.

 

Для Януковича Запад — это не ценности, принципы, уровень жизни или даже рынки сбыта. Это — зацепка, способная дать ему возможность не быть втянутым в кремлевский пылесос. Однако западный вектор также таит в себе угрозы для его власти. Причем угрозы потери ее де-юре. Если бы президент Украины выполнил все требования, источаемые МВФ, Вашингтоном и Брюсселем, то не пережил бы последствий проводимых реформ. Разумеется, Янукович не готов положить себя на алтарь преобразований страны. Однако пока ему удавалось лавировать, имитировать, компенсировать. Более того, град заявлений, исходящих в основном от пресс-секретарей либо от министров иностранных дел, обрушившийся на Януковича после ареста Тимошенко, глава Банко­вой склонен воспринимать как некий неизбежный ритуал. Го­раздо больше он верит в практическое начало старых демократий. Рядом с Януковичем есть люди, не понаслышке знающие о том, что даже самым большим демократиям можно закрыть рот практическими одолжениями. Как это было в случае с Леонидом Кучмой, когда по предложению Константина Грищенко президент после майорского скандала принял решение о введении украинского контингента сначала в Кувейт, а потом в Ирак.

Сильные мира сего в ключевых странах уже давно поняли, что мир вступил в период дефицита ресурсов — нефти, газа, питьевой воды и плодородных земель. Украина в этом плане весьма лакомый кусок. Для Китая ресурсной неоколонией стала Африка. А для Европы? Виктор Янукович убежден, что украинская земля, обещанная британцам и французам, на самом деле куда важнее какого-то экс-премьера, о котором помнят только то, что у нее необычная прическа. Не Камерон ли в Давосе обращался к нему с земельными просьбами? Не ИванЮщенко ли собрал французский пул под будущий закон о земле? А сланцевый газ и украинский шельф никого не интересуют? Ни Shell, ни Сhevron? О! Зато украинское зерно уж точно интересует американских зернотрейдеров, являющихся официальными спонсорами Барака Обамы на предстоящих выборах. Снять квоты на экспорт? Так и быть. Вернуть возврат НДС зернотрейдерам? Осенью рассмот­рим. Уран? Пожалуйста. Контин­гент в Кот-д’Ивуар? Нет проб­лем. Участие в Афганистане? Расширяем. Это не полный перечень уже сделанных навстречу и обещанных шагов. Полный знает только Янукович. И, похоже, этот перечень дает ему уверенность в том, что вес интересов демократической подсобки гораздо больше веса заявлений демократических витрин. Так ли это, мы узнаем достаточно скоро. Однако уже сейчас понятно, что экспериментирование Яну­ковича с приоритетами Запада, в частности ЕС и США, может плохо закончиться не только для самого Януковича и его команды (то, как говорят на Банковой, «такэ»), а для судьбы страны.

Дело в том, что количество упоминаний Украины в западной прессе за последнюю неделю, по утверждениям европейских коллег, можно сравнить только с майданными временами. Но рядом со словом «Украина» практически везде присутствует аналогия — Беларусь. Документы, которые этой осенью украинская власть намерена подписать с Европейс­ким Союзом, должны пройти ратификацию в странах ЕС. А там что — у парламентариев нет избирателей? Или избиратели газет не читают? Это ж с кем страны ЕС должны вступать в родство? Со страной, в которой зашкаливает коррупция и осуществляются политические репрессии? Или кто-то выйдет к населению и скажет: «Закроем на это глаза, ведь пшеницу для вашего круасана мы вырастили в той страшной стране»? Кто-то считал, что потребность Брита­нии в Мэрдоке поможет погасить скандал с прослушкой журналистами британских граждан. Но подсобка не взяла верх над витриной. Ибо Европа тем и отличается от советского пространства, что живет прозрачно… Спи­на Европы и Америки означает для Януковича стопроцентную капитуляцию перед Россией, из которой мы потом долго и болезненно будем выковыривать Украину. Частями.

Но президент, похоже, об этом не думает. У него перед глазами враг. Тот, который не за границами владения, а в его собственной берлоге. Единственный, по его мнению, кто всерьез претендует на место альфа-самца. Единственный, кто в случае победы способен объявить эпидемию кенгурячьего гриппа в «Межигорье» и на этом основании сжечь напалмом «нажитое непосильным трудом».

Однако и в этом Виктор Янукович, похоже, ошибается. Разумеется, я не намерена ставить под сомнение решимость и бесстрашие Юлии Тимошенко. Дело в другом.

Любые выборы президента в Украине — это, в первую очередь, вопрос пары. Если бы в 1999 году штаб Кучмы допустил во второй тур Мороза или Марчука, а не Симоненко, то президентом стал бы кто-то из этих двоих. Если бы в 2004 году Кучма выдвинул не одиозного преемника, а какого-нибудь Тигипко, то президентом стал бы он. Сегодняшние социологические показатели утверждают: если бы во второй тур выш­ли Виктор Янукович и Юлия Тимошенко, Янукович остался бы президентом. Юлия Тимошенко, как это ни странно для кого-то прозвучит, является для Януковича симбионтом. Уничтожая ее, лишая возможнос­ти (в случае даже условного, но долгосрочного приговора суда) участвовать в выборах, Янукович увеличивает свои шансы потерять власть.

Это не голословное предположение. Практически все публичные социологические исследования показывают, что самый рейтинговый оппозиционный политик, коим является Юлия Владимировна, имеет 12—15% поддержки от всех избирателей и 17—19% от тех, кто придет на выборы. Рейтинг Януковича упал более чем в два раза, но к Тимошенко эти голоса не перетекли. Ее антирейтинг более чем в 70% остается устойчивым. Несмотря на лидерство в оппозиционном рейтинге, лидерство в антирейтинге спустя полтора года бездарной, бьющей по карману избирателя, политики Януковича не расширило ряды сторонников Тимошенко. При­чин много. Но основная — людям сложно простить разочарование, постигшее их после Майдана. Подавляющее большинство не склонно винить себя в том, что отпустило новую власть в 2004-м без «домашнего задания», в том, что не контролировало, в том, что не призывало к ответу. Избиратель ждал обещанного счастья, не желая даже переписывать письмо десять раз. Его обманули. Кого винить? Антирейтинг дает ответ на этот вопрос.

Однако, кроме субъективных размышлений, есть и цифры. Закрытые. Погребенные в коридорах Банковой. Источники ZN.UA в ряде социологических компаний подтверждают, что в начале лета было завершено исследование, выборка которого почти в тридцать раз превышает стандартную. На вопрос «За кого бы вы проголосовали во втором туре, если бы в него вышли Тимошенко и Янукович?» был получен ответ: 56% — за Януковича, 44% — за Тимошенко. Однако это исследование выявило, что результаты меняются почти с точностью до наоборот, если во втором туре Тимошенко меняют на Яценюка. Рассматривать вариант, проигрывающего Януковичу во втором туре Тягныбока не стоит, поскольку лидер «Свободы», в силу электоральной «резервации», во втором туре оказаться не может никак — не хватит голосов. Не известно был ли вопрос о паре Янукович—Тигипко. Но мне, например, совершенно понятно: любой, кто не имеет радикальных взглядов или груза совершенных ошибок, сможет обойти Януковича во втором туре. Разумеется, речь идет об относительно демократических выборах в мирной стране.

Собственно, понимание того, что на сегодняшний день без политической привязки гуляет половина электората, породило любопытную версию происходящего с Тимошенко. Очевидность ошибочности политики Януко­вича в отношении экс-премьера, понимание пагубных последствий такой политики, в первую очередь для него самого, заставило некоторых наблюдателей считать, что Януковича если не подталкивают к такой линии поведения, то наверняка используют. Карикатурные следствие и суд, призванные уничтожить перспективу участия в выборах Юлии Тимошенко, обеспечивают простор и перспективы для дышащих ей в спину участников рейтинга. И все складывается так красиво: Ренат Кузьмин, близкий к своему почти тезке; воспевание Родиона Киреева в газете первого олигарха страны; заявление Александры Кужель о финансировании Ахметовым Яценюка… Кто-то сводит счеты, а кто-то делает расчеты. Эта версия слишком изящная для страны одноходовых комбинаций. И поэтому маловероятна с точки зрения двигателя того, что происходит с Тимошенко. Но кто сказал, что она не может быть запущена после произошедшего с ней?

Однако есть и те, кто считает действия Януковича в отношении экс-премьера дефибриллятором рейтинга Тимошенко. Пусть и с арбузом у телеэкранов, но вся страна прислушивается сейчас к биению ее сердца, присматривается к нему на флагах БЮТ. У Юлии Владимировны есть много талантов…

Впрочем, не бесталанен и Виктор Федорович… Кучма во время своего правления переминался с ноги на ногу, перенося центр тяжести власти то на западную, то на российскую ногу. Вик­тор Ющенко всем телом опирался на печь. На кого или что опирается Виктор Янукович? Элек­торат утекает из-под него. Бизнес по его велению гельминтизируется миноритарно, либо контрольно-пакетно. Москву он раздражает. Вашингтон — провоцирует. Брюссель — пугает. Это ж надо талант иметь! На что рассчитывает президент этой страны?

Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Нет комментариев
Реклама
Последние новости
Курс валют
USD 25.31
EUR 28.69